ЖИЗНЬ - ТЕНЬ

----картинка линии разделения----

 

Жизнь человеческая — непостоянное море, зыбкий воздух, неуловимое сновидение, утекающий поток, исчезающий дым, бегущая тень, собрание вод, колеблемое волнами. 

Святитель Василий Великий 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Пророк (Царь) Давид

Пророк (Царь) Давид

----картинка линии разделения----

Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной

Господь – Пастырь мой, я ни в чем не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной, Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня. Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих, умастил елеем голову мою, чаша моя преисполнена (Пс.22:1-5).

 Человек подобен дуновению, дни его — как уклоняющаяся тень

Господи! что есть человек, что Ты знаешь о нем, и сын человеческий, что обращаешь на него внимание? Человек подобен дуновению, дни его — как уклоняющаяся тень (Пс.143:3,4).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Иаков

Апостол Иаков 

----картинка линии разделения----

 Что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий

Теперь послушайте вы, говорящие: «сегодня или завтра отправимся в такой-то город, и проживем там один год, и будем торговать и получать прибыль» вы, которые не знаете, что случится завтра: ибо что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое время, а потом исчезающий. Вместо того, чтобы вам говорить: «если угодно будет Господу и живы будем, то сделаем то или другое», — вы, по своей надменности, тщеславитесь: всякое такое тщеславие есть зло. Итак, кто разумеет делать добро и не делает, тому грех (Иак.4:13-17).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

----картинка линии разделения----

Настоящая жизнь суетна и скоропреходяща... близка жизнь истинная и духовная

Всякому человеку, который живет нечисто, вожделенна жизнь временная. 

Смежи очи свои для житейских приятностей, да сподобит тебя Бог, чтобы мир Его царствовал в сердце твоем.

Должно знать, что настоящая жизнь суетна и скоропреходяща и что близка жизнь истинная и духовная.

Кто привязан... к миру и к упокоению его, кто любит беседование с миром, тот лишается жизни...

Когда мир совлечет с человека все и в день смерти вынесет его из дома его, тогда узнает человек, что мир подлинно льстец и обманщик.

Мир есть блудница, которая взирающих на нее с вожделением красоты ее привлекает в любовь к себе.

Если же любовью к миру облечется кто в этот мир и в эту жизнь, то не облечется он в Бога, пока не оставит сего.

Кто наслаждается в юности своей, тот делается рабом в старости и воздыхает в последние дни свои.

Кто бегает покоя в настоящей жизни, у того ум соглядал уже будущий век.

Возненавидь жизнь пространную, чтобы помышления свои сохранить безмятежными.

Лучше смерть за Бога, нежели жизнь со стыдом и леностью.

Надежда продлить сию жизнь расслабляет ум.

Удались от мира, и тогда узнаешь зловоние его.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий 

----картинка линии разделения----

Жизнь человеческая — бегущая тень

Жизнь человеческая — непостоянное море, зыбкий воздух, неуловимое сновидение, утекающий поток, исчезающий дым, бегущая тень, собрание вод, колеблемое волнами. И, хотя буря страшна, плавание опасно, однако же, мы, пловцы, спим беспечно. Страшно и свирепо море жизни, суетны надежды, надмевающие подобно бурям. Скорби ревут, как волны, злоумышления скрываются, как подводные камни, враги лают, как псы, похитители окружают, как морские разбойники, приходит старость, как зима, наступает смерть, как кораблекрушение. Видишь бурю, правь искуснее, смотри, как плывешь, не затопи ладьи своей, нагрузив ее или богатством, приобретаемым неправдою, или бременем страстей.

Если желаем безопасно пройти предлежащий путь жизни, представить Христу и душу и тело свободными от постыдных язв и получить победные венцы, то должны мы обращать всюду бодрственные душевные очи, на все приятное смотреть подозрительно, без замедления пробегать мимо и ни к чему не прилепляться мыслью, хотя бы казалось, что золото лежит рассыпано кучами и готово перейти в руки желающим... хотя бы земля произращала наслаждения всякого рода и предлагала многоценные кровы.

Жизнь человеческая коротка, маловременные радости многотрудного жития — паутинная ткань, наружный блеск жизни — сон.

Удовольствия отнимают твердость, роскошь изменяет мужество, уныние расслабляет силы, клеветы наносят оскорбления, лесть прикрывает собою злоумышления, страх делает, что падаем в отчаяние, и в таком-то треволнении непрестанно обуревается наша природа.

Настоящая жизнь вся предоставлена трудам и подвигам, а будущая — венцам и наградам...

 

 ----картинка линии разделения----

 

  Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения----

Наша жизнь — тень, подобно дыму, проносится она быстро

Если настоящая жизнь так вожделенна, то, что сказать о той, где нет ни болезни, ни печали, ни воздыхания? Там уже не надо ни бояться смерти, ни опасаться потери благ.    

Если нет Жизни Будущей, то мы гораздо ничтожнее того, что создано для нас. Ведь небо и земля, море, реки и даже некоторые животные долговечнее нас. Так, вороны, слоны и многие другие животные дольше нас пользуются настоящею жизнью. Наша жизнь коротка и многотрудна, а их - продолжительна и более свободна от забот и скорбей.

Что же, скажи мне, неужели Бог сотворил рабов лучше их владык? Нет, не думай так, не скудоумничай и не сомневайся в могуществе Бога, Твоего Владыки. Бог благоволил сотворить тебя вначале бессмертным, но ты не захотел быть таким. 

Беги от волн вожделений, уклонись от житейских бурь, возвышаясь над страстями, как бы над волнами, плыви по житейскому морю, вверив душевную ладью спасительному древу. Мачтой пусть будет тебе Крест, якорем - вера, канатом – надежда, веслом - молитва, кормилом – правые помыслы, парусом – Христос, попутным ветром - Дух Святой, Кормчим – Отец всяческих. Если будешь плыть таким образом, для тебя не будет неизвестным конец жизни.

Настоящее время есть время скорби, слез и рыданий. Мы много грешим и словами, и делами, а таких грешников ожидает геенна и река, кипящая огненными волнами и, что хуже всего, - лишение Царствия.  

Тот, Кто обещал в будущем неизреченные блага людям, проводящим здешнюю жизнь в добродетели. Тот, не дарует ли тем более благ временных, особенно если мы, стремясь к первым, будем менее желать последних? 

Человеколюбивый Владыка, когда увидит, что мы не заботимся о настоящих благах, и дарует их нам со щедростью, и предуготовляет наслаждение будущими благами. 

Все удовольствия этой жизни подвержены превратностям и только приготовляют вещество вечному огню. 

В делах человеческих, по естественному порядку, нет ничего твердого, равного, держащегося своими силами и пребывающего в одинаковом положении. Участь наша вращается, подобно колесу, изменяясь в разные времена, часто в один день, а иногда и в один час. Так что скорее можно положиться на постоянство ветров, никогда не останавливающихся, или следов плывущего по морю корабля, или на обманчивые ночные сновидения, доставляющие минутное удовольствие, или на твердость тех начертаний, какие дети, играя, делают на песке, нежели на благоденствие человеческое. Итак, благоразумны те, кто, не веря благам настоящим, собирают себе сокровище в будущем и, видя непостоянство и переменчивость человеческого благополучия, любят добродетель, которая никогда не изменит.    

Видимые блага подвергаются и подвергают нас то тем, то другим превратностям: то возносят, то низвергают и кружат, как в вихре, и прежде, нежели овладеем ими, убегают и удаляются от нас, и таким образом играют нами и обманывают нас. Направлено это к тому, чтобы мы, усмотрев их непостоянство и переменчивость, скорее устремились к пристанищу будущей жизни. В самом деле, что было бы с нами, если бы наше земное счастье было постоянно, когда и при непостоянстве его мы столь к нему привязаны? Когда обманчивая приятность и прелесть его держит нас, как рабов, в таких узах, что мы ничего и представить себе не можем лучше и выше настоящего? И это несмотря на то, что мы слышим и верим, что сотворены по образу Бога, Который, пребывая на Небе, и нас влечет к Себе.     

Для людей одно только благо, и благо прочное, - это небесные надежды... к прочим благам я чувствую отвращение. Готов предоставить существам однодневным все то, что принадлежит земле... Близким, чужим, благочестивым, порочным, откровенным, скрытым, смотрящим независтливым оком, снедаемым изнутри самоубийственным грехом - другим уступаю удовольствия жизни, а сам охотно их избегну. Тому же, кто привязан к настоящему, невозможно питать в себе любовь к неизреченным будущим благам, пристрастие к настоящему омрачает разум, как нечистота засоряет глаза...    

Роскошь тела обнаруживает голод души, богатство одежд выставляет на вид ее наготу.     

Особенно те бывают рабами всего, кто окружен большими благами, они и теней боятся. Отсюда – коварство, клевета, сильная зависть и тысячи других зол.     

Не станем удивляться благам настоящим, чтобы удивляться – будущим, или лучше – станем удивляться благам будущим, чтобы не удивляться настоящим.     

Если ты хочешь достичь высших селений, то избегай удовольствий, попирай гордость житейскую, презирай богатство, славу, власть, избери бедность, сокрушение духа, покаяние, источники слез и стремись ко всему, чем можно приобрести спасение. Избравший это и сам находится вне опасности, и молитвы его делаются возвышенными.     

Беззаконный человек своим нерадением губит душу. Из-за любви к суетному, земному и временному он лишается наслаждения небесными благами, поставленный от Творца и Бога царем и господином всего, он делается рабом греха из-за мирских страстей.    

Мы стремимся к земным благам и не помышляем о кознях диавола, который за малое отнимает у нас большее, дает нам грязь, чтобы похитить золото, правильнее сказать – Небо, показывает тень, чтобы отогнать от истины, и обольщает сновидениями, чтобы при наступлении того великого дня мы оказались беднее всех. 

Оттого многое в общественных и частных делах идет у нас не по нашему желанию, что мы заботимся не о духовном прежде всего, а потом о житейском, но извратили порядок.

Насколько Бог выше мира, настолько забота о Нем лучше мирской.     

Не жизнь для пищи, но пища для жизни дарована от начала, а мы как будто для ядения пришли в мир, так все проживаем на это. 

Заботящиеся только об украшении своего дома, богатые только внешними благами нерадят о внутренних благах и не обращают внимания на то, что душа их пуста, нечиста и покрыта паутиной. Но если, презрев внешнее, они всю свою заботливость обратят на свою душу и будут украшать ее, она сделается жилищем Христовым. 

Что может быть безопаснее и выше, чем иметь лишь одну заботу о том, как угождать Богу?    

Господь, когда видит благомыслящую душу, не много заботящуюся о настоящем, являет о ней великое промышление.     

Если мы сами заботимся об имуществе, Бог удаляется от промышления о нем, а если все возложим на Его попечение, Он и наше имение устроит во всякой безопасности...      

Оставим большую заботу о житейском, облегчим душу от земного бремени, обратимся мыслями к будущему. Сохраним под драгоценным покровом добродетели достоинство царского образа поставленные господствовать над житейскими вещами, не обратим царской власти в рабство.     

Не будем нерадеть о душах своих, потому что душе нет цены. Охотно претерпим искушения, всякую скорбь и тесноту, будем укрощать тело, порабощая его душе строгим постом, всенощными бдениями, возлежаниями на голой земле, трудами и вообще суровой жизнью, чтобы душа наша со дня на день обновлялась.    

Ныне живем мы в этом мире, как дитя в утробе, терпя стеснение и не будучи в состоянии видеть блеск и свободу грядущего века; когда же наступит время рождения и настоящая жизнь всех воспринятых ею людей изведет на день суда, тогда недоношенные существа из мрака перейдут в мрак и из скорби в тягчайшую скорбь, а совершенные и сохранившие черты Царского образа предстанут Царю и вступят в то служение, которым служат Богу все Ангелы и Архангелы.

Гораздо лучше, начав временными трудами, закончить бесконечным упокоением, нежели, вкусив на краткое время мнимых приятностей, наконец, впасть в самые горькие и тяжкие бедствия.

Вся наша жизнь должна быть проводима в борьбе и трудах, если мы хотим наслаждаться вечным покоем и бесчисленными благами. Если же кто из беспечных захочет наслаждаться и здешними удовольствиями и тамошними наградами, уготованными трудящимся, тот сам себя обманывает и обольщает... Кто во время борьбы ищет покоя, находит себе навсегда позор и бесславие.

Кто время трудов делает временем покоя, тот будет стонать, скрежетать зубами и терпеть крайние муки тогда, когда нужно будет успокоиться вечным покоем.

Состояние здешней жизни нисколько не разнится от гостиницы и пребывания в постоялом доме: это и желали выразить святые, называя себя странниками и пришельцами, и такими словами научая нас пренебрегать и удовольствиями и неприятностями настоящей жизни и, отрешившись от земли, всею душою прилепляться к небу.

День бывает худ или хорош не по своей природе, но по нашему усердию или беспечности. Если ты сделал добро, то день для тебя хорош, а если ты согрешил, то — худ и неразлучен с наказанием. Если ты будешь так рассуждать и так настраивать себя, совершая каждый день молитвы и милостыни, то весь год для тебя будет счастлив, а если ты, не заботясь о добродетели, будешь ожидать радостей для души своей от начала месяцев и исчисления дней, то не будет тебе ничего доброго. Диавол, зная это и стараясь отклонить нас от подвигов добродетели и подавить душевную ревность, научил людей счастье и несчастье приписывать дням.

Велико зло — неблаговременность и злоупотребление временем жизни, которое дано нам Божиим человеколюбием на дело нашего спасения.

Бог... устроил жизнь нашу трудною и тяжкою, чтобы мы, будучи теснимы здешними скорбями, возжелали будущих благ.

Настоящая жизнь составляет для нас благо, потому что она служит для нас началом и приготовлением к будущей жизни, поприщем и местом борьбы для получения тамошних венцов.

Как живущие добродетельно и страждущие получают от Бога двойную награду, так и живущий во грехе и благоденствующий понесет двойное наказание.

 

 

Настоящая жизнь есть время покаяния, обременяющие нас грехи грозят нам великой опасностью, если покаяние не предотвратит наказания.

Настоящая жизнь есть путь, и нет в ней ничего постоянного, но мы проходим мимо и скорбей ее, и радостей.

Существуют... такие, которые думают, что они ради того введены в настоящую жизнь, чтобы, предавшись роскоши и расстроив свое чрево, и утучнив свое тело, затем умереть, приготовляя из своей собственной плоти очень обильную трапезу червю.

Жизнь, братья, преисполнена большой трудности, и непременно должно и праведному и неправедному, и благочестивому и нечестивому страдать.

С плачем бывает вступление в жизнь, со слезами начало ее, которыми природа предвозвещает будущие страдания.

Не будет нам никакой выгоды от правого учения, когда жизнь будет растленна, как нет пользы от добродетельной жизни, при отсутствии здравой веры.

Живя в богатстве, ожидай бедности, наслаждаясь благоденствием, жди голода, пользуясь славой, жди бесславия, наслаждаясь здоровьем, жди болезни.

Настоящая жизнь есть ристалище, упражнение и борьба, печь, мастерская для добродетели. Как кожевник, получая кожи, сначала разминает их, растягивает, колотит, бьет о стены и камни, и через тысячи разных приспособлений делает их пригодными для окраски, и потом придает им хороший цвет... так действует и Бог в настоящей жизни: желая приготовить души к добродетели, Он и угнетает их, и удручает, и подвергает самым тяжелым испытаниям.

Хотя и тесен этот путь, но все же он — только путь, а награды за кроткое и мужественное перенесение его  постоянны, бессмертны и гораздо выше его трудностей.

Пусть жизнь соответствует догматам, и догматы будут глашатаями жизни.

Будем же все делать так, чтобы нам и самим жить с доброю совестью, и коснеющих в заблуждении приводить нашею благородною жизнью к истине.

Будем пользоваться, как должно, долготерпением Божиим и, пока есть еще время, отложив всякую леность, возлюбим добродетель и возненавидим порок.

Должно нам... знать, что... временное удовольствие обыкновенно рождает непрестанную скорбь и нескончаемое мучение, а не обманывать самих себя и не думать, будто настоящею жизнью оканчивается наше существование.

Настоящая жизнь, если мы бываем бдительны и внимательны, ведет нас к наслаждению вечной жизнью.

Будем устроять свою жизнь, как постоянно имеющие пред собою недремлющее Око, видящее сокровенные наши помышления.

Предметы настоящей жизни подобны сновидениям и теням, и даже того ничтожнее, они лишь только являются, и уже исчезают, и при самом явлении причиняют мною беспокойств имеющим их.

Как невеста с того самого дня, как поселится в брачном чертоге, заботится только об одном, как бы угодить жениху, так точно и мы в продолжение всей настоящей жизни должны заботиться об одном, как бы угодить Жениху и сохранить благонравие невесты (души).

Не люби... жизни изнеженной и беспечной и не желай идти путем широким, который не ведет к небу, — а путем узким и тесным.

Настоящая жизнь тяжела не потому только, что она исполнена суеты и безвременных забот, но и потому, что в ней много успевают люди злые.

Наша жизнь — тень, подобно дыму, проносится она быстро.

На этой земле все мы являемся не постоянными жителями, а только пришельцами: прожив здесь короткое время, мы переходим в другую жизнь. Не все, однако, признают это, привязываются к настоящим благам, как к единственным и постоянным. Только воспитанный в законе Господнем знает, что настоящая жизнь преходяща.

Невозможно, конечно, в одно и то же время идти по двум путям — распущенности и целомудрия, правды и неправды, но должно избегать противного пути и держаться правого, при этом условии возможно быть хранителем слова Божия.

В настоящей жизни благополучие людей преходит, т. е. появляется подобно траве или цветку, и подобно цветку исчезает, вследствие крайней его скоротечности, а если некоторое время и остается в цветущем виде, то позднее все же увядает и засыхает под лучами Солнца Правды, и становится сеном, которое остается только бросить в печь и сжечь.

Не только будем желать жизни, но жизни доброй, тогда, приключится ли с нами смерть или жизнь, — безразлично.

Как в природе бывает то ночь, то день, то лето, то зима, так и у нас — то печаль, то радость, то болезнь, то здоровье. Итак, не дивись, когда ты болен — иначе должен будешь дивиться, когда ты и здоров, не смущайся, когда ты печален — иначе должен будешь беспокоиться, когда и весел. Все совершается по естественному порядку.

Если здесь будем ленивы и станем жить беспечно, то там никто не окажет нам сострадания, хотя бы мы пролили реки слез.

Настоящее время есть время скорби, слез и рыданий. Мы много грешим и словами и делами, а таких грешников ожидает геенна и река, кипящая огненными волнами и, что хуже всего, лишение Царствия.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Нил Синайский

Преподобный Нил Синайский

----картинка линии разделения----

Тени уподобляй житейские скорби и радости, потому что непостоянны, как тень…

Тени и колесу уподобляй житейские скорби и радости, потому что непостоянны, как тень, и вертятся, как колесо.

При постигших бедствиях не давай ослабевать доброй надежде и не выпускай из рук рог Божественного упования.

С усердием должны мы прибегать к Нему <Богу> без всяких жалоб или ропота, но во всякой скорби ограждаясь благою надеждою.

Тир значит затруднительность или скорбь. Но после затруднения и скорби, насылаемых на нас демонами, когда перенесем их великодушно, увидим возрождающееся для нас лучшее, упокоивающее нас от предшествовавшего, труда, состояние, которое дарует нам Бог свыше. Таково-то, думаю, псаломское изречение: дщи Тирова с дары (Пс. 44:13), потому что большую часть божественных дарований примечаем зарождающимися в душе после затруднения и скорби.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Дамаскин

Святитель Иоанн Дамаскин 

----картинка линии разделения----

Жизнь только тень и сон

Суета все человеческое, что не пребывает по смерти. Не пребывает богатство, не сопутствует слава, с приходом смерти это все истребляется. И еще: поистине суета все, а жизнь только тень и сон, ибо напрасно смущается всякий земнородный, как говорит Писание, когда мир приобретем, тогда вселимся в гроб, где – вместе – и цари и нищие!

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com