ЗАКОН СВОБОДЫ И РАБОВ

----картинка линии разделения----

 

Мы, братия, дети обетования по Исааку … дети не рабы, но свободной. 

Апостол Павел

 

----картинка линии разделения----

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

----картинка линии разделения----

Всякий делающий грех, есть раб греха. Но раб не пребывает в доме вечно, сын пребывает вечно. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете (Ин.8:34-36). 

 

----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел

Апостол Павел

----картинка линии разделения----

Мы дети не рабы, но свободной

Мы, братия, дети обетования по Исааку. Но, как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне. Что же говорит Писание? «Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной». Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной (Гал.4:28-31).

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

Преподобный Исаак Сирин

----картинка линии разделения----

Есть за­кон сво­боды, и есть за­кон ра­бов

Раб­ский за­кон - это ког­да го­ворят: "Я вы­читаю столь­ко-то псал­мов за каж­дой служ­бой и та­кое-то ко­личес­тво их на каж­дой мо­лит­ве". Та­кой че­ловек на­ходит­ся под яр­мом во все свои дни, без из­ме­нения: не мо­жет он ни­чего из­ме­нить, так как свя­зан не­об­хо­димостью в мо­лит­ве и служ­бе де­таль­но сле­довать то­му, что он ус­та­новил для се­бя, то есть стро­го соб­лю­дать чис­ло псал­мов и вре­мя, про­веден­ное в чте­нии. Все это со­вер­шенно чуж­до все­му пу­ти ис­тинно­го зна­ния, ибо при этом не учи­тыва­ют­ся ни бо­жес­твен­ные дей­ствия, ни не­мощь ес­тес­тва, ни не­об­хо­димость пос­то­ян­ной борь­бы. В пер­вом слу­чае бла­годать да­ет­ся так, что че­ловек за­дер­жи­ва­ет­ся на мо­лит­ве по собс­твен­ной во­ле; во вто­ром слу­чае ес­тес­тво ока­зыва­ет­ся слиш­ком сла­бым для ис­полне­ния пра­вила по при­чине де­мон­ских на­паде­ний, ко­торые спо­собс­тву­ют ус­ми­рению гор­ды­ни. За­кон сво­боды сос­то­ит в не­из­менном ис­полне­нии се­ми служб, ко­торые Свя­тая Цер­ковь ус­та­нови­ла для на­шего це­ломуд­ренно­го об­ра­за че­рез От­цов, соб­ранных Ду­хом Свя­тым на Все­лен­ский Со­бор. И нель­зя нам, от­шель­ни­кам, ду­мать, что мы не дол­жны под­чи­нять­ся Цер­кви, ее ру­ково­дите­лям и их за­конам. Имен­но по этой при­чине соб­лю­да­ем мы пре­дел се­ми бо­гос­лу­жеб­ных ча­сов, как Цер­ковь ус­та­нови­ла для нас, чад сво­их. Это не оз­на­ча­ет, од­на­ко, ни то­го, что за каж­дой служ­бой я дол­жен ис­полнять та­кое-то оп­ре­делен­ное ко­личес­тво псал­мов, ни то­го, что­бы че­ловек ус­та­нав­ли­вал на каж­дый день оп­ре­делен­ные ко­личес­тва мо­литв для про­из­не­сения меж­ду эти­ми служ­ба­ми в те­чение но­чи и дня, или вре­мен­ной пре­дел для каж­дой из этих мо­литв, или оп­ре­делен­ный по­рядок слов. Но сколь­ко бла­годать да­ет ему си­лы, столь­ко и за­дер­жи­ва­ет­ся он на каж­дой мо­лит­ве, и мо­лит­ся столь­ко, сколь­ко не­об­хо­димо, и ис­поль­зу­ет ту мо­лит­ву, ко­торую хо­чет. И по­ка он мо­лит­ся, он ста­новит­ся все бо­лее соб­ранным и не­рас­се­ян­ным, осо­бен­но по при­чине нас­лажде­ния мо­лит­ва­ми по­доб­но­го ро­да. И в со­от­ветс­твии с си­лой ес­тес­тва и муд­ростью, ка­кую да­ет ему Гос­подь, из­ме­ря­ет он свое про­шение. 

Ес­ли че­ловек го­ворит о мо­лит­ве, ко­торую про­из­нес наш Спа­ситель, что толь­ко ее дол­жны мы пов­то­рять во всех на­ших мо­лит­вах, ис­поль­зуя те же са­мые сло­ва и сох­ра­няя тот же по­рядок слов, но не их смысл, та­кой че­ловек неп­ра­виль­но по­нял цель, с ко­торой мо­лит­ва эта бы­ла про­из­не­сена Спа­сите­лем на­шим; и ни­ког­да не приб­ли­зил­ся он к об­ра­зу мыс­лей Бла­жен­но­го Тол­ко­вате­ля. Ибо Гос­подь наш не учил нас здесь оп­ре­делен­ной пос­ле­дова­тель­нос­ти слов, но Он вмес­тил в эту мо­лит­ву уче­ние о том, на чем мы дол­жны сос­ре­дота­чивать ра­зум в те­чение всей зем­ной жиз­ни. И смыс­лом ус­та­нов­ленно­го Им бы­ло имен­но это, а не оп­ре­делен­ная пос­ле­дова­тель­ность слов, пов­то­ря­емых ус­та­ми. Итак, вся­кий раз, ког­да пред­став­ля­ем мы эту мо­лит­ву в ра­зуме как то, к че­му на­до стре­мить­ся, мы дол­жны мо­лить­ся сле­дуя ее смыс­лу и в со­от­ветс­твии с ним дол­жны нап­равлять дви­жения на­шей собс­твен­ной мо­лит­вы, ис­пра­шивая Царс­твия и пра­вед­ности, или, иног­да, из­бавле­ния от ис­ку­шений; по вре­менам мо­жем мы про­сить о нуж­дах ес­тес­тва на­шего, то есть о пи­ще на этот день и о про­чих ве­щах, в со­от­ветс­твии с целью, ко­торую Он ука­зал, го­воря нам, о чем мы дол­жны мо­лить­ся. Итак, мы дол­жны мо­лить­ся ис­хо­дя из смыс­ла, и в со­от­ветс­твии и сог­ла­сии с ним дол­жно нам ис­прав­лять жизнь свою, ког­да мы мо­лим­ся той мо­лит­вой, ко­торой Гос­подь на­учил нас. 

Прос­ве­щен­ные и по­нима­ющие смысл имен­но так по­нима­ют пре­дание, по­лучен­ное на­ми от Гос­по­да на­шего в фор­ме мо­лит­вы, а не как пос­ле­дова­тель­ность и по­рядок слов. И Гос­подь наш, ко­неч­но, не был оза­бочен пос­ле­дова­тель­ностью слов, ког­да пре­пода­вал Он уче­ние о сло­вах мо­лит­вы и нас­тавлял уче­ников от­но­ситель­но смыс­ла ее. Нап­ро­тив, Он нас­тавлял нас не при­меши­вать к мо­лит­ве, как де­ла­ют языч­ни­ки, те или иные ве­щи, ко­торые про­тив­ны за­пове­дям Его. Ибо это дет­ский об­раз мыс­лей - ког­да вни­ка­ют в пос­ле­дова­тель­ность слов и бы­ва­ют оза­боче­ны ею вмес­то то­го, что­бы ста­вить целью для сво­его ра­зума смысл слов и ис­хо­дя из не­го изыс­ки­вать мо­лит­вы, про­шения и прек­расные мыс­ли, по­лез­ные для об­ра­за жиз­ни но­вого ве­ка. Из­ме­нение внеш­ней фор­мы слов ни­чего не ме­ня­ет в мо­лит­ве, ко­торую пе­редал Гос­подь наш, ес­ли толь­ко мы мо­лим­ся ис­хо­дя из ее смыс­ла и ра­зум наш сле­ду­ет ему. 

За­бота моя зак­лю­ча­ет­ся в том, что­бы от вся­кого вре­да сох­ра­нен был лю­бящий нас­тавле­ние, пос­коль­ку он оза­бочен тем, что­бы от­крыть ис­тинный смысл Пи­саний, что­бы он не спот­кнул­ся обо что-ли­бо и не счи­тал по­лез­ное вред­ным, и что­бы не вос­при­нимал он что-ли­бо лишь ис­хо­дя из его внеш­ней фор­мы. Ког­да ты слы­шишь о не­ких му­жах-от­шель­ни­ках то, что го­ворит о них ис­то­рия, - как тот или иной пов­ре­дил­ся от неп­рестан­ной мо­лит­вы, или как, опять же, не­кото­рые из них бы­ли прель­ще­ны де­мона­ми, по­тому что пре­неб­ре­гали псал­ма­ми или не за­нима­лись ни­чем дру­гим, кро­ме неп­рестан­ной мо­лит­вы, и мно­гие из них впос­ледс­твии пов­ре­дились или бы­ли ос­ме­яны де­мони­чес­ки­ми приз­ра­ками, и то­му по­доб­ное, - не огор­чай­ся тем, что внеш­не слы­шишь, внут­ренне не по­нимая смыс­ла это­го, и не впа­дай в сом­не­ние о ве­щах, ко­торые ис­прав­ля­ют вся­кое на­ше пов­режде­ние. 

Ни пос­то­янс­тво мо­лит­вы не по­рож­да­ет заб­лужде­ние, ни опу­щение псал­мов, ес­ли для это­го есть ува­житель­ная при­чина. При­чиной заб­лужде­ния счи­та­ем мы не мо­лит­ву, ис­точник жиз­ни, и не зак­лю­ча­ющий­ся в ней труд, но то, что не­кото­рые лю­ди ос­та­вили поч­ти­тель­ные внеш­ние по­ложе­ния те­ла и скло­нились к сво­им собс­твен­ным за­конам и осо­бым обы­ча­ям, ко­торые они са­ми для се­бя ус­та­нови­ли по сво­ему про­из­во­лу; и то, что они пол­ностью ли­шили се­бя Свя­тых Та­ин, пре­неб­ре­гая ими и пре­зирая их; и то, что они так­же ли­шили се­бя све­та бо­жес­твен­ных Пи­саний и пе­рес­та­ли ис­сле­довать сло­ва От­цов и их нас­тавле­ния о при­емах борь­бы с де­мона­ми; и то, что они ос­та­вили раз­личные ви­ды сми­рения, пок­ло­ны, про­дол­жи­тель­ное ле­жание на зем­ле, страж­ду­щее сер­дце и сми­рен­ный внеш­ний вид, со­от­ветс­тву­ющий мо­лит­ве, скром­ную по­зу, сми­рен­но сло­жен­ные ру­ки, или прос­тертые к не­бу, бла­гого­вей­ные чувс­тва на мо­лит­ве. И ох­ва­чены они раз­личны­ми фор­ма­ми гор­ды­ни, из-за ко­торой при­меши­ва­ют к мо­лит­ве ос­кор­бле­ние в ад­рес Бо­га. За­бывая о воз­вы­шен­ности бо­жес­твен­но­го Ес­тес­тва и о брен­ности их собс­твен­но­го ес­тес­тва, они соп­ро­вож­да­ют мо­лит­ву над­менны­ми внеш­ни­ми по­зами. При всем том сло­ва их мо­литв ни­чем не от­ли­ча­ют­ся от псал­мов. Ибо боль­шинс­тво мо­литв сос­то­ит из слов, выб­ранных из псал­мов, ко­торые со­дер­жат нас­тро­ения и чувс­тва мо­лит­венной пе­чали, или бла­года­рения, хва­лы, и про­чее. Так иног­да, ког­да че­ловек прос­ти­ра­ет­ся на ли­це, или ког­да пер­сты его и взгляд под­ня­ты к не­бу, стра­дание при­меши­ва­ет­ся к сло­вам мо­литв, и че­ловек пов­то­ря­ет их мед­ленно. Иног­да стра­дание и боль сер­дца его ста­новят­ся при­чиной про­буж­де­ния глу­боко про­чувс­тво­ван­ных слов мо­лит­вы, или ра­дость про­рыва­ет­ся в от­вет на что-ли­бо, по­буж­дая это­го че­лове­ка за­менить мо­лит­ву на хва­ления вследс­твие нас­лажде­ния ра­зума его. То же от­но­сит­ся к про­чим мо­лит­венным дви­жени­ям, ко­торые Дух Свя­той про­буж­да­ет в свя­тых и в сло­вах ко­торых со­дер­жатся тай­ны и проз­ре­ния не­из­ре­чен­ные. И хо­тя сох­ра­ня­ет­ся внеш­няя фор­ма мо­лит­вы, цель проз­ре­ния зак­лю­ча­ет­ся в изъ­яс­не­нии тайн и со­вер­шенно­го зна­ния, ко­торое вмес­те с муд­ростью от Ду­ха по­луча­ют свя­тые в мо­лит­ве. 

В со­от­ветс­твии с нап­равлен­ностью и целью сво­его соз­на­ния, че­ловек или приб­ли­жа­ет­ся к Бо­гу, или от­па­да­ет от ис­ти­ны, а не в со­от­ветс­твии с внеш­ни­ми приз­на­ками то­го, что со­вер­ша­ет­ся или чем пре­неб­ре­га­ют. Ибо вот, мно­гие из древ­них От­цов - я го­ворю о не­кото­рых ве­ликих от­шель­ни­ках - да­же не зна­ли псал­мов, и, од­на­ко, на­подо­бие ог­ня вос­хо­дили мо­лит­вы их к Бо­гу бла­года­ря прек­расным де­яни­ям и сми­рен­но­му соз­на­нию, ко­торы­ми они об­ла­дали. Сло­ва их про­гоня­ли де­монов, как мух, ко­торые уле­та­ют от нас. Но мно­гие ис­поль­зо­вали мо­лит­ву для из­ви­нения сво­ей ле­ни и гор­ды­ни: не по­лучив бла­гую часть, они и ту часть, ко­торую име­ли, по­теря­ли. И хо­тя ни­чего не удер­жа­ли они в ру­ках, во­об­ра­зили они, что дос­тигли со­вер­шенс­тва. Дру­гие же толь­ко по при­чине сво­его вос­пи­тания и сво­ей об­ра­зован­ности во­об­ра­зили, что это­го бу­дет дос­та­точ­но им, что­бы об­рести поз­на­ние ис­ти­ны: по­наде­яв­шись на свою свет­скую куль­ту­ру и обыч­ное чте­ние, они от­па­ли от ис­ти­ны и не сми­рили се­бя, что­бы сно­ва встать. Ибо ес­ли мо­лит­ва ис­полня­ет­ся в раз­личных внеш­них фор­мах, она яв­ля­ет­ся ис­полне­ни­ем не толь­ко псал­мо­пения, но и всех доб­ро­дете­лей. Что­бы мы не вос­при­нима­ли это ут­вер­жде­ние как что-ли­бо обыч­ное, рас­смот­рим и изу­чим ис­ти­ну пос­редс­твом точ­но­го ис­сле­дова­ния. 

Ска­жи мне, брат мой, есть ли та­кой че­ловек, ко­торый поч­ти три но­чи и три дня ле­жит на ли­це пе­ред Крес­том, как не­кото­рые из От­цов, или ко­торый по­лучил дар слез во вре­мя служ­бы - то, что боль­шинс­тво бла­гона­мерен­ных бра­тий ис­пы­тыва­ет - слез, ко­торые ль­ют­ся в та­ком изо­билии, что этот брат не в сос­то­янии за­кон­чить служ­бу, да­же ес­ли он уси­лива­ет­ся сде­лать это? Но ос­тавля­ет он служ­бу из-за обиль­но­го пла­ча и бы­ва­ет по­добен че­лове­ку, про­будив­ше­муся от глу­боко­го сна, и все те­ло его, так ска­зать, ста­новит­ся ис­точни­ком пла­ча из-за сер­дечно­го воз­ды­хания, про­ис­хо­дяще­го от бла­года­ти, ко­торая в нем. И оро­ша­ет­ся он сле­зами, или от не­ко­ей ра­дос­ти умол­ка­ет язык его, и по при­чине див­ных проз­ре­ний ль­ют­ся сле­зы его и омы­ва­ют ли­цо его, ког­да ду­ша его бы­ва­ет вос­хи­щена и ис­полне­на не­опи­су­емо­го упо­вания. 

Итак, брат мой, счи­та­ешь ли ты праз­дностью это ос­тавле­ние служ­бы, это прек­расное из­ме­нение и дру­гие ве­щи, ко­торые слу­ча­ют­ся с от­шель­ни­ками в мо­лит­ве и во вре­мя служ­бы? Ведь не обо всех этих ве­щах поз­во­литель­но го­ворить! Но те, о ко­торых я ска­зал, от­но­сят­ся к свя­тому псал­мо­пению, ког­да оно пог­ло­щено чис­той мо­лит­вой: они не от­но­сят­ся к из­вра­щен­но­му умо­нас­тро­ению мес­са­ли­ан или к рас­слаб­леннос­ти и ле­ни. Со­вер­шенным де­лани­ем дол­жно счи­тать та­кую служ­бу, ибо в ней приб­ли­жа­ем­ся мы к тем вспо­може­ни­ям, ко­торые - от бла­года­ти. Да удос­то­ит нас Бог вку­шать от бла­года­ти Его во все вре­мена, да­бы приб­ли­жать­ся нам к изум­ле­нию Им че­рез ощу­щение ве­личия Его в служ­бах и мо­лит­вах на­ших. И да даст Он нам пре­муд­рость тайн Сво­их, да­бы нам от­де­лить­ся от ми­ра и рас­тво­рить­ся в люб­ви Его, по мо­лит­ве От­цов на­ших, ко­торые шли этим пу­тем, угож­да­ли Ему и хо­рошо слу­жили Ему. Аминь. 


 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Дамаскин

Святитель Иоанн Дамаскин

 ----картинка линии разделения----

Мы уже более не рабы, но сыны, не под законом, но под благодатью

Ради отдохновения с Богом, чтобы уделяли Ему хотя бы самую незначительную часть времени и чтобы успокоились раб и осел, установлено было соблюдение субботы для тек, которые еще младенцы, для порабощенных под стихиями мира (Гал.4:3), для плотских и не могущих ничего понять, что выше тела и буквы. Егда же прииде кончина лета, посла Бог Сына Своего Единородного, рождаемого от жены, - человека, бываема под законом, да подзаконные искупит, да всыновление восприимем (Гал.4:4-5). Ибо нам, которые приняли Его, даде область чадом Божиим быти верующим в Него (Ин.1:12). Так что мы уже более не рабы, но сыны, не под законом, но под благодатью, не отчасти и не по страху служим Господу, но должны посвящать Ему все время жизни и раба, разумею, гнев и похоть, - всегда успокаивать от греха, и обращать свой досуг к Богу, непрестанно устремляя к Нему всякое пожелание, гнев же свой вооружая против врагов Божиих; равным образом и подъяремное животное - т.е. тело, успокаивать от рабства греху, побуждая служить божественным заповедям.

Вот это заповедает нам духовный закон Христа, и соблюдающие его делаются выше закона Моисеева (1Кор.3:10). Ибо когда пришло совершенное, и еже от части прекратилось (1Кор.13:10), когда покрывало закона, т.е. завеса, было разодрано через распятие Спасителя, и когда воссиял Дух огненными языками, то буква была отвергнута, телесное прекратилось, и закон рабства кончился, и нам дарован закон свободы. Мы празднуем совершенный покой человеческого естества, я говорю о дне воскресения, в который Господь Иисус, начальник жизни и Спаситель, ввел нас в наследие, обетованое служащим Богу духовно, в которое Сам вошел нашим Предтечею, восстав из мертвых, и после того, как отверзлись Ему врата небесные, воссел телесно одесную Отца, сюда же войдут и соблюдающие духовный закон.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Блаженный Феофилакт Болгарский

Блаженный Феофилакт Болгарский  

----картинка линии разделения----

Толкование на послание к Галатам святого апостола Павла 

Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного.

То есть отец определил, чтобы он ничем не распоряжался до узаконенного возраста, чему он и должен повиноваться.

Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира.

В детстве не возрастом, но познанием о Боге. А вещественными началами мира называет новомесячия и субботы, потому что эти дни бывают у нас от течения луны и солнца. Поэтому и те, которые теперь подчиняют нас закону, делают нас чрез то детьми и порабощают стихиям мира, хотя мы стали уже мужами совершенными, и сынами Божиими, и домоправителями, и господами. Научаемся также, что Бог от начала желал дать это усыновление (ибо в этом и состоит наследие), но наша незрелость препятствовала ему. Желая же совсем устранить закон, он не сказал: мы порабощены дням, но: вещественным началам мира, чтобы тем сильнее пристыдить тех, которые склоняют еще к повиновению закону. Но не смущайся, что по течению речи начала мыслятся повелителями и приставниками. Ибо, во-первых, ты должен закон мыслить повелителем, равно как и детоводителем, а не их начала, поэтому новомесячия и субботы он назвал началами. Кроме того, он так выразился для того, чтобы совершенно отвлечь их от закона и пристыдить, как это он впереди еще яснее раскроет. Некоторые же под стихиями разумели естественный, приуготовительный закон.

Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление.

Пока были юны, мы подчинялись новомесячиям и субботам, но когда наступило определенное время воплощения Христова, когда род человеческий, прошедши все виды зла, нуждался во врачевании, тогда Бог послал Сына Своего (то есть благоволил придти), Который родился, не сказал: "чрез жену", чтобы не дать оправдания тем, которые говорят, что Господь прошел чрез Деву, как чрез канал, совершенно призрачно, - но: от жены, то есть принял тело из самого существа Ее и был плодом чрева Ее. И был под законом, принял обрезание и совершил все, дабы избавить нас от клятвы, которой Сам не подлежал. Два же спасительных действия указывает он в воплощении Христовом: освобождение нас от клятвы закона и дарование усыновления. А воспринять сказал для того, чтобы показать, что усыновление предназначалось нам издавна по обетованию, хотя по причине нашей незрелости и не давалось нам. Ибо и обещанное Аврааму наследие было усыновление. Потому что сын наследует.

А как вы - сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: "Авва, Отче!" Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа.

Откуда видно, говорит он, что мы удостоились усыновления? Хотя он это показал и прежде, когда заявил, что мы облеклись во Христа, Который есть Сын, но доказывает и теперь тем, что мы приняли Духа, Который, божественно и необыкновенно касаясь наших сердец, научает нас называть Бога Отцом. А этого не могло бы быть, если бы мы не удостоились усыновления. Итак, когда мы дети и наследники не простого достояния, но божественного, и сонаследники Единородного, зачем же опять становимся рабами и, держась закона, отвергаем даровавшую нам усыновление веру?

Скажите мне вы, желающие быть под законом: разве вы не слушаете закона?

После того как уже достаточно смягчил их и привлек к себе, он снова вступает в препирательство, указывая на то, что и сам закон не желает, чтобы его соблюдали: отвечайте, говорит, мне. Прекрасно также сказал: желающие, потому что такое положение зависело не от требования вещей, но от неуместной их страсти к спорам. А законом он называет книгу Бытия, так как у него в обычае весь Ветхий Завет называть законом.

Ибо написано: Авраам имел двух сынов, одного от рабы, а другого от свободной.

Выше он сказал, что вы дети Авраама. Но так как не одинакового достоинства были сыновья патриарха, но один был от рабыни, а другой - от свободной, то теперь он показывает, что вы не только дети, но и таковы, каков был свободный и благородный. Так облагородила вас вера.

Но который от рабы, тот рожден по плоти, а который от свободной, тот по обетованию.

Так как его слова, что они сыны Авраама, казались невероятными, - дети ли в самом деле Авраама те, которые не родились от него по плоти, то Павел говорит, что и Исаак, собственный сын Авраама, не по плоти родился от него - да и как это могло быть, когда естество омертвело? - но слово Божие и обетование образовало его. А Измаил родился по естественному порядку. Именно это и означает выражение по плоти. Но при всем том рожденный по плоти есть раб и чужд наследия, а рожденный не по плоти - господин и наследник. Что же препятствует и вам, хотя вы и не родились по плоти от Авраама, быть его сынами? И вы ведь чрез произнесение слов при купели получили новый образ бытия.

В этом есть иносказание.

То есть история сия не только повествует об этом, но указывает и на нечто другое. Поэтому и называется аллегорией. То было образом настоящего.

Это два завета: один от горы Синайской, рождающий в рабство, который есть Агарь, ибо Агарь означает гору Синай в Аравии и соответствует нынешнему Иерусалиму, потому что он с детьми своими в рабстве.

Это. Какие же? Две жены эти представляют аллегорически Новый и Ветхий Заветы. Каким образом? Агарь - Ветхий Завет. Ибо закон и дан был с горы Синая. А Синай находится в Аравии, и на арабском языке называется "Агарь". Соответствует же Иерусалиму, то есть находится в соседстве, соприкасается, или уподобляется дольнему Иерусалиму; сравнивается с ним, переносится на оный, так как есть сходство между обоими. Как Агарь была рабой и рождала в рабство, так и закон, данный с горы Синайской, которая называется Агарь и уподобляется Иерусалиму - рождает в рабство тех, которые держатся его. Ибо в законе много несвободного и рабского, потому что и добродетель обосновывалась на тленной награде, на земных, говорю, благах, и удаление от зла внушалось ~ наказаниями и страхом.

А вышний Иерусалим свободен: он - матерь всем нам.

В том прообраз Агари. Посмотри также и прообраз Сарры; она ведь прообразовывала горний Иерусалим. Он же есть град верующих, откуда и закон наш: ибо с неба Евангелие. Этот град свободен от наблюдений закона, и все в нем устрояется свободно и с благородным достоинством. Ибо ничто у нас не совершается из-за видимой награды, и не угрожают нам телесные наказания, но и обещания более божественны, и наказания приличны благородным, - именно отлучение от таинственной трапезы и епитимьи.

Ибо написано: возвеселись, неплодная, нерождающая; воскликни и возгласи, не мучившаяся родами; потому что у оставленной гораздо более детей, нежели у имеющей мужа.

Не довольствуется этими прообразами, но ссылается на свидетельство Исаии, который церковь из язычников называет неплодной и не имеющей мужа, и действительно, она была лишена богопознания и бездетна, так как не произвела ни одного пророка Божия и учителя. А иудейскую синагогу называет имеющей мужа, или потому, что она имела закон, который руководил ее действиями, или потому, что имела Самого Бога. Воскликни употреблено вместо: воскликни голосом радости, потому что у тебя теперь множество чад: и пророки, и учителя, и сыны Божий произошли от тебя, ты всю вселенную породила, а не один народ, как иудейская синагога.

Мы, братия, дети обетования по Исааку. Но, как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне.

Церковь, говорит он, будучи неплодна, подобно Сарре, не только стала многочадной, как та, но и родила таким же образом, как последняя. Как ее не природа, но обетование сделало матерью (ибо Тот, Который сказал: Я опять буду у тебя в это же время (Быт.18:10), вошел в чрево и сотворил плод), так и у нас, как и выше сказано, божественные слова, произносимые при крещении, совершают новое творение. Потом, чтобы кто-нибудь не сказал: какая эта свобода, когда иудеи бичуют верующих, а те, которые думают быть свободными, подвергаются гонению? - он говорит, что и тогда так же было. Измаил гнал Исаака, но, тем не менее, это нисколько не помешало преследуемому быть законным сыном Авраама и господином преследуемого. Итак, из самого этого преследования нас иудеями открывается наше сходство с Исааком и родство с Авраамом.

Что же говорит Писание? Изгони рабу и сына ее, ибо сын рабы не будет наследником вместе с сыном свободной.

Чтобы кто-нибудь не сказал: что же отсюда? Утешительно ли для верующих, которые теперь подвергаются преследованию со стороны иудеев, то, что и Исаак тогда подвергался гонению? - он говорит: послушай, что говорит Писание, и получишь вразумление: за временное гонение, которому подвергал Измаил Исаака, он совершенно изгоняется. И в наказание не только подвергается изгнанию, но гораздо более - лишается участия в том, что уготовано сыну. А это наказание тем сильнее, что имеет свое начало не в преследовании, а в решении и определении Божием. Заметь также, что он того, который не удостоился наследия, назвал сыном не Авраама, а рабыни, указывая, что он и очень низкого происхождения. Итак, смотри, он доказал, что сам закон указывает на свою отмену, так как все сказанное, будучи прообразом теперь совершающегося, написано в законе, то есть в книгах Ветхого Завета.

Итак, братия, мы дети не рабы, но свободной.

Все это направляет к тому, чтобы показать, что все случившееся теперь с нами прообразовано было за много лет прежде. Как же после этого не странно, получив за столько лет прежде свободу, опять добровольно становиться рабами?

 

----картинка линии разделения----