ДЫХАНИЕ ЖИЗНИ

 ----картинка линии разделения---- 

 

Молитва — дыхание жизни духовной... Молитва вводит дух в Божию область, в коей корень жизни, а от духа и тело причащается той же жизни. 

Святитель Феофан Затворник  

 

 ----картинка линии разделения----

 

Бог (Отец)

Бог (Отец) 

----картинка линии разделения----

Явлю святое имя Мое

И явлю святое имя Мое среди народа Моего, Израиля, и не дам вперед бесславить святаго имени Моего, и узнают народы, что Я Господь, Святый в Израиле. Вот, это придет и сбудется, говорит Господь Бог — это тот день, о котором Я сказал (Иез.39:7,8).

 

 ----картинка линии разделения----

 

БИБЛИЯ, Ветхий Завет, Бытие

Пророк Моисей Боговидец  

----картинка линии разделения----

И вдунул Бог… дыхание жизни

И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою (Быт.2:7). 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Пророк (Царь) Давид

Пророк (Царь) Давид

----картинка линии разделения----

Всякое дыхание да хвалит Господа! 

Хвалите Бога во святыне Его; хвалите Его на тверди силы Его. Хвалите Его по могуществу Его, хвалите Его по множеству величия Его. Хвалите Его со звуком трубным, хвалите Его на псалтири и гуслях. Хвалите Его с тимпаном и ликами, хвалите Его на струнах и органе. Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах громогласных. Все дышащее да хвалит Господа! Аллилуия (Пс.150:1-6).

Чашу спасения приму и имя Господне призову (Пс.115: 4).

 

ЕВАНГЕЛИЕ

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

----картинка линии разделения----

Просите и... получите

И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне. Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю. Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди (Ин. 14:13-15). 

 

Просите и... получите

 

Истинно, истинно говорю вам: о чем ни попросите Отца во имя Мое, даст вам. Доныне вы ничего не просили во имя Мое, просите и получите, чтобы радость ваша была совершенна (Ин. 16:23,24). 

 

----картинка линии разделения----

 

 

Апостол Лука

Всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Деян.2:21).

 

----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел

Апостол Павел

----картинка линии разделения----

 О непрестанной молитве

Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе (1Фес.5:16). 

Будьте постоянны в молитве, бодрствуя в ней с благодарением. Молитесь также и о нас, чтобы Бог отверз нам дверь для слова, возвещать тайну Христову, за которую я и в узах, дабы я открыл ее, как должно мне возвещать... (Кол.4:2,3).

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Иоанн Лествичник

Преподобный Иоанн Лествичник 

----картинка линии разделения----

Молитва соединеняет человека с Богом

Молитва есть благочестивое понуждение Бога. Молитва, по качеству своему, есть пребывание и соединение человека с Богом... Прилежно упражняясь в молитве, будь милосерд, ибо чрез сию добродетель монахи приимут сторицею еще в нынешнем веке, а в будущем - жизнь вечную. Кто непрестанно опирается о жезл молитвы, тот не преткнется: а если бы это и случилось, то не падет совершенно. Ибо молитва есть благочестивое понуждение Бога (Лук. 18:5). Будь мужествен во всех случаях, и Сам Бог будет твоим учителем в молитве. 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Макарий Великий 

----картинка линии разделения----

Как дыхание, проходя чрез свирель, издает глас, так Дух Святый в чистом сердце святых и духоносных человеков воспевает, песнословит и молится Богу.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

Преподобный Исаак Сирин

----картинка линии разделения----

Что такое духовная молитва, и как подвижнику сподобиться ее?

Душевные движения, за строгую непорочность и чистоту, делаются причастными действенности Святого Духа. И ее сподобляются один из многих тысяч людей, потому что это - тайна будущего состояния и жития. Ибо он возносится, и естество пребывает недейственным, без всякого движения и памятования о здешнем. Не молитвою молится душа, но чувством ощущает духовные вещи оного века, превышающие понятие человеческое, уразумение которых возможно только силою Святого Духа. А это есть умное созерцание, но не движение и не взыскание молитвы, хотя от молитвы заимствовало себе начало. Ибо чрез это некоторые из подобных сим людей достигали уже совершенства чистоты. И нет часа, в который бы внутреннее их движение было не в молитве, как сказали мы выше. И когда приникает Дух Святый, всегда обретает таковых в молитве, и от этой молитвы возносит их к созерцанию, которое называется духовным зрением. Ибо не имеют они нужды в образе продолжительной молитвы, ни в стоянии и в чине продолжительной службы. Для них достаточно вспомянуть о Боге, и тотчас пленяются любовию Его...

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Григорий Синаит

Преподобный Григорий Синаит

О дыхании

Что ты должен сдерживать дыхание, об этом свидетельствуют отшельник Исаия и многие другие. Исаия говорит: «Сдерживай неудержимый ум, который теснится и рассеивается вражескою силою, после крещения снова возвратившеюся с другими злейшими духами в ленивую душу по ее беспечности». И, как замечает Господь, бывает последнее хуже первого (Мф.12:45). Другой [святой отец] также учит: «Память о Боге монах должен иметь вместо дыхания». Или, по слову иного аскета, «ты должен иметь любовь к Богу, предвосхищающую собственное дыхание». И Новый Богослов так наставляет: «Убавляй втягивание ноздрей, чтобы не дышать без необходимости». А Лествичник говорит: «Память об Иисусе пусть соединится с твоим дыханием, и тогда узнаешь ты пользу безмолвия». Апостол о том же свидетельствует так: Уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал.2:20), действуя и вдыхая Божественную жизнь. И Господь говорит, взяв пример от дуновения чувственного ветра: Дух дышит, где хочет (Ин.3:8). Так как мы, очищенные крещением, получили залог Духа и приняли, согласно брату Божию Иакову, слово как посеянное семя (Иак.1:21), то все это, как бы соединившись с нами, некоторым образом нас обожает в нераздельном и неслитном богообщении, преисполняя нас духовно по благости Божией.

Но вследствие пренебрежения заповедями, этими охранителями благодати, мы вновь по беспечности впали в страсти и взамен дыхания Святого Духа наполнились ветром злых духов. Очевидно, от них, как говорят отцы, происходят леность и неправильное дыхание. Приобретший же Духа и от Него получивший очищение воспламеняется Им и вдохновляется к Божественной жизни, Духом говорит, мыслит и движется, по слову Господа: Не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас (Мф.10:20). Равным образом имеющий противного духа и подчинившийся его господству делает и говорит противоположное святому.

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения---

Молитва есть сокровище неоскудевающее

Молитва — основание всякого блага и способствует к достижению спасения и вечной жизни. Молитва есть оружие великое, сокровище неоскудевающее, богатство никогда не истощаемое, пристань безмятежная, основание спокойствия; молитва есть корень, источник и мать бесчисленных благ и могущественнее царской власти.

Непрестанно сохраняйте в сердце своем имя Господа Иисуса, чтобы сердце поглотило Господа, и  Господь — сердце, и таким образом два стали едино. 

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исихий Иерусалимский

Преподобный Исихий Иерусалимский 

----картинка линии разделения----

С дыханием твоим соедини имя Иисусово

Как дождь чем в большем количестве ниспадает на землю, тем более умягчает ее, так и святое имя Христово, без помыслов нами возглашаемое, чем чаще призываем Его, тем более умягчает землю сердца нашего, преисполняя его радости и веселия. Неопытным хорошо знать и то, что мы, дебелые и к земле поникшие и телом, и мудрованием, врагов своих, бестелесных и невидимых, зложелательных и мудрых на озлобления, скорых и легких, искусившихся в брани, какую ведут от Адама до ныне, не другим каким способом имеем возможность победить, как только непрестанным трезвением ума и призыванием Иисуса Христа, Бога и Творца нашего. Для неопытных молитва Иисус-Христова да будет возбуждением и руководством к испытанию и познанию добра, для опытных же — самый лучший наставник в добре есть деяние, испытание делом и вкушение добра. Трезвение и молитва Иисусова взаимно входят в состав друг друга — крайнее внимание в состав непрестанной молитвы, а молитва опять в состав крайнего в уме трезвения и внимания. 

 

С дыханием твоим соедини имя Иисусово

 

С дыханием твоим соедини трезвение и имя Иисусово, или помышление о смерти и смирение, ибо то и другое великую доставляет пользу. Блажен воистину, кто так прилепился мыслию к молитве Иисусовой, вопия к Нему непрестанно в сердце, как воздух прилежит телам нашим или пламя к свечке. Солнце, проходя над землею, производит день, а святое и достопоклоняемое имя Господа Иисуса, непрестанно сияя в уме, порождает бесчисленное множество солнцевидных помышлений.

 

----картинка линии разделения----

 

 Священноинок Дорофей

Священноинок Дорофей 

----картинка линии разделения----

Поучение о молитве Иисусовой 

Кто эту молитву Иисусову, нуждаясь в ней, произносит, пусть произносит ее так же постоянно, как постоянно исходит дыхание из ноздрей. Тогда через год вселится в него Дух Святой. Через два года войдет в него Христос, Сын Божий. А через три – придет к нему Отец. И, войдя, будет обитать в нем Святая Троица. И поглотит молитва сердце этого человека, и сердце поглотит молитву. И начнет повторять эту молитву непрестанно, днем и ночью. И от всех сетей бесовских будет человек свободен во Христе Иисусе Господе нашем, Ему же слава с Отцом и с Пресвятым Духом всегда была, и ныне, и присно, и во веки веков.  

Поучение о том, как произносить молитву Иисусову 

Молитву эту Иисусову произноси непрестанно, стоишь ли, сидишь ли, ешь или пьешь, путешествуешь или другое что делаешь. Непрестанно произноси на всяком месте, во всяком деле, во всякое время и предваряя всякое дело, прилагай старания. Пусть одно слово побуждает другое и поощряет. Вооружайся, словно исполинский воин, словно твердо держащий в руке копье. И осеняй ею мысль свою непрестанно. Даже когда нужду справляешь, да ограждает и поучает себя ум твой тайной молитвой. Ей-ей, как солнце в небе сияет ярче звезд, так, воистину, моление непрестанное, молитва Иисусова и другие духовные подвиги достойней всех земных вещей, дел и умствований. Много на земле так называемых премудростей, но все на земле и останутся. Всех глубже премудрость – спасти свою душу, поскольку она возносит душу на небо в Царство Небесное и ставит перед Богом. И следует покрывать себя смиренномудрием, и опасаться тщеславия и самомнения. Ибо тщеславие и самомнение губят все добродетели. 

Когда же язык и губы устают, молятся умом и сердцем, поскольку из долгой молитвы языком проистекает умная молитва. А из умной молитвы – сердечная. Когда же ум устанет взывать, и заболит сердце, тогда следует понемногу переходить к пению. 

Произноси молитву Иисусову негромко, чтоб слышал только ты один. Не думай о тех или иных житейских и тленных вещах, а молись всей душой и без лени, ради своего спасения. Ибо молитва не что иное, как отстранение от видимого мира и невидимого. И заключай ум свой в молитве, и сосредоточивай все свои мысли и чувства. Чтоб где стоит тело, там пребывали и ум, и мысли, и чувства. Никогда не размышляй в молитвенное время, но отвращайся от всех помышлений и забот. Тогда успешно и спасительно для человека моление. Говорят святые отцы: «Человек, который молится только устами, а об уме небрежет и сердце не хранит, воздуху молится, а не Богу, и трудится напрасно. Ибо Бог внимает уму и усердию, а не многословию». Поэтому следует молиться изо всех своих сил: и душой, и умом, и сердцем, – со страхом Божиим, и всем своим существом. Умная молитва не позволяет проникнуть внутрь ни пустым мечтаниям, ни нечистым помыслам. 

Если хочешь молиться умом и сердцем, я научу тебя. Воспринимай твердо и осмысленно! Слушай, возлюбленный мой. Следует сначала совершать молитву Иисусову голосом, то есть произносить губами и языком, чтоб слышать только самому. Когда же губы, язык и чувства насытятся молитвой вслух, тогда молитва вслух сама прекратится и перейдет в шепот. И тогда уму следует поучаться, приникать и ощущениями пребывать в гортани. Так сама собой начнет непрестанно совершаться, возноситься и действовать умная и сердечная молитва во всякое время, при всяком деле, на всяком месте. 

Но больше всего следует учиться, приникать и пребывать в умной молитве, вне всяких помыслов и забот. Кто не научится умной молитве Иисусовой, не сможет удержать молитву Иисусову постоянно. А кто научится, у того соединится она с сердцем, и польется тогда, словно источник, постоянно текущий. И будет постоянно пробуждать человека и бодрствующего, и спящего. Чтобы, когда плоть задремывает и засыпает, эта молитва будила, закипая внутри. И человек, словно ангел, пребывал бодрым. 

А еще молитва эта гасит пламя многих страстей. Поэтому велика эта молитва умная и сердечная. А молитва губами быстро забывается, губы и язык утомляются, и плоть дремлет. А дух никогда не спит. Если только старательно делаем что-нибудь необходимое, или помыслы слишком досаждают уму, или одолевают дремота и сон, тогда следует губами и языком молиться прилежно, чтобы ум внимал голосу. А когда снова ум и помыслы утихнут и смирятся, тогда следует опять молиться умом и сердцем. 

Такая молитва быстрее ведет ко спасению, чем чтение псалмов, канонов и молитв. Как взрослый человек умеет больше младенца, так и молитва Иисусова способна спасти быстрей, чем песнопения. Для преуспевших, опытных и совершенных важнее всего непрестанное моление, молитва и подвиг, а все дела могут быть сведены к необходимейшим нуждам, без которых обойтись невозможно. Для средних же – пение, чтение и рукоделие. А для новоначальных и неопытных – пение, рукоделие и тяжелая работа. 

А во время молитвы и во время всех молений следует пребывать вне любых желаний, прихотей, помыслов и забот. И откладывать все земные умствования и измышления, но сосредоточивать свой ум и помышления на молитве и богомыслии, чтоб не прогневать Бога, трудясь впустую, вместо того, чтобы умилостивить Его. 

Часто удивлялся я: как быстро прежние святые отцы обретали благодать и спасались! И как много было спасшихся! А ничто так сильно не любили отцы наши, как молитву. И крайнее огорчение доставляли лукавому дьяволу и бесам его нелицемерной любовью, беззлобным смирением, смиренномудрием, богомыслием, непрестанными подвигами, твердым долготерпением и остальными заповедями Господними и добродетелями. Ибо этим и совершенства достигли, сподобились и благодати, и чудотворения, и спаслись. Так поступая, и мы достигнем совершенства и спасемся. Богу нашему слава всегда была, и ныне, и присно, и во веки веков.  

Поучение о том, как возрастает и утверждается молитва Иисусова в человеке 

Некоторые неопытные безсмысленно утверждают, что молитва Иисусова, по сравнению с пением – ничто. А я говорю, что молитва Иисусова, совершаемая вслух и в уме, – крепкая стена и основание для человека. А пение – непобедимое оружие. Некоторые из святых отцов, оставив пение, придерживались молитвы Иисусовой. Ибо молитва Иисусова, словно возлюбленный сын, работает на отца своего допоздна, а иногда и дотемна, устраивая все как следует. А пение, словно некий близкий друг, проводит с человеком весь день до вечера. И тот, и другой хороши. 

Чем прилежней человек в молитве, тем больше желает ее душа его. Всегда желает в ней находиться. А чем дольше пребывает человек в пении, тем больше устают уста его и желают отдыха. Но в начале нужно с понуждением усердно совершать молитву. И когда научится ей человек, тотчас начнет она, словно быстрая птица, кружить и вращаться в уме непрестанно. 

Как зрение – важнейшее из всех чувств в человеческом естестве, так и среди духовных добродетелей самая благоприятная – сосредоточенно хранить в уме молитву Иисусову, то есть умная молитва Иисусова. Сосредоточенная молитва Иисусова как бы превращает человека в огонь, и не в состоянии приблизиться к нему бесовское действие. Когда видят бесы человека, огражденного молитвой Иисусовой, то не смеют приближаться к нему, боясь ее силы. По правде скажу, молитва Иисусова, словно палица, сокрушающая демонов. Молитва Иисусова, поистине, может разрушить и рассеять тучу душевных страстей. И прояснить ум, душу и сердце человека светом веселья, утешения и радости. Равным ангелу становится монах из-за совершенной любви к Богу и из-за истинной и чистой молитвы Иисусовой. Как мореплаватель, плавая ночью, в бурю по океану, когда не видит ни берега, ни пристани, смотрит на движение звезд, а иногда на компас, и находит верный путь или направление к тихой пристани. Так должен находить направление и тот, кто плавает мыслями в бурном и волнующемся море умственной темноты и мирской жизни нынешнего века. И пусть желающий спастись вглядывается в движение молитвы непрерывно, а иногда в книжный компас и бдение. Когда внутренние чувства обуреваемы житейскими волнениями, заботами и разногласиями мира сего, тогда должен желающий спастись внимательно всматриваться в это движение молитвы. 

О человек, когда же начнешь делать это сладостное дело? До каких пор будешь останавливаем и удерживаем мало-помалу вещами, о которых ты думаешь, что они благословенны? Пчела, собрав мед с различных цветов, доставляет радость тем, кто ест его. И ты, человек, если желаешь насытится сладостью молитвенной и постоянно держать ее в уме своем, оставь все земные заботы, все вещи, изобилие в различных яствах и одежде. И не занимайся изощренным рукоделием, но имей простое. Всю суету и измышления оставь, удались от мира и останься наедине со своей мыслью. Терпи недостаток во всем и уповай на Бога. Если же все это не отбросишь и не будешь презирать, то не сумеешь освободиться от забот и смятений, наступающих на тебя, словно волны морские. Если это не оставишь, не сумеешь пребывать в непрестанной молитве и не удержишь ее. Поскольку все это смущает ум твой и отводит от Бога. Ибо из-за этих вещей не имеешь упования на Бога. А молитва требует скромного жития вне всех дел, забот и суетных измышлений, и непрестанного к ней усердия и прилежания. 

Любое дело, касающееся необходимых нужд и потребностей, имей в качестве побочного. А молитву Иисусову и прочие моления – вместо всех дел, в качестве постоянного. Когда ум проникнет в молитву, словно в некую тихую пристань от всех волнений нынешнего века, не ленясь, исправно побуждай себя ради своего спасения усердно повторять: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, грешного!», – как скороход, идущий быстрым шагом. И тогда сладость и радость невыразимая распространяются из сердца. Но много нужно проявить усердия и прилежания, пока человек не отрешится от всего земного и не обретет непрерывную молитву Иисусову. 

Велика эта молитва Иисусова, потому что борется с дьяволом. Даже когда мы спим, молитва эта, укорененная в сердце, вращаясь внутри непрерывно, опаляет врага и не впускает вовнутрь человека, охраняя неусыпно и душу, и тело. 

Если же бесы склонят ум наш к каким-нибудь страстям, то следует возвращать его к добродетелям, словно упругое дерево. Молитвой и чтением будем возвращать его. А если снова примем что в ум свой, тогда молитва умная опять ослабеет. Ибо умная молитва требует сосредоточенности мысли. Поэтому от всех волнений, забот, слухов, дел, споров и удобств следует уклоняться. И только ей одной следовать, не уклоняясь, желающему непрерывно ее творить. Ни с одним помыслом не может и не согласна молитва Иисусова тайно и непрерывно пребывать в душе. Ибо нельзя служить Богу и маммоне. Только одному, – одному Богу служить. 

Как маленький волосок раздражает глаз, так и малейшее попечение обращает в ничто безмолвие и молитву. А в различных разговорах, заботах и делах, что желаем увидеть полезного и спасительного? Ведь человек с двоящимися мыслями неустроен во всех путях, начинаниях и делах своих (Ср. Иак. 1:8). Если действительно хотим спастись и быть подлинными воинами Христовыми, то должны мы презреть все земное, все заботы, все дела, все споры и разговоры, все телесные удобства, все желания и прихоти, все земные привязанности и суетные пристрастия, и всевозможную рассеянность и расслабленность ума. Все это следует нам претворить в молитву и в другие моления. Говорю же это совершенным, опытным и умудренным. А новоначальные и неискусные, как младенцы в молоке, нуждаются в непрерывном учении, послушании и покорности при любом рукоделии и трудах, полностью отказавшись от своеволия, собственных нравов, привычек и суждений, пока не научатся всему. Состарившимся и слабым следует пребывать в молитве, а здоровым – работать и любить во всем огорчительное, наибеднейшее и уничижающее. Избегать всех славных, красивых и приятных вещей, и всяких удобств, но всегда понуждать себя. И святые отцы могли бы изощряться и всячески благоустраиваться во всем, и накапливать богатое имущество, волнуясь в мирской суете, если бы не берегли время свое спасительное. Суета, слава, вещи, заботы, удобства и достаток требуют многих хлопот, губят много времени, рассеивают и многократно смущают ум и колеблют, словно ветер море. Губят смирение, кротость, плач и слезы. Отсекают упование, усердие, страх Божий и любовь к Богу. Молитва же требует полной сосредоточенности ума и смирения – вне всех дел, всех забот и попечений, славы и волнений, всяких измышлений, достатка и удобств. И следует о себе самом безпокоится, обнаруживая великое усердие. Считай, что один ты живешь на земле, и устраивай ум свой так, чтобы Богу единому служил. 

Но как же лют дьявол, губитель душ наших с полчищами своими! Мало-помалу все это тревожащее, суетное и вредное вкладывает в ум наш и постоянно напоминает и ставит перед глазами. Склоняет к различным делам, заботам, достатку и удобствам. Заставляет нас не понимать, что окончательно погибаем, не считая это грехом. А в делах добродетели непрестанно хитрит, как лисица, и воюет из часа в час. Крадет и губит время, всячески удерживает: когда разнообразными делами, когда различными заботами и хлопотами. Иногда закрывает ум, иногда забытье и помрачение наводит и, словно пеленой, покрывает очи души. И мы забываем все заповеди Господни и отеческие добродетели. Пришествие Христово и будущие небесные, невыразимые и нескончаемые блага ни во что не ставим. Смерти и безконечных мук не боимся. Но смерть, однако, следует за каждым человеком, и в чем застанет смерть человека, в том и будет судить его Бог. 

О, жестока любовь к миру сему, ибо угашает любовь к Богу. Сладость мира сего угашает сладость Божию – духовную и молитвенную. Радость мира сего угашает радость грядущую. Украшения и удобства мира сего угашают и отстраняют красоту и покой будущего века, противостоя друг другу. Разве стоит отпадать от Славы Божией и Царства Небесного, променивая спасение свое на тленные вещи? Нет, постараемся и побудим себя всем тленным пренебречь. И тогда придем к совершенству и спасемся. Богу нашему слава всегда была, и ныне, и присно, и во веки веков. 

Молитва отрешает от всех помышлений настолько, что все мирское кажется прахом и пеплом. Когда вкусит душа сладости молитвы, тогда жизнь свою тленную начинает презирать человек. Не желает ни красот, ни наслаждений. Забывает и самого себя и всех, живущих на земле. Когда действием духовным потечет молитва Иисусова в душе, уме и сердце человека, тогда, подобно Божеству, с ним пребывает постоянно, непостижимым соединением, течением своим напояя его лучом небесного Света. И когда ум его сподобляется почувствовать эту радость и славу грядущего блаженства, тогда и себя забывает человек, презирает и жизнь свою, и все земное, как вкратце говорил и раньше. И не принимает после этого стремлений ни к чему мирскому и никаких желаний. Поскольку неожиданно радость загорается в нем и сладость неумолкающая, заменяя пищу языку его и утробе. Ибо постоянно вскипает из его сердца радость и некая сладость. И всего целиком вдруг охватывает человека на время, и какое-то время пребывает в избытке. Наполняет все тело его некая духовная пища, аасамна, и радость светозарная. И языком телесным невозможно это выразить и передать. И, помня об этом, всё в нынешнем веке считает человек пеплом и землею, прахом и сором. И когда находит на человека эта радость и пища, властно наполняя всё тело его, тогда Царство Небесное представляется ему не иным чем, как именно этим. 

Многие из древних святых отцов были совершителями и учителями такой жизни, назидали друг друга, укрепляли, возводили от силы в силу, могли рассказать и выслушать. А ныне, в последние времена, когда великие эти вещи крайне оскудели, отеческий путь спасения и подлинного смирения зарос окончательно. И вместо этого иноки придерживаются своей воли, трижды окаянной, и самоуправства, а не отеческого благочестия. И кто в нынешние последние времена обнаружит старание и усердие ради этого великого дела, ради пути отеческого смирения, ради святого и спасительного отеческого благочестия и дела Божьего, тому человеку, из нынешних последних поколений, благодать Божия, тем более, окажет помощь, укрепит, вразумит и просветит его. Мил и приятен бывает Богу такой человек, углубляющийся в дело Божие с усердием. Поскольку молитвенное воздыхание от чистого сердца со смиренномудрием и милосердием, с любовью и правдою, как благоухание от кадила, восходит к Богу приятной жертвой. 

Поэтому следует нам все занятия считать второстепенными, а дело воистину спасительное и святое – непрестанную молитву Иисусову – иметь вместо всех дел, если только мы не под началом. В первую очередь следует нам совершать ежедневное установленное правило, понуждая себя усиленно к молитве. А остальное время проводить в молитве сверх правила. Когда же устанем, стоя на молитве, тогда следует взяться за рукоделие. И за рукоделием отдохнуть немного и посидеть, но чтобы не охватили нас ни дремота, ни сон. А если ночью нас, стоящих на молитве, охватят сон, дремота или забытье, и веки отяжелеют, тогда бодрствовать при свете и не опускать голову вниз, к земле, а смотреть, не уклоняясь, на иконы. 

А сохранение чрева от яств, то есть пост и воздержание, придает телу бодрость и легкость, чтобы, не засыпая, стоять на молитве, и совершать прочие добродетели. Постящийся и воздерживающийся человек, как парящий орел, и плоти не ощущает. Умеренный пост и воздержание – начало и основание всех добродетелей. А объедение, удобства и себялюбие – царицы и родительницы всех страстей. А царь страстей – беззаконие и неведение Бога. 

Обуздание языка освобождает человека от всех страстей этих: клеветы, помрачения, лжи, насмешничанья, празднословия, черствости, окаменения сердечного, уныния, тщеславия, разглашения своих подвигов, губительного для всех добродетелей, нарушения безмолвия и позорного многословия. Молчаливый человек и бесам страшен. Поскольку неизвестны бесам сердечные тайны достигших совершенства, если уста их безмолвны. А любящий многословие не избежит греха. 

И поэтому пустыня – благо. Поскольку пустыня – мать безмолвия, кротости и молитвы, прочих добродетелей и совершенства. И спасения, и праведности. Ибо пустыня – для непрестанной молитвы Иисусовой и прочих молений. А молитва непрестанная – для пустыни. Они твердо друг на друга опираются. Пустыня безмолвная – освобождение от всех страстей, ходатай вечных благ и сияющий венец для усердных подвижников. Если на одну чашу весов положить все дела духовной жизни, а на другую – молчание и безмолвие пустыннического жития, увидишь, что последнее перевесит. Поскольку ничто из суетного мира сего не соблазняет в безмолвной пустыне. Ничто не препятствует, ничто не удерживает от спасительных дел. Только шесть видов оружия остаются у бесов, чтобы усиленно одолевать нас в пустыне, как говорил и раньше. Это дремота и сон, уныние, лень, тяготы, ужасы и отчаяние. А победивший эти страсти – пребывает впредь, словно в тихой гавани, без штормового ветра и свирепых волн, смятений нынешнего века. Тихо, без волнений, шума и труда, спасается человек в пустыне. В миру же у бесов видов оружия против нас находится иногда до пятидесяти и больше. 

Видел я в пустыне молчальников и стремление их к Богу, пламенное по причине безмолвия пустынного. Огонь от огня, стремление от стремления, любовь от любви родивших, и неисполнимое исполнивших. Воистину, безмолвный пустынник есть тот, кто явно восклицает: «Готово сердце мое, Боже, готово!..» (Пс. 56, 8). Мол, плоть моя терпит телесные нужды, зато сердце и душа моя, и ум мой бодрствуют и молятся. Видишь, скольким благам способствует пустыня, от мира удаленная, безмолвие и обуздание языка?! И как много зол истребляет пустыня! 

Вопрос. Что является основой безмолвной пустыннической жизни и всех ее дел? И на основании чего живущий в пустыне может понять, достиг он совершенства или нет?

Ответ. Кто из живущих в ней сподобился непрестанной и незабываемой молитвы Иисусовой и остальных молений, тот достиг предела всех добродетелей. Такой и во всем остальном является жилищем Духа Святого по причине непрестанной молитвы Иисусовой. Известно, что не получивший благодати Утешителя совершает эту молитву без радости. Если же Дух Святой вселяется в кого-либо, тогда человек тот не прекращает молитву Иисусову. Ибо Сам Дух Святой действует внутри такого человека и молится. И это знак для желающих и ищущих понимания о стяжании благодати. А еще признаки этого – нелицемерная любовь, кротость, смирение, духовная чистота. И тогда: ест ли человек, пьет ли, занят ли чем, идет ли куда, бодрствует ли, спит ли, – во всякое время, при всяком деле, на всяком месте Иисусова молитва постоянно на устах и в уме его. Даже в глубоком сне душа его помнит Бога и благоухание молитвы из сердца его восходит. И молитва Иисусова неразлучна тогда с внутренним человеком и совершается постоянно. Даже если умолкают уста и язык его, все равно совершается сама и тайно действует в нем.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Никодим Святогорец

Преподобный Никодим Святогорец

----картинка линии разделения----

 Поучение молитве Иисусовой

Навыкновение молитве Иисусовой внешне состоит в достижении того, чтоб она сама собой непрестанно вращалась на языке, внутренне же — в сосредоточении  внимания ума в сердце и непрестанном в нем предстоянии пред Господом, с сопровождающею сие сердечною теплотой в разных степенях, и отреванием всяких других помышлений, и наипаче с сокрушенным и смиренным припаданием ко Господу Спасителю. Начало сему навыку полагается частым, сколько можно, повторением сей молитвы со вниманием в сердце. Частое повторение, установляясь, собирает ум воедино в предстоянии Господу. Установлению такого строя внутри сопутствует согревание сердца и отгнание помыслов даже простых, а не только страстных. Когда в сердце начнет непрестанно теплиться огонь прилепления ко Господу, тогда вместе с сим водворится внутри мирное устроение сердца с сокрушенным и смиренным, мысленным, припаданием к Господу. Доселе доходит собственный наш труд с помощью благодати Божией. Что еще, высшее сего, может совершаться в деле молитвы, то будет даром единой благодати. У святых отцев упоминается о сем для того только, чтобы кто, достигши показанного предела, не подумал, что ему нечего уже больше желать, и не возмечтал, что стоит на самом верху совершенства молитвенного или духовного. Итак, первое тебе дело предлежит — частое, сколько можно частое, повторение молитвы Иисусовой, пока навыкнешь непрестанно ее повторять.

Делай сие так: Определи в молитвенном твоем правиле часть и молитве Иисусовой. Твори несколько раз сию молитву в начале своего молитвословия и несколько раз после него. Если есть усердие, и после каждой молитвы, входящей в такое молитвословие, делай то же, подражая святому Иоанникию Великому, который после каждого стиха читаемых им на правиле своем псалмов повторял свою краткую молитовку: «Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый». Число, сколько раз повторять, в каком случае, сию молитву, сам себе определи или с совета духовного отца твоего. Только сначала много не назначай, а потом, по мере услаждения сею молитвою, прибавляй понемногу. Если когда придет желание повторить положенное число, не отказывай себе в этом, не поставляя себе сие в постоянное правило, а только в этом случае. И сколько бы ни потребовало сердце таких повторений, не отказывай. Не определяй времени, потребного для успеха в молитве сей. Положи только трудиться и трудиться. Пройдут месяцы и годы, пока покажутся слабые начатки успеха. Один из афонских отцов говорил о себе, что прошло два года труда, пока согрелось сердце; у другого некоего это пришло чрез восемь месяцев. У всякого это происходит по мере сил его и усердия к сему делу.

 

----картинка линии разделения----

 

Авва Евагрий Понтийский

Авва Евагрий Понтийский

----картинка линии разделения---

Нам заповедано непрестанно молиться

Нам не было повелено постоянно работать, бодрствовать и поститься, но было заповедано непрестанно молиться (1Фес. 5:17), потому что те деяния исцеляют страстную часть души, хотя для работы требуется тело, которое по своей немощи не всегда способно к трудам, молитва же делает ум чистым и крепким для борьбы и ей присуще обращаться к Богу и без этого тела, а также сражаться с бесами за все силы души.  

 

 ----картинка линии разделения----

 

Евфимий Зигабен

Евфимий Зигабен 

----картинка линии разделения----

Всякое дыхание да хвалит Господа! 

Сим обращением ко всему царепророк побуждает к хвалению и благодарению Бога весь род и всяк возраст человеческий. Ибо дыханием называет душу, а душою выражает целого человека, как частью целое сложное. Итак, Давид призывает верующих в настоящей жизни к хвалению Бога, а в будущее воскресение призывает и неверных к хвалению и прославлению Бога: потому что тогда все и верные и неверные приклонят колено пред Богом и будут хвалить Его. *)

*) Евceвия: Сие слово весьма сообразно с объемом целой книги псалмов, положив печать на все, призывает к хвалению Бога всякое дыхание, как бы в великом теле совокупляет главу с ногами и прочее члены мира сего в одно целое и составляя из всего одну стройность: ибо это может быть целью всего, именно то, чтобы дыхание, расторгнувшее союз и распавшееся на различные противные друг другу свойства, прекратило наконец сие враждебное отношение друг к другу, покорилось одному игу и составляло один лик спасаемых Богом, чтобы всякое дыхание, совокупившись в одно, хотя не при одних и тех же органах, впрочем имея в виду одну цель—Бога, могло воссылать Ему хвалу.

Слова Феодорита: Не только Иудеи, но и все люди; ибо, по словам божественного Апостола, Бог не есть Бог одних Иудеев, но и язычников. Итак, в 44м и 100м псалмах сказал: да благословит всякая плоть святое имя Его, а здесь всякое дыхание да хвалит Господа. Но, ни там не призывает одну плоть, ни здесь одно дыхание, а и там и здесь повелевается хвалить Бога всех и телом и душою. Достославен конец целого творения псалмов и согласен с целью пророчества, ибо пророчество возвещает спасение народам, и конец пророчества содержит повеление достигнувшим оного хвалить Благодетеля. И мы не только слышим слова сии, но и видим исполнение сего на деле, ибо в каждом городе и селении, и на полях и в самых дальних местах, и на горах и холмах и в необитаемой и совершенной пустынной земле воссылается хвала Богу всяческих.

Посему и мы все должны хвалить и благодарить Бога, и словом, и делом, за все, и всегда: потому что всегдашнее хваление Бога есть дело необходимое для нас разумных людей и всегда требуется от нас, как долг неизбежный; это жертва удобоприобретаемая, это, по Златоусту, служение ангельское. Исполняя сие, мы непреткновенно совершим течение настоящей жизни и получим будущие блага по благодати и человеколюбию Господа нашего Иисуса Христа, с которым Отцу и вместе Святому Духу слава, честь и поклонение во веки веков. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон Задонский 

---картинка линии разделения---

О прославлении имени Божия

«Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5:16).

«Едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте во славу Божию» (1Кор.10:31).

«Воздайте Господу славу и честь, воздайте Господу славу имени Его» (Пс.28:1–2).

Имя Божие само в себе как свято, так и славно и препрославлено, и потому от нас не требует прославления. И как солнце, хвалят его или хулят, всегда светло само в себе пребывает и лучи света своего во всю поднебесную испускает, так и имя Божие, славится ли, или хулится человеками, – всегда равно, всегда славно, свято и страшно пребывает, и лучи славы своей издает. Издает в созданиях, ибо «небеса проповедуют славу Божию» (Пс.18:2), и «вся земля полна славы Его» (Ис.6:3). Издает в дивных и страшных делах Его, преславных чудесах Его. И потому слава имени Его как от хуления человеческого не умаляется, так и от прославления не умножается. Ибо слава имени Божия вечна, бесконечна и неизменна, как и Сам Бог, и потому ни умножиться, ни умалиться в себе не может. Но наш христианский долг требует, чтобы мы как сами в себе славили его, так и пресекали то, чем оно хулится, и хулящим, насколько можем, заграждали уста. Ибо добрый сын о славе отца своего, и верный раб о славе господина своего, всегда и везде печется, и пресекает то, чем слава и честь их помрачается. Тем более христианам, как сынам и рабам Божиим, о славе Отца Небесного и Господа своего заботиться и ревновать должно, как Сам Господь говорит: «Сын прославляет отца, и раб господина своего боится. И если Я Отец, то где прославление Мое? И если Я Господь, то где страх предо Мной» (Мал.1:6)?

Великое имя Божие заключает в себе Божественные Его свойства, никакой твари не сообщаемые, но Ему единому принадлежащие, как-то: единосущие, присносущие, всемогущество, благость, премудрость, вездесущие, всеведение, правда, святость, истина, духовное существо, и прочие. Эти собственные свойства открывает нам Святой Дух в Своем Слове, и по-разному изображает их ради просвещения нашего и прославления имени Божия. Истинное и действительное познание Божиих свойств (сколько можно человеку в этом веке познать), и, так сказать, вкушение, по пророческому учению, как говорит: «Вкусите и видите, как Благ Господь» (Пс.33:9), соделывает в человеке просвещение и изменение, и так к прославлению имени Божиего приводит. От познания единосущного Божества следует, что мы будем единого Бога знать и почитать, и кроме Него никаких других богов не признавать и не почитать, как Сам говорит: «Я Господь Бог твой, да не будет у тебя иных богов, кроме Меня» (Исх.20:2–3), и еще: «Слушай, Израиль! Господь Бог наш, Господь един есть» (Втор.6:4).

Ибо хотя веруем и исповедуем Триипостасного Бога, Отца и Сына и Святого Духа, но единое Божество в Трех Ипостасях почитаем. От познания присносущного бытия, бессмертия и вечности Божией, следует, что Он един существенно живет, и есть Источник нашей жизни. От Него одного жизнь наша зависит, и житие наше не иное что, как тень движущегося дерева, которая тогда движется, когда движется дерево. А так научаемся, что мы такое и от Кого жизнь наша зависит: от Того, Который всегда живет, и не может не жить, и все оживляет и движет. Так убеждаемся приписывать Ему бытие, жизнь и движение наше с апостолом: «мы Им живем, и движемся, и существуем» (Деян.17:28). И от этого гордость, пышность и надменность наша ниспадает. Познанию вездесущия Божиего последует благоговение к Богу. Ибо если Бог – везде, то и со мной, и с тобой, и со всяким, и пред Ним ходим, и что ни делаем, ни говорим и ни мыслим, – пред Ним делаем, говорим и мыслим. Так удержится человек от бесчиния, но будет пред Лицом Его, как Создателя, Царя и Господа своего, благоговение показывать. Ибо если перед лицом земного Царя нашего и человека стыдимся и опасаемся даже малейшее бесчиние показывать, то тем более перед Лицом Бога, Царя неба и земли, Который «Царь царствующих и Господь господствующих» (1Тим.6:15)! Этому последует дерзновение против страха вражьего, ибо Бог с нами, ибо можем со Псаломником в нужном случае утешать себя: «Если я пойду среди тени смертной, не убоюсь зла, ибо Ты со мною», Боже» (Пс.22:4)! Везде и во всяком месте можем призывать Его и молиться Ему, так как Он везде с нами. Никуда от суда Его убежать не можем, так как Он везде достигает и предваряет нас Своим присутствием (Иер.23:24; Пс.138:7–12). Но тем самым убеждаемся смиряться перед Ним, с умилением падать и просить прощения и помилования. Познание невещественного и духовного существа Божиего учит нас почитать Его не телесными обрядами и церемониями, не только внешне, но духом и истиной, страхом, любовью, покорением воли нашей и надеждой на Него: «Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине», – по словам Христа (Ин.4:24).

Бог есть Дух – духовного почитания и поклонения требует. Познанием истины Божией научаемся во всем Ему верить, что Он ни говорит, ни открывает, ни обещает и ни предсказывает нам. Потому что Бог солгать не может, ибо Он – вечная Истина, но непременно то, что открывает, так и есть, как открывает, и что обещает и предсказывает, то непременно в свое время сбудется. Ибо «верен Господь во всех словах Своих» (Пс.144:13). «Небо и земля прейдут, но слова Мои не прейдут» (Мф.24:35). Отсюда следует страх Суда Божиего, который Бог в Слове Своем возвещает, а от этого истинное покаяние. Оттуда – надежда и утешение кающемуся, ибо Бог кающихся обещал помиловать, надежда в молитве, ибо молящихся обещал услышать; надежда воскресения мертвых, вечной жизни и будущих благ, которые «приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2:9). Познание правды Божией, которая всякому воздает по делам и требует, чтобы грех не был оставлен без наказания, которая приводит в страх суда Божиего, в истинное покаяние и сокрушение за грехи, и с пророком убеждаемся смиренно молиться Богу: «не вниди в суд с рабом Твоим, яко не оправдится пред Тобою всяк живый» (Пс.142:2), – отводит от греха, ибо правда Божия за грех наводит на грешника казнь, и приводит в познание грехов, ибо когда наказываемся, должны правду признавать и прославлять: «Праведен Ты, Господи, и правы суды Твои» (Пс.118:137)! И производит терпение, ибо должны то терпеть, что грехами себе заслужили.

Ибо Бог никого не обидит, но что делает – праведно делает. Хотя Бог, как Милосердный, не по мере наших грехов наводит на нас казни, но во гневе милости и щедроты Свои поминает. Вкушение благости Божией, от которой, как от живого и приснотекущего источника, изливаются на нас неисчислимые щедроты, милости и благодеяния, возбуждает нас к истинной и сердечной Божией любви. Ибо естественным законом разума убеждаемся благо и благодетеля любить, благодарить и от любви прославлять и почитать Его. И хотя часто бывает, что люди любят и зло, но любят его под видом добра. Так любят нечистоту, сласть, роскошь и прочие бесчинные страсти, поскольку ими плоть их утешается и услаждается, хотя душа и бедствует. Познанию премудрости Божией последует несомненная надежда на Бога, ибо то, что нашему слепому уму кажется непостижимым и противным, Он в пользу нам обратить может и обращает. И где нам кажется, что нет способа к избавлению и спасению нашему, там Он способ обретает, как Премудрый. И что по мнению нашему к плохому концу идет, то Он, по премудрости Своей, к доброму концу приводит. Отсюда следует терпение во всяких искушениях, бедствиях и тесноте, ожидание милостивого избавления или помощи.

Так читаем о святом Иосифе, который братией своей был продан в Египет в рабство, но премудрым Божиим Промыслом сделался господином Египта, питателем той страны, отца, братии и их домашних, как сам братии своей исповедал: «Бог послал меня перед вами, чтобы оставить вас на земле и напитать ваш остаток великий» (Быт.45:7). И еще: «Не бойтесь! Ибо я Божий. Вы  умышляли против меня зло, Бог же обратил это в добро, дабы было то, что теперь есть, и напитались бы люди многие» (Быт.50:19–20). Также израильтяне, выйдя из Египта и придя к морю, думали, что им причинят зло гонящие их египтяне, и Моисей к ним говорил, утешая их: «Дерзайте, стойте, и видьте спасение от Господа, которое Он сотворит вам ныне» (Исх.14:13)! Но Божия премудрость изобрела им спасение, которого не чаяли, и показала путь ко спасению, где пути не было, так, что от которых боялись погибели, тех самих погибшими увидели, и где себе чаяли смерти, там спасение получили (Исх.14). От познания всеведения Божиего последует опасение не только дел и слов, но и помышлений, советов сердечных, помыслов, богопротивных намерений, лукавства, лжи и лицемерия. Ибо Бог не только дела и слова наши, но и помышления, намерения и помыслы наши, куда они клонятся, ясно видит и записывает их в книге Своей (Пс.138:1–5 и след.). Напротив того, будет старание о добрых делах, словах, помышлениях и намерениях, о чистосердечии, простосердечии и истине. Познание святости Божией научает нас «очищать себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2Кор.7:1), если хотим иметь с Ним общение. Ибо осквернившемуся греховными пороками общения с Ним, как с самой чистейшей Святостью, иметь невозможно, потому что «Бог есть свет», – по учению апостола, – «и нет в Нем никакой тьмы. Если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то мы лжем и не поступаем по истине» (1Ин.1:5–6).

Отсюда последует в грешнике истинное покаяние, через которое он приходит к Святейшему Богу, и получает верою общение с Ним, в праведнике – большее опасение скверн греховных, и тщательнейшее поучение в добродетельной христианской жизни. Когда в сердце нашем ощущаем всемогущество Божие, тогда отгоняется сомнение о Божественных Его тайнах, непостижимых умом нашим. Ибо если Бог – Всемогущий, то все может сделать, что открыл и обещал. Так относительно воскресения мертвых разум наш сам в себе волнуется и не верит, но ощущением всемогущества Божия в вере укрепляется и без сомнения надеется на это, твердо уверяясь, что Тот, Который из ничего все создал, может тем более силой и словом Своим собрать и оживить рассыпанный прах тел. Тот, Который «сказал – и появились, повелел – и создались» (Пс.148:5), – скажет – и все будет, повелит – и все воссоздастся, что в Слове Своем обещал. Тем утверждайся, христианская душа, что Богу все возможно. Когда воображает человек в своем сердце величество Божие, тогда уничижает себя, так как если «все народы пред Богом, как ничто» (Ис.40:17), тем более один человек, я или ты. Отсюда последует смирение, последует, что с пророком смиренно Ему будем говорить: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу по милости Твоей и истине Твоей» (Пс.113:9). Отсюда видишь, христианин, что:

1) От истинного богопознания последует истинное богопочитание и благочестие.

2) Чем кто более Бога познает, тем усерднее Его почитает и заповеди Его соблюдает.

3) Беззаконная жизнь – это признак незнания Бога, по учению апостола: «кто говорит: «Я познал Его», – но заповедей Его не соблюдает, тот лжец, и нет в нем истины» (1Ин.2:4).

4) Отсюда видишь, что не тот Бога знает, кто много о Боге говорит и учит, а живет несогласно учению, но тот, кто благочестиво живет, Бога боится, любит, и заповеди Его соблюдает.

5) Видишь еще, что истинная вера и истинное богопознание неразлучны, то есть где истинное богопознание, там и истинная вера, и наоборот: где истинная вера, там и истинное богопознание.

6) Видишь, что неисправные христиане, как Бога не знают истинно, так и истинной веры в Бога не имеют, хотя и исповедуют Бога.

7) Отсюда следует, что они вне Церкви святой находятся, хотя и ходят в церковь, и думают, что Бога призывают, но от Христа им нет никакой пользы, пока они чистосердечно не обратятся и не перестанут грешить.

Прославляется имя Божие:

1) Когда Святое Писание, пророками и апостолами проповеданное, за истинное Его слово принимаем, и как дар Его великий, нам, недостойным, от Него посланный, почитаем, дар, который пророки и апостолы Его принесли от Него и вручили нам. И когда всему, что в нем благоволил открыть, без сомнения веруем, и исповедуем Бога Истинного так, как пишется об Аврааме: «не поколебался в обетовании Божием неверием, но пребыл тверд в вере, воздав славу Богу» (Рим.4:20).

2) Когда истинно веруем во имя Единородного Сына Его Иисуса Христа, в Святом Писании проповеданного, по написанному: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин.20:31).

3) Когда о Божественных Его свойствах, показанных в Святом Писании, правильно мудрствуем и исповедуем, особенно там, где честь и слава имени Его святого требует, например, перед врагами Божиими, которые или не признают Его, или зло и хулительно о Нем мудрствуют. Отсюда бывает в рабах Божиих горячая ревность о славе Божией перед Его врагами. Отсюда вольное страдание и смерть принимают те, которые лучше желают страдать и умереть, нежели слышать имя Бога своего презираемым и хулимым, что сделали святые мученики и исповедники, как читаем в священной церковной Истории. Отсюда бывает, что «все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2Тим.3:12). Ибо благочестивые как делом жития своего, так и словом об истине свидетельствуют, а этого злой мир не любит, и потому гонит свидетелей истины.

4) Прославляется имя Божие, когда поведаем дивные Его дела и чудеса, и воспеваем Сотворившего их. Ибо для того и написаны они в священных книгах, чтобы, на них взирая, мы познали силу и всемогущество Того, Который это сотворил, и, удивляясь дивным делам Божиим, познали, сколь дивен и чуден Тот, Который такие славные дела творит. Таких чудесных дел Божиих преисполнены книги Ветхого Завета. В Новом Завете чудо чудес – то, что «Бог явился во плоти» (1Тим.3:16), на земле с людьми пожил, от рабов Своих злых за рабов Своих грешных пострадал, умер, воскрес и вознесся во славе. Видим это великое и умам нашим непостижимое дело Бога нашего. Удивляемся и познаем из этого, что Тот Бог, Который мир создал, милостиво и промышляет о нем. Буди слава Ему вовеки!

5) Прославляется имя Божие терпением неповинных рабов Божиих, когда они за истину и честь Бога своего, не только имений своих, но и жизни своей не щадят, и тем доказывают, что силен Бог, за Которого страдают и Который немощную плоть на такое страдание и терпение укрепляет. И надежда, ради которой страдают, не суетна, но явна. Почему читаем в Церковной истории, что и сами враги их терпению удивлялись, и познавали Божию силу, укрепившую их, и так к тем, которых мучили, присоединялись и прославляли имя Божие.

6) Прославляется имя Божие несомненной на Него надеждой. Ибо, так показываем, что Истинен Бог, Который обещал избавить, Всесилен, Который может спасти, Премудр, Который знает, как спасти, Благ, Который хочет спасти уповающих на Него. И так несомненной надеждой на Бога исповедуем Божию истину, всемогущество, премудрость и благость. А так отдавая Богу то, что Ему принадлежит, отдаем Ему и славу Его. «Самая великая Ему от нас слава и честь, – говорит святой Иоанн Златоуст, – когда мы уповаем на силу Его, хотя это и противным кажется тому, что этими очами видим. И что ты дивишься тому, что Богу великая честь от того, что мы не сомневаемся? И подобные нам люди в великую себе поставляют честь, когда мы не сомневаемся, но веруем их обещаниям, в которых представляют нам нечто временное и тленное» (Беседа 39 на Книгу Бытия).

7) Прославляется имя Божие искренним благодарением за оказанные и оказываемые Его благодеяния. Ибо в благодарении признаем наше недостоинство и Божию милость и благость, которая и недостойным блага Свои подает, как Псаломник поет: «Исповедуюсь Тебе, Господи Боже мой, всем сердцем моим, и прославлю имя Твое вовек, ибо милость Твоя ко мне велика, и Ты избавил душу мою от ада преисподнейшего» (Пс.85:12–13). И это особенно проявляется, когда в скорби и под крестом Его благодарим и исповедуемся, как святой Давид делал: «Благо мне, Господи, что Ты смирил меня» (Пс.118:71). «Ибо Господь, кого любит, того наказывает» (Евр.12:6). 

8) Прославляется имя Божие благочестивой жизнью христиан. Так велит Христос имя Небесного Отца славить. «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф.5:16). Такое прославление бывает не голосом, но тогда, когда подается повод к познанию и прославлению имени Божия. Так «небеса проповедают славу Божию» (Пс.18:2). «Так хвалит Его солнце, луна, звезды, свет, небеса небес» и все создания (Пс.148:3–4 и след.). Ибо взирая на дивное Божие создание, и от этого получая несказанную пользу, убеждаемся прославлять Создателя и удивляться всемогуществу, премудрости и благости Того, Который такие дивные дела ради нас, разумной твари, сотворил. Так люди, взирая на благочестивую и святую жизнь христиан, не могут не прославлять Господа их, Который таких рабов у Себя имеет, что хотя они имеют с прочими общее естество и немощи, но имеют и отменные нравы и отличаются от них, как свет от тьмы, день от ночи, золото от болота. Так бывает отцу слава, когда дети его, и господину честь, когда рабы его пребывают в постоянстве. Ибо не могут люди не хвалить отца за постоянство детей, и господина – за постоянство рабов. Говорят: знать, хороший отец, который так детей держит, и разумный господин, который так рабов своих учит и наставляет! Так не знающие Истинного Бога в познание приходят, видя честную и постоянную жизнь христиан, и веруют в Того Бога, Который таких постоянных у Себя рабов имеет, и прославляют сами имя Отца нашего Небесного. Потому читаем в Церковной истории, что многие язычники приходили в познание Истинного Бога и принимали христианскую веру, видя добронравие христиан и их благочестивую жизнь.

9) Наконец, прославляется имя Божие, когда не нашему имени, но Его имени ищем от добрых дел славы и похвалы, и все, что доброе делаем, Ему приписываем, как Виновнику и Началу всякого добра, да будет честь и слава за добро Тому единому, от Которого все добро происходит. Святой Василий Великий говорит: «Тогда во славу Божию все делаем, когда все ради Бога, по заповеди Его делаем, ни в чем похвалы человеческой не ищем». И далее: «Тот во славу Божию ест и пьет, кто в пище и питье поминает Божии блага, и ест не как раб чрева, ради сласти, но как делатель Божий, чтобы через творение дел Его обрести большую крепость».

Хулится святое и страшное имя Божие по-разному:

1) Когда человек не верит Слову Его святому и открытым в нем тайнам и обещаниям. Ибо хотя неверующий и не называет Его ложным, но самым делом это показывает, как говорит апостол: «не верующий Богу представляет Его лживым» (1Ин.5:10). Ибо кто не верует слову Божиему, тот Самому Богу не верует, и так страшно хулит Его. Сюда относятся не признающие воскресения мертвых и прочих тайн, которые открывает Слово Божие.

2) Хулится имя Божие, когда человек явно изрыгает на Него хулу, называет Его или неправедным, или немилостивым, или не признает присносущного Его бытия, или Промысла о создании Своем, или прочие тому подобные хульные слова на Него произносит. И если даже кто хульным словом и не касается имени Его, но в сердце держит мысли, Божественным Его свойствам противные, то также имя Божие хулит. Ибо Бог глубину сердца человеческого видит, и одинаково, как сердечным, так и устным хулением величество Его бесчестится.

3) Страшно имя Божие хулится, когда дело Его Божественное приписывается противнику Его дьяволу, каковыми хулителями были книжники и фарисеи во время жития Христова на земле, или иной какой твари, как то сделали израильтяне, которые великое дело избавления своего из Египта приписали бездушному тельцу: «Это боги твои, Израиль, которые вывели тебя из земли египетской» (Исх.32:4).

4) Хулится имя Божие, когда человек ту славу и честь, которую Богу должен воздавать, от Него отнимает и себе приписывает. Ибо ставит себя так, как идола, на том месте, на котором Бога должен ставить и почитать, и таким образом от Бога сердцем отступает и впадает в духовное идолопоклонство. Таковы те, которые или надеются на свою силу, премудрость, разум, искусство, хитрость, или сделанное доброе дело себе приписывают, или от добрых своих дел ищут себе похвалы и славы. Ибо известно, что без Божией помощи сила, разум и искусство наше ничего не может. Также без Бога и добра не можем делать. Зло творить и грешить сами можем, и грешим, но добро творить без Него не можем (Ин.15:5).

5) Хулится имя Божие ложной присягой, когда люди в сердце имеют не то, что словом объявляют, клянутся именем Божиим, Бога в свидетели своей совести призывают и обещают правду хранить, принимая честь, но в сердце замышляют, как бы, будучи в чести, обогатиться взяточничеством и неправдой. Также ложным свидетельством хулится имя Божие, когда свидетели клянутся именем Божиим, что истину объявляют, но на самом деле лгут. И прочие, которые клянутся именем Божиим во лжи, имя Божие хулят. Ибо все таковые помышляют в сердцах своих, что или нет Бога, или Он есть, но не знает тайн человеческих, или неправосуден, или иное что злое и хульное о Нем думают.

6) Бесчестится имя Божие тогда, когда не в нужных и важных случаях, а в низких и без всякой правильной причины оно поминается, как то у людей в злой обычай вошло почти при всяком слове поминать: «Ей Богу! На то Бог! На то Христос! Свидетель Бог! Бог видит!» – и прочее. Ибо хотя таковые, по застарелому обычаю, и не примечают, как бесчестят имя Божие, так как обычай ослепляет разум, но если осмотрятся, то увидят и признают это за истину. Ибо чем у имени Божиего отнимается честь, тем оно бесчестится. Но всякий может видеть, что таким бесстрашным и непочтительным поминанием отнимается у Него достойная честь. Ибо имя Божие, как великое, святое и страшное, должно со страхом и почтением поминать. Но когда человек этого по отношению к Нему не оказывает, то тем самым отнимает у Него достойную честь и так бесчестит. И это – хитрость сатаны, который ищет, как посредством человека Бога бесчестить и самого человека погубить. Имя земного Монарха люди с почтением поминают, а имя Божие, как низкую вещь (что и писать страшно, но нужно, по причине злонравия и застарелого злого обычая бесстрашных христиан, чтобы они от этого обычая отстали), низкую, говорю, и легкую вещь во всяких подлейших словах, и, что горше того, в шуточных приводить не устрашаются!.. О долготерпение Твое, Боже, Который все это видишь и слышишь, и терпишь безумие человеческое!

7) Хулится имя Божие роптанием против Бога, что бывает в несчастии и бедах. Есть обычай так роптать: «Что я сделал? Чем я согрешил? Неужели я самый грешных из всех?» – и прочие безумные речи. Ибо как все, так беды и напасти не без Промысла Божиего приключаются. А потому кто в бедах ропщет против Бога, хотя и не называет Его неправедным, но делом и негодованием своим показывает, что как бы неправедно посылаются на него напасти от Бога. Иначе поступает верное и смиренное сердце – оно в напастях и бедах правду Божию прославляет: «Праведен Ты Господи, и правы суды Твои» (Пс.118:137)! Оно, будучи смиряемо, Богу поклоняется и благодарит Его: «Благо мне, что Ты смирил меня» (Пс.118:71).

8) Бесчестится и хулится имя Божие преступлением святого Его закона и беззаконной жизнью, как апостол говорит: «преступлением закона бесчестишь Бога», – и из пророка приводит: «имя Божие вами хулится у язычников» (Рим.2:23–24; Ис.52:5). Это апостолом говорится об иудеях, которые закон Божий, врученный им, содержали и им хвалились, но этот закон преступали и разоряли. То же надо понимать и о христианах, которые вступили на место иудеев, не принявших Христа, стали людьми Божиими, и взяли закон Божий, который иудеи содержали, и, вступая в христианское общество, обещали его хранить, но на самом деле исполнять его не только не хотят и не стараются, но даже бесстрашно его нарушают. Поэтому, как тогда иудеями, так и ныне беззаконными христианами великое «имя Божие хулится у язычников».

Ибо, как добродетельная жизнь христиан подает повод людям к познанию и прославлению имени Божиего, как сказано выше, так беззаконная жизнь подает повод к отвращению от Него и хулению Его. Ибо язычники, глядя на беззаконную жизнь христиан, и замечая, что их жизнь лучше и разумнее, чем тех (ибо нет таких беззаконий, хищений, лихоимства, воровства, насилия, лжи, лукавства, хитрости, язвительных насмешек, нечистоты, пьянства и прочего бесчиния в честных язычниках, которыми управляет только естественный закон, как в христианах, именем христианским, как в волки, покрытые овечьей шкурой, и законом Божиим написанным хвалящихся), – на это, говорю, глядя, отвращаются от христианской веры, и Бога, Творца христианского закона, оставляют, и так в своем нечестии утверждаются и вечно погибают. Горе таким христианам! Им следует Суд Божий более жестокий, нежели язычникам. Никак не поможет им призывание имени Христова: «Господи, Господи!» а услышат от Христа: «Не знаю вас» (Мф.7:21–23Лк.13:25–28; Мф.25:11- 12), как себя ни ласкают и ни утешают злую совесть свою.

9) Бог везде есть, и нет такого места, где бы Бог не присутствовал. Отсюда следует, что все, что ни делаем, делаем пред Ним. Отсюда рассуди, христианин, какое бесчестие оказывает Ему человек, когда беззаконничает. Если бы какой бесчинник перед земным Монархом дерзнул бесчинствовать и законы его нарушать, не великое ли бесчестие и стыд сделал бы монарху? Истина эта бесспорна, любой это признает. Так несравненно большее бесчестие оказывает человек Богу, когда пред Ним закон Его святой бесстрашно нарушать дерзает, и так перед святейшим Его присутствием бесчинствовать, не боясь Его правды, не почитая света чистейшей Его святости, не стыдясь бесконечного Его величества. С блудницей ли обнимается и беззаконничает – Бог смотрит на это. Хулит ли Его, или бесстрашно в низких вещах и в шутках, или в ложной присяге, или в иной какой лжи произносит, и приводит в подтверждение лжи своей, как бы истины; грабит ли и похищает чужое, обманывает и прельщает ближнего своего, бьет или злословит, укоряет и осуждает его, – делает то пред Богом, Который и на обижающего, и на обижаемого смотрит. Сквернословит ли и кощунствует – слышат то святейшие уши Его. Словом, какое ни делает беззаконие словом, делом и помышлением, – перед бесконечным величеством Его и святыней делает. Отсюда можешь видеть, какое Ему непочтение, а следовательно, и бесчестие оказывает бесстрашный беззаконник. Кто? Человек, Ему подвластный, Его раб, Его создание, «земля и пепел» (Сир.10:9)! Человек, о котором Он промышляет, которого питает, поит, одевает, сохраняет, ради которого Сына Своего послал в мир, чтобы он спасся! Кому он оказывает такое непочтение? Безначальному, Бесконечному, небо и землю в руке держащему, Непостижимому, Великому и Страшному Богу, Создателю и Высочайшему Благодетелю своему, Которого должен бояться, почитать и Которому должен поклоняться!

Из вышеписанного видишь, христианин:

1) Насколько велика злоба и хитрость дьявола, который всегда старается Бога похулить или языком, или делом, или помышлением человеческим, и так Его прогневать, а человека от Бога отвести и погубить! Так он поступил с прародителями нашими, которых своим злым советом в хуление и тяжкий грех вверг. Бог им объявил: «Смертью умрете в тот день, когда вкусите от заповеданного древа» (Быт.2:17), но дьявол, напротив, говорил: «Не умрете, но будете, как боги» (Быт.3:4–5). Они, послушав ложь, не поверили Богу, будто бы неистинно было слово Его. Ибо всякий, «не верующий Богу представляет Его лживым» (1Ин.5:10). И так тяжко Его похулили. То же делается и ныне, когда люди не веруют Слову Божиему, Его истине и святым заповедям, и таким образом бесчестят великое имя Божие.

2) Какая тяжкая слепота и неблагодарность человека, если он Бога, Которого, как Создателя, Отца, Господа, Благодетеля и Промысли-теля своего, должен слушать, почитать, славить и благодарно поклоняться, – не слушает, не почитает, и по отношению к Нему неблагодарным является! Чего Бог ради человека не сделал? Небо украсил солнцем, луною и звездами ради него. Воздух ради него разлил; облака на нем повесил, которые, как мехи, всюду воду разносят и проливают на землю; землю различными плодами наполнил; моря, озера, реки и источники пролил и различные роды рыб в них умножил. Слово Свое святое, как благоприятное послание, к нему через пророков и апостолов послал, и в нем волю Свою и благословение к нему открыл. Сына Своего Единородного в мир послал, чтобы спасти человека. Но ослепленный человек не чувствует того. Такого Благодетеля своего не хочет почитать, но или хульным языком касается страшной славы Его, или неверием сердца хулит Его, или презрением и преступлением Его святого и вечного закона бесчестит Его, и так Бога, почтившего его, как говорит святой Иоанн Златоуст, бесчестит (Беседа 6 на Послание к Римлянам).

3) Видишь отсюда, сколь велико долготерпение Бога, Который грешника и хулителя, бесчестящего Его, терпит и тотчас его не казнит. Какой земной монарх так терпелив и кроток, который бы раба своего, подобного ему человека, перед ним бесчинствующего и его бесчестящего, стерпел? Не слышно о таком нигде. Быстро человеческая кротость переменяется и распаляется. Бог наш не таков. Видит, и терпит, и ждет покаяния грешника. Отсюда видишь, что «никто не благ, как только один Бог», – по учению Христову (Мф.19:17).

4) Из этого можем видеть, что на неблагодарных и нераскаянных грешников, которые долготерпения Божиего не хотят в покаяние и спасение себе принять и употребить, возгорится гнев Божий. Ибо чем более человек грешит и о долготерпении Божием не радеет, тем более собирает себе гнева Божиего, по апостольскому слову: «О человек! Пренебрегаешь богатством благости, кротости и долготерпения Божия, не разумея, что благость Божия ведет тебя к покаянию? Но, по упорству твоему и нераскаянному сердцу, ты сам себе собираешь гнев на день гнева и откровения праведного Суда от Бога» (Рим.2:4–5). Ибо хотя Бог Благ и Милостив, но и Праведен, Его правда требует, чтобы грешник нераскаянный, как неблагодарный и презирающий вечный закон Божий и Самого Бога, был навечно казнен. Это непременно будет с нераскаянными беззаконниками, что бы они ни вымышляли для смягчения и утешения своей злой и грызущей совести. «Бог поругаем не бывает» (Гал.6:7). Благость Божия и долготерпение в том показываются, что Он грешника, святой Его закон нарушающего, терпит, не тотчас казнит его, но ожидает его на покаяние, или, как апостол учит, «ведет» его «к покаянию» (Рим.2:4).

Но если грешник это «богатство благости Божией» презрит и пребудет в своем нераскаянии и ожесточении, тогда правда Божия в свое дело вступит, и «воздаст» ему «по делам его» (Рим.2:6).

5) Мы, слава Богу, еще не погибли, еще благость Божия терпит нас, еще «к покаянию» нас «ведет», еще можем покаяться и спастись. Ну же, обратимся к Богу и покаемся, да спасемся. Постараемся впредь грехов беречься, ибо ими великое Божие имя бесчестится. А Бога, потерпевшего наши грехи, от сердца возблагодарим, и самих себя постыдимся, что перед Богом так бесстыдно поступали и подобающей Ему чести и славы не воздавали. Попечемся о том, чтобы сделать это, пока благость Божия терпит нас и «ведет к покаянию», да, вознерадев о благости Божией, дело правды Его на себе не узнаем. Ибо не тщетно Слово Божие, но, как Сам Бог, так и Слово Его – истинно, и что возвещает, то непременно будет и исполнится. Исполнится то, что сказано: «воздаст каждому по делам его».

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский 

----картинка линии разделения----

 Имя Божие - Сам Бог

Имя Божие есть Сам Бог. Потому говорится: не приемли имени Господа Бога твоего всуе [Исх. 20:7; ср. Втор. 5:11]. Или - защитит тя имя Бога Иаковля [Пс. 19:2], или: изведи из темницы душу мою исповедаться имени Твоему [Пс. 141:8]. Как Господь есть препростое Существо, препростой Дух, то Он в одном слове, в одной мысли - весь всецело и в то же время везде - во всей твари. Потому призови только имя Господне: ты призовешь Господа - Спасителя верующих и спасешься. Всяк, иже призовет имя Господне, спасется [Деян. 2:21]. Призови Мя - имя Мое - в день скорби твоея, и изму тя, и прославиши Мя [Пс. 49:15].

Весь человек, из души и тела состоящий, называется одним словом, например, Иоанн - в означение того, что человек приведен в бытие Словом Господним, которое просто. Еще имя означает то, что душа наша есть тоже простое существо. Под одним именем скрывается такое богатство и глубина духа человеческого, такое множество делимых частей вещества. Это истинно образ и подобие Божие и вместе малый мир. 

В имени человека - душа человека, например в имени "Иван" душа Ивана. Так на призыв сей душа моя сознает себя в этом имени и откликается на него. Так в имени Иисус Христос - весь Христос, душа и тело Его, соединенные с Божеством.

Молитва есть дыхание духовного человека

Молитва есть дыхание души, как воздух - дыхание естественное тела. Дышим Духом Святым. Ни одного слова молитвы не можешь сказать от всего сердца без Духа Святого. Молясь, усты ко устам с Господом беседуешь, и если имеешь открытые верою и любовью сердечные уста, в то же время как бы вдыхаешь из Него просимые духовные блага Духом Святым. 

Правило молитвенное есть стена, ограждающая христианина от внутренних искушений. Окрадывается и уничтожается молитва, когда во время совершения ее ум не внимает словам молитвы, но занят пустыми мыслями и мечтаниями.

Счастливы те, которые стяжали привычку непрестанно молиться. Блаженны те, у кого она обратилась в натуру и срослась с их дыханием...

 

Господи! имя Тебе - Любовь

 

Господи! имя Тебе - Любовь

Имя Тебе - Сила: подкрепи меня изнемогающего и падающего. Имя Тебе - Свет: просвети мою душу, омраченную житейскими страстями. Имя Тебе - Мир: умири мятущуюся душу мою. Имя Тебе - Милость: не преставай миловать меня.

Молящийся! имя Господа, или Богоматери, или Ангела, или святого да будет тебе вместо Самого Господа, Богоматери, Ангела или святого; близость слова твоего к твоему сердцу да будет залогом и показанием близости к твоему сердцу Самого Господа, Пречистой Девы, Ангела или святого. - Имя Господа есть Сам Господь - Дух везде сый и все наполняющий; имя Богоматери есть Сама Богоматерь, имя Ангела - Ангел, святого - святой. - Как это? Не понимаешь? - Вот как: тебя, положим, зовут Иван Ильич. Если тебя назовут этими именами, ведь ты признаешь себя всего в них и отзовешься на них, значит, согласишься, что имя твое - ты сам с душою и телом; - так и святые: призови их имя, ты призовешь их самих. Но у них, скажешь, нет тела. Что же из этого? Тело только вещественная оболочка души, дом ее, - а сам человек, сущность человека, или внутренний человек его, есть душа. Когда и тебя зовут по имени, не тело твое отзывается, а душа твоя, посредством телесного органа. И так имя Бога и святого есть Сам Бог и святой Его. Но как Бог есть Дух препростой и вездесущий, а святые все в Боге почивают, то сообщение молитвою веры со всеми святыми, самое удобное дело, - легче сообщения с людьми, с нами живущими, ибо при сношении с людьми иногда языка нет, или стесняешься как сказать, чтобы не осудили нашей речи, а там слышат и простой безыскусственный голос сердца верующего и любящего, там и немотствование языка понимают, там без языка видят душу и ее состояние, ее желания.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Имя Господа нашего Иисуса Христа — Божественно

Правильное упражнение молитвою Иисусовою вытекает само собою из правильных понятий о Боге, о всесвятом имени Господа Иисуса и об отношении человека к Богу. Бог есть существо неограниченно великое, всесовершенное, Создатель и Воссоздатель человеков, полновластный Владыка над человеками, над Ангелами, над демонами, над всею тварью видимою и невидимою. Это понятие о Боге научает нас, что мы должны предстоять пред Богом молитвою в глубочайшем благоговении, в величайшем страхе и трепете, устремя к Нему все внимание наше, сосредоточивая во внимании все силы ума, сердца, души, отвергая рассеянность и мечтательность, как нарушение внимания и благоговения, как нарушение правильности в предстоянии Богу, правильности, настоятельно требуемой величием Бога (Ин.4:23,24; Мф.22:37; Мк.12:29,30; Лк.10:27). Прекрасно сказал Исаак Сирский: «Когда припадаешь пред Богом в молитве, будь в помысле твоем как муравей, как земные гады, как червячок, как лепечущее дитя. Не скажи пред Ним чего-нибудь разумного, младенческим образом мыслей приблизься к Богу» (Слово 49). Стяжавшие истинную молитву ощущают неизреченную нищету духа, когда предстоят пред Богом, славословя Его, исповедуясь Ему, повергая пред ним прошения свои. Они чувствуют себя как бы уничтожившимися, как бы несуществующими. Это естественно! Когда молящийся ощутит обильно присутствие Божие, присутствие Само-Жизни, Жизни необъятной и непостижимой, тогда его собственная жизнь представляется ему мельчайшей каплею, сравниваемой с беспредельным океаном. В такое состояние пришел праведный многострадальный Иов, достигши высшего духовного преуспеяния. Он почувствовал себя истаявшим (Иов.42:6), как тает и исчезает снег, когда упадут на него лучи палящего солнца.

Имя Господа нашего Иисуса Христа — Божественно, сила и действие этого имени — Божественны, они — всемогущи и спасительны, они — превыше нашего понятия, недоступны для него. С верою, упованием, усердием, соединенными с великим благоговением и страхом, будем совершать великое дело Божие, преподанное Богом: будем упражняться в молитве именем Господа нашего Иисуса Христа. «Непрестанное призывание имени Божия, — говорит Великий Варсонофий, — есть врачевание, убивающее не только страсти, но и самое действие их. Как врач прилагает лекарственные средства или пластыри на рану страждущего, и они действуют, причем больной и не знает, как это делается: так точно и имя Божие, будучи призываемо, убивает все страсти, хотя мы и не знаем, как это совершается» (Ответ 421). Наше обычное состояние, состояние всего человечества, есть состояние падения, прелести, погибели. Сознавая и, по мере сознания, ощущая это состояние, будем молитвенно вопить из него, вопить в сокрушении духа, вопить с плачем и стенаниями, вопить о помиловании. Отречемся от всякого наслаждения духовного, от всех высоких молитвенных состояний, как недостойные их и не способные к ним. Нет возможности воспеть песнь Господню на земли чуждей (Пс.136:4,3,1) - в сердце, обладаемом страстями, если ж услышим приглашение воспеть ее, то да знаем наверно, что приглашение это делается пленившими нас (Пс.136:4,3,1). На реках Вавилонских можно и должно только плакать (Пс.136:4,3,1).

Душа - дыхание жизни

Душа от первого видимого действия, свидетельствующего о присутствии ее в человеке, названа дыханием жизни; самое вдохновение ее отнесено к лицу человека, как к той части тела, которая одна по преимуществу служит зеркалом души, выражая на себе характер ее движений и ощущений. Весь человек наименован живою душею, потому что, по соединении души с телом, он сделался единым существом, состоящим из души и тела, но существом, в котором полное преобладание имеет душа. Тело дом души, ее одеяние, ее орудие.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Феофан Затворник

Святитель Феофан Затворник

----картинка линии разделения----

Молитва — дыхание жизни духовной... Молитва вводит дух в Божию область, в коей корень жизни, а от духа и тело причащается той же жизни.

 

 ----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru