СВЯТАЯ ТРОИЦА 

 ----картинка линии разделения----

 

Святая Троица – Бог, единый по существу и троичный в Лицах (Ипостасях):

Отец, Сын и Святой Дух.  

 

 ЕВАНГЕЛИЕ

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

---картинка линии разделения---

Отец и сын-единосущны

Истинно, истинно говорю вам: Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего: ибо, что творит Он, то и Сын творит также. Ибо Отец любит Сына и показывает Ему все, что творит Сам и покажет Ему дела больше сих, так что вы удивитесь. Ибо, как Отец воскрешает мертвых и оживляет, так и Сын оживляет, кого хочет. 

 

Святая Троица

 

Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его. Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь (Ин.5:19-24).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Матфей

Апостол Матфей

---картинка линии разделения---

Великое поручение апостолам

Одиннадцать же учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы,  крестя  их воимя  Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь  (Мф. 28:16-20).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов

---картинка линии разделения--- 

Свидетельство Божие о Сыне

Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровию и Духом, не водою только, но водою и кровию, и Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина. Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино. И три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь, и сии три об одном. Если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие — больше, ибо это есть свидетельство Божие, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Верующий в Сына Божия имеет свидетельство в себе самом, не верующий Богу представляет Его лживым, потому что не верует в свидетельство, которым Бог свидетельствовал о Сыне Своем. Свидетельство сие состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную, и сия жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь, не имеющий Сына Божия не имеет жизни (1Ин.5:6-12).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Лука

Апостол Лука 

---картинка линии разделения--- 

Дар Духа Святого 

При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святаго, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать (Деян.2:1-4).

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий

---картинка линии разделения---

Учение о единосущии Святой Троицы 

У нас у обоих (Василий Великий и епископ Восторий) один образ мыслей о вере, так как мы наследники тех же Отцев, некогда в Нике провозгласивших великое провозвестие благочестия, в котором все прочее вовсе не подлежит пересудам, только слово: единосущный, худо будучи понимаемо, еще не принято некоторыми. И таковых справедливо иной укорит, но опять их же, удостоит и извинения. Ибо кто не следует Отцам, и речение их не признает более несомненным, чем свое мнение, тот, конечно, заслуживает обвинения, как человек исполненный кичения. Но с другой стороны, кто оставляет сие речение в подозрении, потому что оно опорочено другими, тот, по-видимому, в довольной мере свободен от обвинения. И действительно, Отцы, собравшиеся по делу Павла Самосатского, опорочивали сие речение, как не совсем удачное. Они говорили, что слово единосущный, заключает в себе понятие о сущности и о том, что от сей сущности, почему разделенная уже сущность тем частям, на которые она разделена, дает наименование единосущного. Но такая мысль имеет разве место в рассуждении  меди и монет, сделанных из меди, в рассуждении же Бога Отца и Бога Сына не усматривается такой сущности, которая была бы первоначальнее и выше Обоих, потому что и думать и говорить это – выше всякого нечестия. Ибо, что может быть первоначальнее Нерожденного? Таковою хулою уничтожилась бы и вера в Отца и Сына, потому что от одного происшедшие суть уже между собою братья.           

И поелику тогда еще были утверждавшие, что Сын приведен в бытие из небытия, то, чтобы отличить и это нечестие, употребили слово: единосущный. Ибо соединение Сына со Отцем – не вовремени и не в пространстве. Но и предъидущие слова показывают, что Отцы имели сию мысль, ибо сказав: Свет от Света, и от сущности Отца Сын рожден, а не сотворен, присовокупили к сему слово единосущный, давая тем разуметь, что какое понятие придает кто-либо слову "свет" в отношении к Отцу, такое же приличествует и в отношении к Сыну, ибо свет истинный, относительно к самому понятию света, не будет иметь никакого различия со светом истинным.

Итак, поелику Отец есть свет безначальный, а Сын – свет рожденный, но и Каждый из Них есть свет и свет, то справедливо употребили слово единосущный, чтобы выразить равночестность ествества. Ибо не братия между собою называются единосущными, как понимали некоторые, напротив того, когда и Виновник и имеющий бытие от Виновника суть одного и того же естества, тогда называются они единосущными. Но, то же речение исправляет и зло, произведенное Савелием, потому что уничтожает  тождество ипостасей, и вводит совершенное понятие о Лицах. Ибо единосущное не одно и то же с самим собою, но иное с чем-то иным. Почему прекрасно и благочестиво сие речение, оно как определяет свойство ипостасей, так выражает безразличие естества.           

А когда научаемся, что Сын от сущности Отца, и притом рожден, а не сотворен, тогда не впадаем в плотские понятия о страстях. Ибо не отделилась сущность от Отца в Сына, и родила не истекши или отделив от себя ничто, как растения производят плоды, но образ Божия рождения неизглаголан и недомыслим человеческому рассудку. Ибо, действительно, низкому и плотскому уму свойственно уподоблять вечное тленному и привременному, и думать, что, как рождается телесное, так подобно сему рождает и Бог. К учению благочестия должно восходить от противного. Поелику так рождают смертные, то не так рождают Бессмертный. Посему не должно и отрицать Божия рождения, и осквернять своей мысли понятиями плотскими.             

А Дух Святой и исчисляется со Отцем и Сыном, почему и выше твари, и поставляется на определенном месте, как научены мы в Евангелии самим Господом, сказавшим: "крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа" (Мф. 28:19). Но кто ставит Его прежде Сына, или говорит, что Он первоначальнее Отца, тот противится Божию повелению и чужд здравой веры, соблюдая не тот образ славословия, какой принял, но сам от себя, в угодность людям, вымышляя новое учение. Ибо, если выше Бога, то не от Бога. Но написано: "Духа от Бога" (1Кор. 2:12). Если же от Бога, то как первоначальнее Того, от Кого Он? Да и какое безумие, когда один Нерожденный, говорит, что иное ничто – выше Нерожденного? Но Дух не первее и Единородного, потому что нет ничего среднего между Сыном и Отцом. Если же Дух не от Бога, но чрез Христа, то Его вовсе нет. Посему нововведение в порядке ведет к отрицанию самого бытия, и есть отрицание всей веры. А поэтому равно нечестиво, как низводить Духа на степень твари, так ставить Его прежде Сына или Отца, в отношении или ко времени, или к порядку.

Если кто, или прежде, быв научен другому исповеданию веры, хочет присоединиться к православным, или теперь в первый только раз изъявляет желание огласиться учением истины, то надобно научать таковых вере, как она изложена блаженными Отцами на Соборе, составленном некогда в Нике. Их надобно принимать, как скоро они исповедуют,  что веруют, держась как речений, какие предложены Отцами нашими в Нике, так и смысла, какой по здравому разумению выражается сими речениями. Ибо есть и таковые, что и в сем изложении веры искажают учение истины, и по своему произволу толкуют смысл заключающихся в нем речений. Так Маркелл, нечестиво уча об ипостаси Господа нашего Иисуса Христа и именуя Его простым словом, осмелился оправдываться тем, что основания к сему заимствовал из никейского изложения веры, не право толкуя смысл слова: Единосущный. И некоторые из содержащих злочестие Ливийца Саввеллия, когда предполагают, что ипостась и сущность суть одно и то же, из того же изложения веры извелкают для себя предлог к сложенной ими хуле, потому что в сем изложении приписано: "если кто говорит, что Сын из иной  сущности  или ипостаси, то и апостольская Церковь предает таковых проклятию". Но Отцы не сказали так, что сущность и ипостась одно и то же. Ибо, если бы оба слова означали одно и то же понятие, то какая нужда была бы в том и другом слове? Напротив того, явствует следующее: поелику одни отрицают, что Сын от сущности Отца, а другие утверждают, что Он не только не от сущности, но даже от другой какой-то ипостаси, то Отцы отринули то и другое, как чуждое церковному разумению. И где выразили собственное разумение, там сказали, что Сын от сущности Отца, не прибавляя: и от ипостаси. Посему то, приписано, чтобы отринуть худое разумение, а это заключает в себе прямое изложение спасительного догмата. Поэтому должно исповедовать Сына единосущным Отцу, как написано. Исповедовать же и Отца в собственной Его ипостаси, и Сына в собственной, и Духа Святого собственной же, как ясно выразили это и сами Отцы. Ибо достаточно и ясно показали сие, сказав: Света от Света, потому что хотя иный – Свет родивший, и иный – рожденный, однако же и Один – Свет и Другой – Свет, потому что понятие сущности одно и то же.

А учение о Духе предожено вкратце, без всякого обстоятельного объяснения, потому что тогда не касались еще сего вопроса, и мысль о Духе в душах уверовавших не подвергалась никаким наветам.

Если надобно и мне сказать собственное свое мнение, то выражение: подобное по сущности, когда соединено с сим понятие безразличия, принимаю за выражение, ведущее к тому же понятию, как и слово: единосущное, по здравому разумению сего последнего. Это имея в мысли и Отцы Никейские, наименовав сперва Единородного Светом от Света, Богом истинным от Бога истинного,  и подобным сему именами, по необходимому следствию присовокупляют и слово: единосущный. Итак, невозможно представить себе какого-либо различия ни между светом и светом, ни между истиною и истиною, ни между сущностью Единородго и сущностью Отца. Почему, если кто примет выражение сие (подобное по сущности) по сказанному мною, то и я допускаю оное. А если кто от  подобного отсекает безразличие, как сделано это в Константинополе, то речение сие для меня подозрительно, потому что унижает славу Единородного. Ибо привыкли мы нередко представлять себе подобие в изображениях, которые имеют слабое сходство со своими первообразами, и далеко их ниже. Итак, поелику слово "единосущный",  по моему мнению, менее может быть извращаемо в своем значении, то и сам я стою за сие слово.

Хотя в рассуждении Отца – питающие против меня ненависть и клевещущие – допускают, что Он Бог, и Сын согласны также почтить именем Божества, однако же Духа, сопричисляемого к Отцу и Сыну, не включают  уже в понятие Божества, но утверждая, что сила Божества простирается только от Отца до Сына, естество Духа лишают Божеской славы.  Следовательно, мне надобно, по мере сил, дать краткий отчет и в рассуждении этого мнения. Какое же мое об этом слово?

Господь, преподавая спасительную веру ученикам, к Отцу и Сыну присоединяет и Святого Духа. Утверждаем же, что Дух, будучи однажды соединен, во всем имеет единение, потому что не в одном чем-нибудь поставляется в единый ряд, во всем же другом отделяется, а напротив того, сила Духа приемлется вместе с Отцем и Сыном и в той животворящей силе, которою естество наше из телесной жизни преобразуется в бессмертие, равно и во многом другом, возмем ли, например, понятие благости, святости, вечности, премудрости, правоты, владычественности, могущества, и везде, во всех именованиях, взятых в превосходнейшем смысле, Дух не отлучен от Отца и Сына. Посему почитаю прекрасным делом думать, что Дух, соединяемый с Отцем и Сыном в стольких возвышенных и боголепных понятиях, ни в чем не отделим от Них. Ибо в именованиях, какие мысленно прилагаем к Божию естеству, не знаю никакой разности относительно к лучшему или худшему, так что позволительна была бы мысль уступать Духу общение в том, что в именованиях есть низшего, и признать Его недостойным того, что в них есть превосходнейшего.  

Все боголепные понятия и именования равночесты  между собою  в том отношении, что ни мало не разногласят в означении подлежащего. Ибо нельзя сказать, что к иному какому подлежащему ведет мысль нашу наименование благаго, а к иному наименование премудрого, сильного и праведного, но во всех именованиях, сколько ни произнесешь их,  означаемое одно. Произнесешь ли слово: Бог, укажешь на того же самого,  кого разумел под прочими именованиями. Если же все именования, прилагаемые к Божию естеству, что касается до означения ими подлежащего, одни с другими равносильны, и выражая собою то или другое, приводят мысль нашу к одному и тому же, то какое основание, уступая Духу общения со Отцем и Сыном, в других именованиях, исключать Его из одного Божества? Ибо по всей необходимости должно, или и в сем именовании приписать Ему общение, или не уступать общения в прочих именованиях. Если тех наименований достоин Дух, то, без сомнения, не недостоин и сего.

А если, как говорят они, Дух ниже того, чтобы со Отцем и Сыном иметь общение в именовании: Божество, то не достоин Он общения и в каком-либо другом из боголепных имен. Ибо, если рассмотреть и сличить между собою именования по значительности, какую представляем себе в каждом, то найдется, что они ничем не ниже именования: Бог. Доказательством же этому служит, что именем: Бог, называется многое и низкое, лучше же сказать, Божественное Писание не отказывается даже сим именем одинаково различные между собою предметы, например, когда идолов называет именем: Бог. Ибо говорит: "боги, которые не сотворили неба и земли, исчезнут с земли и из-под небес" (Иерем. 10:11). И еще сказано: "все боги народов - идолы" (Пс. 95:5). Но знаем из Писания, что имена: святый, нетленный, правый, благий, нигде не даются предметам недостойным. Итак, ежели не прекословить, что в именованиях, благочестно употребляемых по преимуществу об одном Божием естестве, Святый Дух имеет общение с Сыном и Отцем, то какое основание утверждать, что не имеет Он общения в том одном именовании, в котором, как показано, по какому-то недоименному  словоупотреблению, участвуют и демоны, и идолы?

Но говорят: сие наименование указывает на естество, а естество Духа не имеет общности с Отцем и Сыном, а потому Он не участвует в общении с Ними по сему имени. Итак пусть докажут, почему дознали они разность естества. Если бы естество Божие могло быть познаваемо само в себе, и если бы из чего-либо видимого можно было найти, что Ему свойственно, и что чуждо, то, без сомнения, не имели бы мы нужды в других каких-либо словах или знаках к уразумению искомого. Поелику  же, естество не выше того, чтобы уразуметь искомое, а что  недоступно нашему видению, о том заключаем по некоторым знакам, то в исследовании Божия естества, по всей необходимости, должны мы руководствоваться Божиими действованиями. Итак, если увидим, что действования, примечаемые у Отца, Сына и Святого Духа различны между собою, то по инаковости действований заключим, что и действующие естества различны. Ибо невозможно, чтобы далекие друг от друга по естеству согласовались между собою в роды действований: огонь не прохлаждает, лед не греет, но вместе с разностью естеств разнствуют между собою и их действования. Если же уразумеем, что действование Отца, Сына и Духа ничем не различается и не разнится, то по тождеству действования необходимо заключить об единстве естества.

 

Бог Отец. Святая Троица

         Бог (Отец)           

Освящает, животворит, просвещает, утешает и все подобное производит одинаково Отец и Сын и Дух Святый. И никто да не приписывает власть освящения исключительно действованию Духа, слыша, что Спаситель в Евангелии говорит Отцу об учениках: "Отче Святый! соблюди их во имя Твое" (Иоан. 17:11,17). А также и все прочее равно Отцем и Сыном и Духом Святым действуется в достойных: всякая благодать и сила, путеводство, жизнь, утешение, преложение в бессмертие, возведение в свободу, и ежели есть другое какое благо, нисходящее на нас. Кто соглашается, что и превысшее нас домостроительствуется силою Духа, так же как силою Отца и Сына, тот утверждает сие, опираясь на ясном доказательстве, заимствованном из собственной своей жизни. Итак, тождество действований в Отце, Сыне и Духе Святом ясно доказывает  неразнственность  естества. Почему, если именованием Божества означается и естество, то общность сущности показывает, что наименование сие в собственном смысле прилично и Святому Духу.

Но не знаю, почему эти люди, готовые все доказывать, наименование Божества обращают в доказательство естества, как будто не знают из Писания, что естество не бывает чем-то жалуемым. Но Моисей произведен был в бога Египтянами, как сказал ему Вещавший с ним: "Я поставил тебя Богом фараону" (Исх. 7:1). Итак, наименование сие служит доказательством некоей силы тайнозрения или действования. А Божие естество в отношении к тому, что оно само в себе, при всех примышляемых именованиях, как я рассуждаю, остается невыразимым. Иное нечто есть сущность, к выражению которой и слова еще не найдено, и иное значение именований, какие даются сущности по какому-либо действованию или достоинству.

Посему, по общности именований находишь, что никакой нет разности в действованиях, но и на то, что есть различие по естеству, не встречаем никакого ясного доказательства, потому что, как сказано, тождество действований заставляет подразумевать общность естества. Итак будет ли Божество именованием действования, утверждаем, что как одно действование Отца, Сына и Святого Духа, так и едино Божество, или имя Божества, согласно с мнением многих, указывает на естество, то, поелику не находим никакого различия в естестве, непогрешительно определяем, что Святая Троица – единое Божество.

Не разделяй неразделимого, не распинай нераспинаемого. Ибо, хотя бы и хотел ты, Божество не распинается, и хотя расторгнутся еретики, но Троица не расторгнется, напротив того пребывает такою, какова есть, хотя иным и не представляется такою. Ибо Святая Троица есть свитая вервь и досточтима в единой и вечной славе, везде имеет одно и то же единое Божество, неразрывна, неразсекаема, нераздельна, все исполняет, все содержит, во всем пребывает, все зиждет, всем правит, все освещает, животворит. Сие божественное чудеснейшее сплетение не расторгается, по написанному: "нитка, втрое скрученная, нескоро порвется" (Екл. 4:12). В сем смысле и бл. Павел,  пиша к правоверующим, в одном месте сказал:  "Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святаго Духа со всеми вами" (2Кор. 13:13). Ибо, когда все действуется Богом чрез Иисуса Христа в Духе, не отлучным вижу действование Отца и Сына и Святого Духа. Посему-то все святые – храмы Бога и Сына и Духа Святого, в них живет единое Божество, единое Господство и единая Святость Отца и Сына и Святого Духа, чрез единую святыню крещения.

Общение же Духа со Отцем и Сыном можешь познать и из того, что первоначально создано. Ибо чистые, духовные и премирные Силы святы, и именуются святыми, как приобретшие святыню по благодати, данной Святым Духом. Посему, хотя умолчено о том, как сотворены небесные Силы, потому что посредством одного чувственного открыл нам Создателя описавший миротворение, однако же ты, имея способность от видимого заключать о невидимом, прославь Творца, Которым создано "все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли" (Кол. 1:16), и какие еще есть разумные, не именуемые природы. Из творений же их представляй первоначальную причину сотворенного – Отца, и причину зиждительную – Сына, и причину совершительную – Духа, так что служебные духи имеют бытие по воле Отца, приводятся же в бытие действием Сына, и совершаются в бытии присутствием Духа.  Совершение же Ангелов – святыня и пребывание в святыне.

И никто да не подумает, будто бы утверждаю, что три начальственные ипостаси, и что действование Сына несовершенно. Ибо  одно Начало  существ, созидающее чрез Сына и совершающее в Духе. И у Отца, действующего вся во всех, не несовершенно действование, и у Сына не недостаточно созидание, если не совершено Духом. Ибо так ни Отец, созидающий единым хотением, не имел бы нужды в Сыне, однако же, хощет чрез Сына, ни Сын, действующий подобно Отцу, не имел бы нужды в содействии, однако же, и Он хощет совершать чрез Духа. "Словом Господа сотворены небеса, и духом уст Его - все воинство их" (Пс. 32:6). Слово же – не знаменательное водоизменение в воздухе, производимое словесными орудиями, и Дух – не пар уст, исторгаемый дыхательными членами, но Слово, Которое в начале у Бога и Бог (Иоан. 1:1), и Дух усть Божиих – Дух истины, "Который от Отца исходит" (Иоан. 15:26).       

Посему представляй Трех, -  повелевающего  Господа, созидающее Слово, и утверждающего Духа. Поелику же утверждение показывает неослабность, неизменность и неколебимую водруженность в добре, что иное означатся будет утверждением, как не совершение в святынию? Но святыня возможна не без Духа. Ибо небесные Силы не по природе святы, иначе они не имели бы никакой разности со Святым Духом. Напротив того, они по мере превосходства одной пред другою, имеют от Духа известную меру святыни. Как в понятие прижигания входит понятие огня, однако же, иное есть прижигаемое вещество, и иное есть огонь, так и в небесных Силах сущность их составляет воздушный, если можно так сказать, дух или невещественный огонь, по написанному: "Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями Своими пламенеющий огонь" (Евр. 1:7); почему они ограничены местом и бывают видимы, являясь святым в образе собственных своих тел, но святыня, будучи вне сущности, дает им совершенство чрез общение Духа.  Сохраняют же достоинство свое пребыванием в добре, как имеющие свободу в избрании, и никогда не теряющие непрестанного стремления к истинно благому.              

Посему, если отнимешь мысленно Духа, расстроятся ангельские лики, истребятся архангельские начальства, все придет в смешение, жизнь их сделается незаконнособразною, бесчинною,  неопределенною. Ибо, как Ангелы не прияв силы от Духа, скажут: "слава в вышних Богу" (Лк. 2:14)? "Никто, говорящий Духом Божиим, не произнесет анафемы на Иисуса, и никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым" (1Кор. 12:3). Последнее могли бы сказать лукавые и сопротивные духи, отпадением которых доказывается то положение, что невидимые силы свободны, равно наклонны и к добродетели и к пороку, а потому имеют нужду в помощи Духа. Полагаю, что и Гавриил не иначе предсказывает будущее, как по предвидению Духа, потому что пророчество есть одно из дарований, разделяемых Духом. А получивший повеление возвестить мужу желаний тайны видения (Дан. 10:11) кем, как не Духом Святым умудренный, мог научить сокровенному? Потому что откровение тайн, собственно, принадлежит Духу, по написанному: "нам Бог открыл [это] Духом Своим" (1Кор. 2:10). Престолы же и Господства, Начала и Власти, как могли бы проводить блаженную жизнь, если не выну видели лице Отца небесного (Мф. 18:10)? А видеть невозможно без Духа. Как ночью, если вынесешь свет из дому, глаза твои делаются слепы, силы остаются в бездействии, достоинство вещей не познается, но золото и серебро равно попираются по неведению, так и для умных чинов невозможно, чтобы жизнь их пребывала сообразною с законом без Духа, равно как невозможны благоустройство в войске без тысяченачальника, и согласие в числе поющих без ликоначальника, приводящего их в стройность. Как сказали бы Серафимы: "Свят, Свят, Свят" (Ис. 6:3), если бы не были научены Духом, коликократное возглашение сего славословия благочестно? Посему, если хвалят Бога все Ангелы Его, и хвалят Его все силы Его, то по действию Духа. Если предстоят Ему тысячи тысяч Ангелов и тьмы тем служащих, то силою Духа совершают они непорочно дело своего служения. Поэтому вся оная пренебесная и неизреченная стройность, как в служении Богу, так и во взаимном между собою согласии премирных Сил, не может быть сохранена иначе, как под управлением Духа. Так в созидании Дух Святый присущ тварям не постепенно усовершаемым, но с минуты сотворения уже совершенным, и сообщает им от Себя благодать к совершению и восполнению каждого существа.           

Кто же будет спорить против того, что домостроительства о человеке, какие, по благости Божией, совершены великим Богом и Спасителем нашим Иисусом Христом, окончательно исполнены Духом Святым? Пожелаешь ли рассмотреть ветхозаветное, благословение патриархов, помощь данную в законоположении, прообразования, пророчества, доблестные подвиги в бранях, чудеса совершенные праведниками, а потом и все домостроительство пришествия Господня во плоти: все сие чрез Духа. Во-первых, Дух соприсущ самой плоти Господней, став ее помазанием, и неразлучно сопребывая с нею, по написанному: "на Кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым" (Иоан. 1:33); и: "Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета" (Деян. 10:38). Потом всякое действие совершалось в присутствии Духа. Дух соприсущ был и искушаемому от дьявола. Ибо сказано:  "Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения" (Мф. 4:1). Дух неотлучно соприсущ был совершающему чудеса. Ибо говорит: "Я Духом Божиим изгоняю бесов" (Мф. 12:28). Дух не оставил и воскресшего из мертвых. Ибо, обновляя человека, и опять возвращая ему ту благодать, которую вдохнул в него Бог, и которую человек погубил, Господь дунул в лице ученикам, и что говорит при сем? "Примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся" (Иоан. 20:22-23). А управление Церкви не явно ли не непререкаемо ли производится Духом? Ибо сказано: "иных Бог поставил в Церкви, во-первых, Апостолами, во-вторых, пророками, в-третьих, учителями; далее, [иным дал] силы[чудодейственные], также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки" (1Кор. 12:28). Ибо сей чин установлен с разделением даров Духа.            

А внимательный исследователь может найти, что и во время ожидаемого явления Господня с небес, Дух Святый – будет не бездействен, как думают иные, но явится вместе и в день откровения Господня, в который станет судить вселенную по правде Блаженный и единый Сильный. Кому так мало известны те блага, какие Бог уготовал достойным, чтобы не знать, что и венец праведных есть благодать Духа, которая обильнее и полнее будет сообщаема, когда духовная слава разделится каждому по мере доблестных дел его? Ибо, во светлостях святых у Отца обители многи (Иоан. 14:2), тоесть, многие различия достоинств. Как "звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мертвых" (1Кор. 15:41-42). Посему запечатленные Духом Святым в день избавления, и сохранявшие чистым и целым принятый ими начаток Духа, они только услышат: "хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю" (Мф. 25:21). А подобно, и огорчившие Духа Святого лукавством начинаний своих, или ничего не приобретшие к данному, будут лишены того, что получили, и благодать отдастся другим. Или, как говорит один из Евангелистов, они будут рассечены совершенно (Лк. 12:46), под рассечением разумея конечное отчуждение от Духа. Ибо не тело делится на части, чтобы одна часть была предана наказанию, а другая освобождена, потому что походит и недостойно праведного Судии предположение, что подвергая наказанию одною половиною, кто согрешил весь. Также и не душа рассекается пополам, потому что она вся и всецело приняла греховное мудрование и содействовала телу во зле. Напротив того рассекание сие, как сказал я, есть отчуждение навсегда души от Духа. Ибо Дух, хотя не имеет общения с недостойными, однако же, по-видимому, сопребывает некоторым образом с теми, которые запечатлены однажды, ожидая их спасения по обращении, а тогда совершенно отсечется от души, поругавшей Его благодать. Посему "в смерти нет памятования о Тебе: во гробе кто будет славить Тебя" (Пс. 6:6), потому что там не сопребывает уже помощь Духа. Как же можно представить, чтобы суд совершился без Святого Духа, между тем как Слово показывает, что Он есть и награда праведная, когда вместо залога дано будет совершенное, и что первое осуждение грешников будет состоять в том, что отнимется у них все, что почитают себя имеющими? 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов

---картинка линии разделения---

Святой Дух исходит единственно от Отца 

Сын посылающий или дающий Духа, имеет Его от Первого и Единаго Начала. Дух исходит от Отца и тогда, когда дается и посылается Сыном.

Если Дух Святый и от Сына, то Сын был бы и Виновником (причиной и Отцом). Тогда допускается, что Сын имеет нечто из свойств Отчей Ипостаси. А если это так, то признавай или два Виновника (от Отца Дух и от Сына Дух), или Отец и Сын сойдутся в одну Ипостась. Итак, Святой Дух исходит только и единственно от Отца.

Послание указывает на благобытие, о снисхождении к людям, когда дается Он, Святой Дух, посылается, разделяется, как дарование, благодать, дуновение, а исхождение – личное Бытие Духа от Отца.

Как дух человека (кто весть яже в человеке, точию дух человека, живущий в нем –1Кор.2:11), называется духом человека, потому что находится в человеке, так и Божественный Дух называется Сыновним, но не потому, что происходит от Сына.

Но Святый Дух имеет Свое Бытие от исхождения от природы Отца. Итак, благоговение, хотение, посланничество не есть исхождение, ибо дело Божественного хотения – тварь.

Во времена Константинопольского Патриарха  Григория  Кипрского (1283 – 1289 гг.) составили утверждение, что «исхождение Святаго Духа от Сына должно быть понято, как исхождение Божественной энергии Отца через Сына, вечное проявление Божественной жизни, а не как исхождение Самой Ипостаси Святаго Духа».

Мысль, что Отец больше Сына Человеческого ясна, ибо что удивительного, что Бог больше человека, ибо во Христе два естества.

Слово так относится к Отцу, как слово к уму, не только по бесстрастному рождению, но и по соединению с Отцом.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

---картинка линии разделения---

Поклоняйся Духу Святому во всем собезначальном Отце, и всему Отцу во всем совечном Сыне, и всему Сыну во всем единосущном Духе

Итак, надлежит тебе исповедовать о Боге Отце, что Он рождает Сына, но не был прежде Сына; и о Сыне, что Он рождается от Отца, но не так, чтоб проявился после Отца; и о Духе Святом, что Он исходит от Отца, но и Сам есть совечен и единосущен Отцу и Сыну. И поклоняйся всему Духу Святому во всем собезначальном Отце, и всему Отцу во всем совечном Сыне, и всему Сыну во всем единосущном Духе, единому, триипостасному, совечному и сосущному, нераздельному и неслиянному существу и естеству, как единому началу всего сущего и единому Богу, Творцу всяческих, - да научишься познанию того, что выше тебя, от того, что есть в тебе самом, и не забываешь образа, какой сподобился ты получить от Бога.

Ибо и собственный твой дух, или душа твоя вся есть во всем уме твоем, и весь ум твой - во всем слове твоем, и все слово твое - во всем духе твоем, нераздельно и неслиянно. Сие есть образ Божий и сим обогащены мы свыше, то есть чтоб быть нам подобными Богу и Отцу и иметь в себе образ Того, Кто создал нас. Посему и когда делаем какому-либо человеку поклон, то единое почтение свидетельствуем ему, как имеющему ум, душу и слово, не разделяя их и не предпочитая одно что-либо из сих трех преимущественным почтением, но как он имеет в себе сии три нераздельно и неслиянно, то кланяемся ему и почтение воздаем, не как сущему три сия, но как единому человеку, по общему образу Творца Бога. Таким же образом должно тебе относиться и к Богу, даровавшему тебе сии свойства, и благочестно поклоняться Святой, единосущной и собезначальной Троице, яко единому Богу, помышляя, какими благами почтил тебя Бог, создавший тебя по образу Своему.

Исповедуем равночестного, равномощного и единосущного Отца с Сыном и Духом, Троицу Святую, как единое начало, власть и господство, подобно как и собственный наш ум равночестен, равномощен и единосущен с словом и душою, поколику есть одного с ним естества и существа. Сие есть честь, дарованная нам от Бога, да познаваем Бога и благоговейно чтим Его, яко Отца и Творца, Коим рождены и созданы. Теперь, если человек лишится одной какой из показанных трех принадлежностей, то уже не может быть человеком. Отыми у человека ум, - отымешь вместе с умом и слово, - и выйдет человек безумный и бессловесный. Отыми у него душу, - отымешь вместе с нею и ум и слово. Также если отымешь одно внутреннее слово, то расстроишь все естество человеческое. Ум, который не рождает слова, не может и из другого места принять слова, ибо, как возможно другого места услышать слово тому, кто сам стал глух и бессловесен, и выступил из чина естества своего? Как естественно имеем мы в себе дух дышущий, коим дышим и живем, так что, пресекись дыхание, мы тотчас умрем, так и ум наш естественно имеет в себе силу словесную, которою рождает слово, и если он лишен будет естественного ему порождания слова, - так, как бы он разделен и рассечен был с словом, естественно в нем сущим, то этим он умерщвлен будет и станет ни к чему негожим. Так ум наш получил от Бога естественную ему принадлежность всегда рождать слово, которую имеет нераздельною и всегда с собою соединенною. Если ты отымешь слово, то вместе с словом отымешь и ум, породителя слова. Теперь помысли о первообразе своем, и по сему примеру с точностию уразумеешь, что, кто отрицается от Сына Божия, тот отрицается и от Отца, родившего Его. Кто же отрицается Отца и Сына, тому возможно ли не отрещись и Духа Святого, хотя бы и не хотел того?

Итак, кто называет одно какое-либо из трех лиц большим или меньшим других, тот еще не извлек ума своего из глубины страстей, чтоб мочь умными очами узреть и познать себя самого, и по себе самому уразуметь, что как в нем самом ум не больше и не меньше души, душа - ума, слово - ума и души, таким же образом не больше и не меньше Отец Сына, Сын - Отца, Святой Дух - Отца и Сына, но собезначальны суть и равночестны. Больше и меньше и на мысль не следует никому принимать в отношении к Святой и равночестной Троице. О человече! Ты почтен от Бога паче всех других тварей достоинством разума, которым властвуешь и царствуешь над ними, почему надлежит тебе то, что выше тебя, уразумевать из того, что есть собственно в тебе самом, из того, что есть в тебе образ Божий, коим был ты удостоен. Как ум человеческий познается чрез посредство слова (хорошо повторять одно и то же, чтоб крепче утвердиться тебе в мыслях и добре, познать сокрытые в тебе тайны царства небесного), а душа опять познается чрез посредство ума и слова, так и Бог Отец познался и познается нам, верным, чрез Единородного Сына Своего, и Дух Святой - чрез соприсносущных Ему Отца и Сына. Как, когда ум рождает слово, то вместе с тем явным делается для слышащих - чрез живое слово или чрез письмена, и желание души, как общее обоим, и уму, и слову - и три сия - ум, слово и душа - не сливаются в едино и не рассекаются на три, но все три вместе и каждое особо зрятся в единой сущности, так надлежит благочестно помышлять и в отношении к Святой, единосущной и нераздельной Троице и исповедать, что Отец неизреченно и недомыслимо рождает Сына и Слово, Которое имел в начале в Себе и Которое нераздельно имеет и по рождении, - что Сын рождается от Отца, с Коим всегда есть нераздельно и соприсносущно, и никогда не отделяется от Него, - и что Дух Святой исходит от Отца и есть соединен и сраслен (соестествен) с единосущным Ему Отцом и Сыном, с Коими и споклоняем и спрославляем есть от всей твари, - и еще, что три сии лица Пресвятой Троицы имеют одну волю. Так познается и открывается Пресвятая Троица благодатию Святого Духа, по благоволению Отца, чрез Сына, всем просвещаемым свыше. При сем надлежит веровать, что пресущная сущность единого Божества сих трех лиц (повторяю опять то же: в освящение себя таким поминанием и словом) есть триипостасна, и, веруя так, явно вместе с нами исповедать, что три ипостаси ее, соединены быв естественно, ни во едино не сливаются, ни на три не разделяются. В каждом из сих трех лиц мысленно созерцаются и другие два, в едином существе, естестве и славе, - и три сии лица есть един Бог, Творец и Вседержитель всего видимого и невидимого.

Кто верует, что Бог есть Творец всех тварей, из несущего создавший все, небесное, земное и преисподнее, тот, зная Творца своего, пребывает в пределах своих и, от красоты тварей восходя умом своим к Создателю, воспевает и славословит Его, как Творца всего сущего, и не пытается постигнуть непостижимое естество Божие. О себе самом знает он, что есть творение Его, подобное всем другим, как мы сказали, о Самом же Творце всего Боге знает, что Он несоздан, безначален, непостижим, неизъясним, неисследим, был всегда и прежде всего, ибо не было времени, в которое не было бы Бога, потому что Он создал времена и веки и был прежде всякого начала; в отношении к Нему ни начало не мыслится, ни конец не узревается, но Он есть безначален и начало всего сущего, и имеет быть присно в бесконечные и нескончаемые веки. Он неприступен, невидим, неизглаголан, недомыслим для всех, от Него созданных тварей, небесных и земных. Его не знали и мы, прежде заблуждавшие и верившие во многих богов, служившие твари и поклонявшиеся идолам. Но Он, как человеколюбивый и многомилостивый, сжалился над невежеством нашим и настолько снисшел к немощи нашей, сколько требовалось, чтоб мы познали, что Святая Троица есть единый Бог совершенный, Коему подобает благочестно поклоняться во Отце и Сыне и Святом Духе. 

О том, что есть Отец, то же есть и Сын, и что есть Сын, то же есть и Дух Святой, - и что три сии суть един Дух, единочестный, единосущный и единопрестольный

Бог, присновоспеваемый и славимый, то есть безначальный Отец, собезначальный Сын Отца и Дух Святой, соприсносущный и единосущный Отцу и Сыну, есть едино естество и слава, Троица единосущная, единое Божество, равночестная и триипостасная сущность, начало всего сущего, и всесоделывающая сила, единопрестольная и единославная, вседержительное Господство и Царство. Сей Бог единый, когда созерцается и веруется в единстве естества, единично и поклоняем бывает от нас, яко Бог единый; когда же исповедуется Троицею, троично и от нас воспевается, то есть в трех раздельных лицах, как научены мы Господом нашим Иисусом Христом, единым из лиц триипостасного Божества, Который заповедует Апостолам Своим крестить во имя Отца и Сына и Святого Духа, чем показывает, что иное лице Пресвятой Троицы есть Отец, иное - Сын, иное - Дух Святой. И опять, когда в другом месте Евангелия говорит Он: Отец мой болий Мене есть (Ин.14:28), или: о себе ничесоже творю (Ин.8:28), то тем показывает, что ино лице есть Отец и ино Сын. Когда также говорит: и Аз умолю Отца Моего, и иного Утешителя даст вам (Ин.14:16)... Духа истины, иже от Отца исходит (Ин.15:26), то тем показывает, что Дух Святой, яко иный Утешитель, есть лице ино от Отца и Сына. Но теми же словами Господа благодать Его дает нам разуметь всяческое единство триипостасного и единосущного Божества и Царства, торжество присносущной жизни и нераздельное единство трех ипостасей, так что где воспевается Отец, там есть и Сын со Святым Духом; где именуется Сын, там есть и Отец с Духом Святым; и где прославляется Дух Святой, там есть и Отец с Сыном.

Будучи, таким образом, просвещены благодатию Духа Святого, что три лица Пресвятой Троицы единосущны суть и равночестны, то есть что ипостаси их неслиянно и нераздельно пребывают вкупе в Божеском естестве и существе едином для всех их, мы, когда возносим ум свой к Богу Отцу, благодатию Святого Духа, восторгающего нас горе чрез Сына, Бога Слова, и простираем к Нему руки и очи свои, говорим: Отче наш, Иже еси на небесех! И опять, когда приступаем воздать молитвы Единородному Сыну Отца, благодатию Духа Святого подающего нам ведение и разумение, говорим: Единородный Сыне, соприсносущное Слово Бога и Отца, единый Сын из единого Отца, Бог из Бога, Безначальный из Безначального, Присносущный из Присносущного, Вечный из Вечного, Свет из Света, Жизнь из Жизни, Неприступный из Неприступного, Непостижимый из Непостижимого, Неизреченный из Неизреченного, Неизменный из Неизменного, Недомыслимый из Недомыслимого, очисти грехи наши! Также, когда призываем Духа Святого, говорим: Душе Святый, несказанно от Отца исходящий и на нас верных чрез Сына нисходящий, Дух жизни и ведения, Дух святости и совершенства, Дух благий, премудрый, человеколюбивый, утешительный, преславный, питающий вместе и напояющий, милующий, просвещающий, укрепляющий, божественный Дух терпения, Дух - податель радости, веселия, целомудрия, мудрости, ведения, кротости, незлобия, беспопечения о мирских вещах, созерцания благ небесных, Дух - отгнатель лености, нерадения, рассеянности и лукавства, Дух - показатель божественных таин, обручение небесного царствия, источник пророчества, кратер учения, дверь покаяния, истребитель грехов, Дух любви, мира, веры, воздержания, - прииди и вселися в ны, и пребудь с нами неотлучно и нераздельно, освяти, обнови и просвети сердца наши, яко единосущный, равночестный и сопрестольный Сыну и Отцу, делающий богами по благодати тех, кои приемлют Тебя, истребляющий всякий грех и приносящий вместе с нисшествием Твоим всякую добродетель, не отвне имея приносимое Тобою, но естественно будучи всякое благо, и тех, коих избираешь в обитель Себе, делая существенно вместителями всякого добра.

Так приносим мы песнь трем лицам Святой Троицы, не как разделяющие на трех богов единое Божество, которое есть единый Бог, нераздельный, но как поклоняющиеся вместе со Отцом Сыну и Духу, вместе с Сыном - Отцу и Духу и вместе с Духом - Отцу и Сыну. Прославляя сии три лица, мудрствуем, что едино есть естество единого триипостасного Божества, единосущное, равномощное, единовольное, соприсносущное, собезначальное, неслиянное и нераздельное. Мы не разделяем неразделимого единства Божества, не помышляем, якобы в Нем есть нечто иное, и иное, и иное, якобы Отец есть иного естества, и Сын - иного, и Дух Святой - иного, и не допускаем несмысленно сущностей и естеств неподобных и друг другу чуждых, но веруем, что сии три лица Божества - един есть Бог, Который разделяется нераздельно по ипостасям и единится неслиянно по единости единого естества, - весь единый в трех ипостасях, и весь троимый в пресущной единости. Один и тот же Бог есть три по ипостасям, и един по единости существа и естества. Так открыл нам Сам Единородный Сын Отца Господь наш Иисус Христос, то есть что сей самый Сын со Отцом и Духом единочестны суть, и единосущны и сопрестольны, говоря: Аз и Отец едино есма, и в другом месте показывая, что и Дух Святой неотменен от того же естества, когда говорил: Дух истины, иже от Отца исходит. Ибо, как из источника воды исходит такая же вода, так и от Бога Отца исходит Бог Дух. Сказано: Дух есть Бог: и иже кланяется Ему, Духом и истиною достоит кланятися (Ин.4:24). Итак, если Отец есть Дух, явно, что и Сын, рожденный от Него, есть Дух, почему святой Павел и говорит: Господь же Дух есть (2Кор.3:17). Дух есть и Дух Святой, исходящий от Отца и чрез Сына подаемый нам, недостойным. Мы говорим: посылается и дается Дух Святой, не в том смысле, якобы Сам Он не хотел того, но в том, что Дух Святой чрез Сына, одно из лиц Святой Троицы, совершает, как собственное свое хотение, то, что благоугодно Отцу, ибо Троица Святая нераздельна по естеству, существу и хотению, но по ипостасям именуется лично - Отец, Сын и Дух Святой, и три сии един есть Бог, имя же Ему - Троица. Он, будучи превыше всякого именуемого имени, слова и глагола, превышает постижение всякого ума и не есть нечто из всего сущего от Него, яко пресущественно изъятый из круга того.

Но помысли, как Святое Писание говорит, что три едино суть. Ибо хорошо говорить одно и то же, потому что помышление и беседа об одном и том же услаждает того, кто умеет находить в сем боголепное удовольствие, - и божественное слово освящает душевные чувства его. Дух есть Бог Отец, как говорит Господь наш. Дух есть и Сын, как рожденный от Него. Если Бог есть Дух, и Дух есть Господь, как говорит Апостол, и Господь в Божественном Писании именуется Духом, то един Дух есть Бог, в трех лицах познаваемый, как сказал о сем Сын, показывая, что триипостасный Бог есть единый Дух, равномощный, единопрестольный, единосущный; почему три сии лица и наименованы единым Духом, чтоб ты не думал, что между тремя лицами Святой Троицы есть какое-либо неравенство, что одно лице больше, а другое меньше, или, что есть в них какое-либо разделение, так чтоб одно лице было вне другого. Бог именуется триипостасным - Отец, Сын и Дух Святой, не для того, чтоб ты помышлял, будто есть какое-либо отособление и неравенство во Святой Троице, но чтоб научить тебя сими наименованиями, что есть в Боге три лица, или три сии ипостаси, - и только. После же того, как познаешь сие, будучи научен и просвещен, как мудрствовать о Боге, не ищи уже более и не исследуй ничего выше сего, но, приняв сие с верою, стой в том, содержа и исповедуя, что все другое, что выше сего, совершенно непостижимо.

Триипостасное Божество по всему равно

Дверь есть Сын, как говорит Сам Он: Аз есмь дверь (Ин.10:9). Ключ к двери сей есть Дух Святый: приимите, говорит,  Дух Свят. Имже отпустите грехи, отпустятся им, и имже держите, держатся (Ин.20:22-23). А дом - Отец: в дому Отца Моего, говорит, обители многи суть (Ин.14:2). Внемлите же тщательно силе слова. Если ключ не отверзет (почему Сам говорит: сему дверник отверзает, Ин.10:3), дверь не отворится, а если дверь не отворится, то никто не войдет в дом Отца, как говорит Христос: никтоже приидет ко Отцу, токмо Мною (Ин.14:6). А что Дух Святой прежде отверзает ум наш и научает нас об Отце и Сыне, об этом опять Сам Христос сказал: егда же приидет Утешитель... Дух истины, иже от Отца исходит, Той свидетельствует о Мне... и наставит вы на всяку истину (Ин.15:26; 16:13). Видишь, что Отец и Сын познаются чрез Духа, и, лучше сказать, в Духе. И опять говорит Господь: аще не иду Аз, Утешитель не приидет к вам (Ин.16:7). А когда приидет, воспомянет вам вся (Ин.14:26). И еще говорит: аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите. И Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами в век, Дух истины. И немного ниже прибавляет: в той день (когда то есть приидет Дух Святый в вас) уразумеете вы, яко Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас (Ин.14:15-17,20). И опять говорит: Иоанн крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым (Деян.1:5). И необходимо так, ибо кто не окрестится Духом Святым, тот не может быть ни сыном Божиим, ни сонаследником Христовым. Вот и Петру Апостолу говорит Господь: дам ти ключи царства небеснаго (Мф.16:19). Конечно, не то сказал Он, что даст ему ключи медные или серебряные, но ключи, достойные дома оного, то есть Духа Святого. Если желаешь знать, каков дом оный, послушай, что говорит святой Павел в послании к Тимофею: блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих, един имеяй безсмертие, и во свете живый неприступнем (1Тим.6:15-16). Если, таким образом, дом оный есть свет неприступный, явно, что и дверь дома того также есть неприступна. И ключ никак не может отверзть дверь, если и он не неприступен и не того же естества с нею, но будет сожжен дверью, как и дверь будет сожжена домом, если не будет того же с нею естества. И будет, что дом оный останется для всех неприступным и невходным. Тогда и вера наша престанет, если Святая Троица разделяется на приступное и неприступное, на большее и меньшее.

Вникните же получше в сказанное мною, и, слыша примеры, взятые мною от вещей чувственных и вещественных, как-то: дом, дверь, ключ, не печатлейте в уме своем никакого телесного образа, чтоб не впасть в недостойные Бога помышления, могущие походить на богохульство, но представляйте все сие в себе самих боголепно, возвышаясь до созерцания сокровенного в том смысла. Если же не можете понимать сего боголепно, то принимайте все одною верою, не позволяя себе слишком много пытать о сих предметах.

Почему Дух Святой называется ключом?

Потому, что чрез него и в Нем впервые просветляется ум наш, и мы, приходя в раскаяние, очищаемся от всякого греха, после чего получаем свет ведения, крещаемся свыше, возрождаемся и делаемся чадами Богу, к Коему и приемлем дерзновение взывать: Авва Отче! как говорит Апостол: сам Дух ходатайствует о нас воздыхании неизглаголанными (Рим.8:26). И еще: посла Бог Духа Сына своего в сердца ваша, вопиюща: Авва Отче (Гал.4:6). Сей-то Дух показывает нам дверь, открывая, что она есть свет. И опять дверь научает нас, что обитающий в доме есть также свет неприступный. Впрочем, не есть ин Бог, обитающий во свете, и ин свет - дом Его, как не есть ин свет Божества, и ин Бог, но один и тот же есть и дом, и обитающий в нем, как один и тот же есть и свет, и Бог. Богословски же называется домом и Сын, как говорит Сам Он: Ты, Отче, во Мне, и Аз в тебе (Ин.17:21). И еще: Аз во Отце Моем, и вы во Мне, и Аз в вас (Ин.14:20). И Дух Святой равно называется также домом. Ибо там, где говорит Господь наш: Я и Отец к нему (любящему Мя и соблюдающему слово Мое) приидем и обитель у него сотворим (Ин.14:23), явно доразумевать надлежит, что это бывает чрез Духа Святого, о Коем говорит Апостол, что Он устрояет себе в душах верующих обитель: не весте ли, яко храм Божий есте, и Дух Божий живет в вас? (1Кор.3:16). Говорит также Апостол: Господь же Дух есть (2Кор.3:17), не потому, что Дух есть Сын, - прочь такое хуление! - но потому, что Сын Божий видится и созерцается в Духе Святом. Но если Дух есть Господь, то явно, что и в отношении к Нему, как и к Господу, можно говорить: Отец в Нем, и Он в нас; и опять равно - мы в Нем, как Он с Богом Отцом, и Бог Отец в Нем.

Выражаясь точнее и с большею определенностию, скажу, что есть одно лице Святой Троицы, тоже суть и другие два лица, ибо лица Святой Троицы тождественны и созерцаются в едином естестве, и существе, и Царстве. Почему чем именуется одно лице, тем же по естеству созерцаются и другие два лица, кроме того, что суть Отец, Сын и Святой Дух, яко лица, то есть кроме свойства рождать Сына и изводить Духа, принадлежащего Отцу, свойства рождаться, принадлежащего Сыну, и свойства исходить, принадлежащего Духу Святому. Эти только особенности имеют неизреченным образом место во Святой Троице, то есть эти свойства принадлежат особо каждому лицу. И никак нельзя иначе помышлять или говорить о них, или переменять имена их. По ним распознаются три лица, и нельзя ни Сына полагать прежде Отца, ни Духа Святого прежде Сына, но надлежит говорить вместе так: Отец, Сын и Дух Святой, не делая никакого пресечения в них, ни даже до самомалейшей части времени или мгновения, ибо вместе с Отцом тотчас же есть и Сын, рожденный, и Дух, исходящий от Отца. В отношении же ко всему прочему одно и то же имя или свойство созерцается и в каждом лице, и во всех трех. Так, например, если назовешь - свет, то и каждое лице есть свет, и все три опять суть един свет - жизнь вечная, и каждое лице равно есть жизнь, то есть и Отец, и Сын, и Дух Святой, и все три опять суть едина жизнь. Бог есть и Отец, Бог есть и Сын, Бог есть и Дух Святой, - каждое лице отдельно, и опять все вместе три лица суть един Бог, - Творец всяческих, как говорит и ветхозаветное Писание: в начале сотвори Бог небо и землю. И рече Бог: да будет свет. Под словом Бог разумеется здесь Отец (не паче ли - Бог, единый в трех). И святой Давид говорит (уже раздельно о каждом лице): Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их (Пс.32:6). Под Словом разумеется здесь Сын, а под Духом уст - Дух Святой (под Господом же - Бог Отец). Также Иоанн Богослов говорит во Святом Евангелии: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу и Бог бе Слово, - очевидно, Сын. Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Ин.1:1,3). Познайте же, прошу вас, все сие, вы, именующиеся чадами Божиими и кажущиеся быть христианами, - вы, учащие других пустыми словами и думающие, что вы выше других, - вы, миряне, говорю, и монахи, и иереи, соберитесь все вместе с любовию к Богу, спросите ведающих и опытных мужей, и взыщите первее узнать все сие с решимостью испытать все то и делом, а потом к сему приложите ревностное старание достигнуть того, чтоб отверзлись, наконец, очи души вашей - узреть Бога, и вы стали воистину чадами Божиими, подобными Богу и Отцу вашему делами и искусом, не словами только, внешним видом и одеждами. Когда сделаетесь таковыми и познаете добре таинства Божии, тогда принимайте и духовные достоинства (церковные чины), чтоб иначе не услышать: увы! и горе! Примите сие во внимание вы, которые, прежде чем познаете тайны Божии, с великим рвением стремитесь взойти на степени достоинств, чуждых вам, которые приличны другим, то есть совершенным, а не вам, несовершенным. Горе, иже мудри в себе самих и пред собою разумни! Горе... полагающим тму свет и свет тму (Ис.5:21,20).

Если хочешь, поведем речь и другим образом, чтоб убедиться, сколь непостижим Бог - Творец всяческих. Господь наш Иисус Христос говорит в Святом Евангелии: Дух есть Бог, то есть Отец (Ин.4:24). А блаженный Павел - уста Христовы - говорит: Господь же, то есть Сын, Дух есть (2Кор.3:17). Итак, если Дух есть Бог, и Дух есть Сын, то где же отчество и сыновство? И скажи мне теперь, что же первое и что большее в Божеском непостижимом естестве, так как ты, новенький и суесловный богослов, приписываешь сие Ему и говоришь так о Нем? Если положишь, что Дух прежде Сына и Отца, то вместе с Духом найдешь и всего Отца, и всего Сына, так как три сии единосущны и нераздельны. Приди же, хоть после сего, к мысли, что Божественное естество непостижимо и недомыслимо для нас, человеков. Еще, - Иоанн Богослов сказал: в начале бе Слово, а не Отец. Ты же глубже самого Иоанна постиг премудрость Божию, и говоришь нам и всему миру: первый есть Отец, чтоб дать разуметь, что Сын есть второй по Отце, и опять, третий по Нем - Дух Святой, проповедуя иное евангелие - богохульства, как иной богослов, глубочайший Иоанна, более его близкий к Сыну и Слову Божию. Но скажи мне ты, проповедующий льстиво и лукаво догмат требожия, по какой причине наперсник Христов Иоанн Богослов не сказал: в начале бе Отец, но сказал: в начале бе Слово? Вот по какой: чтоб научить нас, что ни Бог Слово никому не был ведом яко Сын прежде снисшествия своего на землю и воплощения, ни Бог не был ведом яко Отец, - не потому, чтоб Божество, создавшее мир, не было триипостасно, но потому, что Оно не было еще познаваемо таковым, так как не совершилось еще воплощенное домостроительство Христово. Ибо уже после вочеловечения Бога Слова, Бог и Отец познался нам истинным Отцом, и Бог Слово, воплотившийся для спасения нашего познался Сыном Божиим, по слову Отца, с небес изреченному: Сей есть Сын мой возлюбленный, Того послушайте и по слову Сына, сказавшего: Отче праведный, и мир Тебе не позна, Аз же Тя познах (Ин.17:25), и опять: сказах имя Твое человеком (26), и еще: Отче, прослави Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тя (1), также: Аз и Отец едино есма (Ин.10:30). Вникни, прошу тебя, в силу слов Господа. Он говорит: Аз и Отец едино есма. Себя поставил прежде Отца. Для чего? Чтобы показать равночестность и единославие, какие имеет Он во всем со Отцом, и то, что ни Отец не есть первый, хотя и есть виновник Сына, ни Сын не есть второй, хотя и родился от Отца, ни Дух Святой не есть третий, хотя и исходит от Отца. Ибо так как Троица есть едино из начала, и сие едино именуется Троица по ипостасям, то следует, что из сих трех ипостасей, или лиц, ни одно не может быть первым пред другим. И ни одно из них не было прежде другого, чтоб тому, которое было прежде, быть первым пред тем, которое от него воссияло. Единая Троица есть едино Божество. Троицею Оно называется по лицам, или ипостасям, и поелику Бог нераздельно разделяется на три лица, не слитно соединенные воедино, то и называется Бог - Троица. И ни одна из сих трех ипостасей не была прежде другой отнюдь. Ни Отец не был прежде Сына, ни Сын - прежде Отца, ни Отец и Сын - прежде Духа Святого, чтоб один кто был первым пред другим. Все три лица равно безначально сосущи и совечны.

Итак, Святая Троица есть единый Бог, неизреченный, безначальный, несозданный, непостижимый, неразделимый. И невозможно нам ни умом постигнуть Его, ни достойно определить словом. Но чтоб нам совсем не забыть Бога и, храня о Нем полное молчание, не казаться живущими как какие-нибудь безбожники, для того снисходительно позволено нам говорить о Боге и божественном, сколько сие под силу человеческому естеству, говорить так, как научены мы божественными Апостолами и 6огодухновенными отцами нашими, чтоб, воспоминая о Нем часто, славили мы Его благость и человеколюбивое домостроительство, совершенное Им для нас. Но мы, как бы сведения не имея о том, что земля есмы и пепел, выходим за пределы меры своей и не трепеща исследуем, пытаем, гадаем, надумываем и в воображении своем произвольно построеваем то, что недомыслимо и неизреченно для самих Ангелов и для всех небесных чинов, - произвольно мудрствуем о Боге и говорим о том без всякого благоговеинства и страха, как бы какие неверные, нисколько не наученные тайнам Божиим. Скажи, наконец мне ты, брате, который без стыда позволяешь себе исследовать и пытать, что касается Божеского естества, веруешь ли, что Бог триипостасный безначален, неизречен, неисследим, невидим, ни для ума непостижим, ни для слова неизглаголан? И что Он не имел начала, ни дней, ни лет, ни веков, но был всегда, и всегда пребывал таковым же? - Да, говоришь, верю. Итак, если ты веруешь тому, что Святая Троица всегда была, как и воистину была, Бог един, Который, когда восхотел, привел из несущего в бытие небо и землю, и все, что в них, прежде того создав все небесные воинства ангельские, после же всех тварей сотворив и человека, - так что нет ничего ни на небе, ни на земле, ни в преисподних, что не было бы создано из несущего, - один же только триипостасный Бог, Творец и Создатель всяческих, есть безначален и несоздан, присно сый и прежде всех сый, - если веруешь сему, то чего ради не заграждаешь сам себе уст своих, со страхом и трепетом поклоняясь Творцу всяческих, как делают сие все воинства ангельские, сущие на небесах, но, оставив рассматривать и исследовать себя самого, дерзкою и самоуверенною душою любопытствуешь о непостижимом естестве Бога? Не трепещешь, человече, как бы не ниспала с неба какая-либо стрела молнийная и не попалила тебя?!

Если Бог, триипостасно единый, не создан есть и безначален, был всегда и прежде всего, видимого и невидимого отелесенного и бестелесного, познаваемого нами и не познаваемого, - что все получило бытие от единосущной и нераздельной Троицы, единого Божества, то скажи мне, каким способом твари могут познать Творца, начавшие быть - Всегда-сущего, созданные - Несозданного? Как они, от Него после получившие бытие, могут познать Его - безначального? Как могут они понять, каков Он и колик, и как есть? Нет, нет, никак не могут они понять ничего из этого, разве только насколько восхощет Сам Творец, Который как дает всякому человеку дыхание, и жизнь, и душу, и ум, и слово, так благоволит человеколюбно даровать и познание о Себе, да ведают Его, сколько подобает. Иначе же твари, получившей бытие от Бога, никак невозможно постигнуть Творца своего. Впрочем, и это ведение, какое Он дает нам, верующим в Него, дает Он нам ради веры нашей, чтоб знание подтверждало веру, которая бывает без знания, и таким образом, посредством знания утверждался в вере всякий, оглашенный словом, и убеждался, что есть Бог, в Которого уверовал он по одному словесному учению.

Такое ведение получают верующие посредством многообразных и многоразличных знамений, гаданий, зерцал, таинственных и неизреченных действий, божественных откровений сокровенного, созерцания тварей и посредством другого многого, помощию чего каждодневно возрастает вера таковых верных и восходит в любовь и пламенное желание Бога. И не только это, но их еще Бог удостоверяет, как и Апостолов, чрез апостольское присещение (надсматривание, наблюдение) Святого Духа, и они совершеннее просвещаемы и научаемы бывают светом Духа Святого, что Бог непостижим, неизречен, несоздан, вечен и присносущ. От Духа Святого научаются они всякому разумению и познанию, и всякому слову премудрости и ведения таинственнейшего, сверх того получают силу творить чудеса, дар пророчества, роды языков и сказания языков, дар заступления и управления городов и народа, познание будущих благ, вкушение царствия небесного, сыноположение и самое облачение во Христа, с ведением таин Христовых и наипаче тайны домостроительства Его во спасение наше. И вообще говоря, все сие и многое другое подобное, чего не знают неверные, мы, сподобившиеся соделаться верными, можем знать, мудрствовать о том и говорить, будучи научаемы и просвещаемы благодатию Пресвятого Духа.

Сим же способом удостоверяемся и утверждаемся в убеждении, что Бог, создавший всяческая, Он же создал и нас, персть взем от земли, и даровал нам ум, слово и душу мысленную, сотворил нас по образу и подобию Своему, отогнал от нас тьму неведения. И благоволил показать нам, хотя примрачно и некоторым образом как бы в тени, - то, что выше нас, изъясняя сие помощию того, что видится в нас самих. Так узнали мы, видим и веруем, что как Бог, создав тело, сотворил потом вместе (за раз) и душу, и ум, и самое внутреннейшее слово наше (ибо Писание, - говоря, что Бог создал человека, персть взем от земли, и вдунул в лицо его дыхание жизни, и бысть человек в душу живу, - показывает, что вместе с душою были и ум наш и слово, ни одно из них не было прежде других, так как все три вместе едино суть и дарованы нам в едином дыхании жизни), как, говорю, в сих трех ни одно не было прежде другого, так как все три единого суть естества и существа, так и в Святой, единосущной и единочестной Троице ни одно лицо не было прежде другого. Бог - Творец образа, то есть человека, выну (всегда) триипостасен сый, никогда не имел ни одного из трех лиц, которое было бы прежде других, но три лица вместе суть един Бог, и опять, сие единое, то есть Бог равным образом всегда есть в трех лицах.

Итак, исповедуем, веруем, свидетельствуем и утверждаем, пред теми особенно, которые не почитают дерзким испытывать относящееся до непостижимого Божества, что Пресвятая Троица, в которую мы крещены, есть Бог триипостасный, Отец, Сын и Дух Святой, как благодатию Святого Духа удостоверились мы из самого Божественного Евангелия, но как есть и что есть Святая Троица, все создавшая, сего мы, созданные от Нее, не ведаем. И если сего не ведаем, как и поистине не ведаем, а между тем дерзаем говорить и толковать о том, чего не ведаем, то скольким стрелам молнийным праведно ниспасть на нас, чтоб попалить нас? В самом деле, то, что не похоже ни на что из сотворенного, ни видимое, ни невидимое, но есть выше всего, как можем познать мы, твари тленные, чувственные, слепые и непросвещенные? И особенно когда грехи наши, как стена, стоят между нами и Богом и отделяют нас от Него? - Каковую стену грехов наших, если не разорим мы покаянием или не прейдем, то не только Бога не возможем познать, но не познаем даже и того, что мы человеки. Ибо пока стоит эта стена и преграда грехов наших и нас отделяет от света, как возможно нам, пребывая во тьме, познать самих себя, или понять истинно, что мы такое, откуда взяв начало, приходим в мир сей, куда идем и какого рода твари есмы? Не зная же самих себя, не тем ли паче не можем познать Того, Кто несравненно выше нас? Если б мы познавали самих себя, то не стали бы с такою дерзостию говорить о Боге. Говоря же о Боге и божественных вещах, мы, не просвещенные и Духа Святого не имеющие, тем самым показываем, что не знаем самих себя. Если б мы знали самих себя как следует, то никогда не подумали бы, что достойны даже на небо воззреть и видеть этот чувственный свет мира или попирать ногами эту землю. Почему что может быть нечистее того, кто в гордостном самомнении покушается учить о тех, яже Духа суть, без Духа? И что сквернее того, кто, не хотя покаяться и предочистить себя, но минуя сие, приступает богословствовать с одним лжеименным знанием и внешнею мудростию и рассуждать с дерзостию и самоуверенностию о сущем, и сущем всегда неизменно одинаково? Такой, если б не сделал никакого другого греха, - хотя это и невозможно, - за это одно делает себя повинным вечному мучению. Ибо всякий высокосердый нечист в очах Божиих. Некоторые же из таких до такого доходят несмыслия, что начинают говорить и думать, будто никакого не имеют греха. О безумие! Никого нет без греха, кроме единого Бога. Вси согрешиша и лишени суть славы Божия, говорит божественный Апостол (Рим.3:23). Если же, по сему божественному слову, все согрешили и лишены славы Божией, и никого потому нет без греха, кроме единого Бога, то говорящий о себе, что не согрешил, и сам того не чувствуя, равным себя творит Богу, будучи в действительности равен деннице, велеречившему: выше облак поставлю престол мой и буду подобен Вышнему.

Богодухновенному учению мы от начала научены Апостолами Христовыми и божественными отцами нашими, почему отвергаем все пустые и бесполезные суесловия тех, которые все время свое проводят в пытании и исследовании того, что непостижимо для самых Ангелов, и держим исповедание веры нашей сохранно невредимым и непоколебимым, - так, как приняли его в начале от самих Апостолов. Мы веруем в Отца и Сына и Святого Духа, Троицу неслиянную и нераздельную, в Которую крестились, Коею живем и от Коей в зависимости состоим и здесь, и в вечные веки. От сей Святой Троицы имеем мы как бытие, так и благобытие. Когда бы с Нею прейти нам и в другую жизнь, туда, где всех веселящихся жилище и хор выну празднующих духовным празднеством. Сей Троице подобает всякая слава, честь и поклонение ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Максим Исповедник

Преподобный Максим Исповедник 

---картинка линии разделения---

Единица неслиянная и Троица нераздельная

Едино есть пребезначальное и пресущественное благое Существо, Триипостасная Единица, Отец, Сын и Дух святой, трех беспредельных беспредельное сосущие, относительно бытия Коего, как Он есть, что есть и каков есть, для сотворенных умов недоступно всякое разумение. От всякого убегает оно уразумений умствующих, отнюдь не исходя из естественной своей внутри сокровенности, и всякое всех ведений безмерно превосходит ведение.

Един Бог Отец, Единого Сына Родитель, и Единого Духа Святого Изводитель; Единица неслиянная, и Троица нераздельная; Ум безначальный, Единый Родитель Единого, существенно безначального Слова, и Единой присносущной Жизни, т. е. Духа Святого, Источник.

Един Бог, Единица безначальная и пресущная, частей не имеющая и нераздельная; один и тот же и Единица и Троица

Мы не признаем во Христе различия лиц, потому что Троица пребыла Троицей, и после того, как Слово воплотилось, чрез сие воплощение не приложилось новое лице к Святой Троице. Но признаем в Нем различие естеств, чтоб не исповедать плоти по естеству единосущной Слову.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Святитель Иоанн Дамаскин

Святитель Иоанн Дамаскин

---картинка линии разделения---

О Святой Троице

Итак, веруем во единого Бога, единое начало, безначального, несозданного, нерожденного, нетленного, равно и бессмертного, вечного, бесконечного, неописуемого, беспредельного, всемогущего, простого, несложного, бестелесного, чуждого истечения, бесстрастного, неизменяемого и непременяемого, невидимого, – источника благости и правды, свет умственный и неприступный, – в силу, никакою мерою неопределимую и только собственною волею измеряемую, – ибо все, что восхощет, может, – всех тварей видимых и невидимых создательницу, всеобъемлющую и сохраняющую, обо всем промышляющую, вседержительную, над всем начальствующую и царствующую царствием нескончаемым и бессмертным, не имеющую никакого соперника, все наполняющую, ничем не объемлемую, но всеобъемлющую, содержащую и все превышающую, которая проникает все сущности, сама оставаясь чистою, пребывает вне пределов всего и изъята из ряда всех существ как пресущественная и превыше всего сущая, пребожественную, преблагую, преисполненную, которая устанавливает все начальства и чины, а сама выше всякого начальства и чина, выше сущности, жизни, слова и разумения, которая есть сам свет, сама благость, сама жизнь, сама сущность, так как не имеет от другого ни бытия, ни чего-либо из того, что есть, но сама есть источник бытия для всего существующего, жизни – для всего живущего, разума – для всего разумного, причина всех благ для всех существ, – в силу, которая знает все прежде бытия всего, единую сущность, единое Божество, единую силу, единое хотение, единое действие, единое начало, единую власть, единое господство, единое царство, в трех совершенных ипостасях познаваемую и покланяемую единым поклонением, веруемую и почитаемую от всякой словесной твари (в ипостасях), неслитно соединенных и нераздельно разделенных, что и непостижимо, – в Отца и Сына и Духа Святаго, во имя Которых мы и крестились, ибо так Господь заповедал крестить Апостолам, сказав: «крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф.28:19).

(Веруем) во единого Отца, начало всего и причину, не от кого-либо рожденного, Который один только не имеет причины и не рожден, Творца всего, но Отца, по естеству, одного Единородного Сына Его, Господа же и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа и в изводителя Всесвятого Духа. И во единого Сына Божия Единородного, Господа нашего, Иисуса Христа, рожденного от Отца прежде всех веков, Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, несотворенного, единосущного Отцу, чрез Которого все произошло. Говоря о Нем: «прежде всех веков», – мы показываем, что Его рождение – безвременно и безначально, ибо не из не сущего приведен в бытие Сын Божий, «сияние славы и образ Ипостаси» Отчей (Евр.1:3), живая премудрость и сила, Слово ипостасное, существенный, совершенный и живой образ невидимого Бога, но Он присно был с Отцем и в Отце, из Которого родился вечно и безначально. 

 

Иисус Христос

Иисус Христос (Сын) 

Ибо Отец никогда не существовал, когда не было бы Сына, но вместе Отец, вместе и Сын, от Него рожденный. Ибо Отец без Сына не назывался бы Отцем, если бы существовал когда-либо без Сына, то не был бы Отцем, и если после стал иметь Сына, то также после сделался Отцем, не будучи прежде Отцем, и подвергся бы изменению в том, что, не быв Отцем, стал Им, а такая мысль есть ужаснее всякого богохульства, ибо нельзя сказать о Боге, чтобы Он не имел естественной силы рождения, а сила рождения состоит в способности родить из себя, т. е. из собственной сущности, существо, подобное себе по естеству.

Итак, нечестиво было бы утверждать о рождении Сына, что оно произошло во времени и что бытие Сына началось после Отца. Ибо мы исповедуем рождение Сына от Отца, то есть из Его естества. И если мы не допустим, что Сын изначала существовал вместе с Отцем, от Которого Он рожден, то введем изменение ипостаси Отца в том, что Отец, не будучи Отцем, после сделался Отцем. Правда, тварь произошла после, но не из существа Божия, а волею и силою Божиею приведена из небытия в бытие, и поэтому не произошло никакого изменения в естестве Божием. Ибо рождение состоит в том, что из сущности рождающего производится рождаемое, подобное по сущности, творение же и создание состоит в том, что творимое и созидаемое происходит извне, а не из сущности творящего и созидающего, и есть совершенно неподобно по естеству.

Поэтому в Боге, Который один только бесстрастен, неизменяем, непреложен и всегда одинаков, бесстрастно как рождение, так и творение.

Ибо, – будучи по естеству бесстрастен и чужд истечения, потому что прост и несложен, – Он не может подлежать ни страданию, ни истечению ни в рождении, ни в творении, и не имеет нужды ни в чьем содействии. Но рождение (в Нем) безначально и вечно, так как оно есть действие Его естества и происходит из Его существа, иначе рождающий потерпел бы изменение, и был бы Бог первый и Бог последующий, и произошло бы приумножение. Творение же у Бога, как действие хотения, не совечно Богу. Ибо приводимое из небытия в бытие не может быть совечно Безначальному и всегда Сущему. Бог и человек творят неодинаково. Человек ничего не приводит из не сущего в бытие, но, что делает, делает из прежде существовавшей материи, не только пожелав, но и прежде обдумав и представив в уме то, что хочет сделать, потом уже действует руками, принимает труды, утомление, а часто не достигает цели, когда усердное делание не выходит так, как хочется. Бог же, только восхотев, вывел все из не сущего в бытие: равным образом не одинаково и рождают Бог и человек. Бог, будучи безлетным и безначальным, и бесстрастным, и свободным от истечения, и бестелесным, и единым только, и бесконечным и рождает безлетно и безначально, и бесстрастно, и без истечения, и вне сочетания, и непостижимое Его рождение не имеет ни начала, ни конца. Безначально рождает Он, потому что неизменяем; – без истечения потому, что бесстрастен и бестелесен; – вне сочетания потому, что опять и бестелесен, и есть един только Бог, не имеющий нужды в ком-либо другом; – бесконечно же и непрестанно потому, что и безлетен, и безвременен, и бесконечен, и всегда одинаков, ибо, что безначально, то бесконечно, а что бесконечно по благодати, то отнюдь не безначально, как, напр., Ангелы.

Итак, присносущный Бог рождает Слово Свое совершенное безначально и нескончаемо, чтобы не рождал во времени Бог, имеющий высшие времени и естество, и бытие. Человек же, как очевидно, рождает противным образом, потому что подлежит и рождению, и истлению, и истечению, и размножению, и облечен телом, и в естестве человеческом заключается пол мужской и женский, и муж имеет нужду в пособии жены. Но да будет милостив Тот, Который выше всего и Который превосходит всякую мысль и разумение.

Итак, святая Кафолическая и Апостольская  Церковь учит вместе и об Отце, и о Единородном Его Сыне, из Него рожденном безлетно, без истечения, бесстрастно и непостижимо так, как ведает это один только Бог всяческих. Как вместе существуют и огонь, и свет, из него происходящий, – не прежде огонь, а потом уже свет, но вместе – и как свет, всегда рождающийся из огня, всегда есть в огне и никогда от него не отделяется, – так и Сын рождается из Отца, никак не отделяясь от Него, но всегда пребывая в Нем. Но свет, неотделимо рождающийся от огня и всегда в нем пребывающий, не имеет собственной, по сравнению с огнем, ипостаси, ибо он есть природное свойство огня; Сын же Божий Единородный, из Отца рожденный нераздельно и неразлучно и в Нем всегда пребывающий, имеет Свою собственную ипостась, сравнительно с ипостасью Отца.

Итак, Сын называется Словом и «сиянием», потому что рожден от Отца без всякого сочетания и бесстрастно, и безлетно, и без истечения, и неразлучно, называется же «Сыном» и образом Отчей ипостаси потому, что Он совершен, ипостасен и во всем подобен Отцу, кроме нерожденности, (называется) «Единородным» потому, что Он один только от одного Отца рожден единственным образом, ибо никакое другое рождение не подобно рождению Сына Божия, и нет другого Сына Божия. Дух Святый, хотя исходит от Отца, но не по образу рождения, а по образу исхождения. Здесь другой образ бытия, также непостижимый и неведомый, как и рождение Сына Божия. Поэтому все, что имеет Отец, имеет и Сын, кроме нерожденности, которая означает не различие в сущности или в достоинстве, а образ бытия – подобно тому как Адам, который не рожден, ибо он – творение Божие, и Сиф, который рожден, ибо он – сын Адамов, и Ева, которая вышла из ребра Адамова, ибо она не была рождена, различаются друг от друга не по природе, ибо они – люди, но образом бытия.

Должно знать, что слово αγενητον, когда пишется через одно ν, означает нечто несотворенное, т. е. не происшедшее; когда же чрез два νν (αγεννητον), то означает нерожденное. И по первому значению слова сущность от сущности различается: ибо иное есть сущность несотворенная, означаемая словом с одним ν, и иное, – сущность произведенная или сотворенная. По второму же значению сущность от сущности не различается. Ибо первая ипостась всякого вида животных не рождена, а не несотворена, ибо все они сотворены Создателем и приведены в бытие Словом, но не родились, ибо прежде не существовало другого однородного существа, из которого они могли бы родиться.

Итак, что касается первого значения, то слово αγενητος приличествует трем пребожественным ипостасям Святого Божества, ибо они единосущны и несозданны, второе же значение αγεννητος - никак. Ибо один только Отец нерожден, потому что Он имеет бытие не из другой какой-либо ипостаси; и один только Сын рожден, потому что из сущности Отца родился безначально и безлетно; и один только Дух Святый исходящ, потому что из сущности Отца не рождается, но исходит. Так учит Божественное Писание, хотя образ рождения и исхождения пребывает для нас непостижимым.

Должно знать и то, что наименования отечества, сыновства и исхождения не от нас перенесены на блаженное Божество, но, напротив, нам переданы оттуда, как говорит божественный Апостол«сего ради преклоняю колена моя ко Отцу, ...из Него же всяко отечество на небесех и на земли» (Еф.3:14,15).

Если же говорим, что Отец есть начало Сына и больше Его (Ин.14:28), то этим не показываем, что Он первенствует пред Сыном по времени или по естеству; ибо чрез Него Отец «веки сотвори» (Евр.1:2). Не первенствует и в каком-либо другом отношении, если не в отношении причины, то есть потому, что Сын родился из Отца, а не Отец из Сына, что Отец есть виновник Сына по естеству, подобно тому, как не говорим, что огонь происходит из света, но, напротив, свет от огня. Итак, когда услышим, что Отец есть начало и больше Сына, то должны разуметь Отца как причину. И как не говорим, что огонь – одной сущности, а свет – другой, так нельзя говорить, что Отец – одной сущности, а Сын – иной, но оба – одной и той же. И как говорим, что огонь сияет чрез выходящий из него свет, и не полагаем, что свет, происходящий из огня, есть служебный его орган, а, напротив, есть естественная его сила; так говорим и об Отце, что все, что делает Отец, делает чрез Единородного Сына Своего не как чрез служебное орудие, но как чрез естественную и ипостасную Силу; и как говорим, что огонь освещает и опять говорим, что свет огня освещает, так все, что «творит Отец, и Сын такожде творит» (Ин.5:19). Но свет не имеет особенной от огня ипостаси, Сын же есть совершенная ипостась, неотлучная от Отчей ипостаси, как это мы выше показали. Невозможно, чтобы среди тварей был найден образ, во всем сходно показывающий в себе самом свойства Святой Троицы. Ибо, сотворенное и сложное, скоротечное и изменчивое, описуемое и имеющее образ и тленное – как в точности объяснит чуждую всего этого пресущественную Божественную сущность? А известно, что всякая тварь подчинена большей части таких свойств и по самому естеству подлежит истлению.

Подобным образом веруем и во единого Духа Святаго, Господа животворящего, из Отца исходящего и в Сыне почивающего, Отцу и Сыну «спокланяема» и «сславима», как и единосущного и совечного; в Духа от Бога, Духа «правого», владычествующего, источника премудрости, жизни и освящения; в Бога, со Отцем и Сыном сущего и называемого, несозданного, Полноту, Творца, Вседержителя, всесовершающего, всесильного, бесконечно могущественного, обладающего всякой тварью и не подчиненного господству, в Духа боготворящего, и небоготворимого; наполняющего, не наполняемого; сообщающего, но ничего не заимствующего; освящающего и не освящаемого, Утешителя, как принимающего моления всех, во всем подобного Отцу и Сыну, от Отца исходящего, чрез Сына подаваемого и «воспринимаемого» всею тварью; чрез Себя Самого творящего и осуществляющего все без изъятия, освящающего и сохраняющего, ипостасного, существующего в Своей собственной ипостаси, неотлучного и неотделимого от Отца и Сына; имеющего все, что имеет Отец и Сын, кроме нерожденности и рожденности, ибо Отец безвиновен и нерожден, потому что не есть от кого-либо, но Сам от Себя имеет бытие и из того, что имеет, ничего не имеет от другого, напротив, Он Сам есть для всего начало и причина того образа, как оно существует от природы. Сын же от Отца – по образу рождения, Дух же Святый, хоть также от Отца, но не по образу рождения, а по образу исхождения. Что, конечно, различие между рождением и исхождением есть, это мы узнали, но какой образ различия, этого никак не постигаем. Знаем только, что и рождение Сына, и исхождение Святаго Духа происходят одновременно.

Итак, все, что имеет Сын, и Дух имеет от Отца, даже самое бытие. И если что не – Отец, то не есть ни Сын, ни Дух; и если бы чего не имел Отец, того не имеет Сын и Дух, но чрез Отца, то есть потому, что существует Отец, существует Сын и Дух, и чрез Отца имеет Сын, также и Дух, все, что имеет, потому, то есть, что Отец имеет все это, – кроме нерождаемости и рождения, и исхождения. Ибо одними только ипостасными свойствами и различаются между собою три святые ипостаси, нераздельно различаемые не по сущности, а по отличительному свойству каждой ипостаси.

Говорим же, что каждое из этих трех лиц имеет совершенную ипостась, для того, чтобы нам не принять совершенной природы за одну, сложенную из трех несовершенных, но за единую простую сущность в трех совершенных ипостасях, которая выше и впереди совершенства. Ибо все составляемое из несовершенного необходимо есть сложно, но из совершенных ипостасей не может произойти сложение, почему мы и не говорим, что вид из ипостасей, но – в ипостасях. Из несовершенного сказали, т. е., из того, что не представляет собою целого вида той вещи, которая из него составляется, – так камень, дерево и железо – сами в себе совершенны по своей природе, но в отношении к дому, который из них строится, каждое несовершенно, потому что каждое, отдельно взятое, не есть дом.

Итак, мы называем ипостаси (Св. Троицы)  совершенными, чтобы не ввести сложности в Божеское естество, ибо сложение – начало раздора. И опять говорим, что три ипостаси находятся одна в другой взаимно, чтобы не ввести множества и толпы богов. Исповедуя три ипостаси, признаем несложность и неслитность (в Божестве), а исповедуя, что эти ипостаси единосущны одна другой, и признавая в них тождество воли, действия, силы, власти и, если можно сказать, движения, мы признаем их нераздельность и то, что Бог есть един; ибо Бог, Слово и Дух Его истинно один Бог.

О различии трех ипостасей, и о деле, и уме, и мысли

Надобно знать, что иное есть рассматривать предмет на самом деле, и иное – умом и мыслию. Так, мы на самом деле видим различие неделимых во всех тварях: на самом деле Петр представляется отличным от Павла. Но общность, связь и единство созерцаются умом и мыслью, так мы умом постигаем, что Петр и Павел одной и той же природы, имеют одно общее естество. Ибо каждый из них – животное разумное, смертное, и каждый есть плоть, одушевленная душою, как разумной, так и одаренной рассудительностью. Итак, эта общая природа постигается умом, ибо ипостаси не существуют одна в другой, но каждая особо и порознь, т. е. сама по себе, и каждая имеет много такого, чем одна от другой отличается. Ибо они и местом отделяются, и временем различаются, и отличаются умом, силой, видом или образом, нравом, темпераментом, достоинством, поведением и всеми характеристическими свойствами, более же всего тем, что существуют не одна в другой, но отдельно, поэтому и говорится: два, три человека и многие.

Это же можно видеть и во всей твари, но в Святой и пресущественной, и высшей всего, и непостижимой Троице иное, ибо здесь общность и единство усматриваются, на самом деле, по причине совечности лиц и тождества их сущности, действия и воли, по причине согласия познавательной способности и тождества власти и силы, и благости – я не сказал: подобия, но тождества – также единства происхождения движения, потому что одна сущность, одна благость, одна сила, одно хотение, одно действие, одна власть; одно и то же, не три, подобные одно другому, но одно и то же движение трех ипостасей, ибо каждая из них едина есть с другой, не менее как с самой собою, ибо Отец и Сын и Святый Дух во всем едино, кроме нерожденности, рождения и исхождения, мыслью же разделенное, ибо мы знаем единого Бога, но замечаем мыслью различие только по свойствам, т. е. отчеству, сыновству и исхождению, как различаем причину, зависящее от причины и совершенство ипостаси, или образ бытия. Ибо в отношении к неописуемому Божеству мы не можем говорить ни о местном расстоянии, как в отношении к нам, потому что ипостаси находятся одна в другой, не сливаясь, впрочем, но соединяясь, по слову Господа, сказавшего: «Аз во Отце и Отец во Мне» (Ин.14:11), – ни о различии хотения, или мысли, или действия, или силы, или чего другого, что производит в нас действительное и совершенное разделение. Поэтому об Отце, Сыне и Святом Духе говорим не как о трех Богах, но, вернее, как об едином Боге, Святой Троице, так как Сын и Дух возводятся к одному Виновнику, но не слагаются и не сливаются, как сливал Савелий, ибо Они соединяются, как мы говорили, не сливаясь, но совокупно друг с другом пребывая и друг друга проникая без всякого смешения и слияния, и так, что не существуют один вне другого или не разделяются в сущности, согласно Ариеву разделению, ибо, чтобы сказать кратко, Божество нераздельно в разделенном, подобно тому, как в трех солнцах тесно друг к другу примыкающих и никаким расстоянием не разделяемых, одно и смешение света, и слияние.

Поэтому, когда смотрим на Божество, на первую причину, на единодержавие, на единство и тождество Божества и, так сказать, на движение и хотение, на тождество сущности, силы, действия и господства, – тогда воображаем себе одно. Когда же смотрим на то, в чем есть Божество, или, чтобы сказать точнее, что есть Божество, и на то, что оттуда – из первой причины существует вечно, равнославно и нераздельно, то есть на ипостаси Сына и Духа, – то будет три, Коим покланяемся. Один Отец – Отец и безначальный, т. е. безвиновный, ибо Он – не от кого-либо. Один Сын – Сын, но не безначальный, т. е. не безвиновный, ибо Он – от Отца, если же взять начало во времени, то и безначальный, ибо Он – Творец времен и не подчинен времени. Один Дух – Святый Дух, происходящий из Отца, но не по образу сыновнему, а по образу исхождения. Так ни Отец не утратил нерождения чрез то, что родил, ни Сын – рождения чрез то, что родился из нерожденного – ибо как иначе? – ни Дух не преложился ни в Отца, ни в Сына чрез то, что Он произошел и потому, что Он Бог. Ибо свойство неизменяемо, иначе как бы оно оставалось свойством, если бы изменялось и прелагалось? – Если Отец есть Сын, то уже не Отец в собственном смысле, ибо в собственном смысле только один Отец и если Сын есть Отец, то Он не есть в собственном смысле Сын, ибо один в собственном смысле Сын, один и Дух Святый.

Должно же знать, что мы не говорим, что Отец происходит от кого-либо, но Самого называем Отцем Сына. Не говорим, что Сын – причина, не говорим и того, что Он Отец, но говорим, что Он и от Отца, и Сын Отца. И о Святом Духе говорим, что Он от Отца и называем Его Духом Отца, но не говорим, что Дух и от Сына, а называем Его Духом Сына, как говорит божественный Апостол: «аще кто Духа Христова не имать, сей несть Его» (Рим.8:9), и исповедуем, что Он и открылся нам, и преподается нам чрез Сына, ибо сказано: «дуну и глагола им (ученикам Своим): приимите Дух Свят» (Ин.20:22); подобно тому, как луч и сияние (происходят) от солнца, ибо оно есть источник и луча и сияния, но сияние чрез луч нам сообщается, и оно освещает нас и приемлется нами. О Сыне же не говорим ни того, что Он – Сын Духа, ни того, что Он – от Духа.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский

---картинка линии разделения---

Троица Святая, Отец, Сын и Дух Святой

Как свет, воздух и вода находятся вместе и взаимно проникают друг друга и притом не сливаются, но каждое остается тем, что оно есть: свет – светом, воздух – воздухом, вода – водою, сохраняя вполне свои единичные свойства, а существом составляя одно вещество, так, некоторым образом, и Лица Пребожественной Троицы находятся всегда вместе и не разделяются друг от друга; Отец в Сыне, и Сын во Отце, и Дух Святый, от Отца исходя, в Сыне почивает, – но в то же время каждое Лицо остается с личными Своими свойствами: Бог Отец нерожден, несотворен, неисходящ; Сын рожден; Дух Святый исходен от Отца, а существо у трех Лиц одно – Божественное, простое существо, это подобие основывается на словах Самого Господа нашего Иисуса Христа, Который Себя называет Светом мира, а о Духе Святом говорит, уподобляя Его в действиях водяной стихии: веруяй в Мя, якоже рече писание, реки от чрева его истекут воды живы. Сие же рече о Дусе, Егоже хотяху приимати верующии во имя Его (Ин.7:38,39). Уподобляет также воздуху или ветру: Дух, идеже хощет, дышет, и глас Его слышиши, но не веси, откуду приходит, и камо идет (Ин.3. 8). Св. Церковь поет о Духе Святом: аще кому Святый Дух по достоянию дхнет, скоро вземлет от земных (чин погребения священ., степен. «Слава»). 

 

Сошествие Святого Духа

Святой Дух 

Троица Святая, Отец, Сын и Дух Святой для меня и для всех – дыхание и свет, жизнь, сила и оправдание, премудрость, святость, всякое богатство, помощь, исцеление от всяких болезней, молитвенный огонь, источник умиления, хранение, безопасность, всякое благо. Благодарение всегдашнее Тебе, Господу моему. Прими молитву мою о всех людях, особенно же о Церкви Твоей как собрании искренно верующих в Тебя.

Бьется ли радостью и трепетом твое сердце при воспоминании и произнесении святейшего Имени не созданной и все создавшей, всеблагой и всеблаженной Троицы, Отца, Сына и Святого Духа? О пречудное Имя! О пресладкое и всежизненное Имя! О прекрасная существенная и вечная Троице, давшая неизреченную красоту всему созданному духовному и вещественному миру! Укрась и нас по образу и подобию Твоему, вольной волею обезобразивших и растливших себя всякими грехами! Троице правая, Боже наш, слава Тебе!

Единственный и Единородный Сын есть только Сын Божий, и единственный животворящий Дух есть Дух Божий, Которым «всяка душа живится и чистотою возвышается, светлеется Троическим единством священнотайне» (Антифон). Слава Тебе, Господи, открывшему нам тайну Святой Троицы, елика подобаше. Аминь.

Бог Отец – жизнь, Бог Сын – жизнь, Бог Дух Святый – жизнь: Троица Святая – жизнь. Жизнь в имени Отца и Сына и Святого Духа: отвергни сердцем Отца – отвергнешь жизнь твоего сердца; отвергни Сына – отвергнешь жизнь свою; отвергни Духа Святого – отвергнешь жизнь свою – так-таки и отзовется твое сомнение смертью в твоем сердце, скорбью, теснотою мучительною, а Бог останется Богом жизни в Трех Лицах; отвергнешь сомнение сердца, признаешь всем сердцем все Три Лица за Бога, за жизнь свою, и жизнь опять войдет в сердце. Бог в Троице покланяемый, в Самом Себе есть – ей и аминь (2Кор.1:20).

Как Троица – Бог наш Едино Существо, хотя и три Лица, так должны быть и мы – едино. Как прост Бог наш, так должны быть и мы просты, так просты, как бы все мы были один человек, один ум, одна воля, одно сердце, одна доброта без малейшей примеси злобы, – словом, одна чистая любовь, как Бог есть Любовь. – Да будут едино, якоже Мы едино есмы (Ин.17:22).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 

Святитель Феофан Затворник

---картинка линии разделения---

Совершилась икономия нашего спасения!

Действия всех Лиц Пресвятой Троицы в сем деле отныне вступили в силу. Чему быть благоволил Бог-Отец, что исполнил в Себе Сын Божий, то присвоить верующим снисшел ныне Дух Святый. Ибо спасение наше "по предведению Бога Отца, при освящении от Духа, к послушанию и окроплению Кровью Иисуса Христа" (1 Пет. 1:2). Того ради и "крещаемся во имя Отца и Сына и Святого Духа", обязуясь "соблюдать все, что Я повелел вам" (Мф. 28:19,20). Не исповедующие Пресвятой Троицы не могут иметь части в спасительных действиях Лиц Ее и, следовательно, получить спасение. Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, Троице единосущной и нераздельной, предавшей нам исповедание о Себе! "Отче Вседержителю, Слове и Душе, треми соединяемое во Ипостасех естество пресущественно, и пребожественно, в Тебя крестились, и Тебя благословим во все веки".

 

---картинка линии разделения текста---

   

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич

Доктор богословия. Профессор МДА

---картинка линии разделения---

Христианская истина о Боге Троице

Еще одним доказательством истинности христианства является его учение о Боге Троице. Это еще один очень сильный объективный аргумент. Объективный – т.е. со стороны, независимо от наших убеждений.

Это учение говорит, что Бог единосущен, но в трех Ипостасях. Эти Ипостаси – Отец, Сын и Святой Дух. Причем любопытно, что воплощается при этом Вторая Ипостась.

Что же подразумевает христианство под единосущием и триипостасностью? Мы воспользуемся мыслью святых отцов, их аналогиями. Они утверждают, что  поскольку человек является образом Божиим, то наилучшие аналогии мы можем найти через человека. Они говорят – посмотрите, в человеке есть ум, который рождает мысли, идеи – они воплощаются в слова, в творчество. И есть дух человека, его направленность, отражение его состояния (это не ум и не мысли, не идеи, а именно дух). Это три разные вещи. Причем ум действительно рождает, это его свойство – рождать мысли. И, в конечном счете, ум является источником духа человека, дух – исходит, а мысли – рождаются. Например, человек думает-думает, и вдруг – о, нашел, родилась идея, нашлась мысль! Эврика! Т.е. действительно - идеи рождаются, а дух как состояние – это то, в чем живут эти мысли, это то, что исходит от ума как такового.

Святые отцы говорят, что этот образ – наилучшая аналогия понимания Святой Троицы. Для кого-то отцы – не авторитет. Неважно. Но аналогии ведь – действительно интересны. В Писании мы находим: Я и Отец – одно; Видевший Меня видел Отца - и ряд других мест. В то же время Он говорит: Отец мой болий Меня есть (т.е.другой); голос с неба – Сын Мой возлюбленный (т.е.опять другой). Вот это – некая тайна, на которую обращает внимание христианство.

Да, мы не знаем, какова тайна, мы этого не скрываем, что мы не видим. Но говоря на основании того, что открыто – что это единосущное, но Их Три. Сказать же по существу, понять – не можем.

Но задача наша не в том, чтобы до конца понять, а в том, чтобы выяснить - эти мысли, это учение – понять – откуда оно? Где взяли это учение, откуда эта идея, почему о ней пишут?

Первое, на что наталкивается мысль – это знаменитые семейные триады во всех языческих религиях. Это копии человеческих ячеек жизни, семьи – отец, мать, сын. Естественно, что ухватились, прежде всего, за них. Но что мы здесь видим? – что в христианской Троице нет этого. Отец есть, матери нет. И Сын – не потом, после матери, а Сын сразу после Отца и потом вдруг Святой Дух.

Некоторые (Тиллих – протестант) указывали на Святого Духа как на женское начало, но эти попытки, не меняют никакой картины. Сын стоит на втором месте, а не Дух. Эти попытки понять Святую Троицу через семейную триаду оканчиваются полной неудачей. Нет, не отсюда взяли. А откуда? Другие же теории совсем не подходят.

Индуистская Тримурти, даже чисто хронологически, возникла в середине 1-го тысячелетия нашей эры. В дохристианскую эпоху этого не было. Это раз.

Второе – нет никаких оснований предполагать, чтобы Марк, или Матфей, Лука или другие, могли бы что-то знать о тримурти, это индуистское учение и потом перенести его на палестинский менталитет. (Тримурти – три образа (санскр.), изображается одна голова с тремя ликами). Это учение возникло в эпоху, когда христианство уже проникло в Индию. Нет доказательств, но есть основания полагать, что христианство сыграло определенную роль в формировании этой идеи. Каждое из божественных лиц поддерживает только свою определенную функцию: Брахма - творец, Вишну  - поддерживает и Шива - разрушает.

Хочу напомнить, что по учению древних стоиков и древних греческих философов, идею воспринятую потом патристическою мыслью, идею о том, что душа человеческая включает в себя и всё то, что присуще первому уровню – жизни растений, второму – жизни животных, и третий – то, что выделяет человека из всего этого тварного мира – одним словом это – ум, но ум, а не рассудок, поскольку ум – находится в сердце, а рассудок - в голове!

Христианство говорит об уме, как о той высшей способности  человека, благодаря которой он может чувствовать не только себя, но чувствовать и самого Бога. Переживать божественное состояние. Т.о. душа человеческая трехстепенна, трехступенчата, и можно человека свести на первую ступень растительного существования, животного, но может чел., стать и тем к чему он призван – быть человеком, и на каждой ступени человек может переживать различные блага, можно сказать блаженства. И находясь на разных ступенях, человек может переживать самые различные удовольствия, от еды и т.д. – т.е. от тех низших сфер нашего существования, которые присутствуют в человеке, и которые не отвергаются Богом! Христа называли «ядцей и пийцей», т.е. по-русски обжорой и пьяницей.

Забегая вперед, говоря о том, что называется грехом, это в конечно итоге называется как преступление, перешагивание. Едем мимо пропасти, всё хорошо, всё нормально, но что будет, если переступить, хорошо, если кювет, - а если пропасть? Т.е. все эти потребности человека вполне законны, но не переступи!

Это всё в нас присутствует, но человек забывает о том главном, что присутствует в человеке, что дает человеку такое благо которое не сопоставимо с низшими сторонами. Обратите внимание, что все низшие блага они дают мимолетное удовлетворение. Например, человек очень голоден и ему это сейчас – высочайшее благо – вот, поесть! А наелся – и все, прошло. А прошло опять несколько часов – опять захотел есть. А человек, оказывается, обладает способностью совсем другой - не мимолетного, а получения вечного блага. Ни одно, ни растительное, ни животное ощущение не могут дать этого, они всегда сиюминутны.

А вот то, что называется в аскетике умом, находящимся в сердце – открывает в человеке эту потрясающую способность, которой не обладает ни одна тварь - переживания вечного блаженства. Вечного - значит постоянного. И это постоянное благо – есть Божественная любовь.

И в человеке идет постоянная борьба, соревнование - чему он отдаст предпочтение, даже зная о возможности получения этого вечного, постоянного блага. О том, что это доступно, возможно и что это является фактом – об этом ясно говорит история христианства. Столько святых, которые все отдавали и уходили совершенно в дикие дебри, жили в лесах и горах.

Язычество характеризуется тем (по крайней мере, наше европейское язычество), что оно пытается наглухо закрыть ум, и оставить человека только с низшими сторонами существования – растительной и животной, низвести человека до этого уровня, парализовать его. Трагично и бедственно то, что католическая аскетика стала называть Божественной любовью в человеке вот эту низшую сторону. (Тереза, Катарина, Тереза маленькая и др. – эти романы со Христом и есть Божественная Любовь – это действительно катастрофа!) Христианская любовь низводится до животного уровня. Весь протестантизм заражен этим, о сектах и говорить нечего.

Подводя итог, хочу сказать, что духовная жизнь заключается в познании себя, в борьбе внутри себя, со страстями, которые есть внутри нас, понуждению себя к выполнению Божественных заповедей – только на этом пути возможно познание правильной духовной жизни. А мы пытаемся все время подменить этот труд внешним благочестием, внешними святынями, внешним прикосновением к церковным действиям, внешней торжественностью.

Итак, я хочу в течение всего этого курса показать, что христианство является Богооткровенной религией, все основные его истины могли произойти только свыше, на земле их просто нет. Вот еще одна христианская истина – что Бог по христианскому учению есть Троица. Один по существу, но троичен в лицах. Говорить о том, как это понимать – бессмысленно.

Парадоксально - с одной стороны мы говорим о том, что Он один, с другой - что три ипостаси. Ипостась в древней философской мысли и в древнепатристической мысли - это существо - Иван, Петр, Андрей. Вот здесь парадокс - говорим Один, и говорим Три! Когда пытались интерпретировать и снять это противоречие, антитринитарные движения, они говорили, что Бог один, но Он только проявляет себя, в трёх модусах, образах - то как Отец, то как Сын, то как Дух Святой - что произошло? Всё церковное сознание обрушилось и сказало ересь! Тогда с другой стороны, Бог один, но три силы, - снова заявили – ересь! Тогда как? Бог один? Да! Три? Да! Так зачем это утверждение, зачем вы дискредитируете свою веру? Молчите тогда. Нет мы настаиваем, что Бог Один по существу, но троичен в лицах.

Это имеет огромное значение для понимания того догмата христианства, который именуется верой во Христа. Вся суть - что воплощается не Бог, но Бог Слово – вторая ипостась. Но если остановиться на этой триадности - критики христианства усмотрели в этом заимствование языческих триад, существовавших до Христа. Но самая главная триада, которая наполнила почти все языческие триады – это семейная триада. Это Отец, Мать и Сын. Но Отец - то есть, а Мать? – нет, но сразу Сын!, а потом Дух Святой! Полное несогласие. Такое несогласие, за которое кровь проливали, но не отступали.

Именно это утверждение и есть средоточие в христианской вере нет никакой семьи, брака, в отличие от языческих триад. Сына рождает Отец. Тут есть тенденция - Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова и т.д. Но дальше, Дух Святой исходит от Отца. Никто вам не объяснит, в чем разница рождения и исхождения, не в этом дело, не в том, чтобы это объяснить, а в том, что бы ещё раз подчеркнуть со всей силой Три ипостаси, каждая из которой имеет свой образ бытия в троичном единстве. Сын и Дух Святой - не одно и то же. Подчеркивается: Сын – рождается, Дух – исходит от Отца. Этим указанием на рождение и происхождение подчеркивается различие этих ипостасей. А что там, в глубинах - «да молчит всякая плоть человеча». Мы здесь разобраться в электронах не можем, а хотим в Господе Боге разобраться. Вот такое поразительное Откровение дано.

Это как ребенку надо обязательно поковыряться, если ему дать игрушку – он ее обязательно разломает, чтобы посмотреть – что там пищит. Правда, от игрушки уже больше ничего не остается, как только выбросить ее на помойку. Папа и мама говорят ему – ни в коем случае не разбирай ее! Смотрят – уже все она, растерзана в клочья! Что-то пищит. Так и мы лезем. Самого Господа Бога мы бы расчленили на части, если бы только нам удалось, чтобы узнать, что там такое.

Такова искаженная направленность одной из фундаментальных наших способностей – познавательной способности. Неправильно, незаконно познавая – мы разрушаем. В этом одна из причин того, что научно-технический прогресс, пойдя не по тому пути, приводит к разрушению, к смерти, к кризису, к катастрофе. И это особенно очевидно для ученых. Политикам некогда этим заниматься, им надо только скорее подгонять этот прогресс, чтобы все уничтожилось. Так что, слава Богу, что мы не можем добраться до Бога.

Но как же понять Троицу? Такие вопросы задавали во всю историю. Находят некие аналогии, которые дают возможность понять троичность в единстве. Огонь, свет, железо раскаленное и проч. Лучшая из аналогий - тот образ, который существует реально, это творение Божие - человек. Он единственный назван образом Божиим.

Многие святые отцы - Максим Исповедник, Симеон Новый Богослов, Игнатий Брянчанинов и др., указывают на эту аналогию. Суть аналогии такова: В человеке мы видим ум – средоточие личности, ум пребывающий в сердце – аналог Отца. Мысль, произнесенное слово, логос – образ Сына. Направленность ума, его нравственное состояние – Святой Дух. Св. отцы говорят, что такой образ наиболее близкий указывающий (не раскрывающий) на то, как это можно понять единство Божие в трёх ипостасях. Единая личность, но ум рождает мысль, и этот ум изводит определенный дух.

Кстати, откуда приходят мысли? Ум обладает удивительной способностью рождать идею. У одного глубокие, у другого плоские, у третьего – вообще ничего, смотрит – глазами хлопает - но все эти мысли растворены тем духом, который изводит ум – злым или добрым, прекрасным или отвратительным. Ум, слово и дух – всё это единая личность.

И во всех семейных триадах мы видим три бога с одинаковой сущностью (не одной, а одинаковой), и не три ипостаси в единой сущности, а три божества. И мы не видим между ними идеальной любви, о которой говорит христианство – там вплоть до вражды, до измен, до чего угодно. И, кроме того, нет никакого равенства. Если христианское учение утверждает равенство трех ипостасей – в язычестве – отчетливая субординация – кто выше, кто ниже. И вторая ипостась – не мать, а Сын. И Святой Дух – это не женская ипостась.

Другое, на что обращают внимание христианские критики. Это индуистская Тримурти. Индуистское учение о трех богах. Тримурти (санкритск.) – три образа. Речь идет о трех богах в индуизме, о Брахме, Шиве и Вишну, культ которых был более распространен в свое время (1-2 тыс.лет назад). Родилось три основных направления в индуизме. Делались попытки примирить их, враждующих между собою. Положительных результатов не было.

В середине 1-го тысячелетия по Р.Х. видно, как значительное число индуистов признали нечто совершенно новое. То, что в истории получило название Тримурти. Т.е. признали, что всех этих трех богов можно рассматривать как нечто единое по отношению к этому миру.

Брахма – творит, Вишну – поддерживает творение, Шива – разрушает этот мир - потому что, по индуистским религиозным мировоззрениям мир имеет циклическое существование - возникает, живет и разрушается. Цикл занимает миллиарды лет. Это три разных бога, и каждый занимается своим делом.

В христианской Троице совсем этого нет. Василий Великий говорит: «нет отдельной благодати Отца, благодати Сына и Духа, есть Единотройственная благодать. Творческий акт один, а не три. Всё исходит от всех Трех, как от Одного. И созидает их единство – Любовь. Бог является триипостасным и в то же время единым.

Я уж не хочу и говорить, что собой представляют эти боги. У этих богов есть богини, у богинь есть дети. У каждой из них есть свои аватары и коаватары. Супругой Шивы, например, является богиня Кали. У храма этой богини жил Рамакришна, знаменитый йог, открывший йогу западному миру. Кали – самый жуткий образ, который когда-либо создавался человеческим воображением. Жуткая зловещая гримаса, сделанная с потрясающей силой, ожерелье из человеческих  черепов. Этой богине Кали приносились человеческие жертвы. Вид ее ужасен. Какую ненависть надо иметь к христианскому учению, чтобы сопоставить ему Тримурти. Тримурти даже чисто хронологически не могла быть прообразом христианского учения.

Другие образы, подобные Тримурти, это, например, Еленская Геката – трёхликая богиня. Богиня неба, земли (моря) и преисподней. У неё три маски, три лица. Это одно божество, но выступает в разных ситуациях. Это то, о чем учили Павел Самосатский, Савелий и др. еретики.

В христианскую эпоху появилось неоплатоническое учение тоже о троичном божестве, но переосмысленное в платоническом духе. Неоплатоники были знакомы с христианским учением. В конце 2-го века по Р.Х., мы находим учение о неоплатонической триаде. Оно было хорошо оформлено Плотином. Её можно назвать такими именами: первичная сущность, из которой всё проистекает «Эн» или «Единое», вот начало всего существующего, первичная сущность. Это «Единое» эманирует или произливает, изливается (пример: чаша, наполненная до верха, в которой внутри бьется источник и из неё выливается всё – это эманация). «Единое» эманирует «Разум» или «Нус (греч.)» - это вторая ступень. И у Нуса нет той полноты бытия, которая присутствует в Едином. Поэтому Ум, конечно же, ниже Единого.

«Ум» эманирует «Мировую душу». Мировая душа как средоточие этого космоса последовательно выступает от Единого. Все, что мы видим – планеты и мир – это только материальное, а сущностью является мировая душа, благодаря которой только этот мир так прекрасен, так благоустроен и т.д.

Вам ничего не напоминает это? В этом можно усмотреть «Филиокве». Филиокве почти повторяет эту неоплатоническую идею ступенчатости. От Отца и Сына. Ум, хотя и не та сущность – но в какой-то степени единосущный Единому. Таким образом, только с маленькой подправочкой, совсем несущественной, чуть-чуть сказать – и вот оно вам филиокве. Так филиокве появилось в западном богословии под очевидным влиянием языческой философии, этой античной мысли. Это очень печально.

Таким образом, неоплатоники нарисовали иерархическую структуру всего бытия, которое зиждется на этих трех ступенях, которые являются основой его. В этом тоже хотели усмотреть аналогию христианского учения о Троице, и даже более того, пытались представить, что христианское учение является перифразом этой неоплатонич.триады. Но неоплатоническая идея возникла только в конце 2-го столетия, а учение о Троице мы находим в Евангелии, в Посланиях, в учении мужей апостольских – т.е.вообще до зарождения неоплатонизма. При этом всюду утверждается единство: «Видевший Меня видел Отца».

Неоплатоническая триада также насквозь пантеистична. Единое – безлично, Единый – это не есть лицо, так же как и Ум и Мировая душа. Ипостасей как субъектов здесь нет. Здесь некий безличный онтологический факт бытия, и больше ничего. Все ступени бытия оказываются тем же богом, только в уменьшенном виде.

Неоплатоническое учение явилось попыткой исправить христианское учение о троице, так же как и многие другие ереси. Суть их всех – что Бог один, а никаких ипостасей нет, они только кажутся нам.

Но все попытки исправить христианское понимание Божества получили название ереси.

А христианское учение о Боге не имеет никаких аналогов:

1) Ни в язычестве, ни в иудействе нет ничего подобного. С логической стороны ничего подобного возникнуть не могло.

2) Не могли выдумать апостолы, они не имели никакого образования.

3) Церковь бескомпромиссно отвергала все попытки хоть как-то исправить учение о Боге-Троице и превратить Его в моноипостасное существо.

Учитывая все эти элементы, можно сделать только один вывод, а именно:

Учение о Боге-Троице - неземное, оно не имеет земных корней, и поэтому оно и Богооткровенно.

 

----картинка линии разделения---- 

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com