СПАСЕНИЕ

----картинка линии разделения----

 

Кто от всего сердца не возымеет ненависти к тому, что свойственно вещественной и земной плоти, и ко всем ее движениям и действиям, – и ума своего не восторгнет горе к Отцу всех, тот не может получить спасения. 

Преподобный Антоний Великий

 

ЕВАНГЕЛИЕ

 

спасение - Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

разделительная линия -спасение-

Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой - Виноградарь

Всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает и всякую, приносящую плод, очищает, чтобы более приносила плода... Пребудьте во Мне, и Я в вас. Как ветвь не может приносить плода сама собою, если не будет на лозе, так и вы, если не будете во Мне. Я есмь Лоза, а вы ветви, кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода, ибо без Меня не можете делать ничего. Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет, а такие ветви собирают в огонь, и они сгорают» (Ин. 15:1-6).

Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником, и кто не несет креста своего и идет за Мною, не может быть Моим учеником.  Так всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником  (Лк. 14:26,27,33). 

Подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут

Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы. Тогда станете говорить: мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты. Но Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы, отойдите от Меня все делатели неправды. Там будет плач и скрежет зубов, когда увидите Авраама, Исаака и Иакова и всех пророков в Царствии Божием, а себя изгоняемыми вон. И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием. И вот, есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними (Лк.13:22-30).   

Спасение чрез расточение богатства 

Сказал же и к ученикам Своим: один человек был богат и имел управителя, на которого донесено было ему, что расточает имение его и, призвав его, сказал ему: что это я слышу о тебе? дай отчет в управлении твоем, ибо ты не можешь более управлять. Тогда управитель сказал сам в себе: что мне делать? господин мой отнимает у меня управление домом; копать не могу, просить стыжусь; знаю, что сделать, чтобы приняли меня в домы свои, когда отставлен буду от управления домом. И, призвав должников господина своего, каждого порознь, сказал первому: сколько ты должен господину моему? Он сказал: сто мер масла. И сказал ему: возьми твою расписку и садись скорее, напиши: пятьдесят. Потом другому сказал: а ты сколько должен? Он отвечал: сто мер пшеницы. И сказал ему: возьми твою расписку и напиши: восемьдесят. И похвалил господин управителя неверного, что догадливо поступил; ибо сыны века сего догадливее сынов света в своем роде. И Я говорю вам: приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители. Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное? И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше? Никакой слуга не может служить двум господам, ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить, или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. Слышали все это и фарисеи, которые были сребролюбивы, и они смеялись над Ним. Он сказал им: вы выказываете себя праведниками пред людьми, но Бог знает сердца ваши, ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом (Лк.16:1-15).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Матфей

Апостол Матфей 

---картинка линии разделения---

Хождение по водам

И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. И, отпустив народ, Он взошел на гору помолиться наедине и вечером оставался там один. А лодка была уже на средине моря, и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидев Его идущего по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тотчас заговорил с ними и сказал: ободритесь, это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи! если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И, выйдя из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу, но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! спаси меня.  

 

книга спасение - Спасение Петра

 

Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился? И, когда вошли они в лодку, ветер утих. Бывшие же в лодке подошли, поклонились Ему и сказали: истинно Ты Сын Божий (Мф.14:22-33). 

Спасение заблудшей овцы 

Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее. Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся. Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих (Мф.18:11-14). 

 

---картинка линии разделения текста---

 

спасение - Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов 

разделительная линия -спасение-

Верующие из всех народов будут спасены  от великой скорби

После сего взглянул я, и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племен и колен, и народов и языков, стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих. И восклицали громким голосом, говоря: спасение Богу нашему, сидящему на престоле, и Агнцу! И все Ангелы стояли вокруг престола и старцев и четырех животных, и пали перед престолом на лица свои, и поклонились Богу, говоря: аминь! благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков! Аминь. И, начав речь, один из старцев спросил меня: сии облеченные в белые одежды кто, и откуда пришли? Я сказал ему: ты знаешь, господин. И он сказал мне: это те, которые пришли от великой скорби; они омыли одежды свои и убелили одежды свои Кровию Агнца. За это они пребывают ныне перед престолом Бога и служат Ему день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле будет обитать в них. Они не будут уже ни алкать, ни жаждать, и не будет палить их солнце и никакой зной: ибо Агнец, Который среди престола, будет пасти их и водить их на живые источники вод; и отрет Бог всякую слезу с очей их (Откр.7:9-17).

 

---картинка линии разделения текста---

 

  спасение - Апостол Лука

Апостол Лука 

разделительная линия -спасение-

Ответ Иисуса на вопрос мало ли будет спасенных

И проходил по городам и селениям, уча и направляя путь к Иерусалиму. Некто сказал Ему: Господи! неужели мало спасающихся? Он же сказал им: подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут. Когда хозяин дома встанет и затворит двери, тогда вы, стоя вне, станете стучать в двери и говорить: Господи! Господи! отвори нам; но Он скажет вам в ответ: не знаю вас, откуда вы. Тогда станете говорить: мы ели и пили пред Тобою, и на улицах наших учил Ты. Но Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы, отойдите от Меня все делатели неправды. Там будет плач и скрежет зубов, когда увидите Авраама, Исаака и Иакова и всех пророков в Царствии Божием, а себя изгоняемыми вон. И придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием. И вот, есть последние, которые будут первыми, и есть первые, которые будут последними (Лк.13:22-30).

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Апостол Петр

Апостол Петр 

разделительная линия -спасение-

Приготовление к завершению спасения

Симон Петр, раб и Апостол Иисуса Христа, принявшим с нами равно драгоценную веру по правде Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа: благодать и мир вам да умножится в познании Бога и Христа Иисуса, Господа нашего. Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас славою и благостию, которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью: то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа. А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих. Посему, братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание, так поступая, никогда не преткнетесь, ибо так откроется вам свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Для того я никогда не перестану напоминать вам о сем, хотя вы то и знаете, и утверждены в настоящей истине. Справедливым же почитаю, доколе нахожусь в этой телесной храмине, возбуждать вас напоминанием, зная, что скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне. Буду же стараться, чтобы вы и после моего отшествия всегда приводили это на память (2 Петр.1:1-15). 

 

---картинка линии разделения текста---

 

спасение - Апостол Павел

Апостол Павел 

разделительная линия -спасение-

Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии

Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!». Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии (Рим.8:14-16). 

Исповедание Апостола о благовествовании Христовом

Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что оно есть сила Божия ко спасению всякому верующему, во‑первых, Иудею, потом и Еллину. В нем открывается правда Божия от веры в веру, как написано: праведный верою жив будет (Рим.1:16,17).

Все люди нуждаются в спасении

Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою. Ибо, что можно знать о Боге, явно для них, потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны. Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце; называя себя мудрыми, обезумели, и славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся,  то и предал их Бог в похотях сердец их нечистоте, так что они сквернили сами свои тела. Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен во веки, аминь. Потому предал их Бог постыдным страстям: женщины их заменили естественное употребление противоестественным; подобно и мужчины, оставив естественное употребление женского пола, разжигались похотью друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение. И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия, злоречивы, клеветники, богоненавистники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы. Они знают праведный суд Божий, что делающие такие дела достойны смерти, однако не только их делают, но и делающих одобряют (Рим.1:18-32).

Закон и обрезание не спасают

Ибо нет лицеприятия у Бога. Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся (потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут, ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую) в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа. Вот, ты называешься Иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен о себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины: как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? говоря: «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога? Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников. Обрезание полезно, если исполняешь закон; а если ты преступник закона, то обрезание твое стало необрезанием. Итак, если необрезанный соблюдает постановления закона, то его необрезание не вменится ли ему в обрезание? И необрезанный по природе, исполняющий закон, не осудит ли тебя, преступника закона при Писании и обрезании? Ибо не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога (Рим.2:11-29).

Мир с Богом и уверенность в будущем спасении

Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа, через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией. И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам. Ибо Христос, когда еще мы были немощны, в определенное время умер за нечестивых. Ибо едва ли кто умрет за праведника; разве за благодетеля, может быть, кто и решится умереть. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками. Посему тем более ныне, будучи оправданы Кровию Его, спасемся Им от гнева. Ибо если, будучи врагами, мы примирились с Богом смертью Сына Его, то тем более, примирившись, спасемся жизнью Его. И не довольно сего, но и хвалимся Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, посредством Которого мы получили ныне примирение (Рим.5:1-11).

Жизнь через Христа вместо смерти через Адама

Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили. Ибо и до закона грех был в мире; но грех не вменяется, когда нет закона. Однако же смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама, который есть образ будущего. Но дар благодати не как преступление. Ибо если преступлением одного подверглись смерти многие, то тем более благодать Божия и дар по благодати одного Человека, Иисуса Христа, преизбыточествуют для многих. И дар не как суд за одного согрешившего; ибо суд за одно преступление – к осуждению; а дар благодати – к оправданию от многих преступлений. Ибо если преступлением одного смерть царствовала посредством одного, то тем более приемлющие обилие благодати и дар праведности будут царствовать в жизни посредством единого Иисуса Христа. Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие. Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы, как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась через праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим (Рим.5:12-21).

Согласно предсказаниям пророков только «остаток» верующих израильтян спасется

Как и у Осии говорит: не Мой народ назову Моим народом, и не возлюбленную – возлюбленною. И на том месте, где сказано им: вы не Мой народ, там названы будут сынами Бога живого. А Исаия провозглашает об Израиле: хотя бы сыны Израилевы были числом, как песок морской, только остаток спасется; ибо дело оканчивает и скоро решит по правде, дело решительное совершит Господь на земле. И, как предсказал Исаия: если бы Господь Саваоф не оставил нам семени, то мы сделались бы, как Содом, и были бы подобны Гоморре (Рим.9:25-29).

Вина Израиля: он отверг проповедь об оправдании верой

Что же скажем? Язычники, не искавшие праведности, получили праведность, праведность от веры. А Израиль, искавший закона праведности, не достиг до закона праведности. Почему? потому что искали не в вере, а в делах закона. Ибо преткнулись о камень преткновения, как написано: вот, полагаю в Сионе камень преткновения и камень соблазна, но всякий, верующий в Него, не постыдится (Рим.9:30-33).

Всякий верующий и призывающий Господа спасется

Братия! желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение. Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Боге, но не по рассуждению. Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией, потому что конец закона – Христос, к праведности всякого верующего. Моисей пишет о праведности от закона: исполнивший его человек жив будет им. А праведность от веры так говорит: не говори в сердце твоем: кто взойдет на небо? то есть Христа свести. Или кто сойдет в бездну? то есть Христа из мертвых возвести. Но что говорит Писание? Близко к тебе слово, в устах твоих и в сердце твоем, то есть слово веры, которое проповедуем. Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать, что Бог воскресил Его из мертвых, то спасешься, потому что сердцем веруют к праведности, а устами исповедуют ко спасению. Ибо Писание говорит: всякий, верующий в Него, не постыдится. Здесь нет различия между Иудеем и Еллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех, призывающих Его. Ибо всякий, кто призовет имя Господне, спасется. Но как призывать Того, в Кого не уверовали? как веровать в Того, о Ком не слыхали? как слышать без проповедующего? И как проповедовать, если не будут посланы? как написано: как прекрасны ноги благовествующих мир, благовествующих благое! Но не все послушались благовествования. Ибо Исаия говорит: Господи! кто поверил слышанному от нас? Итак вера от слышания, а слышание от слова Божия. Но спрашиваю: разве они не слышали? Напротив, по всей земле прошел голос их, и до пределов вселенной слова их. Еще спрашиваю: разве Израиль не знал? Но первый Моисей говорит: Я возбужу в вас ревность не народом, раздражу вас народом несмысленным. А Исаия смело говорит: Меня нашли не искавшие Меня; Я открылся не вопрошавшим о Мне. Об Израиле же говорит: целый день Я простирал руки Мои к народу непослушному и упорному (Рим.10:1-21).

Не весь Израиль ожесточится

Итак, спрашиваю: неужели Бог отверг народ Свой? Никак. Ибо и я Израильтянин, от семени Авраамова, из колена Вениаминова. Не отверг Бог народа Своего, который Он наперед знал. Или не знаете, что говорит Писание в повествовании об Илии? как он жалуется Богу на Израиля, говоря: Господи! пророков Твоих убили, жертвенники Твои разрушили; остался я один, и моей души ищут. Что же говорит ему Божеский ответ? Я соблюл Себе семь тысяч человек, которые не преклонили колени перед Ваалом. Так и в нынешнее время, по избранию благодати, сохранился остаток. Но если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью. А если по делам, то это уже не благодать; иначе дело не есть уже дело. Что же? Израиль, чего искал, того не получил; избранные же получили, а прочие ожесточились, как написано: Бог дал им дух усыпления, глаза, которыми не видят, и уши, которыми не слышат, даже до сего дня. И Давид говорит: да будет трапеза их сетью, тенетами и петлею в возмездие им; да помрачатся глаза их, чтобы не видеть, и хребет их да будет согбен навсегда (Рим.11:1-10).

Призвание язычников – поощрение для Израиля

Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, чтобы возбудить в них ревность. Если же падение их – богатство миру, и оскудение их ‑ богатство язычникам, то тем более полнота их  (Рим.11:11-12).

Окончательное спасение Израиля

Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей, ‑ чтобы вы не мечтали о себе, – что ожесточение произошло в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников (Рим.11:25).

Дары и привзвание Божие непреложны, судьбы Его непостижимы и пути неизследимы

И так весь Израиль спасется, как написано: придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова.  И сей завет им от Меня, когда сниму с них грехи их. В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные Божии ради отцов. Ибо дары и призвание Божие непреложны. Как и вы некогда были непослушны Богу, а ныне помилованы, по непослушанию их, так и они теперь непослушны для помилования вас, чтобы и сами они были помилованы. Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать (Рим.11:26-32).

Прославление чудесных путей Божиих

О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему? Или кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать? Ибо все из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки, аминь (Рим.11:26-32).

Ибо мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение. Я, по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, кáк строит. Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос. Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, - каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть. У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду. А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но тáк, как бы из огня (1Кор.3:9-15).

Приготовление к завершению спасения

Симон Петр, раб и Апостол Иисуса Христа, принявшим с нами равно драгоценную веру по правде Бога нашего и Спасителя Иисуса Христа: благодать и мир вам да умножится в познании Бога и Христа Иисуса, Господа нашего. Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас славою и благостию, которыми дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы через них соделались причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью: то вы, прилагая к сему все старание, покажите в вере вашей добродетель, в добродетели рассудительность, в рассудительности воздержание, в воздержании терпение, в терпении благочестие, в благочестии братолюбие, в братолюбии любовь. Если это в вас есть и умножается, то вы не останетесь без успеха и плода в познании Господа нашего Иисуса Христа. А в ком нет сего, тот слеп, закрыл глаза, забыл об очищении прежних грехов своих. Посему, братия, более и более старайтесь делать твердым ваше звание и избрание; так поступая, никогда не преткнетесь, ибо так откроется вам свободный вход в вечное Царство Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Для того я никогда не перестану напоминать вам о сем, хотя вы то и знаете, и утверждены в настоящей истине. Справедливым же почитаю, доколе нахожусь в этой телесной храмине, возбуждать вас напоминанием, зная, что скоро должен оставить храмину мою, как и Господь наш Иисус Христос открыл мне. Буду же стараться, чтобы вы и после моего отшествия всегда приводили это на память (2Петр.1:1-15).

Забота о спасении души

Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению. Все делайте без ропота и сомнения, чтобы вам быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире, содержа слово жизни, к похвале моей в день Христов, что я не тщетно подвизался и не тщетно трудился. Но если я и соделываюсь жертвою за жертву и служение веры вашей, то радуюсь и сорадуюсь всем вам. О сем самом и вы радуйтесь и сорадуйтесь мне (Флп.2:12-18). 

 

---картинка линии разделения текста---

 

  книга спасение - Святой Антоний Великий

Святой Антоний Великий 

разделительная линия -спасение-

Кто может получить спасение?

Кто от всего сердца не возымеет ненависти к тому, что свойственно вещественной и земной плоти, и ко всем ее движениям и действиям, – и ума своего не восторгнет горе к Отцу всех, тот не может получить спасения. Кто же сделает это, над трудами того умилосердится Господь наш, и дарует ему невидимый и невещественный огонь, который попалит все находящиеся в нем страсти и совершенно очистит ум его. Тогда возобитает в нем Дух Господа нашего Иисуса Христа, и пребудет с ним, научая его поклонению Отцу достодолжному. Но пока мы соуслаждаемся вещественной плоти своей, дотоле врагами бываем Богу и Ангелам Его и всем святым. Умоляю же вас именем Господа нашего Иисуса Христа, не нерадите о жизни вашей и спасении вашем, и не попустите этому времени мгновенному похитить у вас вечности, которой конца нет, и этому телу плотяному лишить вас царства светов, беспредельного и неизглаголанного. Истинно смущается душа моя и дух мой цепенеет от того, что когда нам свобода дана чтоб избирать и делать дела святых, мы, опьяневши страстями, подобно пьяным от вина, не хотим умов своих воздвигнуть горе и взыскать вышней славы, не хотим подражать деяниям святых, или последовать стопам их, чтоб, сделавшись наследниками дел их, получить вместе с ними и наследие вечное.

Бог благ и бесстрастен и неизменен

Если кто, признавая благосклонным и истинным то, что Бог не изменяется, недоумевает, однако, как Он, будучи таков, о добрых радуется, злых отвращается, на грешников гневается, а когда каются, является милостив к ним, то на сие надо сказать, что Бог не радуется и не гневается, ибо радость и гнев суть страсти. Нелепо думать, чтобы Божеству было хорошо или худо из-за дел человеческих. Бог благ и только благое творит. Вредить же никому не вредит, пребывая всегда одинаковым. А мы, когда бываем добры, то вступаем в общение с Богом по сходству с Ним, а когда становимся злыми, то отделяемся от Бога по несходству с Ним. Живя добродетельно, мы бываем Божиими, а делаясь злыми, становимся отверженными от Него. А сие значит не то, что Он гнев имел на нас, но то, что грехи наши не попускают Богу воссиять в нас, с демонами же мучителями соединяют. Если потом молитвами и благотворениями снискиваем мы разрешение во грехах, то это не то значит, что Бога мы ублажили или переменили, но что, посредством таких действий и обращения нашего к Богу уврачевав сущее в нас зло, опять соделываемся мы способными вкушать Божию благость; так что сказать: «Бог отвращается от злых», есть то же, что сказать: «Солнце скрывается от лишенных зрения». 

Бог не радуется и не гневается, так как и радоваться, и гневаться – это страсти. Он также не может быть подкуплен делами тех, кто чтит Его, ибо это означало бы, что Он чувствителен к удовольствию. Неправильно думать, что Божество испытывает удовольствие или неудовольствие по человеческим меркам. Бог благ, и Он всегда дарует только благословение и никогда не причиняет вреда, всегда оставаясь неизменным. Мы, люди, со своей стороны, если становимся совершенней, то через сходство с Господом соединяемся с Ним, но если не уподобляемся Ему и становимся злы, то по несходству с Ним разрываем связь и удаляемся от Него. Живя в святости, мы прокладываем себе путь к Богу, но, становясь злыми, мы делаем Его своим врагом. Не то, чтобы Бог гневался на нас по-судейски, но это наши собственные грехи препятствуют Ему пребывать в нас и делают нас доступными для демонов, которые мучают нас. И если благодаря молитве и милостыне мы получаем освобождение от грехов, это не значит, что мы тем самым расположили к себе Бога и вынудили Его измениться, но – что благодаря нашим усилиям, покаянию и стремлению к Божеству, мы излечились от наших пороков и вновь стяжали радость пребывания в благодати Божией. Таким образом, утверждать, что Бог Сам отворачивается от грешника так же нелепо, как сказать, что солнце скрывает себя от слепого.

Итак, святые отцы учат, что человеку необходимо стяжать с помощью Божией такое нравственное устроение, которое может сделать его способными к восприятию вечного блаженства. Как же можно стяжать это спасительное подобие? 

– Делами веры, христианской любви, исполнением Христовых заповедей, в терпении и смирении неся тот жизненный крест, который каждому посылает для его спасения Господь. Замечательно на сей предмет слово св. Антония к тем, которые одного не хотят, другого не могут.

Пришли однажды какие-то братия к св. Антонию, и говорят ему: дай нам наставление как спастись. Старец отвечал им: вы слышали Писание? И сего очень довольно для вас. Но они сказали: мы и от тебя, отец, хотим что-нибудь услышать. Тогда старец сказал им: в Евангелии сказано: «аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую» (Мф.5:39). Они говорят ему: мы не можем сего сделать. Старец сказал: если вы не можете подставить другой, по крайней мере переносите удары в одну. И этого не можем, отвечали те. Если и этого не можете, сказал старец, по крайней мере не платите ударом за удар. Братия сказали: и сего не можем. Тогда св. Антоний сказал ученику своему: приготовь им немного варева: они больны. Если вы одного не можете, а другого не хочете, то что я вам сделаю? Нужно молиться (им самим, или другим о них), чтобы пробудился в них дух ревности, – нравственная энергия.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  

Святой Макарий Великий 

разделительная линия -спасение-

Спасение есть обожение

Люди рождаются в мир, чтобы прославить и благодарить Бога и, возлюбив Христа, принять Духа Святаго.

Если погрешит она [душа] в чем, и в служении своем будет поступать противно долгу, не сделает угодного Христу, не последует воле Его, не будет содейственницею присущей в ней благодати Духа, то с поруганием подвергается постыдному бесчестию и отлучается от жизни, как соделавшаяся неблагопотребной и неспособною к общению с небесным Царем. Если нет воли, Сам Бог ничего не делает, хотя и может по свободе Своей. Посему совершение дела Духом зависит от воли человека

Не уверовать только должно во Христа, но и пострадать, по написанному: «яко вам даровася... не токмо еже во Христа веровати, но и еже по Нем страдати» (Фил. 1:29). Веровать только в Бога - свойственно мудрствующим земное, даже, не сказать бы, и нечистым духам, которые говорят: «вемы Тя, Кто еси Сыне Божий» (Мк. 1:24; Мф. 8:29). …Вот, основание пути к Богу: с великим терпением, с упованием, со смиренномудрием, в нищете духовной, с кротостью шествовать путем жизни; сим человек может сам в себе приобрести оправдание, а под оправданием разумею Самого Господа.  

Человек, будет наслаждаться обетованием в такой мере, в какой, уверовав, возлюбил оное, а не в какой трудился. Поскольку дары велики, то невозможно найти достойных трудов. Но велики, должны быть вера и надежда, чтобы ими, а не трудами, измерялось воздаяние.Основание же веры - духовная нищета и безмерная любовь к Богу. 

Что возлюбил человек в мире, то и обременяет ум его, овладевает им и не позволяет ему собраться с силами. От этого зависит и равновесие, и склонение, и перевес порока… Чем привязан кто к миру, малым ли, или великим, то и удерживает его, и не позволяет ему собраться с силами. С какою страстью человек не борется мужественно, ту любит он, и она обладает им, и обременяет его, и делается для него оковами и препятствием уму его обратиться к Богу, благоугодить Ему, и, послужив Ему единому, соделаться благопотребным для царствия и улучить вечную жизнь….

А если любит Господа и Его заповеди; то в сем находит для себя и пособие и облегчение… как скоро душа возлюбила Господа, — исхищается из оных сетей собственною своею верою и великою рачительностью, а вместе и помощью свыше сподобляется вечного царства, и действительно возлюбив оное, по собственной своей воле и при помощи Господней, не лишается уже вечной жизни. 

Если христианин боролся со страстями, каялся и подвизался против них добрыми делами, то Господь восполнит недостающее такой душе. В раю уже не будет никакого греха, никакой нечистоты, святые изменятся благодатью Божией и будут неудобопреклонны ко греху, их воля станет совершенно едина со святой волей Божией. Слово Божие говорит: Сеющий неправду пожнет беду, и трости гнева его не станет. Человека, доброхотно дающего, любит Бог, и недостаток дел его восполнит. (Прит. 22:8)

Преподобный Макарий Великий утверждает, что даже святые в своей земной жизни не достигают состояния совершенства. Преподобный пишет об этом в своих творениях так: «Доныне не знаю ни одного человека-христианина совершенного или свободного. Напротив того, если и упокоевается кто в благодати, доходит до тайн и до откровений, до ощущения великой благодатной сладости, то и грех сопребывает еще внутри его». Поэтому спасение всегда является для человека милостью и даром Божиим.

Как царь, написав послания к тем, кому хочет дать грамоты и дары свои, дает всем знать: «старайтесь скорее прийти ко мне и получить от меня царские дары», – и если не придут и не получат, то не принесет им пользы чтение посланий, скорее же сделаются они повинными смерти за то, что не захотели прийти и из царских рук сподобиться чести – так и Божественные Писания Царь Бог, как послания, предложил людям, объявляя им, чтобы взывавшие к Богу и уверовавшие просили и получили небесный дар от Ипостаси Божества Его. Ибо написано: «да будем Божественнаго причастницы естества» (2Пет.1:4). Если же человек не приходит, не просит, не приемлет, то не будет ему пользы от чтения Писаний, а напротив того, сделается он повинным смерти за то, что не захотел от Небесного Царя принять дар жизни, без которого невозможно получить бессмертную жизнь.

 

---картинка линии разделения текста---  

 

 книга спасение - Святой Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

разделительная линия -спасение-

Достичь спасения возможно только чрез смирение

Воздаяние, бывает уже не добродетели, и не труду ради нее, но рождающемуся от них смирению. Если же оно утрачено, то первые будут напрасны. Смирение и без дел многие прегрешения делает простительными. Напротив того, без смирения и дела бесполезны, даже уготовляют нам много худого. Что соль для всякой пищи, то смирение для всякой добродетели. И если приобретем его, соделает нас сынами Божиими и без добрых дел представит Богу.

Блаженны те, которые для моря скорбей, ради любви к Богу, препоясали чресла свои простотою и непытливым нравом и не обращают хребта. Они скоро спасаются в пристань Царствия, упокоеваются в селениях хорошо потрудившихся, получают отраду в своих бедствиях и преисполняются веселием своего упования. С надеждою вступающие на путь стропотный (противоборствующий, трудноодолеваемый) - не возвращаются назад и не останавливаются, чтобы входить в исследование о сем. Но когда преплывут море, тогда, взирая на стропотность пути, приносят благодарение Богу, что избавил их от теснот, стремнин и от такой негладкости в пути, тогда как они и не знали сего. А из тех, которые составляют много умствований, желают быть очень мудрыми, предаются замедлениям и боязни помыслов, приуготовляют себя и хотят предусматривать вредоносные причины, большая часть оказываются всегда сидящими при дверях своего дома.

И о ви­дах ис­тинной свя­зи с Бо­гом, ко­торые ус­матри­ва­ют­ся в ду­ше

Два ис­тинных приз­на­ка даю я те­бе, брат мой, и в то вре­мя, ког­да удос­то­ит те­бя Бог внут­ренне­го оза­рения, по ним ощу­тишь ты свет ду­ши сво­ей. Их дос­та­точ­но, что­бы ука­зать те­бе ис­ти­ну, ко­торая в ду­ше тво­ей вос­си­яла. Ког­да, по бла­года­ти и ми­лос­ти Гос­по­да на­шего И­ису­са Хрис­та, вос­си­яет в те­бе то оза­рение ра­зума, о ко­тором го­ворят От­цы, эти два приз­на­ка да­дут те­бе под­твержде­ние от­но­ситель­но это­го оза­рения. Но ког­да ты не об­ре­та­ешь их в са­мом се­бе, - да­же ес­ли ты уве­рен, что дос­тиг со­вер­шенс­тва, - знай, что весь­ма да­лек ты от них. Один из этих приз­на­ков сле­ду­ющий. Ког­да вос­си­яет уже сок­ро­вен­ный тот свет в ду­ше тво­ей, приз­на­ком это­го ста­нет то, что вся­кий раз, ког­да толь­ко ты за­кан­чи­ва­ешь чте­ние Пи­сания или мо­лит­ву, ка­кими-ли­бо сти­хами и со­дер­жа­щими­ся в них мыс­ля­ми пле­нен бу­дет ра­зум и ста­нет раз­мышлять о них, ис­сле­довать их и, по сво­ему собс­твен­но­му по­буж­де­нию, рас­смат­ри­вать их ду­хов­ное зна­чение; нас­толь­ко бу­дет он при­вязан к ним, что не ста­нет рас­се­ивать­ся чем-ли­бо дру­гим из твар­но­го ми­ра. Да­же ес­ли ты не осо­бен­но за­ботишь­ся об этом как о чем-то при­сущем те­бе, са­мо со­бой слу­ча­ет­ся та­кое с ра­зумом - впро­чем, не все­цело и пол­ностью, а, ко­неч­но же, час­тично. 

Вто­рой приз­нак, столь же точ­ный, как и пер­вый, есть сле­ду­ющий. Ког­да ду­ша вый­дет из ть­мы и ста­нет из­нутри све­том, тог­да про­дол­жи­тель­ные ко­леноп­рекло­нения да­ют­ся от­шель­ни­ку, и нас­толь­ко ус­ла­дитель­ным ока­зыва­ет­ся для не­го пре­быва­ние в них, что три дня сто­ит он на ко­ленях на зем­ле в мо­лит­ве, не чувс­твуя утом­ле­ния по при­чине нас­лажде­ния и не же­лая да­же вста­вать с зем­ли. И да­же вся­кий раз, ког­да под­ни­мет он го­лову, же­лая встать, по при­чине этой про­дол­жи­тель­ной сер­дечной ус­ла­ды, объ­ем­лю­щей сер­дце его, сно­ва па­да­ет он на ли­цо свое, и мо­лит­ва уже не так важ­на для не­го, ибо в ту ми­нуту, ког­да мо­лит­ва вхо­дит в сер­дце его, в та­кой сте­пени ощу­ща­ет он по­мощь Бо­жию и столь уси­лива­ет­ся в нем нас­лажде­ние мо­лит­вой, что ос­та­нав­ли­ва­ет­ся язык его и умол­ка­ет сер­дце его. И вот, ох­ва­тыва­ет сер­дце его и чле­ны его то ус­ла­дитель­ная без­молвие, так что да­же Царс­тво Не­бес­ное, ес­ли мож­но так ска­зать, не счи­та­ет он срав­ни­мым по нас­лажде­нию с этим умол­ка­ни­ем в мо­лит­ве. Без­мол­вный, ле­жит он ниц на ли­це сво­ем ночью и днем. И та­ким же об­ра­зом, в со­от­ветс­твии с тем, как и нас­коль­ко вхо­дит че­ловек в это оза­рение ра­зума, удос­та­ива­ет­ся он нас­лажде­ния в ко­леноп­рекло­нении. 

Все это для тех, кто пос­то­ян­но пре­быва­ет в без­молвии, пи­шу я, брат мой: не для тех, ко­му дос­той­ны­ми сме­ха ка­жут­ся эти бо­жес­твен­ные яв­ле­ния, про­ис­хо­дящие меж­ду Бо­гом и свя­тыми в не­выра­зимой тай­не. Ка­кая еще мне не­об­хо­димость, брат мой, го­ворить те­бе о том, о чем не­воз­можно ска­зать, ибо оно не­пос­ти­жимо? От­дай­ся тру­ду мо­лит­вы, и сам об­ре­тешь то, о чем от дру­гого не смо­жешь ус­лы­шать. Му­жа од­но­го сре­ди от­цов ви­дел я, и он го­ворил мне: "Ни­ког­да не мо­гу я прек­ло­нить ко­лена в мо­лит­ве без то­го, что­бы в тот же са­мый миг, как я на­чинаю мо­лит­ву, ти­шина не нис­па­дала в сер­дце мое. И да­же ес­ли це­лый день стою я на ко­ленях в мо­лит­ве, не спо­собен я про­из­нести что-ли­бо, но мол­чу я не­воль­но. Толь­ко пос­ле мно­гих тру­дов на­шел я это; бла­года­ря без­молвию вне­зап­но при­об­рел я это". Толь­ко от од­но­го это­го стар­ца я и слы­шал о та­ких ве­щах, и не встре­чал я дру­гого че­лове­ка, ко­торый точ­но так же при­об­рел бы по­доб­ный опыт, или ко­торый го­ворил бы о нем с та­кой же властью, как он. Но так как не вся­кий че­ловек спо­собен слы­шать об этом или дос­тичь этой бла­года­ти чис­той мо­лит­вы и зак­лю­ча­ющей­ся в ней си­лы, то да­же те, кто, по ми­лос­ти Бо­жи­ей, об­рел эти бла­га, хра­нят их в се­бе, бла­года­ря Бо­га, дав­ше­го им та­кое уте­шение для ув­ра­чева­ния скор­бей их. 

Пи­шущий эти стро­ки, брат мой, пи­шет об этом из опы­та, и, по ми­лос­ти Хрис­то­вой, нем­но­гое из мно­гого зна­ет он о них сам, и он ут­вер­жден в них. Дру­гие ве­щи, ко­торые бо­лее ве­лики и пре­выша­ют ме­ру его, по бла­года­ти, бы­ли от­кры­ты ему в мыс­ли его, впро­чем, он име­ет сви­дете­лями и пу­тево­дите­лями пи­сания му­жей древ­них и дос­той­ных до­верия. Ког­да же он по ка­кой-ли­бо при­чине ли­шал­ся то­го, о чем шла речь вы­ше, он так­же ли­шал­ся и дей­ствий это­го, и тех двух приз­на­ков в ду­ше сво­ей он не ви­дел. Ты то­же удос­то­верь­ся в них и ищи эти приз­на­ки в се­бе. И ког­да труд­ны для те­бя пок­ло­ны и уто­митель­но для те­бя пре­быва­ние в них, или ког­да, по окон­ча­нии чте­ния бо­жес­твен­ных слов и мо­лит­вы, без пло­да и без па­мято­вания об этих сло­вах блуж­да­ет ра­зум твой, тог­да знай, что ве­ликая ть­ма ско­пилась внут­ри те­бя. По­ка в мо­лит­ве и слу­жении тво­ем об­ре­та­ет­ся уны­ние, я не мо­гу приз­нать, что от­кры­лась в те­бе дверь жиз­ни. Но ле­карс­тво от этой ть­мы рож­да­ет­ся из са­мого мо­лит­венно­го тру­да, ког­да ты бо­решь­ся и про­водишь вре­мя в мо­лит­ве и под­ви­за­ешь­ся в ней. Тог­да быс­тро и в ко­рот­кое вре­мя ощу­тишь ты по­мощь от мо­лит­вы, ес­ли при­чины для бес­по­кой­ства о чем-ли­бо внеш­нем или о ка­ком-ли­бо че­лове­ке нет внут­ри те­бя. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

книга спасение - Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов 

разделительная линия -спасение-

Никому невозможно спастись без божественной благодати

И в будущей жизни христианин не будет испытуем, отрекся ли он мира, постился ли, совершал ли бдения, молился ли, плакал ли, и другие какие совершал ли в настоящей жизни дела добрые, но будет тщательно испытуем, имеет ли он какое-либо подобие Христу, как сын отцу, как говорит и Павел: чадца мои, имиже паки болезную, дондеже вообразится в вас Христос (Гал. 4:19). Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи. Христианин очень скоро понимает, что сам своими силами он не может исполнить ни одной заповеди без примеси какой-нибудь страсти. От этого в душе рождается смирение, а оно ходатайствует перед Богом о спасении. Господь говорит: «На кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливого и трепещущего словес Моих» (Ис. 66:2). Невозможно спастись тому, кто не имеет непостыжающей и твердой веры во Христа Господа, кто не верит без раздумывания словесам Божиим, кто не имеет любви к Богу и людям, любви от благия совести бывающей, в силу коей (благой совести) рождается смирение и милостивость. И блажен человек, который познал, что помощью благодати Христовой всякое добро может быть добре делаемо; окоянен же тот, кто не познал сего; всуе держит таковый веру Христову.

Итак, кто не сподобился получить благодать Христову и познать ее умно присущею в душе своей, тот тщетно носит имя христианина, он одинаков с неверными. Он может думать, что избег от всякого зла и проходит всякую добродетель; но по истине лжец есть и притворщик. Пусть роздал он все имение свое бедным, постится, совершает бдения, спит на голой земле, молитвы деет, вопия: Господи, помилуй! Но если он не носит в сердце убеждения, что благодать Божия, за веру подаваемая, есть милость Божия, и не сию единую благодать прежде всего другого ищет получить; если у него и в мысли не было, что только ради получения сей благодати роздал он имение свое и всяким подвергается лишениям и злостраданиям, если не с той целью подвизается он, чтоб или получить благодать в первый раз чрез крещение, или, если имел ее и она отошла по причине греха его, возвратить ее опять чрез покаяние, исповедь и самоуничиженное житие, а подает милостыни, постится, совершает бдения, молитвы деет и прочее не с этою целию, и не на сей один конец, но думает, что совершает славные добродетели и ценные сами по себе пред Богом добрые дела: то тщетно он утруждает и измождает себя. 

Эта-то, о коей помянул я, цель и есть от начала мира сокровенное таинство христианства. И невозможно христианину обрести милость у Бога, если не познает сей благодати. Ибо, как Христос не мог творить знамений и чудес для неверов, так не может Он никого и из тех помиловать, которые, хотя веруют в Него, но не познали прежде, что благодать Христова, Им и чрез Него подаемая, она самая и есть милость и спасение. Никому не возможно другим образом спастись, если не получит божественной благодати, имеющей обожить его, или соделать богом по благодати. 

Кто ищет спасен быть, должен подвизаться

Итак, кто же спасется? Никто из тех, которые не подъемлют достодолжно соответственного тому труда и подвига, хотя говорят все, что хотят спастися. Все равно это, как, скажем для примера, если б кто захотел быть богатым, приобресть много золота, серебра, драгоценных камней и маргаритов без всякого труда и пота и без всяких забот, так это было бы невозможно. Итак, те, которые говорят, что хотят спастися, а между тем не хотят потрудиться душою и телом для своего спасения, как могут спастися? Да и те, которые имеют ревность трудиться по делу спасения и словом, и делом, и желают того от всей души, не могут спастися, если всего чают от одних трудов своих. Ибо как те, которые думают спастися без труда, не спасутся, так как спасение не бывает без труда, так и те, которые чают устроить спасение своим умом и своими силами, не могут спастися, так как спасение не утверждается на разуме и силах того, кто желает спастися, а есть милость Божия во Христе Иисусе. Ин есть получающий спасение и ин дающий его. Сам Бог говорит: несть разве Мене спасаяй (Ис.43:11). И Апостол Павел прилагает: еже хотети прилежит ми, а еже содеяти доброе, не обретаю (Рим.7:18). Скажи же нам, Павле преблаженне, как после сего можно спастися? Отвечает Апостол, говоря: благодарю Бога моего Иисус Христом. Закон духа жизни о Христе Иисусе свободил мя есть от закона греховнаго и смерти (Рим.8:2). Отсюда явно, что спасение наше не утверждается на собственной нашей силе, но на милости Божией во Христе Иисусе. И благодарение Богу, что, по великой любви Своей к человеку, и такое хотение человека смесил Он с немощию, чтоб не мог человек, если б и хотел, содевать доброе, при всем труде своем над тем, дабы таким образом избежать ему самого следа гордыни, которая есть первый грех, источник и корень всякого зла, и причина падения человеческого естества. Бог укрепляет наше хотение в том, чтоб мы хотели собственной Его воли, и таким образом отстраняет всякий повод к гордыне и заглаждает всякий след ее.

Может быть, спросит кто: что же теперь осталось делать человеку самому от себя, чтобы спастися? Если самое хотение имеет нужду в божественной помощи, что же от него? - Вот что остается на долю человека - выслушать слово о спасении своем, возжелать его и познать Того, Кто может спасти его. О прочем же от всей души и без всякого размышления да просит Бога, могущего спасти его, сохранить цела до конца и довесть до совершенства, - Его, говорю, да просит даровать сие ему, положившему доброе начало и возжелавшему приять, да просит сподобить его слышания слова Божия и всего относящегося ко спасению, и за тем пусть не престает умолять Бога, пока не улучит желаемого, то есть спасения своего. Ибо то первое есть дарование, какое подает Бог, чтоб сподобиться услышать кого-либо, кто бы возвестил о спасении. Проповедники посылаются, чтоб проповедать тем, которые не ведают истины. И то воистину есть дар Святого Бога, что Он посылает проповедников. Второе дарование есть, чтоб услышавший проповедников спасения послушался их, такое послушание естественно людям, когда слышат истину. Оно в начале вложено в них Богом, почему Христос Господь великую приложил угрозу тем, которые не послушаются Евангелия, говоря: которые не примут вас и не послушают вас, отраднее будет земле Содомской и Гоморрской, нежели им (Мф.10:15; Мк.6:11). Послушание истине есть отличительное свойство разумной природы. Третье дарование Божие есть мысленный свет, который приемлют наипаче новопросвещенные. Ибо коль скоро кто, услышав проповедь о спасении, послушается ее, то явно, что он уже возжелал улучить спасение, но не видел еще благообразия и красоты его, для сего потребно, чтобы божественный свет таинственно осенил его свыше. И сей свет мысленно просвещает очи души и явно представляет ей следующие две вещи - благообразие спасения и срамоту грешника, поколику он грешник есть, хотя уже взыскал спасения. После же сего что бывает? Поелику душа, когда полагает начало возжеланию спасения своего, имеет волю еще слабую, ленивую, бессильную на то, чтоб всецело возжелать спасения своего, то, восчувствовав такую слабость и леность воли своей, она взыскивает силы от Бога, чтоб Он укрепил волю ее и дал ей всецело возжелать спасения. Тогда же познает она во истине, сколь молитва ее бедна и слаба и, как трость, колеблется противными духами, то есть демонами. Почему после того, как воля ее укреплена бывает Богом, первым делом имеет она трудиться и подвизаться в том, чтоб умолить Бога ниспослать ей дар молитвы, да будет молитва ее всегда движима Духом Святым. Когда же сподобится она дара сего, тогда ходатайствовать о ней воздыханиями неизглаголанными начинает уже сей Дух Святой, посетивший душу, взывая: Авва Отче, так, однако ж, что сей глас Духа Святого бывает собственным гласом тех, которые восприяли Святого Духа. Сею-то благодатною молитвою возращаются в душе духовные плоды, то есть любы, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание.

В каких людях царствует Царь всяческих и Бог и в каких не царствует

Таков чин спасаемых! И кто не последует сему чину, тот будет блуждать в горах и пустынях, и в местах, которых не посещает Христос, и тщетно протрудится и прозлостраждет во всем, что подымет спасения ради своего. Ибо спасение наше все содевается силою Господа нашего Иисуса Христа. Того ради и называется Он Царь и Господь, что царствует и господствует во всяком, кто верует в Него, благодатию Духа Святого, и как Царь и Господь верных Своих, содевает в них и чрез них что Ему благоугодно, бывая для тех, кои предают себя Его царству и господству, путеводителем, правителем, учителем, пестуном, предстателем, помощником, избавителем от всякого греха. Если же и думают некоторые, что они делают что-либо доброе без Христа, то они ложь суть, и тогда только станут истиною, когда восцарствует в них Христос. Когда Пилат спросил Христа Господа: царь ли еси Ты? Он ответил ему: Аз на сие родихся, и на сие приидох в мир, да свидетельствую истину. Пилат спросил: что есть истина? Но Господь не ответил ему (Ин.18:37,38), зная, что Пилат не мог вместить слова Его и уверовать в Его сокровенное таинство, то есть в то, что надлежит Христу царствовать в каждом человеке, так как иным способом невозможно опять воссиять в каждом знамениям разумного достоинства, какое даровал Бог человеческому естеству в творении, и истреблену быть неразумию, какое по причине греха вошло в род человеческий, в противность естеству, и так в нем усилилось, что кажется, будто оно есть по естеству. Невозможно освободиться нам от неразумия, если не воцарится в нас Сын Божий и Слово Божие, Господь наш Иисус Христос, благодатию Святого Духа. И сие-то есть истина, которую пришел Господь засвидетельствовать. Если не восцарствует в нас Христос, то невозможно, чтоб в нас, собственными нашими средствами, было что-либо благоугодное Ему, но мы будем обладаемы врагом рода человеческого, диаволом, не чувствуя и не понимая того. Где царствует Бог, там нет рабства диаволу, но все служение единому Богу. Кто не знает, что Бог, Творец неба и земли и всей видимой и невидимой твари, есть Царь всех творений, воззванных Им из небытия в бытие? Бог и Отец собственного Слова и Сына, Господа нашего Иисуса Христа и Бога, Имже все сотворил Он во Святом Своем Духе, Сей, говорю, Отец чрез Сына Своего во Святом Духе царствует над всеми тварями Своими. Сие единое Божество - Отец и Сын и Дух Святой, триипостасное, совечное, собезначальное и единосущное, царствует и властвует над небом, солнцем, луною, звездами, воздухом, землею и морем и всем, что в них, над Ангелами и человеками, хотят ли они того, или не хотят, потому что Царь и Господь всего - один Бог. Но так как неотложное свойство царя есть иметь промышление о том, над чем он царствует, то и Бог имеет промышление о всем, сказанном нами. Только поелику все другие твари, кроме существ разумных, то есть Ангелов и людей, не имеют разума, как неразумные, то Бог промышление о них творит просто, без того, чтоб они знали о сем, так как они не имеют разума. И об Ангелах и людях, существах разумных, Он тоже имеет всегда промышление; но так как они суть твари разумные и естественно имеют разум, то Он хочет, чтоб они знали и сами Творца и Промыслителя своего - Бога. Для того и созданы они разумными, с естественным разумом, чтоб, познавая Творца своего и Промыслителя, всегда прославляли Его и благодарили, не только за себя самих, но и за все прочие твари. Почему Бог, будучи Царем всех тварей, над одними людьми хочет царствовать по воле их, как и над Ангелами царствует по воле их. И если люди не хотят, чтоб Бог царствовал над ними, то Он не делает им в этом насилия, чтоб не отнять у них чрез то самовластного произволения, ибо как возможно быть твари разумною, если она не имеет своей воли? По сей причине и Господь наш Иисус Христос и Бог, соделавшись человеком, однородным с нами, и учителем, убеждает соестественных братий Своих: ищите прежде царствия Божия и правды его, чтоб восцарствовать над ними по воле их. Как только войдет царствие Божие в разумное естество, тотчас преисполняет его всякою правдою и добродетелию. Почему будем всегда молиться Богу: да приидет царствие Твое, да будет воля Твоя. Сего хощет Бог, для сего соделался Он человеком, в этом первый предмет проповеди и начало Евангелия. Это и значат слова: приближися царствие небесное, коими началось Евангелие. И если душа не восчувствует, что царствие Божие пришло в нее и воцарилось в ней, нет ей надежды спасения. Душе царствуемой надлежит знать благодать и воздействие царствующего в ней Божества, ибо где присущ царь, там должны быть явны и знамения его присутствия. Божии знамения, которые должна иметь душа, царствуемая Богом, суть: кротость, правота, истина, смиренномудрие, благостыня, правда и всякое благоговеинство, и еще - незлобие, человеколюбие, сострадание, любовь нелицемерная, долготерпение, постоянство, благодушие. А у тех, в которых не царствует Бог, должно видимо быть противное сему. По сим добродетелям и по противоположным им недобродетелям познается, в каких людях царствует и в каких не царствует Бог. Относительно сих последних Господь повелевает воинству Своему, то есть святым Ангелам, говоря: враги Моя оны, иже не восхотеша Мене, да царь бых был над ними, приведите семо, и изсецыте предо Мною (Лк.19:27). Ибо те, которые слышали и до точности познали, как, какими делами и каких заповедей исполнением имеют получить от Христа царство небесное, и презрели то, предпочетши тому земное и тленное, временную и суетную славу, таковые всеконечно достойны быть мучимы горше, чем неверные. Они познали Христа и не хотели иметь Его Царем себе, потому что не соблюдали заповедей Его. Ибо кто не хочет делать дела, для которого Христос соделался человеком и пришел в мир, тот явно не принимает Самого Христа, хотя и кажется, что принимает. Которые же воистину уверовали в Него и приняли Его, тем дал Он область чадами Божиими быти. Как только они уверовали в Него, и Он вверился им и дал им приять от Себя божественное; так что человек, верующий в Него, делается богом, как Он - Бог соделался человеком. Когда бы и нам даровал Бог уверовать в Него во истине, и соделаться чадами Божиими и богами по благодати, во Христе Иисусе, Господе нашем, Коему слава и держава во веки! Аминь.

Как милостивый и человеколюбивый Бог чрез домостроительство воплощения избавил род человеческий от тления и смерти?

Итак, Бог, желая иметь такого человека, каким в начале создал Адама, послал в последние времена на землю Сына Своего Единородного, и Он, пришедши, воплотился, восприняв совершенное человечество, чтобы быть совершенным Богом и совершенным человеком, и Божество имело таким образом человека, достойного Его. И се человек! другого такого не было, нет и не будет. Но для чего соделался таковым Христос? Для того, чтобы соблюсти закон Божий и заповеди Его и чтобы вступить в борьбу и победить диавола. То и другое совершилось в Нем само собою. Ибо если Христос есть тот самый Бог, Который дал заповеди и закон, то как можно было не соблюсти Ему того закона и тех заповедей, которые Сам дал? И если Он Бог, как и есть воистину, то как возможно было Ему быть обольщену или обмануту какою-либо хитростию диавола? Диавол, правда, как слепой и бессмысленный, восстал против Него бранию, но это попущено было для того, чтобы совершилось некое великое и страшное таинство, именно, чтобы пострадал Христос безгрешный и чрез то получил прощение Адам согрешивший. Для этого и вместо древа познания был крест, вместо ступания ног, которыми прародители шли к запрещенному древу, и вместо простертия рук их, которые простирали они, чтобы взять плод древа, были пригвождены ко кресту непорочные ноги и руки Христовы, вместо вкушения плода было вкушение желчи и оцта, и вместо смерти Адама - смерть Христова. Потом что было? Лежал Христос во гробе три дня, ради таинства Пресвятой Троицы, чтобы показать, что хотя воплотился и пострадал один Он - Сын, однако домостроительство это есть дело Пресвятой Троицы. В чем же это домостроительство? Одно Лицо Святой Троицы, именно, Сын и Слово Божие, воплотившись, принес Себя плотию в жертву Божеству Отца, и Самого Сына, и Духа Святого, чтобы благоволительно прощено было первое преступление Адама ради сего великого и страшного дела, то есть ради сей Христовой жертвы, и чтобы силою его совершалось другое, новое рождение и воссоздание человека во святом Крещении, в коем и очищаемся мы водою, срастворенною с Духом Святым. С того времени люди крещаются в воде, погружаются в нее и вынимаются из нее три раза, в образ тридневного погребения Господня, и после того, как умрут в ней всему этому злому миру, в третьем вынутии из нее являются уже живыми, как бы воскресшими из мертвых, то есть души их оживотворяются и опять приемлют благодать Святого Духа, как имел ее и Адам до преступления. Потом (крещеные) помазуются святым миром, и посредством его помазуются Иисусом Христом, и благоухают преестественно. Сделавшись таким образом "достойными того, чтобы быть общниками Бога, они вкушают Плоть Его и пиют Кровь Его, и посредством освященных хлеба и вина соделываются сотелесными и сокровенными воплощшемуся и принесшему себя в жертву Богу. После сего уже невозможно, чтобы над ними господствовал и тиранствовал грех, яко над богами по благодати. Так как Адам подпал клятве, а чрез него и все люди, от него происходящие, приговор же об этом Божий никак не мог быть уничтожен, то Христос бысть по нас клятва, чрез то, что повешен был на древе крестном, чтоб принести Себя в жертву Отцу Своему, как сказано, и уничтожить приговор Божий преизбыточествующим достоинством жертвы. Ибо что больше и выше Бога? Как во всем этом видимом творении нет ничего выше человека, ибо все видимое и сотворено для человека, так Бог несравненно выше всего сотворенного, и ничто не может идти с Ним в сравнение, ни вся видимая и невидимая тварь. Таким образом Бог, Который есть несравненно выше всего видимого и невидимого творения, восприял естество человеческое, которое есть выше всего видимого творения, и принес его в жертву Богу и Отцу Своему. Устыдившись такой жертвы, скажу так, и почтив ее, Отец не мог оставить ее в руках смерти, почему уничтожил приговор Свой и воскресил из мертвых во-первых и в начале Того, Кто дал Себя в жертву, в искупление и взамен за сородных ему человеков, - а после, в последний день скончания мира, воскресит и всех людей. Впрочем, души тех, которые веруют в Иисуса Христа, Сына Божия, в сию великую и страшную жертву, Бог воскрешает в настоящей жизни, и знамением сего воскресения служит благодать Святого Духа, которую дает Он душе всякого христианина, как бы другую душу. Такая душа христианина потому называется и верною, что ей вверен Святой Дух Божий, и она прияла Его, - Дух Божий, Который есть жизнь вечная, так как Святой Дух есть Бог вечный, исходящий из вечного Бога и Отца.

И в чем состоит таинство креста и тридневного погребения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа?

Поелику таким образом крест соделался как бы жертвенником сей страшной жертвы, ибо на кресте умер Сын Божий за падение людей, то справедливо крест и чтится и поклоняем бывает, и изображается как знамение общего всех людей спасения, чтобы поклоняющиеся древу креста освобождались от клятвы Адамовой и получали благословение и благодать Божию на делание всякой добродетели. Для христиан крест - величание, слава и сила, ибо вся наша сила в силе распеньшегося Христа; вся грешность наша умерщвляется смертию Христа на кресте, и все возвеличение наше и вся слава наша в смирении Бога, Который до того смирил Себя, что благоволил умереть даже между злодеями и разбойниками. По сей-то причине христиане, верующие во Христа, знаменуют себя знамением креста не просто, не как попало, не с небрежением, но со всем вниманием, со страхом и с трепетом и с крайним благоговением. Ибо образ креста показывает примирение и содружество, в какое вступил человек с Богом. Посему и демоны боятся образа креста, и не терпят видеть знамение креста изображаемым даже и на воздухе, но бегут от этого тотчас, зная, что крест есть знамение содружества человеков с Богом и что они, как отступники и враги Богу, удаленные от божественного лица Его, не имеют более свободы приближаться к тем, кои примирились с Богом и соединились с Ним, и не могут более искушать их. Если и кажется, что они искушают некоторых христиан, да ведает всякий, что это борют они тех, которые не познали как следует высокого таинства креста. Те же, которые уразумели сие таинство и на самом деле опытно познали власть и силу, какую имеет крест на демонов, познали также, что крест дает душе крепость, силу, смысл и божественную мудрость, - эти с великою радостию восклицают: мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего, имже мне мир распяся и аз миру (Гал.6:14). Итак, поелику знамение креста велико и страшно, то всякий христианин имеет долг совершать его со страхом и с трепетом, с благоговением и вниманием, а не просто и как попало, по привычке только и с небрежением, ибо по мере благоговения, какое кто имеет ко кресту, получает он соответственную силу и помощь от Бога, Коему слава и держава во веки. Аминь.

О том, что естество человеческое чрез воплощение Сына и Бога Слова приходит опять в благобытие, то есть в то доброе и божественное состояние, в каком было оно до преступления Адамова

Поелику естество человеческое потеряло свое благобытие чрез преступление Адамово, то необходимо узнать нам, что такое был Адам прежде потери благобытия, и в чем состояло это благобытие, или то доброе и божественное состояние, какое имел человек прежде преступления. Святые отцы говорят нам, что Бог соделался человеком для того, чтобы чрез вочеловечение Свое опять возвесть естество человеческое в благобытие. Почему надобно нам узнать, каким это образом чрез воплощенное домостроительство Христово человек опять приходит в благобытие.

Бог в начале, когда создал человека, создал его святым, бесстрастным и безгрешным, по образу и подобию Своему, и человек точно был тогда подобен Богу, создавшему его. Ибо святой, безгрешный и бесстрастный Бог и творения творит святые, бесстрастные и безгрешные. Но поелику непременяемость и неизменяемость есть свойство одного безначального и несозданного Божества, то созданный человек естественно был пременяем и изменяем, хотя имел способ и возможность, при помощи Божией, не подвергнуться пременению и изменению.

Так свят был человек и, как святой, не имел нужды ни в каком законе, ибо для праведника закон не нужен. Какая нужда в законе для святого, бесстрастного и чистого? Закон повелевает делать добро и не делать зла. Но Писание говорит, что виде Бог вся, елика сотвори, и се добра зело (Быт.1:31). Итак, поелику все было добро зело, то какая была нужда человеку в научении, что хорошо и что не хорошо? Поелику не было ничего, что не было бы крайне хорошо, то и не имел нужды в законе божественный оный человек.

Также о законе естественном, писаном и духовном

Впрочем, поелику в его власти было вкушать от всякого древа райского, еще же и от самого древа жизни, то ему дана была заповедь не вкушать от одного только древа, чтобы знал, что он пременяем и изменяем, и остерегался, и пребыл навсегда в том добром и божественном состоянии. Бог теми словами, какие сказал ему, давая заповедь, что если вкусит - умрет, давал ему разуметь, что он пременяем и изменяем.

Так - тогда, в раю, не нужен был закон, ни писаный, ни духовный. Но после того, как человек вкусил от того запрещенного древа и умер горькою смертию, то есть отпал от Бога и подвергся растлению, - тогда, чтобы совсем не отпал он от всякого добра (так как зло сильно распространилось в роде человеческом и тиранило его насильственно, по причине бедственного расслабления, какому подвергся он вследствие растления), дан был ему закон, чтоб показывал, что хорошо и что худо. Ибо человек стал слеп, вышел из ума и обессмыслел, почему и имел нужду в научении, как написано в Псалмах: открый очи мои и уразумею чудеса от закона Твоего (Пс.118:18). Вразуми мя и научуся заповедем Твоим (73). Видишь, в какое жалкое состояние пришел человек и как потому имел нужду в писаном законе? Ибо после того, как пал он, не мог уже ведать даже и этого мира, если б прежде не был свыше от Бога просвещен ведением относительно его.

После же, когда пришел Христос и так тесно соединил в Себе Божество с человечеством, что два сии, крайне расстоящиеся, то есть Божество и человечество, стали единым лицом, хотя пребывали неслиянными и несмешанными, - с того времени человек сделался уже как бы светом, чрез соединение с оным, первым и невечерним светом Божиим, и не имеет более нужды ни в каком писаном законе, потому что Божественная благодать Иисуса Христа, пребывающая с ним и в нем, плодоприносит ему благобытие, то есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость и воздержание. Почему Апостол Павел, перечислив такие плоды Святого Духа, и говорит в конце: на таковых несть закона (Гал.5:22-23), ибо для праведника не требуется закон. Кто же не имеет еще таковых плодов Святого Духа, тот и не Христов, как говорит Апостол: аще кто Духа Христова не имать, сей несть Его (Рим.8:9). Такому надлежит подвизаться и постараться о том, чтобы соделаться Христовым, да не тщетно верует во Христа, - в каком случае Христос не пользует ему ничтоже. Все старание и весь подвиг его должен быть обращен на то, чтобы стяжать Дух Христов, и таким образом приносить плоды Духа Святого, ибо в этом и состоит духовный закон и благобытие.

Еще о том, каким способом может кто прийти в благобытие

Если же человеческое естество приходит опять в благобытие, как было первоначально, чрез воплощение Христово, и нет никакого другого способа и никакой другой силы, или мудрости, или труда и подвига, чтоб человеческое естество опять пришло в благобытие и стало, как было первоначально сотворено, но находится единственно в руке Бога, давшего ему бытие, и то, чтоб даровать ему благобытие, и другим способом этому быть никак нельзя, то какая нужда тщетно трудиться, подвизаясь ради сего одними своими подвигами, чтениями, злостраданиями, томлением себя алчбою, жаждою и бдениями? И если такие и толикие злострадания бывают тщетны и бесполезны для того, кто не ведает великого оного таинства (спасения), то на каждом христианине лежит долг научиться ему и познать его, чтоб не протрудиться понапрасну в тех злостраданиях и не попустить погибнуть (и при них) душе своей, что бедственнее всякого другого бедствия. Ибо все такие и толикие злострадания должны быть подъемлемы не для того, чтоб прийти в благобытие, но для того, чтоб сохранить благобытие, какое приняли мы прежде чрез святое Крещение, так как сокровище сие труднохранительно, и нам надлежит добре внимать, да сохраним оное, как сказали святые отцы. И в будущей жизни христианин не будет испытуем, отрекся ли он мира, постился ли совершал ли бдения, молился ли, плакал ли и другие какие совершал ли в настоящей жизни дела добрые, но будет тщательно испытуем, имеет ли он какое-либо подобие Христу, как сын отцу, как говорит и Павел: чадца моя, имиже паки болезную, дондеже вообразится в вас Христос (Гал.4:19). Ибо которые во Христа крестятся, во Христа облекаются (Гал.3:27).  

 

книга спасение - СПАСИТЕЛЬ С НАРОДОМ

 

И какие дела делая, можем мы войти в царствие небесное

Те, которые хранят врата царствия небесного, если не увидят в христианине подобия Христу, как сына отцу, никак не отворят ему их и не дадут войти. Ибо как подобные ветхому Адаму, преступившему заповедь Божию, пребывают вне царствия небесного, несмотря на то, что они нисколько не виновны в том, что подобны праотцу Адаму, так и христиане, подобные новому Адаму, Отцу их Христу, входят в царствие небесное, при всем том, что то, что они подобны Христу, не есть собственное их дело, так как это совершается посредством веры, какую восприемлют они во Христа.

Подобие же Христу составляют истина, кротость, правда, и вместе с ними смирение и человеколюбие. Истина зрится во всех словах, а кротость во всех противословиях; потому что кроткий, похвалами ли окружен, или порицаниями, хранит себя бесстрастным, и ни похвалами не превозносится, ни порицаниями не огорчается. Правда зрится во всех делах: ибо как определяем мы тяжесть вещей посредством весов и как узнаем качество золота чрез потирание его о камень, так ни в каком начинании не выходим мы из пределов правды, если при этом содержим в памяти те меры (способы измерения или весы), какие даровал нам Господь наш (заповеди). Смирение есть как бы неокрадомая сокровищница, устрояемая в том уме, который носит убеждение, что только силою благодати, приемлемой от Христа, имеются в нем показанные добрые качества, то есть истина, кротость и правда. Человеколюбие есть подобие Богу, так как оно благотворит всем людям, и благочестивым, и нечестивым, и добрым, и злым, и знаемым, и незнаемым, как и Сам Бог всем благотворит, воссиявает солнце на праведные и неправедные, дождит на злые и благие. Итак, те, которые прияли сие от Христа, от Него имеют подобие Ему, как сын от отца имеет подобие отцу, потому что сын не бывает иначе, как из естества отца своего. Для того Бог соделался человеком, и чрез такое соединение Божества с человеческим естеством царствует Божество над естеством человеческим, как написано:наляцы, и успевай, и царствуй истины ради и кротости и правды (Пс.44:5). Таким образом, над кем не восцарствовал Христос чрез те добродетели, о которых мы сказали, тот не подобен Христу, как отцу, и недостоин внити в царствие небесное. Воистину так есть. Почему излишни все прочие подвиги, если не бывают ради их. Постараемся же и мы, братие, соделаться подобными Христу посредством тех добродетелей, да сподобимся царствия Его. Ему слава и держава во веки. Аминь.

Есть семь классов лиц, для которых потребна молитва Церкви о спасении их

Есть семь классов лиц, о спасении коих потребна молитва Церкви: погибшие, плененные, заблуждшие, уязвленные, падающие, восставшие, шествующие. Есть еще и восьмой класс - совершенные, которые, задняя забывая, все в предняя (будущее) простираются. Каждый из этих восьми классов имеет нужду в особой молитве Церкви Божией о спасении его: 

погибшие имеют нужду в молитве о том, чтобы их взыскал и обрел вездесущий Бог, для Которого явны и ад, и пагуба; 

плененные, то есть порабощенные (страстям и диаволу), - чтоб их освободил Божественною благодатию своею Тот, Кто все содержит и над всем господствует, потому что такого рода порабощенник не может освободиться сам собою; 

заблуждшие - чтобы просветила их Божественная благодать и направила на путь истины, как учит и псалом: настави мя, Господи, на путь Твой, и пойду во истине Твоей (Пс.85:11); 

уязвленные, то есть сокрушенные, - чтобы их уврачевал и поднял с одра Господь, потому что ни один из уязвленных не может исцелиться и стать на ноги собственною своею силою; 

падающие, то есть те, которые впадают в грехи, - да укрепит их великомощная десница Всевышнего Бога, чтоб они не падали; восставшие, то есть те, которые перестали грешить, - да утвердит их Божественная благодать, чтоб они не низвергались более в ров сей;

шествующие, то есть те, которые подвизаются в добродетели, - да шествуют без преткновений, и Ангел Господень да устраняет камни и препятствия с долгой и тесной стези добродетелей, чтоб им не подвергаться более по причине их крайним бедам и опасностям;

восьмой же класс, то есть совершенные, - чтоб не гордились и не думали о себе, что они лучше других, но скорбели и сокрушались, чувствуя, что они ниже всех, и сознавая, сколь многого еще недостает им до той истинной высоты, которая выше всего. Дело совершенных, как говорит Апостол, есть - к намеренному тещи, к почести вышняго звания: ибо, сказав сие, он присовокупил: елицы совершенни, сие да мудрствуим (Флп.3:14,15).

Как совлекаемся мы перстного человека и облекаемся во Христа, и делаемся родственниками Ему и братиями?

Ребро Адамово есть жена. Из этого Адамова ребра, то есть жены, Богородицы Марии, Сын и Слово Бога и Бог взял плоть и претворил ее в мужа совершенна с душою и телом, чтоб воистину быть сыном Адама. Сделавшись же человеком, подобным нам по всему, кроме греха, Он стал тотчас вместе с тем сродником по плоти всех людей, как утверждает и божественный Златоуст там, где говорит: "облекшись плотию, Христос облекся в братство нам". Но Христос, будучи Богом вместе и человеком, как по Божеству есть и пребудет свят, так и по человечеству и душою, и плотию, есть и пребудет свят, пресвят и пренепорочен; прочие же люди, хотя стали братьями и сродниками Его по плоти, но, как перстные, остались такими же и не сделались тотчас (то есть чрез самое дело воплощения Бога) святыми и сынами Божиими. Теперь внемли со тщанием тому, что буду тебе говорить. Соделался человеком Бог и тотчас стал сродником и братом людей. Но поелику Он один был Сыном Божиим и Богочеловеком, то один Он был, есть и будет свят, один праведен, один истинен, один бессмертен, один человеколюбец, один милостив и благоутробен, один Властелин и Господь, один Свет мира и Свет неприступный. Мы же, как смертные и тленные, не имеем (оставаясь в своем естественном порядке) с Ним никакого другого общения, кроме одного сродства по плоти, как сказано выше. Посему посредницею между Богом и людьми поставлена вера в Него (Спасителя), чтобы Бог, вместо всего другого, принимал одну эту веру, которую имеем в Него, зная, что мы бедны и что совершенно ничего не можем принести Ему для спасения своего, кроме одной веры, и за одну эту веру миловал нас и подавал нам оставление грехов наших и избавление от смерти и тления. Что все и дарует Он даже доселе всем, которые от всей души веруют во Христа Господа, и не это одно, но и все то, о чем обетовал во Святом Евангелии, что все конечно получим чрез Него, то есть блага оной земли, которую наследят кроткие с великим веселием и радостию сердец их, - дарует все то, чтоб Он (Христос) соединялся с нами, и чрез Него мы оба соделывались едино с Богом и Отцом Его, сочетаваемы бывая в то же время и с Духом Святым.

Все сказанное мы действительно получаем, когда верно соблюдаем, что обещали соблюдать во святом Крещении, и убегаем всего, от чего тогда отреклись. Когда соблюдаем мы все это и все заповеди Божии, тогда бываем истинно верующими, яко показующие веру свою от дел своих, и, как Он есть, соделываемся святыми и совершенными, и все всецело небесными, чадами Бога небесного, и во всем подобными Ему, Христу Господу, как и Он соделался подобным нам по всему, кроме греха, только мы соделываемся подобными Ему по благодати.

Бог истинен и не раскаивается в дарованиях, подаемых Им, а Он Сам говорит: имеяй заповеди Моя и соблюдаяй их, той есть любяй Мя... И Аз возлюблю его, и явлюся ему Сам (Ин.14:21). Слышали, что говорит Владыка Христос? Кто, говорит, Меня возлюбит и заповеди Мои соблюдет, того и Я возлюблю и явлюся ему Сам. Если теперь Христос есть истина, как Сам Он сказал: Аз есмь истина (Ин.14:6), а истине невозможно солгать, как говорит Апостол: невозможно солгати Богу (Евр.6:18), то пусть никто из тех, которые не видят Господа, не говорит, что невозможно Его видеть, тогда как это не только не невозможно, но и очень легко. Если Он, как Сам говорит, есть свет миру (Ин.8:12), то которые Его не видят, конечно слепы суть, а слепы они суть, потому что ни Его не возлюбили, ни заповедей Его не соблюли. Ибо если б они возлюбили Его и заповеди Его соблюли, то и они всею душою возжелали бы и взыскали бы увидеть Его, и Он всеконечно Сам явил бы Себя им, яко неложный, существенно истинный и само-истина. Он затем и пришел в мир, чтобы светом Своей славы и Своего Божества просветить всех находящихся в мире и седящих во тьме. Итак, которые христиане не видят умно Господа, не освещаются явственно и знательно Его божеским светом, не видят Его пребывающим в себе, пусть не говорят, как неверные, что невозможно Его видеть; но каждый из нас, возлюбленные мои, пусть испытает совесть свою, как я сказал уже, и конечно найдет, что сам виноват, что не имеет в себе Бога и не видит славы Его, а затем пусть покается и восплачет о себе, что находится в таком бедном состоянии, и потщится покаянием и исповеданием возвратить потерянное, да улучит и вечные блага во Христе Иисусе, Господе нашем, Коему слава и держава ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

  

книга Спасение - Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий 

разделительная линия -спасение-

Учение о спасении

"К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь" (Ис. 1:11). – Писание отвергает не вообще жертвы, но жертвы иудейские. Ибо говорит: "К чему Мне множество жертв ваших?". Множества не одобряет, а требует одной жертвы. Каждый сам себя принеси в жертву Богу, предоставив " тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего" (Рим. 12:1). Поелику же отринуто множество подзаконных жертв, как бесполезное; то принята единая Жертва, принесенная в последние веки во оставление греха. Ибо Агнец Божий взял на Себя грех мира, предав "Себя за нас в приношение и жертву Богу, в благоухание приятное" (Ефес. 5:2).

"Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу" (Ис. 1:11). Заметь: не сказал, что не хочет всякой крови, но крови известных животных. Ибо не сказал, что не хочет Крови, излиянной  в последние веки в отпущение грехов,  "говорящей лучше, нежели Авелева" (Евр. 12:24), но прелагает жертвы на духовные; потому что должно быть применение и священству  (Евр. 7:1). А если отвергает телесные жертвы, то отвергает и подзаконного первосвященника. Ибо, как подзаконные первосвященники осветят руки, не принеся во всесожжение овна, на которого они возлагали руки? Как окропятся, не окропляемые кровью? Таким образом, то и другое имеет место: и закон Моисеев, и введение лучшего закона. Посему извергнутся первосвященники от семени Аронова, чтобы на их место вступил Первосвященник по чину Мелхиседекову (Евр. 5:10). Нет уже жертв всегдашних (Исх. 29:42), нет жертв в день очищения, нет пепла  юницы, очищающего оскверненных (Евр. 9:13). Ибо одна жертва – Христос и мертвость Святых  по Христе; одно кропление – баня пакибытия (Тит. 3:5); одно умилостивление за грех – излиянная за спасение мира Кровь. Для того отменяет первое, чтобы постановить второе.

Пасху "станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины" (1Кор. 5:8), во славу закланного к вечеру, то есть при скончании века, истинного овчати-Христа, Которого плоть истинно есть брашно (Иоан. 6:55).

"Надеющиеся на силы свои и хвалящиеся множеством богатства своего" (Пс.48:7). У Пророка слово к лицам двоякого рода, к земнородным и к богатым. К одним обращает речь, низлагая их мнение о силе своей, а к другим, низлагая их превозношение избытком имения. Вы, говорит, надеющиеся на силу свою! – Это земнородные, которые уповают на телесную крепость, и думают, что человеческая природа имеет достаточные силы совершенно выполнить человеческие желания, - и вы, уповающие на неверное богатство, послушайте: вам нужна искупительная цена для изведения вашего на свободу, которую вы утратили, будучи побеждены насилием дьявола; потому что дьявол, взяв вас в рабство, не освободит от своего мучительства, пока не пожелает обменять вас, побужденный к тому каким-нибудь доступным выкупом. Посему предлагаемое в выкупе должно быть не однородно с порабощенными, но в большей мере превышать их цену, чтобы дьявол добровольно освободил от рабства пленников. Поэтому брат не может вас искупить. Ибо ни какой человек не в силах убедить дьявола, чтобы освободил от своей власти однажды ему подпадшего. Человек и за собственные грехи не может дать Богу умилостивительной жертвы. Как же возможет сделать это за другого? А что же бы мог он приобрести в сем веке столько стоящее, чтобы оно служило достаточным заменом за душу по природе драгоценную, потому что она создана по образу Творца своего? И какой труд настоящего века доставит душе человеческой достаточный запас к переходу в век будущий? Посему просто разумей слова сии так: хотя бы кто представлял себя весьма могущественным в сей жизни, обложен был множеством имения; Псалом учит отложить гордое о себе мнение, смириться под крепкую руку Божию (1Петр. 5:6), и не надеяться на силу свою, не хвалиться множеством богатства. Но можно и возвыситься несколько мыслию и под надеющимися на силу свою и хвалящимися множеством богатства разуметь душевные силы, потому что и самая душа не имеет достаточных сил к своему спасению. Хотя и совершен кто в сынах человеческих, но, не имея в себе премудрости Божией, ни во что вменится. Хотя усвоил себе множество умозрений из мирской мудрости и собрал некоторое богатство видения; но пусть услышит правду вполне, а именно, что всякая душа человеческая подклонилась под тяжкое иго рабства общему всех врагу, и утратив свободу, данную Творцом ея, отведена в плен грехом. – Но всякому пленнику для освобождения нужна цена искупления. Брат не может искупить брата своего, и каждый человек – сам себя, потому что искупающий собою другого должен быть гораздо превосходнее содержимого во власти и уже рабствующего. Но и вообще человек не имеет такой власти пред Богом, чтобы умилостивлять Его за грешника, потому что и сам повинен греху.  "Потому что все согрешили и лишены славы Божией,  получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе" (Рим. 3:23-24).              

Посему (Пс. 48:8) не даст Богу измены ( умилостивительная жертва) за ся (ст.9) и цену избавления души своея. Итак не брата ищи для своего искуления, но того, кто превосходит тебя естеством, не простого человека, но Богочеловека Иисуса Христа, Который един может дать Богу измену за всех нас, потому что Его "Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру" (Рим. 3:25). Моисей был брат Израильтянам, однако же не мог искупить их. Как же искупит человек обыкновенный? Пророк говорит сперва утвердительно: брат не избавит, а потом с силою присовокупляет вопросительно: избавит ли человек? Моисей не освободил народа от греха, но только умолил Бога не карать за грех. Он и за себя не мог дать измены, когда впал в прегрешение, и после столь многих и великих чудес и знамений, какие видел, произнес слово сомнения: "послушайте, непокорные, разве нам из этой скалы извести для вас воду? И поднял Моисей руку свою и ударил в скалу жезлом своим дважды, и потекло много воды, и пило общество и скот его. И сказал Господь Моисею и Аарону: за то, что вы не поверили Мне, чтоб явить святость Мою пред очами сынов Израилевых, не введете вы народа сего в землю, которую Я даю ему" (Числ. 20:10-12). Посему не даст Богу измены за ся. Ибо, что может человек найти столько ценное, чтобы дать в искупление души своей? Но нашлось одно равноценное всем вместе людям, что и дано в цену искупления души нашей, это святая и  многоценная кровь Господа нашего Иисуса Христа, которую Он пролил за всех нас.  Почему мы и куплены ценою (1Кор. 6:20). Итак, если брат не избавит, избавит ли человек? Если человек не может избавить нас, то Искупивший нас не человек. Посему, если Господь наш пожил с нами в подобии плоти греха, то не почитай Его за сие простым человеком, не признавая в Нем силы Божества. Он не имел нужды давать Богу измены за Ся, и избавлять собственную душу; потому что "Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его" (1Петр. 2:22). Итак никто не может выкупить сам себя, пока не прийдет Возвращающий пленение людей (Пс. 13:7), не сребром, не дарами, как написано у Исайи (52:3), но Своею Кровию.  Он нас, которые не братья Ему, но стали врагами чрез свои грехопадения, Он не простой человек, но Бог, по даровании нам свободы, нарицает и братьями Своими. Ибо сказано: "возвещу имя Твое братиям Моим" (Евр. 2:12). Посему Искупивший нас, не брат нам и не человек. Если же возмем во внимание благодатное Его снисхождение к нам, то и братьями нас называет, и нисходит к человечеству Тот, Кто не даст Богу измены за Ся, но даст измену за весь мир; ибо не имеет нужды в очищении, но Сам есть очищение. "Таков и должен быть у нас Первосвященник: святой, непричастный злу, непорочный, отделенный от грешников и превознесенный выше небес, Который не имеет нужды ежедневно, как те первосвященники, приносить жертвы сперва за свои грехи, потом за грехи народа" (Евр. 7:26,27; 9:7).

Господу надлежало вкусить смерть за всякого и, став умилостивительною жертвою за мир, всех оправдать Своею кровью

Итак, если не было пришествия Господня во плоти; то Искупитель не дал цены за нас смерти, и не пресек Собою царства смерти. Ибо, если бы было иное обладаемое смертью, а иное воспринятое Господом; то смерть не прекратила бы своих действий, страдания богоносной плоти не послужили бы в нашу пользу, Господь не умертвил бы греха во плоти; не были бы сооживлены Христом мы, умершие во Адаме; не было бы воссоздано падшее, восстановлено ниспроверженное, усвоено Богу отчужденное от Него обольщением жмия. Ибо все это разоряется утверждающими, что Господь пришел, имея небесное тело.

А утверждать, что человеческие страсти переходят на самое Божество, не показывает людей, которые соблюдают последовательность в мыслях, и знают, что инаковы страдания плоти, инаковы – плоти одушевленной, и инаковы – души, действующей в теле. Итак, плоти свойственно быть распинаемою, умаляться и разлагаться, и опять, плоти одушевленной свойственно утомляться, чувствовать боль, алкать, жаждать, предаваться сну, и души, действующей в теле, свойственны печали, беспокойства, заботы и тому подобное. Из сих страданий одни естественны и необходимы для живого существа, другие же навлекаются худым произволением по неустройству жизни и недостатку упражнения в добродетели. Из сего видно, что Господь принял на Себя естественные страдания в подтверждение истинного, а не мечтательного вочеловечения; а сколько ни есть страданий, производимых пороками и оскверняющих чистоту жизни нашей, те отверг Он, как недостойные пречистого Божества. Посему сказано, что родился Он "в подобии плоти греховной" (Рим. 8:3), не в подобии самой плоти, как им кажется, но в подобии плоти греха; почему, хотя воспринял Он плоть нашу с естественными ея страданиями; однакоже греха не сотвори (1Петр. 2:24). Но как смерть, которая Адамом передана нам во плоти, пожерта была Божеством, так и грех потреблен праведностью, которая во Христе Иисусе; почему в воскресении воспримем мы плоть, ни смерти не подлежащую, ни греху не подверженную. Вот, братья, тайна Церкви, вот предания Отцев. 

Веры, подвигов добродетели, Царства Небесного, если не будешь, просить с трудом и многим терпением, не получишь; потому что должно прежде пожелать, а, пожелав, искать действительно в вере и терпении, употребив со своей стороны все нужное, так чтобы ни в чем не осуждала собственная совесть, будто бы просишь или нерадиво, или лениво; и тогда уже получишь, если сие угодно Богу.

 

---картинка линии разделения текста---

  

книга Спасение - Святитель Григорий Нисский

Святитель Григорий Нисский 

разделительная линия -спасение- 

Спасения невозможно достичь не подъяв трудов великих

Поскольку же сокровище велико, то велики должны быть и труды для приобретения его, предпринимаемые не напоказ людям, но для угождения Господу, ведающему тайное. На Него всегда должно взирать, а тайники души испытывать и укреплять благочестивыми помыслами, чтобы противник не нашел ни лазейки, ни простора для кознодейства, а также и ослабевшие сочленения души надо упражнять и вводить в познание добра и зла (Быт.2:9). А как их упражнять, знает Богу последующий ум, сплачивающий и направляющий к Нему вместе с собою всю душу, при помощи любви к Богу, тайных помышлений добродетели и деяний по заповеди врачуя пораженные части и соединяя их со здоровыми.  Поскольку же одна есть стража и одно врачевство души: ревностно памятовать о Боге и держаться благих мыслей да не ослабеем мы в этом усердии.

Едим ли мы или пьем, отдыхаем, делаем ли что или говорим пусть все, что в нас, сливается во единую славу Богу, а не в нашу собственную, и пусть жизнь наша не имеет ни пятна, ни порока от злоумышлении лукавого.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст 

разделительная линия -спасение-

Если хочешь улучить спасение своей души нужно много упражняться в добродетелях

Нельзя быть добрым по необходимости. Я, слышал многих, говоривших: «Для чего Бог сотворил меня самовластным в добродетели?» - Но как возвести на небо тебя, дремлющего, спящего, преданного порокам, роскоши, чревоугодию? Ты и там не отстал бы от пороков?

Если нужно, получить Царствие Небесное, то недостаточно освободиться от греха, но нужно еще много упражняться и в добродетелях. Ибо от порочных действий нужно удерживаться для того только, чтобы освободиться от геенны (вот смысл жизни с правовой точки зрения); но чтобы наследовать Царствие Небесное, необходимо стяжать добродетель. 

Огонь, который мы получили по благодати Духа, если захотим, мы можем усилить, если же не захотим, тотчас угасим его. А когда он угаснет, в наших душах не останется ничего, кроме тьмы. Как с возжением светильника появляется большой свет, так с его погашением не остается ничего, кроме мрака. Поэтому сказано: «Духа не угашайте» (1Сол.5:19)». 

Отдели солнечный луч от его начала – единство не допустит существовать отдельному свету; отломи ветвь от дерева – отломленная потеряет способность расти; разобщи ручей с его источником – разобщенный иссякнет. Равным образом Церковь, озаренная светом Господним, по всему миру распространяет лучи свои; но свет, разливающийся повсюду, один, и единство тела остается неразделенным. По всей земле распростирает она ветви свои, обремененные плодами; обильные потоки ее текут на далекое пространство; при всем том глава остается одна, одно начало, одна мать, богатая преуспеянием плодотворения.

Душа крещенного …чище самых солнечных лучей и такова, какою была в начале, и даже гораздо лучше; ибо она получает Духа, Который совершенно воспламеняет ее и делает святою. Как ты, переплавляя железо или золото, делаешь его опять чистым, новым, так точно и Дух Святой, переплавляя душу в крещении, как бы в горниле, и истребляя грехи, делает ее чище и блистательнее всякого золота. 

Что в крещении погребены наши прежние грехи – это есть Христов дар, а чтобы после крещения пребывать мертвыми для греха, это должно быть делом собственного нашего рачения, хотя и в сем подвиге, как увидим, всего более помогает нам Бог. Ибо крещение имеет силу не только заглаждать прежние согрешения, но и ограждать от будущих. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Максим Исповедник

Преподобный Максим Исповедник 

разделительная линия -спасение-

Без благодати бесстрастия трудно достичь спасения 

Всякий ревнитель спасения прилежит и делам добродетелей и святым помышлениям: ибо без добродетели и ведения никогда никто не успевал еще улучить спасение: дело добродетели есть приводить в чин движения телесные здравым рассуждением, как уздою искусно удерживая их от неуместных поползновений; а дело ведения есть добре обдумывать и разумно обсуждать, как следует действовать и потом располагать к исполнению того. 

Исполняющий закон жизнью и поведением воздерживается от одних дел страстных, принося Богу в жертву действо бессловесных страстей. И этого для него достаточно ко спасению по духовному детству его.

Пестунствуемый пророческим словом к отвержению дел страстных, прилагает и отложение сочувствия им и сосложения с ними, составляющихся в душе, чтобы, показывая себя воздерживающимся от греха худшей частью т. е. плотью, частью лучшей, т. е. душой, не быть скрытно грешащим с неудержимостью.

Евангельскую искренно восприявший жизнь и начало и конец греха отсекает в себе, и всякую совершает добродетель и делом и умом, принося Богу жертву хвалы и исповедания, как избавленный от действенного нападения страстей, и свободный от мысленной с ними брани, и одно имеющий ненасытное услаждение, питающее душу надеждою будущих благ. 

Стропотности (т. е. кривости и извилины) произвольных страстей, т. е. движения похоти, воздержанием выпрямивший, и острые случайности непроизвольных искушений, т. е. разные виды прискорбностей, терпением угладивший, и сделавший путями ровными, – сей по правде узрит «спасение Божие», как сделавшийся чист сердцем, коим, в силу добродетелей и благоговейных созерцаний, узревает Бога в конце борений и подвигов, по слову Господа: «блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят» (Мф.5:3), приемля за труды в совершении добродетелей, благодать бесстрастия, кроме которого никто не узрит Бога.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Марк Подвижник

Преподобный Марк Подвижник 

разделительная линия -спасение-

Если хочешь спастись прилепляйся к Единому Богу

Если хочешь спастись и в познание истины прийти, напрягайся всегда возвышаться над чувственным и надеждою прилепляться к Единому Богу. Обращаясь таким образом с понуждением себя внутрь, встретишь начала и власти, ведущие с тобою брань приражениями помыслов, но побеждая их молитвою и пребывая благонадежным, возымеешь благодать Божью, избавляющую тебя от грядущего гнева.

Желающий переплыть мысленное море долготерпит, смиренномудрствует, бденничает, воздерживается. Если же понудится войти (в этот подвиг) без сих четырех, то измучит только сердце, а переплыть не может.

Безмолвие есть отсечение всего злого. Если же оно и четыре те добродетели присоединит к молитве, то нет лучшего пособия и кратчайшего пути к бесстрастию, как оно в таком устройстве. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Иоанн Лествичник

Преподобный Иоанн Лествичник 

разделительная линия -спасение-

Хотя не все могут быть бесстрастны, однако спастись и примириться с Богом всем не невозможно. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин 

разделительная линия -спасение-

Будьте терпеливы, сетующие: вы вступите в рай

Роса его смоет вашу нечистоту; пристанище его возвеселит вас. Вечеря его положит конец вашим трудам: она предложит алчущему утешение, которое очищает вкушающих его, и - жаждущим небесное питие, умудряющее пьющих его.

Нет темных пятен в обитателях рая, потому что чисты они от греха, нет в них гнева, потому что они свободны от всякой раздражительности, нет насмешки, потому что им незнакомо никакое коварство. Не делают они друг другу вреда, не питают в себе вражды, потому что для них не существует зависти, никого там не осуждают, потому что нет там обид. 

Там видят себя в славе сыны человеческие, сами дивятся они, почему их природа стала спокойной и чистой, почему наружно красотой, а внутренне чистотой сияют: видимо - тело, а невидимо - душа. Тела, заключающие в себе кровь и влагу, достигают там чистоты одинаковой с самой душой. Крылья души, здесь обремененной, там становятся гораздо чище и уподобляются уму. Сам ум, который мятется здесь непрестанно, там безмятежен подобно величию Божию. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

книга Спасение - Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей 

разделительная линия -спасение-

О страхе будущего мучения и о том, что желающий спастись никогда не должен быть беспечен о своем спасении

Когда я был болен ногами и страдал от них, некоторые из братии, пришедши посетить меня, просили, чтобы я сказал им причину болезни, имея, как я думаю, двоякую цель: чтобы несколько утешить меня и отвлечь мысли мои от болезни, и чтобы дать мне случай побеседовать с ними что-нибудь о полезном. Но так как болезнь не позволила мне сказать им тогда, что они хотели, то нужно вам ныне послушать о сём: ибо приятен рассказ о скорби по миновании скорби. Так и на море, когда поднимается буря, то все находящиеся на корабле сетуют; когда же буря пройдёт, то все с радостию, весело рассказывают друг другу о случившемся. Хорошо, братия, как я всегда говорю вам, каждое дело возлагать на Бога и говорить: ничего не бывает без воли Божией, но, конечно, Бог знал, что это хорошо и полезно, и потому так сделал, хотя бы сие дело и имело какую-нибудь внешнюю причину. Например, я мог бы сказать, что поелику я вкушал пищу со странниками и несколько понудил себя для того, чтобы их угостить, то желудок мой отяготился, произошел отёк на ноге моей и от того я сделался болен; мог бы я привести и другие различные причины, ибо ищущему их в них нет недостатка; но самое достоверное и полезное есть то, чтобы сказать: поистине Бог знал, что это будет полезнее душе моей, и потому оно так и случилось. Ибо из всего, что творит Бог, нет ничего такого, чтобы не было благо, но се добра зело (Быт. 1:31).

Итак, никому не должно скорбеть о случающемся, но всё, как я сказал, возлагать на промысл Божий и успокаиваться. Есть некоторые люди, до того изнемогающие при случающихся скорбях, что они отказываются и от самой жизни и считают сладкою смерть, лишь бы только избавиться от скорбей: но это происходит от малодушия и многого неразумия, ибо таковые не знают той страшной нужды, которая встречает нас по исходе души из тела.

Это великое человеколюбие Божие, братия, что мы наказываемся, находясь в сём мире; но мы, не зная, что совершается там, почитаем тяжким здешнее. Однако это несправедливо. Не знаете ли, что повествуется в Отечнике? Один весьма ревностный брат спросил некоего старца: "Отчего душа моя желает смерти?" Старец отвечал ему: "Оттого, что ты избегаешь скорби, и не знаешь, что грядущая скорбь тяжелее здешней". И другой также спросил старца: "Отчего я впадаю в беспечность, пребывая в келлии моей?" Старец сказал ему: "Оттого, что ты не узнал ещё ни ожидаемого покоя, ни будущего мучения. Ибо если бы ты достоверно знал это, то хотя бы келлия твоя была полна червей, так что ты стоял бы в них по самую шею, ты терпел бы сие, не расслабевая". Но мы, спя, хотим спастись, и потому изнемогаем в скорбях, тогда как мы должны бы были благодарить Бога и считать себя блаженными, что сподобляемся немного поскорбеть здесь, дабы там обрести малый покой. И Евагрий говорил: "Кто не очистился ещё от страстей и молится Богу, чтобы скорее умереть, тот подобен человеку, который просит плотника скорее изрубить одр больного". Ибо душа, находясь в теле сём, хотя и ведёт борьбу от страстей, но имеет и некоторое утешение от того, что человек ест, пьёт, спит, беседует, ходит с любезными друзьями своими. Когда же выйдет из тела, она остаётся одна со страстьми своими и потому всегда мучится ими; занятая ими, она опаляется их мятежем и терзается ими, так что она даже не может вспомнить Бога; ибо самое памятование о Боге утешает душу, как и в псалме сказано: помянух Бога и возвеселихся (Пс. 76:4), но и сего не позволяют ей страсти.

Хотите ли, я объясню вам примером, что говорю вам. Пусть кто-нибудь из вас придёт, и я затворю его в тёмную келлию, и пускай он хотя только три дня не ест, не пьёт, не спит, ни с кем не беседует, не поёт псалмов, не молится и не вспоминает о Боге; и тогда он узнает, что будут в нём делать страсти. Однако он ещё здесь находится: во сколько же более, по выходе души из тела, когда она предается страстям и останется одна с ними, потерпит тогда она, несчастная? По здешним скорбям вы можете несколько понять, какова тамошняя скорбь. Ибо когда у кого-нибудь сделается горячка, то что воспаляет его? Какой огонь или какое вещество производит сие желание? Если же кто-нибудь имеет тело жёлчное и худосочное, то не самое ли сие худосочие воспаляет его, всегда беспокоит и делает жизнь его прискорбною? Так и страстная душа всегда мучится, несчастная, своим злым навыком, имея всегда горькое воспоминание и томительное впечатление от страстей, которые беспрестанно жгут и опаляют её. И сверх сего, кто может, братия, вообразить страшные оные места, мучимые в оных тела, которые служат душам для усиления страданий, а сами не истлевают; тот страшный огонь и тьму, тех безжалостных слуг мучителей и другие бесчисленные томления, о которых часто говорится в Божественном Писании и которые соразмеряются злым делам душ и их злым воспоминаниям? Ибо как праведные, по словам святых, получают некие светлые места и веселие ангельское, соразмерно благим их делам, так и грешники получают места тёмные и мрачные, полные страха и ужаса. Ибо, что страшнее и бедственнее тех мест, в которые посылаются демоны? И что ужаснее муки, на которую они будут осуждены? Однако и грешники будут мучимы с этими самыми демонами, как говорит Христос: идите… во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его (Мф. 25:41).

А ещё страшнее то, о чём говорит святой Иоанн Златоуст: "Если бы и не текла река огненная и не предстояли страшные ангелы, но только призывались бы все человеки на суд, и одни, получая похвалу, прославлялись бы, другие же отсылались бы с бесчестием, чтобы не видеть им славы Божией, то наказание оным стыдом и бесчестием и скорбь об отпадении от толиких благ не была ли бы ужаснее всякой геенны?" Тогда и самое обличение совести, и самое воспоминание о сделанном, как мы сказали выше, будут нестерпимее бесчисленных и неизречённых томлений. Ибо души помнят всё, что было здесь, как говорят отцы, и слова, и дела, и помышления, и ничего из этого не могут забыть тогда. А сказанное в псалме: в той день погибнут вся помышления его (Пс. 145:4), говорится о помышлениях века сего, т. е. о строении, имуществе, родителях и всяком даянии и получении. Всё сие вместе с тем, как душа выходит из тела, погибает для неё, и из всего этого она тогда ни о чём не вспоминает и не заботится. А что она сделала относительно добродетели или страсти, всё то помнит и ничто из этого для неё не погибает: но если человек принёс кому-нибудь пользу или сам получил её от кого-либо, то он всегда памятует получившего от него пользу и оказавшего ему оную. Также и если получил от кого-либо вред или сам сделал кому-нибудь вред, то всегда помнит и сделавшего ему вред, и потерпевшего вред от него. И ничего, как я сказал, не забывает душа из того, что она сделала в сем мире, но всё помнит по выходе из тела, и притом ещё лучше и яснее, как освободившаяся от земного сего тела.

Некогда говорили мы о сём с одним великим старцем, и старец сказал, что душа, по выходе из тела, помнит страсти и грехи, которые она исполняла, и лица, с коими совершала их. А я говорил ему: может быть, это и не так; но, конечно, она будет иметь злой навык, полученный ею ко греху, и будет вспоминать о нём. Мы долго спорили об этом предмете, желая уяснить его; но старец не соглашался со мною, говоря, что душа помнит и самый вид греха, и самое место, и то самое лицо, с которым согрешила. И поистине, когда это так, то нам предстоит ещё гораздо тягчайший конец, если не будем внимать себе. Потому я и говорю вам всегда: старайтесь возделывать добрые помышления, чтобы найти их там, ибо, что человек имеет здесь, то исходит с ним отсюда, и то же будет он иметь и там. Позаботимся, братия, чтобы нам избавиться от такого бедствия, постараемся о сём, и Бог сотворит с нами милость: ибо Он есть упование всех концев земли и сущих в мори далече (Пс. 64:6). Сущии в концах земли суть те, которые находятся в конечной злобе; а сущии в море далече - те, которые пребывают в крайнем неразумии; однако Христос есть упование и таковых. Потребен малый труд; потрудимся же, чтобы быть помилованными. Если кто имеет поле и оставит его в небрежении, то оно зарастёт; и не тем ли более наполнится оно тернием и волчцами, чем более он небрежет о нём? Когда же он придёт очистить поле, то не тем ли более должны будут окровавиться руки его, чем более оно заросло, когда он захочет исторгнуть ту худую траву, которой дал взойти во время своего нерадения. Ибо невозможно человеку не пожать того, что он посеял. А кто желает очистить поле своё, тот должен сперва совершенно искоренить всю дурную траву, ибо если он не исторгнет совершенно всех корней её, но только сверху срежет её, то она опять вырастет; и так ему должно, как я сказал, исторгнуть самые корни, и когда он хорошо очистит поле от травы, терния и тому подобного, то должен его вспахать, взборонить и таким образом возделать; а когда оно уже будет хорошо возделано, тогда должно посеять доброе семя. Ибо ежели он, после такого очищения, оставит поле праздным, то опять взойдёт трава и, найдя землю мягкую и удобренную от очищения, пустит корни в глубину и более укрепится и умножится на поле. Так бывает и с душою: сперва должно отсечь всякое ветхое пристрастие и злые навыки, которые она имеет: ибо нет ничего хуже злого навыка. И святой Василий говорит: "Не малый подвиг - преодолеть свой навык, ибо навык, укрепившись долгим временем, часто получает силу естества". 

 

 

книга Спасение - Монахиня

 

Итак, должно подвизаться, как я сказал, против злых навыков и страстей, и не только против страстей, но и против причин их, которые суть корни; ибо когда не исторгнуты корни, то терние необходимо опять вырастет, тем более, что некоторые страсти ничего не могут сделать, если человек отсечёт причины их. Так зависть сама по себе ничто, но имеет некоторые причины, в числе которых есть и славолюбие: ибо кто хочет прославиться, тот завидует прославленному или предпочтённому. Также гнев происходит от различных причин, и особенно от сластолюбия. О сём упоминает и Евагрий, повествуя, что некоторый святой говорил: "Для того и отвергаю наслаждения, чтобы отсечь причины раздражительности". И все отцы говорят, что каждая страсть рождается от сих трёх: от славолюбия, сребролюбия и сластолюбия, как я часто говорил вам. Итак, должно не только отсечь страсти, но и причины их, потом хорошо удобрить нравы свои покаянием и плачем, и тогда уже начать сеять доброе семя, которое суть добрые дела; ибо, как мы сказали о поле, что если по очищении и обработке оного не посеют на нём доброго семени, то всходит трава и, найдя землю рыхлою и мягкою от очищения, глубже укореняется в ней; так бывает и с человеком. Если он, исправив нравы свои и покаявшись в прежних своих делах, не станет заботиться об исполнении добрых дел и приобретении добродетелей, то на нём сбывается сказанное в Евангелии: егда же нечистый дух изыдет от человека, преходит сквозе безводная места, ища покоя, и не обретает. Тогда речет: возвращуся в дом мой, отнюдуже изыдох: и пришед обрящет празден, - очевидно, что от всякой добродетели - пометен и украшен. Тогда идет и поймет с собою седмь иных духов лютейших себе, и вшедше живут ту: и будут последняя человеку тому горша первых (Мф. 12:43-45). Ибо невозможно душе пребывать в одном и том же состоянии, но она всегда преуспевает или в лучшем, или в худшем. Поэтому каждый желающий спастись должен не только не делать зла, но обязан делать и добро, как сказано в псалме: уклонися от зла и сотвори благо (Пс. 33:15); не сказано только: уклонися от зла, но и: сотвори благо. Например, если кто-нибудь привык обижать, то он должен не только не обижать, но и поступать по правде; если он был блудник, то он должен не только не предаваться блуду, но и быть воздержным; если был гневлив, должен не только не гневаться, но и приобрести кротость; если кто гордился, то он должен не только не гордиться, но и смиряться. И сие-то значит: уклонися от зла и сотвори благо. Ибо каждая страсть имеет противоположную ей добродетель: гордость - смиренномудрие, сребролюбие - милосердие, блуд - воздержание, малодушие - терпение, гнев - кротость, ненависть - любовь и, одним словом, каждая страсть, как я сказал, имеет противоположную ей добродетель.

О сём говорил я вам много раз. И как мы изгнали добродетели и восприняли вместо них страсти, так должны мы потрудиться не только изгнать страсти, но и воспринять добродетели и водворить их на своём месте, потому что мы естественно имеем добродетели, данные нам от Бога. Ибо когда Бог сотворил человека, Он всеял в него добродетели, как и сказал: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт. 1:26). Сказано: по образу, поелику Бог сотворил душу бессмертною и самовластною, а по подобию - относится к добродетели. Ибо Господь говорит: будите убо милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть (Лк. 6:36), и в другом месте: святи будите, яко Аз свят есмь (1 Пет. 1:16). Также и Апостол говорит: бывайте же друг ко другу блази (Еф. 4:32). И в псалме сказано: благ Господь всяческим (Пс. 144:9), и тому подобное; вот что значит по подобию. Следовательно, по естеству Бог дал нам добродетели. Страсти же не принадлежат нам по естеству, ибо они даже не имеют никакой сущности или состава, но, как тьма по существу своему не имеет состава, а есть состояние воздуха, как говорит святой Василий, бывающее от оскудения света, так и страсти не естественны нам: но душа, по сластолюбию уклонившись от добродетелей, водворяет в себе страсти и укрепляет их против себя. Потому нам и нужно, как сказано о поле, совершенно окончив очищение, тотчас посеять доброе семя, чтобы оно и принесло добрый плод.

Также засевающий своё поле, бросив семя, должен скрыть и углубить его в землю, ибо иначе прилетят птицы, похитят его и оно погибнет; а скрыв его, сеятель должен ожидать милости Божией, пока Бог пошлёт дождь, и семя взойдёт. Хотя бы земледелец и безмерно трудился над очищением, обрабатыванием и посевом, но если Бог не пошлёт дождя на его сеяние, то весь труд его бывает напрасен. Так и мы, если и сделаем что-либо доброе, должны покрыть это смиренномудрием и возложить на Бога немощь нашу, молясь Ему, чтобы Он призрел на труд наш: ибо иначе он будет тщетен. Иногда опять и после дождя, когда семя уже взошло, если дождь не будет по временам орошать его, произрастение засыхает и погибает: ибо и семени нужен дождь, и произрастению также по временам, пока оно укрепится; но и тогда нельзя не иметь забот. Иногда и после того, как оно вырастет и образуется колос, случается, что гусеницы, или град, или что-нибудь подобное истребляют плод. Так бывает и с душою: когда кто потрудится очистить её от всех упомянутых нами страстей и постарается приобрести все добродетели, то он должен всегда прибегать к милости Божией и к покрову Божию, чтобы не быть ему оставленным и не погибнуть. Ибо как мы сказали о семени, что и после того, как оно взойдёт, вырастет и принесёт плод, если по временам не будет орошать его дождь, оно засыхает и погибает, так бывает и с человеком: и по совершении столь многого, если Бог хотя на малое время отымет от него покров Свой и оставит его, то он погибает. А Бог оставляет человека тогда, когда он сделает что-либо против своего устроения, например, если кто был благоговеен и уклонится в бесчинную жизнь; или был смирен, и сделается наглым. И не столько оставляет Бог проводящего порочную жизнь, когда он живет бесчинно, или наглого, когда он гордится, сколько Он оставляет благоговейного, когда этот делает бесчиние, и смиренного, когда он возгордится: это и значит грешить против своего устроения, и от сего происходит оставление. Потому святой Василий иначе судит грех благоговейного, и иначе грешника.

Когда же кто сохранит себя и от этого, то должен замечать, чтобы, делая хотя малое добро, не делать сего со тщеславием, или из человекоугодия, или по какому-нибудь человеческому побуждению, дабы сие малое не погубило всего, что он сделал, как мы сказали о гусеницах, граде и тому подобном. Опять когда и на поле плод не потерпит никакого вреда, но сохранится до самой жатвы, даже и тогда земледелец не может быть без забот. Ибо случается, что и после того как кто-либо пожнёт своё поле и окончит весь труд свой, приходит злой человек и, по ненависти, подкладывает огонь под оный плод и уничтожает весь плод и труд его. Посему пока земледелец не видит, что он хорошо очистил плод свой и всыпал его в житницу, он не может быть без заботы. Также и человек, когда он успеет избавиться от всего того, о чём мы сказали, даже и тогда не должен быть без заботы. Ибо случается, что после всего этого диавол находит случай обольстить его или самооправданием, или возношением, или вложив в него помыслы неверия или злой ереси, и не только погубляет все труды, но и удаляет его от Бога; и чего не мог достигнуть через дела, то производит через один помысл: ибо бывает, что и один помысл может удалить человека от Бога, как скоро человек примет его и подчинится ему. Поэтому истинно желающий спастись не должен быть беспечным до последнего издыхания. Итак, нужны многий труд и попечение, и постоянная молитва к Богу, чтобы Он покрыл и спас нас Своею благодатию, во славу святого имени Своего. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

СВЯТИТЕЛЬ ИОАНН МИТРОПОЛИТ ТОБОЛЬСКИЙ

Святитель Иоанн Тобольский 

разделительная линия -спасение-

Никакое старание и усердие наше не может сохранить нас без помощи Божией

Но и помощь Божия без человеческого желания (воли) не принесет пользы: примеры тому видим в Петре и Иуде. Нам следует избегать односторонностей: мы не должны оставаться в лености, возложивши все на Бога, а равно не должны думать мы, что сами собою, без Божией помощи и Его благоволения, можем совершить что-либо доброе. Ибо и Сам Бог всего не совершает, чтобы не оставить нас праздными, и нам не предоставил все вершить, чтобы мы не превозносились тщеславно: от всего, что может вредить нам, Бог отводит нас, а что для нас полезно, к тому Он побуждает нас и помогает нам.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Святой Дионисий Ареопагит

Святитель Дионисий Ареопагит 

разделительная линия -спасение-

Наше спасение возможно только через обожение. А обожение есть, насколько возможно, уподобление Богу и соединение с Ним. 

 

---картинка линии разделения текста---

   

книга Спасение - Преподобный Григорий Синаит

Преподобный Григорий Синаит 

разделительная линия -спасение-

Никто там не будет едино со Христом, или членом Христовым, не сделавшись здесь причастником благодати, и не возъимев через то в себе «образа разума и истины о Христе» (Рим. 2:20). 

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

разделительная линия -спасение-

Слово о спасении и о христианском совершенстве

Многие говорят о спасении, многие желают спастись; но если спросить их, в чем заключается спасение, то ответ для них делается очень затруднительным. Не беда, если бы дело оканчивалось одной затруднительностью в ответе! Нет: вредное последствие, истекающее отсюда, очень значительно. Незнание, в чем состоит спасение, сообщает действиям нашим на поприще добродетели неопределенность, неправильность. По-видимому, мы делаем много добрых дел; но, в сущности, делаем очень мало дел для спасения. Отчего это? Ответ очень прост: оттого, что не знаем, в чем состоит спасение наше. 

Чтобы знать, в чем состоит спасение наше, надо знать наперед, в чем состоит наша погибель, потому что спасение нужно только для погибших. Ищущий спасения, этим самым по необходимости признает себя погибшим: иначе для чего бы ему искать спасения? Погибель наша совершилась через уничтожение общения нашего с Богом и через вступление в общение с падшими и отверженными духами. Спасение наше заключается в расторжении общения с сатаной и в восстановлении общения с Богом (Требник. Последование святого Крещения). 

Часть первая

Весь род человеческий находится в погибели, в падении. Мы лишились общения с Богом в самом корне и источнике нашем: в наших праотцах, при посредстве их произвольного согрешения. Они были сотворены непорочными, не причастными греху и тлению: с самого сотворения своего соделались причастниками Святого Духа; получив бытие естественное по человечеству, вместе получили и бытие сверхъестественное от соединения с Божеским Естеством. Произвольно отвергнув подчинение Богу, произвольно вступив в подчинение диаволу, они утратили общение с Богом, свою свободу и достоинство, предали себя в подчинение и рабство падшему духу. Они произвольно отвергли жизнь, призвали в себя смерть, они произвольно нарушили целость дарованного им при сотворении добра, отравили себя грехом (Послание святого Григория Паламы к монахине Ксении).

Как начала рода человеческого, они сообщили и не перестают сообщать свою заразу, свою погибель, свою смерть всему человечеству. Адам, сотворенный по всесвятому образу и подобию Божиим, долженствовавший произвести соответствующее потомство, осквернил образ, уничтожил подобие, произвел потомство, соответствующее оскверненному образу, уничтоженному подобию. Священное Писание, засвидетельствовавшее, что человек сотворен по образу Божию (Быт. 1:27), уже лишает этого свидетельства чад Адамовых. Писание говорит о них, что они родились по образу Адама (Быт. 5:3), т. е. такими, каким соделался Адам по падении. По причине утраты подобия, образ соделался непотребным. От лица каждого человека, вступающего в бытие падения, Писание приносит горестную исповедь: «В беззакониих зачать есмь, и во гресех роди мя мати моя» (Пс. 50:7). Человеки соделались врагами Бога, Творца своего (Рим. 5:10).

Бог, по неизреченной милости Своей, призвал снова род человеческий в общение с Собой. Это совершил он при посредстве самого чудного, непостижимого способа. Одним из трех Лиц Своих, Всесвятым Словом, Он принял человечество, зачавшись во утробе Пресвятой Девы действием Всесвятого Духа, устранив от Себя обыкновенное человеческое зачатие от семени мужского; зачатие, сообщавшее всем человекам заразу греховную. Таким образом явился в роде человеческом непорочный Человек каким создан праотец. Этот непорочный Человек был причастником Божественного естества, подобно первозданному, но несравненно в большей степени: первозданный был святым по благодати человеком, а вочеловечившийся Бог соделался Богочеловеком. Все грехи человеческие Он принял на Себя. Он мог сделать это, потому что, будучи человеком, был и всемогущим, всесовершенным Богом. Приняв все человеческие грехи на Себя, Он принес Себя в искупительную жертву правосудию Божию за согрешившее человечество, Он совершил искупление, ибо мог сделать это. Неограниченно и бесконечно Святой искупил Своими страданиями и смертью многочисленные, но ограниченные, согрешения человеческие - и Священное Писание со всей справедливостью свидетельствует о Нем: «Се Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29). Богочеловек заменяет Собой перед Богом и весь мир, и каждого человека. Добродетели, и общественные и частные, истекающие из падшего человеческого естества, утратили по вочеловечении Бога значение: они заменены великим делом Божиим – «верую в Того, Его же посла Бог» (Ин. 6:29). В этом великом деле Божием заключается и спасение, как засвидетельствовал Сам Спаситель: «Се же есть живот вечный» (спасение), «да знают Тебе, единаго истиннаго Бога, и Его же послали еси Иисус Христа» (Ин. 17:3). Добродетели христианина должны истекать из Христа, из обновленного Им человеческого естества, а не из естества падшего. Как падение наше состоит не в истреблении добра из естества нашего - это отличительный признак падения отверженных ангелов - а в смешении нашего естественного добра с неестественным для нас злом, то падшее естество наше имеет свойственные ему добрые дела и добродетели. Совершают их язычники, магометане и все, чуждые Христа. Добрые дела и добродетели эти, как оскверненные примесью зла, недостойны Бога, препятствуют общению с Ним, противодействуют спасению нашему. Отвергнем это мнимое добро или, правильнее сказать, это величайшее зло! Отвергнем деятельность падшего естества! Предадимся деятельности, заповедуемой нам Верой во Христа! Перестанем проводить жительство по указаниям нашего падшего разума, по влечению нашего падшего сердца! Начнем проводить жительство по указанию евангельских заповедей, по требованиям воли Божией. Жительствуя так, спасемся. 

Те, которые дают добрым делам падшего естества не заслуживаемую ими высокую цену, впадают в величайшую душевредную погрешность. Они впадают, не понимая того, в уничижение и отвержение Христа. Часто слышится от них вопрос: "Отчего не спастись язычникам, магометанам, лютеранам и всем подобным, явным и прикрытым врагам христианства? Между ними много самых добродетельных людей". Очевидно, что вопросы и возражение являются от совершенного незнания, в чем заключается погибель и спасение человеческие. Очевидно, что таким вопросом и возражением уничижается Христос, выражается мысль, что Искупление и Искупитель не были необходимостью для человеков, что человеки могут удовлетворить своему спасению собственными средствами. Короче, этим вопросом и возражением отвергается христианство. Добродетели падшего человеческого естества имели свою цену, подобно постановлениям ветхозаветным, до пришествия Христова, они приводили человека в состояние, способное принять Спасителя. «Свет прииде в мир, сказал Богочеловек о своем пришествии к человекам, и возлюбиша человецы паче тму, неже Свет: беша бо их дела зла. Всяк бо делаяй злая, ненавидит Света и не приходит к Свету, да не обличатся дела его, яко лукава суть: творяй же истину, грядет к Свету, да явятся дела его, яко о Бозе суть соделана» (Ин. 3:19-21). Свойственно возлюбившим грех отвергать Христа, потому что Христос повелевает оставление возлюбленного грешниками греха. Свойственно любителям добродетели притекать и прилепляться ко Христу, потому что исполнение (полнота) возлюбленного ими добра - Христос. 

«Не на лица зрит Бог, но во всяком языце бояйся Его и делаяй правду, приятен Ему есть» (Деян. 10:34,35). Эти слова произнес святой Апостол Петр по поводу призванного Богом к вере язычника, сотника Корнилия. Стремление к истинной добродетели предуготовило и соделало Корнилия способным к принятию спасения. Так должно разуметь слово «приятен», по объяснению великого учителя Церкви, святого Иоанна 3латоуста (Беседа 23 на Деяния Апостольские); так объясняется это слово и самым повествованием, изложенным в Деяниях Апостольских святым евангелистом Лукой. Корнилий, хотя был язычником, но, оставив идолов, молился прилежно единому истинному Богу, и подавал обильную милостыню. Однажды, во время молитвы, предстал ему Ангел Божий и сказал: «Корнилие! Молитвы твоя и милостыни твоя взыдоша на память пред Бога. И ныне посли во Иоппию мужей, и призови Симона, нарицаемого Петра (Апостола): той речет тебе глаголы, в них же спасешися ты и весь дом твой» (Деян. 10:3-6). Молитвы и милостыни Корнилия были так сильны, что милосердый Господь призрел на них; но они, сами собой, не доставили спасения Корнилию. Они сделали его способным уворовать во Христа, а вера во Христа доставила ему спасение. Вот точная оценка добру падшего естества! Тогда имеет цену это добро, когда оно приводит ко Христу. Когда же оно, удовлетворяясь собой, отлучает от Христа, тогда оно делается величайшим злом, отнимает у нас спасение, даруемое Христом, спасение, которого оно, само собой, никак подать не может.

Подобно действию естественного добра действие Ветхого Завета. Уклонение от него до пришествия Христова, было отступлением от Бога; желание остаться при Нем, по пришествии Христа, соделалось отступлением от Бога (Гал. 5:4). Ветхий Завет был служителем спасения, приготовляя человеков к вере во Христа, которой даруется спасение; но для иудеев, захотевших остаться навсегда при Ветхом Завете, он соделался ходатаем, орудием погибели. Душепагубная погрешность иудеев заключается в том, что они, по действию гордости и самомнения, дали Богом данному им Завету иное значение, нежели какое дано ему Богом, и ради Ветхого Завета, который был живописной тенью Истины - Нового Завета, отвергли Новый Завет, ради тени они отвергли то, что предъизображала тень; ради временного руководства ко спасению, они отвергли самое спасение, отвергли Искупление и Искупителя. 

Столько же душепагубна погрешность тех, которые, ослепляясь гордостью и самомнением, дают своим добрым делам, делам падшего естества, не свойственную им цену. "Разбойник и хищник - тот, - говорит преподобный Макарий Великий, - кто «не входит дверьми, но пролазит инуде» (Ин. 10:1): таков и тот, который без оправдывающего Христа, оправдывает сам себя. Все святые, оставляя свою правду, искали правды Божией и в ней обрели святую любовь, сокровенную от естества", растленного падением. Естество, будучи растлено падением, имеет и правду растленную. «Заблудихом», говорит Пророк, «и быхом яко нечисти вси мы, яко же порт нечистые вся правда наша» (Ис. 64:6). «От ног до главы, несть в нем», в падшем человеке, «целости» (Ис. 1:6). Зло, поразившее нас, по объяснению Отцами слов Пророка, не частное, но во всем теле, объяло всю душу, овладело всеми силами ее". Не осталось в естестве нашем никакой частицы, не поврежденной, не зараженной грехом: никакое действие наше не может обойтись без примеси зла. Когда вода смешана с вином или уксусом, тогда каждая капля ее содержит в себе подмесь, так и естество наше, будучи заражено злом, содержит примесь зла в каждом проявлении деятельности своей. Все достояние и достоинство наше в Искупителе. «Оправдится человек токмо верою Иисус Христовою» (Гал. 2:16). Чтобы усвоиться Искупителю живой верой, требуется всецелое отвержение души своей (Лк. 14:26), то есть, не только греховности, но и праведности падшего естества. Стремление к удержанию за собой оскверненной грехом правды падшего естества есть деятельное отвержение Искупителя. «Упразднистеся от Христа» (вы отчуждились от Христа) «иже законом Моисеевым или естественным оправдаетеся: отпадаете от благодати» (Гал. 5:4), говорит Апостол. «Аще бо законом правда, убо Христос туне умре» (Гал. 2:21). Это значит: в образе мыслей (мудровании), допускающем достоинство собственной правды человеческой перед Богом по явлении христианства, непременно существует богохульное понятие, оквашивающее весь этот образ мыслей, понятие о ненеобходимости Христа для спасения, понятие, равновесное отвержению Христа. Господь сказал фарисеям, усиливавшимся удержать за собой свою правду: «глаголете, яко видим: грех убо вам пребывает» (Ин. 9:41). «Не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф. 9:13). Это значит: не признающие своих грехов грехами, а своей правды непотребным рубищем, оскверненным и истерзанным посредством общения с грехом и сатаной, отчуждаются от Искупителя, исповедуя Его, может быть, устами, деятельностью и в духе своем отвергают Его. Святой Апостол Павел, бывший непорочным и праведным по законам Моисееву и естественному, вменил свою праведность «в тщету за превосходящее разумение Христа Иисуса, Господа». Он отрекся своей праведности, вменив ее «за уметы (за сор), да Христа приобрящу», говорит великий Павел, «не имый моея правды, яже от закона, но яже верою Христовою, сущую от Бога правду в вере» (Флп. 3:4-9). «Ища же оправдатися о Христе, обретохомся и сами грешницы» (Гал. 2:17): потому что нет возможности приступить к Христу и усвоиться ему, не признав себя от искренности сердца грешником, грешником погибшим, не имеющим никакого собственного оправдания, никакого собственного достоинства. «От дел закона не оправдится всяка плоть пред Богом. Ныне же кроме закона правда Божия явися, свидетельствуема от закона и пророки. Правда же Божия верою Иисус Христовою во всех и на всех верующих: несть бо разнствия. Вси бо согрешиша, и лишени суть славы Божия: оправдаеми туне 6лагодатию Его, избавлением, еже о Христе Иисусе» (Рим. 3:20-24). 

По непреложному закону подвижничества, обильное сознание и ощущение своей греховности, даруемое Божественной благодатью, предшествует всем прочим благодатным дарам. Оно предуготовляет душу к принятию этих даров. Душа неспособна принять их, если предварительно не придет в состояние блаженной нищеты духа. "Когда ум увидит согрешения свои, количеством подобные песку морскому, то это служит признаком начавшегося просвещения души, признаком ее здравия". Пришедши в это состояние, святитель Тихон Воронежский сказал: "Познаем грехи наши: се бо есть начало покаяния. Покаемся, признаем себя недостойными ничего. Чем недостойнейшими признают себя они (угодники Божии): тем Бог, яко благ и милосерд, более их удостоивает. Что наше собственное? Немощь, растление, тьма, злость, грехи". Остережемся смертоносного заблуждения! Убоимся сопряженного с заблуждением отречения от Христа! Убоимся верной утраты спасения за усвоение мысли ложной, враждебной вере! Тем нужнее осторожность в наше время, что ныне с особенным усилием распространяется проповедь о высоте добродетелей и успехов падшего человечества, с открытой целью привлечь всех на поприще этих добродетелей и этого преуспеяния. Осмеивая всесвятое добро христианства, проповедь эта старается внушить к нему презрение и ненависть. 

Дела спасения суть дела веры, дела Нового Завета. Этими делами исполняется не человеческое разумение, не человеческая воля, но воля Всесвятого Бога, открытая нам в заповедях Евангелия. Христианин, желающий наследовать спасение, должен совершить следующие дела: 

1) Уверовать в Бога так, как Бог повелевает веровать в Него, т.е. принять учение о Боге, открываемое Богом, принять христианство, хранящееся во всей чистоте и полноте в недре Православной Церкви, насажденной Богочеловеком на Востоке, распространившейся с Востока по вселенной, доселе пребывающей в целости только на Востоке и содержащей Богопреданное христианское учение неизвращенным, без изменения и без примеси к нему учений человеческих и бесовских (Требник, последование исповеди). «Веровати подобает», говорит Апостол, «приходящему к Богу, яко есть и взыскающим Его мздовоздаятель бывает» (Евр. 11:6). Учение христианское возвещено вселенной проповедью, а принято верой. Будучи учением Божественным, учением Богооткровенным, превысшим человеческого разума, оно иначе не может быть принято, как сочувствием сердечным, верой. Вера, по естественному свойству своему, способна принять и усвоить уму и сердцу то, что непостижимо для ума и не может быть принято обыкновенным путем суждения. «Иже веру имет и крестится, сказал Господь, спасен будет: а иже не имет веры, осужден будет» (Мк. 16:16). 

2) Уверовавший должен принести покаяние в прежней своей произвольно греховной жизни, и твердо решиться проводить жизнь богоугодную. «По звавшему вы святому», завещает святой апостол Петр христианам, «и сами святи во всем житии будите, яко чада послушания, не преобразующеся первыми неведения вашего похотении» (1 Пет. 1:15, 14). Невозможно ни усвоиться Богу ни пребывать в усвоении Богу, оставаясь и пребывая произвольно в греховной жизни. Новый Завет всем, приступающим к Богу, возвещает покаяние в первое условие доступа к Богу. Проповедник, начавший проповедь Нового Завета, великий Иоанн, Предтеча Господень, начал проповедь свою с приглашения к покаянию. «Покайтеся», говорил он отверженным человекам, вновь призываемым в общение с Богом, «приближися бо Царствие Небесное» (Мф. 3:2). С этих слов начал проповедь Свою Сам Богочеловек: «оттоле начат Иисус проповедати и глаголати: покайтеся, приближися бо Царство Небесное» (Мф. 4:17). С этих слов заповедало Божие Слово Своим святым апостолам начинать их проповедь, послав их первоначально «к овцам погибшим дому Исраилева», косневшим в погибели, несмотря на дарованное им предъизображение общения с Богом. «Ходящее», повелело апостолам Слово Божие, «проповедуйте, глаголюще: покайтеся, яко приближися Царствие Небесное» (Мф. 10:7). Призвание к вере и покаянию - божественны. Послушание к этому призванию необходимо для спасения: оно есть исполнение всесвятой Божией воли. 

3) Уверовавшие в Бога, отвергшие греховную жизнь для вступления в общение с Богом, вступают в это общение посредством начального христианского таинства - святого крещения: крещение есть рождение в божественную жизнь. Невозможно вступить в естественное существование, не родившись по закону естества, невозможно вступить в общение с Богом, в чем заключается истинная наша жизнь или наше спасение, не вступив в христианство посредством святого крещения. Таково божественное установление. Крещением вступаем в «пакибытие» (Тит. 3, 5), т. е. в то святое бытие, которое даровано было Адаму при его сотворении, потеряно им при его падении, возвращено нам Господом нашим Иисусом Христом. «Аще кто не родится свыше», сказал Господь, «не может видети Царствия Божия. Аще кто не родится водою и Духом, не может внити во Царствие Божие» (Ин. 3:3, 5). Рождаясь по плоти, мы составляем потомство нашего праотца по плоти, Адама, доставляющего нам бытие вместе с вечной смертью; посредством святого Крещения мы переходим в духовное потомство Богочеловека, Который, по свидетельству пророка, «есть Бог Крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущаго века» (Ис. 9:6), Который рождая нас духовно, уничтожает в нас начало смерти, насажденное рождением по плоти, и дарует нам вечную жизнь, спасение, блаженство в Боге. Святой Иоанн Богослов возвещает об уверовавших в Бога и возрожденных святым Крещением: «Елицы же прияша Его, даде им область чадом Божиим быти, верующим во имя Его, иже не от крове, не от похоти плотския, но от Бога родишася» (Ин. 1:12, 13). Святое крещение, соделав нас чадами Божиими, восстанавливает нашу свободу, данную нам при сотворении, утраченную нами при падении, восстанавливает силу воли, предоставляет нашей власти или пребывать чадами Божиими, или отвергнуть усыновление. Так в раю предоставлено было самовластию праотцев или пребывать вечно в блаженстве или потерять его. «Сего ради подобает нам лишше внимати», т. е. с особенной тщательностью наблюдать за собой, «да не когда отпадем» (Евр. 2:1). Святое крещение запечатлевается другим, непосредственно последующим за ним таинством, святым миропомазанием. Справедливо это таинство названо печатью, так как святое крещение со справедливостью может быть названо условием, заветом между Богом и человеком. Печать, которой запечатлевается это условие - святое миропомазание. 

4) Пребывание в усыновлении Богу, доставляемом через святое крещение, поддерживается жизнью по евангельским заповедям. Теряется пребывание в усыновлении отступлением от жительства по евангельским заповедям. То и другое засвидетельствовал Сам Господь: «Аще заповеди Моя соблюдете», сказал Он, «пребудете в любви Моей. Аще кто во Мне не пребудет, извержется вон, якоже розга, и изсышет: и собирают ю, и во огнь влагают, и сгарает» (Ин. 15:10, 6). Для спасения необходимо, чтобы крещенный во Христа жительствовал по законодательству Христа. 

5) Богочеловек, родив нас во спасение святым Крещением, вводит нас в теснейшее общение с Собой другим великим, непостижимым таинством, таинством Евхаристии, при посредстве которого мы соединяем и смешиваем наши тело и кровь с телом и кровью Богочеловека. «Ядый Мою плоть», сказал Господь, «и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем. Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, имать живот вечный. Аще не снесте плоти Сына человеческого, ни пиете крове Его, живота не имате в себе» (Ин. 6:56, 54, 53). Богочеловек посредством этого таинства совершенно отторгнул нас от сродства с ветхим Адамом и ввел в теснейшее сродство, в единение с Собой. Как не спастись тем, которые с Богочеловеком составляют одно? «Иде же тело, тамо соберутся и орли» (Лк. 17:37), питающиеся этим телом, свидетельствует святое Евангелие. Достойным и учащенным   вкушением духовной пищи, сшедшей с Неба и дающей жизнь миру, соделаемся духовными орлами, подымемся с низин плотского состояния на высоты состояния духовного, возлетим туда, куда вознес человеческое естество и тело Свое Богочеловек, искони бывший в Боге Отце по Божеству Своему, воссевший одесную Отца человеческим естеством по совершении искупления человеков. 

6) Для поддержания немощи нашей, для врачевания язв греховных, получаемых нами после крещения, для поддержания святыни, которой запечатлены мы святым крещением, в целости, Бог даровал нам таинство исповеди. Этим таинством возобновляется и восстанавливается состояние, доставляемое святым крещением (Требник, последование исповеди). К таинству исповеди должно прибегать по возможности часто: душа того человека, который имеет обычай часто исповедовать свои согрешения, удерживается от согрешений воспоминанием о предстоящей исповеди; напротив того, неисповедуемые согрешения удобно повторяются, как бы совершенные в потемках или ночью.  

Часть вторая

Евангелие упоминает о двух блаженных состояниях: о состоянии спасения и о состоянии христианского совершенства. Некоторый богатый и знатный юноша иудейский припал к ногам Богочеловека и просил сказать ему, как он должен поступать, чтобы наследовать живот вечный, спасение? Иудею, то есть, правильно верующему в Бога, Господь отвечал: «Аще хощеши внити в живот, соблюди заповеди» (Мф. 19:17). На вопрос юноши, какие бы то были заповеди, Господь указал на одни заповеди, определяющие богоугодные отношения каждого правоверного к ближнему, не упомянув о заповедях, определяющих отношение человека к Богу, как об известных иудею и с точностью сохраняемых им, по крайней мере по наружности. Нравственный и религиозный недуг иудеев ко времени пришествия на землю вочеловечившегося Бога изменился. 

Недуг изменился в своей видимой форме, оставаясь в сущности тем же, чем был и прежде - стремлением к богоотступничеству. Иудеи не выражали той непреодолимой наклонности к идолопоклонству, которая наветовала, разрушала и духовное и гражданское благосостояние их в течение целого тысячелетия, от исшествия их из Египта до переселения в Вавилон. Сатана не влек их к отступлению от Бога и к поклонению себе при посредстве поклонения идолам: другую кознь, более действительную, другую погибельную пропасть, несравненно более глубокую и мрачную, он придумал и приготовил для них. Сатана оставил иудеев служителями истинного Бога по наружности. Мало этого, он увлек их к усиленному, неправильному уважению обрядовых постановлений и старческих преданий, в то же время выкрал уважение к заповедям Божиим, он увлек их в подробнейшее и утонченное изучение Закона Божия по букве, в то же время выкрал у них изучение Закона Божия жизнью; знание Закона Божия по букве он употребил в средство вовлечения в ужаснейшую гордость, в ужаснейшее самомнение, при которых они, именуя себя и представляясь другим чадами Божиими, на самом деле были врагами Бога и чадами диавола (Ин. 8:44). Под предлогом сохранения верности к Богу, они отвергли Бога; под предлогом сохранения общения с Богом, они отвергли общение с Богом, заразились сатанинской ненавистью к Богу, запечатлели эту ненависть богоубийством. Все это совершилось от оставления жизни богоугодной! Все это совершилось от оставления заповеданных Богом отношений к ближнему, причем сохраненные по наружности отношения к Богу делаются мертвыми. По этой причине Спаситель возводит иудея, спросившего о том, как ему спастись, в отношения к ближним, заповеданные Богом. Так и всякий православный христианин, если захочет перейти от нерадивой жизни к жизни внимательной, если захочет заняться своим спасением, должен сначала обратить внимание на отношения свои к ближним. В этих отношениях он должен исправить то, что подлежит исправлению, принести искреннее покаяние перед Богом в том, что уже не подлежит исправлению и предначертать себе деятельность благоугодную Богу. «Се пол имения моего», сказал Господу мытарь Закхей, «при обращении своем, дам нищим, и аще кого чим обидех, возвращу четверицею». Он услышал радостнейшее определение всеблагого и всемогущего Господа, пребывающего и ныне столько же благим и столько же всесильным: «Днесь спасение дому сему бысть, зане и сей сын Авраамль есть, прииде бо Сын Человческий взыскати и спасти погибшего» (Лк. 19:10). Потомок Авраама по плоти признан Богом за потомка в то время, как решился на жизнь богоугодную: из этого следует, что до того времени он не был признаваем, не смотря на право по плоти. И христианин, доколе проводит произвольную греховную жизнь, противную евангельским заповедям, не признается христианином, хотя имеет право на это наименование, присовокупившись к святому христианскому племени Крещением. Что пользы в исповедании словами при отвержении делами? «Исповем им», небрегущим об исполнении евангельских заповедей, обетовал Господь, «яко николиже знах вас. Отъидите от Меня делающие беззаконие!» (Мф. 7:23) Для спасения необходимо исполнение всех постановлений Евангелия, хранимых в должной целости единой Святой Православной Церковью. Упомянутый выше юноша, услышав ответ Господа, что для спасения нужно жительство по заповедям Божиим, сказал: «Вся сия сохраних от юности моея: что есмь еще не докончал. Рече ему Иисус: Аще хощещи совершен быти, иди, продаждь имение твое и даждь нищим: и имети имаши сокровище на небеси: и гряди вслед Мене, взем крест» (Мф. 19:20, 21. Мк. 10:21). Спасение возможно при сохранении имения, в жизни посреди мира, для снискания совершенства требуется предварительное отрешение от мира. Спасение необходимо для всех - снискание совершенства предоставлено произволяющим. Образец христианского совершенства мы видим в святых Апостолах, как засвидетельствовал о себе и о них святой апостол Павел, сказав: «Елицы убо совершеннии, сие да мудрствуем» (Фил. 3:15), что совершенство христианское, будучи жительством в Боге, есть бесконечное поприще преуспеяния, как бесконечен Бог (Фил. 3:20,12). "Это совершенное, несовершающееся совершенство совершенных, как поведал мне некто вкусивший его, - говорить святой Иоанн Лествичник, - столько освещает ум и отвергает его от всего вещественного, что, по вступлении в сие небесное пристанище, по большей части из жизни по плоти возносит, приведши в состояние исступления, на небо к видению (и там содержит). Об этом говорит негде познавший, может быть, из опыта, «яко Божии державнии земли зело вознесошася» (Пс. 46:10. Лествицы Слово 29, гл. 5). Об этом сказал восхищенный до третьего неба и оставшийся жить там сердечными чувствованиями и помышлениями: «наше житие на небесех есть» (Фил. 3, 20). Совершенство состоит в явном причастии Святого Духа, который, вселившись в христианина, переносит все желания его и все размышление в вечность. Такое состояние души своей исповедал святой Давид, засвидетельствовавший о себе: «Дух Господень глагола во мне и слова Его на языце моем» (2 Цар. 23:2). От действия Святого Духа мог сказать Давид: «Коль возлюбленна селения твоя, Господи сил, желает и скончавается душа моя во дворы Господни: сердце мое и плоть моя возрадовастася о Боге живее» (Пс. 83:2, 3). «Имже образом желает елень на источники водныя: сице желает душа моя к Тебе, Боже. Возжада дума моя к Богу крепкому, живому: когда прииду и явлюся лицу Божию» (Пс. 41:2, 3). «Увы мне, яко пришельствие мое продолжися» (Пс. 119:5). Неестественно человеку в обыкновенном его состоянии такое пламенное желание переселения в вечность: оно свойственно лишь мужу Духоносному, как и Духоносный Павел сказал о себе: «Мне еже жити, Христос; и еже умрети, приобретение есть. Желание имый разрешитися и со Христом бытии» (Фил. 1:21,23). "Купец, - говорит святой Исаак Сирин, - когда исполнится предприятие его и получится следующая ему часть корысти, спешит возвратиться в дом свой. И монах, доколе не совершено поприще делания его, не хочет разлучиться с телом. Когда же ощутит в душе своей, что поприще им совершено и он получил залог, тогда начинает желать будущего века... Ум, обретший премудрость Духа, подобен человеку, нашедшему корабль на море. Когда он поместится в этот корабль, то немедленно уплывает в нем из моря мира преходящего и приплывает на остров, принадлежащий будущему веку. Ощущение будущего века в сем мире подобно малому острову на море: приставший к этому острову уже не будет более трудиться в волнах мечтаний сего века". Преподобный Макарий Великий живописует христианское совершенство следующими чертами: "Надобно человеку, так сказать, пройти двенадцать ступеней и потом достигнуть совершенства. Если кто достиг сей степени, то и пришел в совершенство. Опять, когда благодать начнет действовать слабее, он сходит с одной ступени и стоит на одиннадцатой. Иной, богатый и обилующий благодатью, всегда, день и ночь, стоит на степени совершенства, будучи свободным и чистым от всего, всегда увлеченным и восхищенным в горняя. Если бы это сверхъестественное состояние, явленное ныне человеку, изведанное им на самом опыте, всегда ему сопребывало, то он не мог бы ни принять на себя служения Слову, ни понести каких-либо трудов, ни слышать что, ни в нужных случаях позаботиться о себе или о наступающем дне, а сидел бы в одном углу восхищенным и как бы упоенным. По этой причине полная мера совершенства не дана человеку, чтоб он мог иметь попечение о братии и упражняться в служении Слова. Но стена уже разрушена, и смерть побеждена. Это должно понимать так: как в каком-либо месте, при возожженной и светящей в нем свече, может находиться и некоторая мрачная сила, и густой воздух потемнять его, так и при духовном свете находится некоторое покрывало. По сей причине находящийся в этом свете человек исповедует себя еще не совсем совершенным и свободным от греха. Разрушилась, так сказать, и разорилась отделявшая стена, но только отчасти, а не совсем и навсегда, потому что благодать иногда сильнее наставляет и укрепляет человека, а иногда как бы слабеет и уменьшается, сообразуясь с пользой человека. Кто достиг в сей жизни совершенной степени и самым опытом узнал будущий век? Я еще не видел ни одного человека, который бы вполне достиг христианского совершенства, вполне был свободен от всякого порока. Хотя и упокоевается кто в благодати, постигает тайны и откровения, вкушает неизреченную сладость благодати, однако, при всем том и грех в нем обитает... Я еще не видел никого совершенно свободным: ибо и я отчасти восходил некогда до этой степени и узнал, что нет ни одного человека (вполне) совершенного". По сей-то причине, как мы видели, святой Иоанн Лествичник, а подобно ему и многие святые Отцы, назвали человеческое совершенство в христианстве несовершенным совершенством, как и св. апостол Павел сказал: «Не уже достигох или уже совершился: гоню же, аще и постигну, о нем же и постижен бых от Христа Иисуса. Братие! Аз себе не у помышляю достигша: едино же, задняя забывая, в предняя же протираяся, со усердием гоню к почести вышняго звания Божия - христианского совершенства - о Христе Иисусе» (Фил. 3:12,13). 

Христианское совершенство есть дар Божий, а не плод человеческого труда и подвига, подвигом доказывается только действительность и искренность желания получить дар: подвигом, который обуздывает и укрощает страсти, естество человеческое соделывается способным и предуготовляется к принятию дара. От человека зависит очистить и украсить, и то с помощью Божией, обитель в себе для Бога, пришествие Бога в эту обитель зависит единственно от Божия благоволения (Ин. 14:32). Нестяжание и отречение от мира есть необходимое условие к достижению совершенства. Ум и сердце должны быть всецело устремлены к Богу, все препятствия, все поводы к развлечению должны быть устранены, «всяк от вас», сказал Господь, «иже не отречется всего своего имения, не может быть Мой ученик» (Лук. 14:33). Упование на тленное имущество должно быть заменено упованием на Бога, а самое имущество - обетованием Бога, Который сказал: «не пецытеся глаголюще: что ямы, или что пием, или чим одеждемся? Всех бо сих языцы ищут: весть бо Отец ваш небесный, яко требуете сих всех. Ищите же прежде Царствия Божия и правды его, и сия вся приложатся вам» (Мф. 6:31-33). Посреди всех лишений, посреди трудного положения, в которое, по-видимому, приводит себя христианин, отказавшийся от имения и от всех преимуществ, доставляемых миром, он, содействующей ему Божией благодатью, поставляется в самое удовлетворительное положение, какого мир никогда не может дать своим служителям. Это положение изображено святым апостолом Павлом так: «Во всем представляюще себе якоже Божия слуги, в терпении мнозе, в скорбех, в бедах, в теснотах, в ранах, в темницах, в нестроениих, в трудех, во бдениих, в пощениих, во очищении, в разуме, в долготерпении, в благости, в Дусе Святе, в любви нелицемерне, в словеси истины, в силе Божией, оружии правды десными и шуими, славою и безчестием, гаждением и благохвалением: яко лестцы, и истинни: яко незнаеми, и познаваеми: яко умирающе, и се живы есмы: яко наказуеми, а не умерщвляеми: яко скорбяще, присно же радующеся: яко нищи, а многи богатяще: яко ничтоже имуще, а вся содержащее» (2 Кор. 6:4-10). В таком положении были все святые Апостолы, все оставившие и шедшие в след Господа (Мф. 19:27).

Они не имели вещественного имущества, но всему миру, утопавшему в погибели, доставили неоцененное духовное богатство - Богопознание и спасение. Они не имели вещественного имущества, но вселенная им принадлежала: во всяком городе, во всяком селении, куда они ни приходили, приготовлены им были Промыслом Божиим и помещение и содержание, и елицы из уверовавших во Христа «господие селом или домовом бяху, продающе приношаху цены продаемых и полагаху при ногах Апостол» (Деян. 4:34). В таком положении были святые мученики. Перед вступлением в подвиг обыкновенно они давали свободу рабам, а имущество раздавали нищим. Разорвав все связи с миром, они совлекали с себя самую одежду - тело - в беззакониях зачатую, облекались в одежду Святого Духа, в Самого Господа нашего Иисуса Христа, претворяли свою одежду - тело - из плотской в духовную, из тленной в нетленную, из греховной в святую, из земной в небесную. Страдания святых мучеников имели особенный характер: они страдали не как чада ветхого Адама - как члены Христа. Святая мученица Фелицитата была беременной в то время, как ее, за твердое исповедание Веры, заключили в мрачную и душную темницу. В темнице она разрешилась. Во время родов, которые были трудны, Фелицитата не могла удерживаться от воплей. По этому поводу один из тюремных стражей сказал ей: "Ты так кричишь теперь: что же с тобой будет, когда тебя предадут зверям на съедение?" Она отвечала: "Теперь страдаю я, но тогда Другой во мне будет страдать за меня, потому что я страдаю за Него". Мученичество отнюдь не было изобретением человеческим или последствием одного человеческого произволения: оно было даром Божиим человечеству и потому было сверхъестественно, как и святой апостол Павел сказал: «Вам даровася еже о Христе, не токмо еже в Него веровати, но и еже по Нем страдати» (Флп. 1:29). Подобно мученичеству и монашество есть дар Божий. Монашество есть подвиг вышеестественный. Оно есть тоже мученичество в сущности своей, лишь для поверхностного невежественного взгляда представляясь чем-то иным, неопределенным. Подобно мученичеству, монашество требует, чтобы ему предшествовало отречение от мира. Как подвиг мученичества начинается различными терзаниями тела, а совершается смертью его, так и подвиг монашества начинается отсечением своей воли и своих разумений, отречением от плотского наслаждения, а совершается умерщвлением души и тела для греха, оживлением их для Бога. Встав против греха до смерти, купив победу над ним непощадением тела в усиленных, сверхъестественных подвигах, многие иноки с величайшей удобностью перешли от подвига иноческого к подвигу мученическому по сродству между собою этих двух подвигов, заключающихся в отречении от мира и от себя. Как подвиг мученичества непонятен для гордого, служащего тлению мира, представляется для него буйством, так непонятен и странен для него подвиг монашества. Мученики по мере совершения подвига начинали обнаруживать обилие благодатных Даров, точно так и в иноках благодать Божия открывала свое действие по умерщвлении их для греха, усиливала это действие по мере того, как усиливалась в иноках их святая мертвость. Подвиг всякого инока - сверхъестественен: он непременно должен быть сопряжен с победой скотоподобного свойства телесного, сделавшегося по падении принадлежностью каждого человека. Подвиг некоторых святых иноков кажется более непостижимым по сверхъестественности своей, нежели даже подвиг мучеников. В этом можно убедиться, прочитав жития преподобных Марка Фраческого, Онуфрия Великого, Марии Египетской и других. Отчего мученичество и монашество представляются сумасбродством и нелепостью для рабов греха и мира? Очевидно оттого, что они признают добром одно добро падшего естества, а христианства не знают и не понимают. 

Для достижения совершенства, вслед за истощанием (раздачей) имения на нищих, необходимо взять крест свой (Мк. 8:34). Оставлению имения должно последовать отвержение от самого себя, в чем и заключается принятие креста, или произвольное и постоянное подчинение скорбям двоякого рода, из которых составляется крест, как бы из двух древ, соединенных между собой и пресекающих друг друга. Одни из этих скорбей попускаются промыслом Божиим к нашему душевному созиданию, а другие мы должны возлагать произвольно сами на себя для обуздания и умерщвления страстей своих, для умерщвления в себе своего падшего естества. О скорбях, попускаемых нам промыслом Божиим, говорить святой Апостол Павел: «Его же любит Господь, наказует: биет же всякого сына, его же приемлет. Аще наказание терпите, яко сыновом обретается вам Бог: который бо есть сын, его же не наказует отец. Аще же без наказания есте, ему же причастницы быша вси [истинные служители Божии]: убо прелюбодейчищи есте, а не сынове. К сим, плоти нашей отцы имехом наказатели, и срамляхомся: не много ли паче повинемся Отцу духовом, и живи будем?» (Евр. 12:6-9). Святой Апостол Петр возводит к духовному разумению скорбей и утешает подвергшихся им следующим образом: «Возлюбленные! Огненнаго искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного. Но так как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если за имя Христово злословят вас, то вы блаженны. Ибо Дух славы и силы, Дух Божий на вас почивает. Теми он хулится, а вами прославляется. Только бы кто из вас не пострадал как убийца, или тать, или злодей, или как мятежник. А если как христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь. Ибо время начаться суду с дома Божия. Если же прежде с нас начнется, то какой конец непокоряющимся Евангелию Божию? Если праведник едва спасется, то нечестивый и грешный где явится? Итак, страждущие по воле Божией, Ему, как верному Создателю, да предают души свои, делая добро» (1 Пет. 4:12-19). По наставлению Апостола Павла, попускаемые Промыслом скорби должно принимать с величайшей покорностью Богу, как и Апостол принимал попущенные ему искушения: благоволю, говорил он, «в немощех, в досаждениих, в бедах, в изгнаниих, в теснотах, по Христе» (2 Кор. 12:10). По наставлению святого Апостола Петра, при нашествии скорбей должно предаваться всесвятой воле Божией и с особенной трезвенностью, твердо держаться Заповедей Божиих, от которых враг старается во время скорби отторгнуть помыслами печали, безнадежия, ропота, гнева, хулы. «Всю печаль нашу возвергнем на Бога, яко Той печется о нас» (1 Пет. 5:7). Подобает нам «иметь всякую радость», то есть, величайшую радость, «егда во искушения впадаем различна» (Иак. 1, 2): искушения суть признак призвания нас Богом, признак избрания, признак усыновления. Из среды их будем возносить славословие Богу, как возносил его праведный, многострадальный Иов из среды разнообразных бедствий, отовсюду окруживших его (Иов. 1:21; 2:10). Из среды их будем приносить благодарение Богу, исполняющее сердце благодарящего духовным утешением и силой терпения, благодарение, заповеданное Самим Богом. «О всем благодарите», завещает Апостол, «сия бо есть воля Божия о Христе Иисусе во вас» (1 Сол. 5:18).

Говорит святой Петр Дамаскин: "Как чадолюбивые родители, будучи побуждаемы любовью, с угрозами обращают к благоразумному поведению детей своих, позволивших себе поведение безрассудное, так и Бог попускает искушения, как жезл, обращающий достойных от диавольского злосоветия. «Иже щадит жезл свой, ненавидит сына своего: любяй же наказует прилежно» (Притч. 13:25). Лучше терпением находящих (попускаемых искушений) прибегать к Богу, нежели из страха бедствий подвергаться отпадению, впадать в руки диавола, и навлечь на себя вечные отпадение и муку с ним. Одно из двух непременно предлежит нам: или мы должны претерпеть первое, временное, или подвергнуться второму, вечному. Праведников не прикасаются ни те, ни другие бедствия: потому что они, любя события, представляющиеся нам несчастьями, радуются им, лобызая искушения, как находки и время для приобретения духовной корысти, пребывают неуязвленными. Не умирает тот, в кого ударила стрела, но не поразила его, погибает тот, кому она нанесет смертельную рану. Повредила ли напасть Иову? Напротив того, не увенчала ли его? Привели ли в ужас апостолов и мучеников муки? Они радовались, говорит Писание, «яко за имя Господа Иисуса сподобишася безчестие приятии» (Деян. 5:21). Победитель чем более бывает борим, тем больших сподобляется венцев, тем большую от этого ощущает радость. Когда он услышит голос трубы, то не приходит в страх, как бы от голоса, возвещающего заколение, напротив того, веселится, как о предвещании венца и воздаяния. Ничто не доставляет победы столько беструдной, как мужество с извещенной верой! Ничто не навлекает с таким удобством побеждения, как самолюбие и боязнь, рождающиеся от неверия. Господь обетовал скорби последователям Своим на все время земного странствия их, обетовал земную жизнь, подобную Своей, проведенной в лишениях и гонениях, но вместе заповедал им мужество и благонадежие. «Аще мир вас ненавидит», сказал Он им, «ведите, яко Мене прежде вас возненавиде. Аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы: яко же от мира несте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир» (Ин. 15:18,19). «В мире скорбни будете, но дерзайте яко Аз победих мир» (Ин. 16:33): никакая скорбь, никакое искушение не возмогут ни одолеть, ни сокрушить вас, если вы будете веровать в Меня и пребывать во Мне исполнением Моих заповедей". «Верен Бог», говорил Апостол, «Иже не оставит вас искуситися паче еже можете, но сотворит со искушением и избытие яко возмощи вам понести» (1 Кор. 10:13). Также и в другом месте Писания Святой Дух свидетельствует: «Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь. Хранит Господь вся кости их, и ни едина от них сокрушится» (Пс. 33:20,21). Поверим обетованию Божию, не устрашимся волнующегося моря скорбей и благополучно переплывем его, держимые невидимой, но всесильной десницей Божией. 

Другая часть креста составляется из произвольных подвигов духовных, установленных и заповеданных Богом, которыми обуздываются греховные пожелания тела, а, следовательно, и души. О них святой апостол Павел сказал: «умерщвляю тело мое и порабощаю, да не како иным проповедуя, сам неключим буду» (1 Кор. 9:27), а святой апостол Петр: «Христу пострадавшу за ны плотию, и вы в ту же мысль вооружитеся: зане пострадавый плотию, преста от греха» (1 Петр. 4:1). «Иже Христовы суть плоть распяша со страстми и похотми» (Гал. 5:24): плоть, не распятая, а утучняемая и утешаемая обильным питанием, наслаждением и упокоением, не может не сочувствовать греху, не услаждаться им, не может не быть неспособной к приятию Святого Духа, не может не быть чуждой и враждебной Христу. «Сущая истинная вдовица и уединенна», то есть истинно отрекшийся от мира, умерший для него, отделившийся от всех и от всего для служения Богу «уповает на Бога и пребывает в молитвах и молениях день и ночь: питающаяся же пространно», несмотря на оставление мира по наружности и на раздаяние имения нищим, «жива умерла» (1 Тим. 5:5, 6), потому что «сеяй в плоть свою, от плоти пожнет истление, а сеяй в Дух, от Духа пожнет живот вечный» (Гал. 6:8). Необходимо, необходимо для подвижника Христова распятие плоти! Необходимо подчиниться благому игу подвигов для обуздания скотоподобных стремлений плоти, а не для отнятия у нее здоровья и сил, необходимых для самого подвижничества. "Мы научились быть убийцами страстей, а не тела", - говорит Пимен Великий (Алфавитный Патерик). Даже для немощных по телу и больных очень вредно нарушение воздержания, усиливающее болезни, не подкрепляющее, а расстраивающее слабого и больного. Благоразумная умеренность особенно способна поддерживать и сохранять телесные силы и здоровье, и в людях крепкого сложения, и в людях сложения слабого, болезненного. 

По раздаянии имения нищим и по расторжении связи с миром, первым делом для подвижника Христова должно быть удаление из среды соблазнов в уединенную иноческую обитель. Таким удалением изглаживаются прежде полученные греховные впечатления и отвращается возможность заражаться новыми впечатлениями. К такому удалению приглашает истинных служителей Бога сам Святой Дух: «Изыдите от среды их и отлучитеся, глаголет Господь, и нечистот их не прикасайтеся, и Аз прииму вы: и буду вам во Отца, и вы будете Мне в сыны и дщери, глаголет Господь Вседержитель» (2 Кор. 6:17,18). И в самой святой обители необходимо охраняться от знакомства, от хождения по кельям братий и от принятия их к себе, чтобы душа соделалась способной к посеву на ней Слова Божия, принесла в свое время плод духовный. И вещественная нива приготовляется к обильному хлеборождению разрыхлением посредством железных орудий и устранением из нее всех иных произрастаний. Преподобный Симеон Благоговейный заповедал ученику своему, преподобному Симеону, Новому Богослову, при вступлении его в монастырь: "Смотри, чадо, если хочешь спастись, то никак не беседуй на церковных последованиях и не ходи по кельям. Не имей свободного обращения. Храни ум твой, чтоб он не скитался туда и сюда, но чтобы взирал неуклонно на грехи твои и на вечную муку". В келье должно иметь только самые нужные принадлежности, по возможности простые: к излишним и красивым вещам немедленно является в сердце пристрастие, а ум, по поводу их, получает наклонность к мечтательности и рассеянности, что очень вредно. 

Второй подвиг заключается в умеренном посте. Пост для новоначальных определяется монастырской трапезой. В трапезе должно употреблять пищу, не дозволяя себе пресыщения, впрочем, столько, чтобы тело было способно к послушаниям; вне трапезы пищу употреблять воспрещается отеческим преданием и монастырским уставом. Те иноки, которых Бог привел к жизни безмолвной и к постоянному упражнению в молитве и богомыслии, должны употреблять пищу однажды к день, не насыщаясь и употребляя все роды яств, дозволенных монашеству, смотря по тому, что послано будет Богом. При такой свободе строго должно наблюдать, чтобы она не дала повода к наслаждению или излишеству. Истинное наслаждение ожидает нас в будущем веке, а здесь, на пути к нему, возбраним себе наслаждение, удовлетворяя единственно естественной нужде, а не страстной прихоти. Уединение и пост - такие существенные принадлежности иноческой жизни, что от них иноки получили в древности свое название: монах (monacos, solitarius, от слов греческого monos, латинского solus - один) значит уединенный; монахи назывались также и постниками.

Третий подвиг - бдения. Новоначальный инок тогда удовлетворительно упражняется этим подвигом, когда неупустительно присутствует при всех церковных последованиях. Для проводящего безмолвную жизнь подвиг бдения особенно важен. В этот подвиг возводит инока живое памятование, как бы предощущение смерти и последующего за ней нелицеприятного суда Божия. Инок тщится предупредить страшное стояние на этом суде благоговейным и трепетным предстоянием на молитве, как бы пред лицем и взорами Самого Бога. Он надеется испросить и получить здесь прощение грехов, чтобы, по исшествии души из тела, совершить путь от земли к небу без всякого страха, и потому неотступно стоит при дверях милосердия Божия во время келейной уединенной молитвы своей, стучится в эти двери плачем, стучится тяжкими воздыханиями, смиренными словами, исходящими из глубины болезнующего о греховности сердца. По мере того, как усиливается духовное ощущение Страха Божия, усиливается подвиг бдения. Но сначала надо принуждать себя к этому подвигу, без которого невозможно получить окончательной и совершенной победы над страстями. Надо придти в состояние, заповеданное Господом: «Да будут чресла ваша препоясана, и светильницы горящии: и вы подобни человеком, чающим Господа своего, когда возвратится от брака, да пришедшу и толкнувшу, абие отверзут Ему. Блажени раби тии, ихже пришед Господь обрящет бдящих. Аминь, глаголю вам, яко препояшется и посадит их, и минув послужит им. И аще приидет во вторую стражу, и в третию стражу приидет, и обрящет их тако, блажени ра6и тии. Се же ведите, яко аще бы ведал Господин храмины, в кий час тать приидет, бдел убо бы, и не бы дал подкопати дому своего. И вы убо будите готовы, яко в онь же час не мните, Сын человеческий придет» (Лк. 12:35-40). Такое состояние доставляется ощущением Страха Божия. Пришедшие в него, начинают жить на земле, как путешественники в гостинице, ожидая ежечасно выхода из нее. Время земной жизни сокращается перед их взорами, когда перед ними откроется необъемлемая, величественная вечность. Мысль, что они могут быть призваны Господом неожиданно, содержит их в непрестанном бодрствовании, на непрестанной страже от греха, непрестанно наветующего. Ночи проводят они подобно дням, приемля сон только по необходимой нужде, никак не попуская себе глубоко погружаться в него и разнеживаться им. На жесткие ложа свои они ложатся одетые и препоясанные, чтобы тотчас воспрянуть при требовании нужды. Подвиг бдения должен соответствовать телесным силам человека. Он, как и уединение и пост, усиливается при постепенном переходе подвижника из плотского и душевного состояния в духовное или благодатное. Духовный человек хотя бы и немощен был по телу, выдерживает несравненно больший подвиг, нежели к какому способен человек плотский и душевный. Первый возбуждается к подвигу Божественною благодатно и встречает менее препятствий от своего тела, обыкновенно отлагающего при вступлении в такое состояние значительную часть своей дебелости. 

Для составления видимого креста необходимо нужны два бруса в поперечном соединении между собой; так и для составления невидимого креста необходимы и скорби произвольные - подвиги, содержащие тело в распятии, и скорби извне, о6уздывающие и смиряющие дух человека, постоянно расположенный к гордости по причине повреждения падением. Из совокупности этих скорбей составляется тот крест, который заповедано нам взять на себя и последовать Христу, без которого последование Христу невозможно. Не распявшие плоти своей, не обуздавшие в ней греховных вожделений и стремлений, увлекающиеся сладострастными ощущениями и помыслами, не могут быть в общении со Христом, состоя посредством услаждения и увлечения грехом в общении с сатаной. «Сущии во плоти», сказал святой Апостол Павел, то есть, проводящие плотскую жизнь, живущие в свое тело, изобильно питающие его, упокоивающие, нежащие, «Богу угодити не могут»  (Рим. 8:8). «Сущии по плоти, плотская мудрствуют» (Рим. 8:5), то есть, проводящие плотскую жизнь непременно имеют плотский образ мыслей, не помнят и не заботятся о вечности, имеют ложное завещание к земной жизни, признавая ее бесконечной и действуя единственно для нее, высоко ценят земные преходящие положения и преимущества, не могут усвоить себе Нового Завета, не могут отвергнуть падшего естества, развивают его, уважают его достоинства и преуспеяние. «Мудрование плотское смерть есть, мудрование плотское вражда на Бога: закону бо Божию не покоряется, ниже бо может» покориться (Рим. 8:6,7). Несвойственна, невозможна ему эта святая покорность. Никакой пользы не принесет нам оставление имущества и мира, удаление в монастырь, если мы будем угождать прихотливым пожеланиям нашей плоти, если не возведем ее на крест, лишив ее излишеств и наслаждений, предоставив одно необходимое к существованию. Первоначальная заповедь, данная Богом человечеству, была заповедь о посте. Она дана в Раю, подтверждена в Евангелии. При нарушении ее, святой Рай не мог предохранить от погибели, при нарушении ее не может предохранить нас от погибели искупление, дарованное нам Богочеловеком. «Мнози ходят», говорит Апостол Павел, т. е. проводят земную жизнь, «ихже многажды глаголах вам, ныне же и плача глаголю, враги креста Христова, имже кончина погибель, имже Бог чрево, и слава в студе, их, иже земная мудрствуют» (Флп. 3, 18,19). Апостол, говоря это христианам, умолял их подражать его жительству (Флп. 3:17), которое он совершал «в труде и подвизе, в бдениих множицею, в алчбе и жажде, в пощениих многащи, в зиме и наготе» (2 Кор. 11:27). Пост есть основание всех иноческих подвигов, без него невозможно ни сохранить уединения, ни обуздать языка, ни проводить трезвенной, внимательной жизни, ни преуспеть в молитве и бдении, ни стяжать воспоминания о смерти, ни узреть множества согрешений и немощей своих. Инок, небрегущий о посте, колеблет все здание добродетелей своих; не устоять этому зданию, если здатель не опомнится и не позаботится благовременно об укреплении основания. Святой Иоанн Лествичник говорит: "Начальник бесов - падший денница, и начало страстей - объядение. Не вводи себя в о6ман! Ты не освободишься от Фараона и не узришь горней Пасхи, если не будешь постоянно вкушать горького зелья и опресноков. Горькое зелье - понуждение к посту и труд, а опресноки - ненапыщенное мудрование. Да совокупится с жизнью твоей слово сказавшего: «Аз же, внегда стужаху ми» демоны, «облачахся во вретище, и смирях постом душу мою, и молитва моя в недро мое» углублялась (Пс. 4:13). Если ты дал обет Христу идти тесным и узким путем, то утесняй чрево твое. Упокоивая и расширяя его, ты нарушаешь этот обет. Будь внимателен и услышь говорящего: пространен и «широк путь» чревоугодия, «вводяй в пагубу» блуда, «и мнози суть входящии им. Что узкая врата и тесный путь» поста, «вводяй в живот» чистоты, «и мало их есть, иже входят им».

Что значит последовать Христу (Мф. 19:21), по раздаянии имения и принятии на себя креста? Последовать Христу значит проводить земную жизнь единственно для неба, подобно тому, как проводил свою земную жизнь Богочеловек. Живущие благочестно посреди мира по евангельским заповедям уподобляются уже благими нравами и настроением душевным Сыну Божию, но отрекшиеся от мира, распявшие плоть свою подвижничеством, привлекшие в себя благодать Святого Духа по причине умерщвления плоти для греха (Рим. 8:10), стяжают особенное сходство с Богочеловеком. Они «Духом Божиим водятся, и суть сынове Божии» (Рим. 8:14), по благодати, образовав себя по образу Небесного Человека, второго Человека, Богочеловека (1 Кор. 15:47-49). Не буква, не поверхностное познание по букве, не имеющее никакого значения пред Богом, свидетельствует им, что они - чада Божии, свидетельствует это Сам Всесвятый Божий Дух, вселившись в них ощутительно для них и соединившись с их духом (Рим. 8:16). «Аще чада, то и наследницы: наследницы убо Богу, снаследницы же Христу» (Рим. 8:17). Откуда могла возникнуть такая слава для бедной, падшей твари - человеков? Из живой веры во Христа, Бога, Создателя и Спасителя нашего, из живой веры, научившей избранных Божиих не только сердцем признать Искупителя, но исповедать самою жизнью, отречением от мира, приятием сугубого креста, составляемого из скорбей вольных и невольных, и точнейшим исполнением «воли Божией, благой, и угодной, и совершенной» (Рим. 12:2). Понеже с ним страждем», - говорит Апостол всему лику подвижников Христовых, - «да и с Ним прославимся» (Рим. 8:17). Сравнив вечную, небесную славу, уготованную страдальцам о Христе, изведанную Апостолом опытно, с кратковременными скорбями, которыми она приобретается, святой Павел говорит: «Непщую, яко недостойны страсти нынешняго времени к хотящей славе явитися в нас» (Рим. 8, 18). Ничего не значат эти скорби! Наш Всемогущий и Всеблагий Подвигоположник вложил в самые скорби такое духовное утешение, что скорби ради Христа уже собой составляют источник радости. "Телесные сии мучения, - сказал великомученик Евстратий о претерпенных им сверхъестественных страданиях в предсмертной молитве своей к Богу, - суть веселия рабам Твоим". Точно такое же свойство заключают в себе и скорби иноческие: в недре их истекает и кипит источник духовной сладости и радости, начаток во времени блаженства в вечности. Крест - оружие победы, почетное знамение христианина: «мне же», - говорит Апостол, - «да не будет хвалитися токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа, имже мне мир распяся, и аз миру» (Гал. 6:14). 

Достойна глубокого рассмотрения и удивления связь между телом и духом человеческим. Образ мыслей человека, его сердечные чувствования много зависят от того состояния, в котором находится его тело. "При утеснении чрева, - заметил святой Иоанн Лествичник, - смиряется сердце: когда же чрево удовлетворяется, тогда помыслы заражаются превозношением". "Душа иначе не может придти в смирение, - сказал Пимен Великий, - как умалением пищи для тела". Настоятель некоторого общежития спросил у Великого: "Почему я не ощущаю в себе страха Божия?" "Как ощущать тебе страх Божий, - отвечал Великий, - когда чрево твое начинено пирогами и сырами?" (Алфавитный Патерик) При насыщении тела сердце наше не может не порождать блудных ощущений, а ум - блудных помыслов и мечтаний, которые силой своей и увлекательностью способны изменить самое решительное благое произволение, склонить его к услаждению грехом; потому-то святой Иоанн Лествичник сказал: "Угождающий своему чреву и вместе желающий победить духа блудного подобен погашающему пожар маслом". Святой Исаак Сирин говорит: "Возлюби убогие одежды, чтобы уничижить прозябающие в тебе помышления: высокомудрие, говорю, сердца. Любящий блеск не может стяжать смиренных помышлений, потому что «сердце внутри напечатлевается соответственно внешнему образу». Святой Апостол Павел, исчисляя дела плотские, наименовал между ними «вражды, рвения, завиды, ярости, распри, соблазны, ереси» (Гал. 5:20) - недостатки собственно духа человеческого. По какой причине? По той, что эти виды грехов обличают плотское мудрование человека, а плотским мудрованием обличается жительство по плоти, отвержение Креста Христова. Из церковной истории видим, что таковы были все ересиархи.

Убогое Слово это написал я, многогрешный Игнатий, в возбуждение себе, в увещание к жительству подвижническому. Заметил я, что те предметы духовного учения, которые изложу письменно, особенно объясняются для меня самого, и иногда бывают небесполезны для возлюбленных братий моих по современности изложения. Если кто прочтет это Слово, тот да простит мне недостатки познания моего и слова! Если кто прочтет это Слово и найдет в нем что либо полезное для души своей, того умоляю обратить внимание на это убогое Слово и при понятиях, доставляемых им, тщательно рассмотреть себя. 

Необходимо, необходимо всем вообще христианам исполнить с точностью завещания Спасителя, Который сказал: «Иже аще хощет душу свою спасти, погубить ю: а иже погубит душу свою Мене ради и Евангелия, той спасет ю» (Мк. 8:35). «Любяй душу свою, погубит ю: и ненавидяй души своей в мире сем в живот вечный сохранит ю» (Ин. 12:25). Что значить любить душу свою? Это - любить свое падшее естество, его свойства, оскверненные падением, его лжеименный разум, его пожелания и влечения, его правду. Что значить спасать душу свою в мире сем? Это - развивать свойства падшего естества, последовать своим разумениям и своей воле, созидать свою праведность из мнимых добрых дел падшего естества. Что значить погубить душу свою ради Христа и Евангелия, что значить ненавидеть душу свою? Это - познать и признать падение и расстройство естества грехом, это - возненавидеть состояние, произведенное в нас падением, и умерщвлять его отвержением поведения по своим разумениям, по своей воле, по своим влечениям, это - прививать насильно к естеству своему разум и волю естества, обновленного Христом, и поведение свое располагать по всесвятому Божию учению и по всесвятой воле Божией, открытых нам Самим Богом во Евангелии. Падшее естество наше враждебно Богу: последование разумениям и влечениям падшего естества есть стремление к верной и вечной погибели. По этой причине святые пустынные Отцы, наставники монашества и всего христианства, произнесли столько страшных изречений против последования своей воле и своим разумениям. Преподобный Пимен Великий говаривал: "Воля человеческая есть стена медная между Богом и человеком, камень ударяющий против воли Божией. Если человек оставит ее, то и он может сказать: «Богом моим прейду стену. Бог мой, непорочен путь Его» (Пс. 17:30,31). Если же оправдание соединится с волей, то человек развращается и погибает (Алфавитный Патерик). Под словом оправдание надо разуметь признание нами деятельности по своей воле справедливой или праведной: это служит верным признаком душевного расстройства и совращения с пути спасительного. Преподобный авва Дорофей говорит: "Я другой причины падению монаха не знаю, кроме последования воле и влечениям своего сердца. Говорят: от того или от другого падает человек, я же, как сказал, не знаю другой причины падения, кроме этой. Увидел ли ты кого падшим? знай: он последовал себе". Далее преподобный Дорофей повествует, что он, находясь в общежитии аввы Серида, руководствовался во всем наставлениями Духоносного старца Иоанна, вполне отвергая собственные разумения и сердечные влечения. Когда представлялась ученому и умному Дорофею какая-либо собственная мысль о духовном предмете, тогда он говорил себе: "Анафема тебе и рассуждению твоему, и разуму твоему, и ведению твоему" (Поучение о еже не составляти свой разум). Вот образец блаженной ненависти к душе своей, ненависти, заповеданной Спасителем душ и телес наших! Вот образец блаженного погубления души ради Христа и Евангелия для спасения души! Вот образец отношения Святых к падшему естеству! Последуем, братия, учению Христову! 

Последуем жительству, поведению, образу мыслей святых угодников Божиих! Не остановимся для спасения нашего отречься от нашего падшего естества! Для истинной любви к себе, отвергнем обманчивую любовь к себе, наше самолюбие! Для спасительной деятельности по заповедям Евангелия, отринем от себя деятельность по законам естества падшего, возлюбленным для мира, враждебным Богу! Возненавидим мнимые добрые дела, возникающие из лжеименного разума, из движений крови, из сердечных чувств как бы ни казались нам наши чувства и помышления возвышенными, непорочными, святыми. Эти дела способны лишь к развитие в нас пагубных самомнения, гордыни, самообольщения. Они не просвещают очей души, как просвещает их заповедь Господня (Пс. 18:9), напротив того, они усиливают слепоту души, делают эту слепоту неисцельной. Творящие их пойдут в вечную муку, как творящие добро естества падшего, добро, всегда смешанное со злом, добро оскверненное, от которого Господь, как от сатанинской мерзости, отвращает Свои всесвятые взоры. Для совершения добрых дел падшего естества не нужно быть христианином: они принадлежат всему падшему человечеству. Там, где совершаются добрые дела падшего естества, при громе похвал от мира, исключен, отвергнут Спаситель мира. Дела веры, дела спасения, пли, что то же, исполнение евангельских заповедей, принадлежать одним христианам. "Благое, - сказал об истинном добре преподобный Марк Подвижник, - не может быть веруемо или действуемо, точию о Христе Иисусе и Святом Дусе".

Исполнение евангельских заповедей вводит человека в истинное богопознание и самопознание, в истинную любовь к себе к ближнему, к Богу, в общение с Богом, которое развивается тем обильные, чем усердные и точные исполняются евангельские заповеди. Общение с Богом, даруемое христианину еще во время земного странствования, есть залог блаженства небесного и вечного. Этот залог сам свидетельствует о своей верности, свидетельствует так ясно и сильно, что многие для сохранения его решились подчиниться величайшим скорбям, предпочли его временной жизни. Жалостно, горестно ослепление, с которым гордый мир презрительно смотрит на дела Веры Христианской, с которым он произносит о них суждение безумное и приговор, убийственный для мира. Какими ничтожными делами представляются для мира дела веры в сравнении с громкими и живописными делами мира! Что, по-видимому, за доброе дело - сознание своей греховности, за которое на мытаря излилась милость Божия? (Лк. 18:10-14) Что, по-видимому, за доброе дело покаяние, при посредстве которого величайшие грешники примирились с Богом и наследовали вечное блаженство? Что за доброе дело исповедание Христа, исповедание, выраженное немногими, простейшими словами? И кем выраженное? Выраженное казненным разбойником. Эти немногие простейшие слова ввели разбойника в рай, совершили то, чего не могли и не могут совершить все блестящие добродетели всего человечества. «Слово крестное погибающим юродство есть», столько же бессмысленною представляются для них и деятельность по Евангелию. «Спасаемым нам» и Слово крестное и деятельность по Евангелию «сила Божия есть» (1 Кор. 1:11), исцеляющая и спасающая души наши (Лк. 6:19). 

Святые Отцы всех времен постоянно выражали свое отношение к откровенному Божию учению словом: верую. В современном обществе, которое величает себя по преимуществу образованным и христианским, непрестанно раздается выражение сердечного отношения, залога к Божественному Откровению в слове: я думаю. Откуда явились эти залог и слово? Из незнания христианства. Горестное зрелище, когда сын Восточной Церкви рассуждает о христианской Вере вне учения своей Церкви, противно ее учению Божественному, рассуждает своевольно, невежественно, богохульно. Такое рассуждение не есть ли отречение от Церкви, от христианства? Устрашимся нашего невежества, влекущего нас в вечную погибель; изучим христианство; возлюбим послушание святой Церкви, возлюбленное для всех, имеющих знание Веры христианской. Соделаемся тщательными исполнителями евангельских заповедей, будем исполнять их, как рабы неключимые (Лк. 17:10), долженствующие исполнить долг свой, непрестанно погрешающие в исполнении его или исполняющие очень недостаточно. Евангелие да руководить нас к добрым делам, а не движение крови и нервов. Научимся совершать добродетели со смирением, а не с разгорячением, которому непременно сопутствуют и содействуют тщеславие и высокомудрие или гордыня. Когда Господь прольет в нас святой холод смирения и от действия его остановятся волны чувств сердечных: тогда познаем, что разгорячение, совершающее возвышенные и громкие человеческие добродетели есть плоть и кровь, немогущие наследовать Царства Небесного (1 Кор. 15:50). 

Спасайтесь, возлюбленные братия, спасайтесь! 

«Спасайтесь из сего развращенного рода» (Деян. 2:40), говорил святой Апостол Петр тем современным ему иудеям, которые из среды враждебного христианству народа склонялись принять христианство. «Спасаяй, спасешь свою душу», говорили древние великие иноки об истинных христианах последнего времени. Это значит: спасение для них будет очень затруднительно по причине особенного умножения греховных соблазнов и по причине всеобщего уклонения человеков ко греху. Для спасения потребуется особенных усилий, особенного тщания, особенной осторожности и самосохранения, особенного благоразумия, особенного терпения. Но всемогущий Вождь и Наставник наш, наша Жизнь, наша Сила, наше Спасение, Господь Иисус Христос, предвозвестивший нам, что мы в мире скорбни будем, вместе и ободряет нас: дерзайте, говорит Он, «яко Аз победих мир» (Ин. 16:33). «Се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века. Аминь» (Мф. 28:20).  

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон Задонский 

разделительная линия -спасение-

Поищем доброты и красоты нашея во Христе, которую во Адаме потеряли

В христианах, яко чадах Божиих, должен быть наченшийся образ Божий, которым должны подобиться Отцу своему Небесному.

Поищем, о христиане, доброты и красоты нашея во Христе, которую во Адаме потеряли: поищем, пока обретается, да и зде ее в душах наших возъимеем, и в пришествии Христовом с нею пред Ним и всем миром явимся, которая тогда не токмо в душах наших будет, но и на телесах явится, и Христос, праведный Судия, видя в нас образ Божий и нас, Себе сообразных, признает нас за Своих и с Собою прославит.  

 

---картинка линии разделения текста---

 

 книга Спасение - Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский  

разделительная линия -спасение-

Спасение наше в Церкви, как в Ковчеге Ноя, и – нигде больше

Держись за Церковь – столп и утверждение истины (1 Тим. 3:15) – и спасешься, вне ее погибнешь, потому что вне ее – лесть диавольская.   

Kто не знает, как трудно без особенной благодати Божией обратиться грешнику с любимого им пути греха на путь добродетели… Если бы не благодать Божия, кто бы из грешников обратился к Богу, так как свойство греха — омрачать нас, связывать нас по рукам и ногам. Но время и место для действия благодати — только здесь: после смерти — только молитвы Церкви и то на раскаянных грешников могут действовать, на тех, у которых есть приемлемость в душах, свет добрых дел, унесенный ими из этой жизни, к которому может привиться благодать Божия или благодатные молитвы Церкви.  

Благодари пребыструю Заступницу нашу Госпожу Богородицу, Пречистую, Преблагосердую Деву Марию, по молитве нашей сердечной спасающую нас от грызения и утеснения диавольского. Воззри на Нее сердечными очами в Духе Святом, везде сущем и вся исполняющем и простом, – воззри как бы у самого сердца твоего сущую и воззови к Ней: пребыстрая Заступнице, Госпоже Богородице Марие, спаси меня от врага-запинателя! И тотчас, в минуту, спасет Она тебя по вере сердца твоего, по упованию на Нее сердца твоего, – так и отступят от боку теснота, огонь и уныние тяжкое. Надо только вообразить и твердо верить, что Дух Святый везде, на всяком месте, и есть простое Существо, что в Нем все небо близко к нам, как на ладони, со всеми Ангелами и святыми, что только следует призвать Господа или Госпожу Богородицу или святого от всего сердца, с ясновидящею верою, с сердечным раскаянием во грехах, коими связывает нас враг или связываемся сами добровольно, – и спасение тотчас воссияет. Дивно спасение Владычицы, так оно и льется тебе в душу, как целебный бальзам, или как ароматический живительный воздух, или как упокоевающая вода, только воззри на Нее очами сердечными с упованием на Ее благость и благомощие. Но это-то и трудно – с сердечною, ясновидящею верою воззреть к Ней, равно как к Господу или к святым; враг усиливается всячески стать твердою, высокою и мрачною стеною между твоею душою и Богом или Богородицею, Ангелами и святыми, не допускает, окаянный, чтобы сердечное око зрело Господа или святых Его, затмевает всячески сердце, веру рассеивает, внутренности теснит, жжет, омрачает. Все эти действия надо считать за мечту, за ложь и сквозь эту мечтательную стену прорваться к Господу или к Богоматери и к святым. Как прорвешься, так тотчас ты и спасен. Вера твоя спасет тебя (Мф.9:22).

Что за странный и дивный образ и способ промышления Божия о спасении рода человеческого? Безначальный, всемогущий, бесконечно мудрый и праведный, Который мог бы в одно мгновение предать вечной муке гордого, и лукавнейшего, и злейшего отступника - сатану и избавить от его пагубных искушений род человеческий, им прельщенный и прельщаемый непрестанно, доселе попускает ему и дает свободу искушать и прельщать людей, и губить неразумных, страстных к плоти и миру людей, и производить в мире бесчисленные бедствия, и иногда приводить самую природу в смятение чрез бури, пожары, вулканические и пагубные извержения. И что всего удивительнее, Сам Этот безначальный, всемогущий Творец благоволил крайне уничижить Себя для спасения погибающего человека, принять вид раба и быть человеком, не переставая быть Богом, пострадать и умереть самою поносною, мучительною смертию, чтобы страданиями Своими искупить нас от проклятия и вечных мук; благоволил просветить омраченный грехом род человеческий Своим зиждительным словом и беседою с людьми и бесчисленными чудесами; благоволил нам дать баню паки-бытия, или Крещение, дар Покаяния и Причащения пречистого Тела и Крови Своей, основал на земле Церковь, как небесное училище и врачебницу немощного человечества, где все желающие могут и научиться, и врачеваться, и обновляться, и укрепляться, и обоготворяться. И что весьма удивительно, избрал просветителями и врачами человечества людей не сильных, не мудрых и не знатных, а простых, незнатных, неученых, простых рыбарей, умудренных больше всех мудрецов мира, ибо простые и неученые победили благодатию Божиею знатных, философов, царей и царства.

А как Он, Творец, воздействовал благодатию Святаго Духа во всех святых, начиная с апостолов! Это были ангелы земные, трубы Духа Святаго, вещавшие слова жизни и спасения, просвещения и обновления. Какой дивный способ спасения рода человеческого! Господь немощное укрепляет, омраченное просвещает, растленное обновляет, смердящее творит благоухающим, осатаненное обожает; впрочем, дает повод и возможность и самому человеку достигать своими усилиями, при помощи благодати, Царствие Божие. Царствие Божие усилием приобретается, - говорит Господь, - и усильные искатели приобретают его (Мф. 11:12). Человеку даны силы и способности, дана благодать, чтобы он сам трудился над очищением и обновлением себя, молился, плакал, творил милостыню и таким образом заслуживал милость Божию и очищение грехов и спасение.

Меня удивляет непрестанно Божие всеблагое, премудрое строение спасения душ человеческих, сотворенных по образу и подобию всеблагого, премудрого, вечного Бога, с самого начала человеческого рода досель и до скончания века. Внимайте и вникайте, что сделано и делается Богом для этого великого, человеколюбивого дела с самого начала падения первых людей в грех, проклятие и смерть, с первого удаления их от Него. Сколько заботы о спасении, какое обетование о Семени жены, имеющем стереть главу змея! Сколько попечения об избранном семени – Аврааме, Исааке, Иакове, Ное, о всех патриархах народа избранного, как и о народе! Сколько чудного помышления, сколько чудес (при изведении из Египта) в пустыне, при судьях, при царях избранного народа! Сколько отеческих наказаний со стороны Господа Бога упорному, преступному народу, сколько пленов ужасных; сколько гибели повинных пред Богом! А разные идолопоклоннические народы – какими бичами Божиими служили для наказания евреев, как сами были потом сокрушены праведным судом Божиим! А в Новом Завете – явление Архангела Захарии, рождение Предтечи, Благовещение Приснодеве и рождение Спасителя мира!

Тобою, Господи, живу, Тобою дышу, вижу, слышу, осязаю, обоняю. Тобою мыслю, говорю, чувствую, воображаю, радуюсь, памятую, упокоеваюсь, каюсь, очищаюсь, укрепляюсь, исцеляюсь, просвещаюсь, избавляюсь от врагов видимых и невидимых, торжествую победы над страстями льстивыми и губительными; Тобою и Тебя исповедую, прославляю, благодарю, люблю; Тобою борюсь со всерастлевающим грехом; Тобою доселе живу и не умираю, хожу и действую, служу Твоей святыне и правде, Твоему непостижимому величию; Тобою презираю всякую ложь, неверие, безумие гордых, отметающихся Тебя, хулящих Тебя дерзко, несмысленно, хотя утверждающих о себе, что они смысленны и будто бы интеллигентны и разумны. С Тобою умру и с Тобою уповаю воскреснуть от мертвых и жить с Тобою и в Тебе во веки бесконечные. Аминь.

Сам по себе спастись не думай

Когда согрешишь против Бога и грехи твои будут мучить, жечь тебя, ищи тогда скорее единой Жертвы о грехах, вечной и живой, и повергай свои грехи пред лице этой Жертвы. Иначе тебе нет ниоткуда спасения. 

Взирая на небо, созерцай в высотах его Господа Иисуса, откуда явился Он первомученику Стефану и Савлу, и умоляй Его о спасении. Явление Его значит не то, что Он тогда только будто бы открыл небеса и взирал на них из отверстых небес, но то, что Он всегда с небес всех нас видит, все дела наши, слова, мысли и намерения, как и ты удостоверился в этом многими опытами, возводя очи на небо ко Господу и получая от Него чудную и великую помощь: это значит только, что Он в указанных случаях открылся, явил Себя в небесах.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 

Святитель Феофан Затворник 

разделительная линия -спасение-

Спасение не от места, а от душевного настроения

Крест, скорби - это необходимое средство нашего спасения, но не всегда они ведут человека ко спасению, потому что переносить их так, чтобы они стали спасительны, надо учиться. Можно сказать так: осмотрись около себя и в себе, усмотри крест свой, понеси его, как следует, соединенно со крестом Христовым, –и будешь спасен.  Хотя и нехотя всякий несет крест свой, и крест большею частию не простой, а сложный, но не всякий смотрит на него чрез крест Христов; не всякий обращает его в устроение спасения своего; не у всякого потому крест бывает спасительным крестом. Хочешь, чтоб сии кресты были тебе во спасение, употреби их по намерению Божию при назначении их в отношении к человеку вообще, и в отношении к тебе в частности.  Ищете спасительных уроков или ответа, как душу спасти. Спасителю предлагали такой вопрос, и Он ответил: «Аще хощеши спасен быти, соблюди заповеди». Это же и я вам предлагаю.

Каковы заповеди? - Все. Читайте Евангелие, читайте Апостол... и замечайте, что там относится к вам, берите то для себя в правило, а как без Божией помощи ни в чем успеха иметь нельзя, то паче всего молитесь. Спасение от добрых дел; но в добрых делах преуспеть, как должно, нельзя без веры. Вера подвигает на добрые дела, вера указывает их, вера приводит и к получению сил на делание добрых дел. Посему вера - пособница к делам добрым. Главное - дела, а она - пособие.

Святые отцы при этом учат, что нельзя придавать добрым делам исключительного значения (по католически), т.е. думать, чтобы делами человек зарабатывал себе спасение. Дела сами по себе, в качестве внешних поступков или отдельных подвигов, не имеют значения. Они имеют смысл лишь как выражение направления воли, согласующейся с волей Божией, как упражнение воли, ищущей соединения с волей Спасителя. «Если,- говорит св. апостол Павел, - я раздам все имение мое, и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор.13:3). Вся Нагорная беседа построена на мысли о недостаточности одного внешнего доброделания и о необходимости внутренней перемены, возрождения души в Боге, которое одно на самом деле и приводит человека к Небесному Царствию. Как лекарство для этой внутренней перемены нам и даны евангельские заповеди. 

Спастись везде можно, и спасение не от места и не от внешней обстановки, а от внутреннего настроения. Если вера жива, если нет грехов, разлучающих с Богом и благодать Божию погашающих, если общение со Святой Церковью и исполнение всего церковного прочны и верны и усердны, то состояние ваше спасенное, остается вам только блюстись и хранить себя в сем чине жизни, пребывая в памяти о Боге и смерти и держа в душе всегда сокрушенное и смиренное чувство. 

Спасение не от места, а от душевного настроения. Везде можно спастись и везде погибнуть. Первый ангел между ангелами погиб. Апостол между апостолами в присутствии Самого Господа погиб. А разбойник на кресте спасся! Ищешь спасения? Добре! Ищи! Спасение нам удобно. Ибо имеем Господа Спасителя, Который ничего больше не желает и ни о чем больше не печется, как о нашем спасении. К Нему прибегай и молись всеусердно, да устроит спасение твое. Совершенства можно достигнуть и среди семейной жизни... Надо только страсти погашать и искоренять. На сие все внимание и обратите. 

Монахи-то ведь христиане, и вступающие в монашество не о другом чем заботятся и поднимают труды, как о том, чтобы быть истинными христианами. И миряне тоже христиане и должны ревновать о том, чтобы быть истинными христианами. Стало быть, монахи с мирянами сходятся в главном деле. Как же теперь наставления монахам могут не идти к мирянам? Есть часть у монахов, не идущая к мирянам, но она касается только внешняго порядка жизни и отношений, а не внутренних расположений и духа. Последния должны быть одинаковы у всех, ибо “един Господь, едина вера, едино крещение” (Еф. 4:5). И вот почему добрые миряне, ревнующие о спасении души, читать — не начитаются аскетических отеческих писаний Макария Великаго, Исаака Сирианина, Лествичника, св. Дорофея, Ефрема Сирианина, Добротолюбия, и проч. А о тех, кои чуждаются наставлений, что в статейках, сами видите, что надо сказать: «Духа Христова не имеют». Жестоко слово сие, да что делать-то!

Так, истинные христиане, хотя и миряне, не принадлежат к этой страшной области Христо-ненавистнаго и Богом отверженнаго мира и не считают для себя чуждым ни единаго слова, исшедшаго из уст Господа Иисуса Христа и святых Его Апостолов, не чуждаются никакого учения, содержимаго Св. Православною Церковию, не брезгуют им и не уклоняются от него. 

Уж не питаете ли вы такого чаяния, - чтоб Бог державною властью простил грешников и ввел их в рай. Прошу вас рассудить, пригоже ли это и гожи ли такие лица для рая? - Грех ведь не есть что-либо внешнее, а внутреннее и внутрь проходящее. Когда грешит кто, грех весь состав его извращает, оскверняет и омрачает. 

Если простить грешника внешним приговором, а внутри его всё оставить, как было, не вычистив, то он и после прощения такого останется весь скверен и мрачен. Таков будет и тот, кого бы Бог простил державною Своею властью, без внутреннего его очищения. Вообразите, что входит такой - нечистый и мрачный - в рай. Что это будет? Ефиоп среди убелённых.  Пристало ли?

Бог создал нас и образом Своим почтил, чтоб мы жили в Боге. Были в живом с Ним союзе. В раю так и было. Падение прародителей расторгло сей союз. Но Бог пожалел нас и не хотел, чтоб мы были вне Его, оставались в отпадении, а благоволил изобрести способ воссоединения, который состоит в том, что Сын Божий и Бог пришел на землю и воплотился, и в Своем лице соединил человечество с Божеством и чрез то всем нам дал возможность соединяться чрез Него с Богом. Те, которые веруют, крестятся и другие принимают Таинства, соединяются живо со Спасителем, а чрез Него и с Богом. И в этом спасение! Цель наша - жизнь в Боге, но к Богу нам нет иного пути, как Господь Иисус Христос. Един есть Бог и Един ходатай Бога и человеков, Человек Христос Иисус (1 Тим. 2:5). Так надо веровать во Христа Спасителя, Таинства принимать, заповеди исполнять и все, что содержит и предписывает Святая Церковь. С Господом тот, кто с Церковью. Будьте так, не суемудрствуя, и будете на спасенном пути.

Благодать Духа Святаго во спасение необходима для нас и только она одна сильна содевать в нас спасение наше... благодать Святаго Духа не иначе подается и принята может быть, как через Таинства, Самим Господом учрежденные в Церкви руками апостолов.

Закон жизни таков, что коль скоро кто положит здесь семя покаяния, хоть бы то при последнем издыхании, то уж не погибнет. Семя сие возрастёт и плод принесёт - спасение вечное. А коль скоро кто здесь не положит семени покаяния и перейдёт туда с духом нераскаянного упорства во грехах, то и там навеки останется с тем же духом, и плод от него вовеки будет пожинать по роду его, Божие вечное отвержение.

Спасителю предлагали такой вопрос, и Он ответил: «Аще хощеши спасен быти, соблюди заповеди». Это же и я вам предлагаю. Каковы заповеди? - Все. Читайте Евангелие, читайте Апостол... и замечайте, что там относится к вам, берите то для себя в правило, а как без Божией помощи ни в чем успеха иметь нельзя, то паче всего молитесь. Спасение от добрых дел; но в добрых делах преуспеть, как должно, нельзя без веры. Вера подвигает на добрые дела, вера указывает их, вера приводит и к получению сил на делание добрых дел. Посему вера - пособница к делам добрым. Главное - дела, а она - пособие. Святые отцы при этом учат, что нельзя придавать добрым делам исключительного значения (по католически), т.е. думать, чтобы делами человек зарабатывал себе спасение. Дела сами по себе, в качестве внешних поступков или отдельных подвигов, не имеют значения. Они имеют смысл лишь как выражение направления воли, согласующейся с волей Божией, как упражнение воли, ищущей соединения с волей Спасителя. 

«Если,- говорит св. апостол Павел, - я раздам все имение мое, и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1Кор.13:3). 
Вся Нагорная беседа построена на мысли о недостаточности одного внешнего доброделания и о необходимости внутренней перемены, возрождения души в Боге, которое одно на самом деле и приводит человека к Небесному Царствию. Как лекарство для этой внутренней перемены нам и даны евангельские заповеди. Выбросьте вы из головы, будто можно путем утешной жизни стать тем, чем подобает нам быть во Христе. Утехи если бывают у истинных христиан, то совершенно случайно; отличительнейший же характер жизни их суть страдания и болезнования, внутренние и внешние, произвольные и невольные. Многими скорбьми подобает внити в царствие, и в то, которое внутрь является. ...Можно сказать так: утешность есть свидетельство непрямого пути, а скорбность – свидетельство пути правого. 

"Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного". Одною молитвою не спасешься; с молитвою надо соединять и исполнение воли Божией, - всего, что на ком лежит по его званию и строю жизни. И молитва предметом своим должна иметь преимущественно прошение о том, чтоб Бог сподобил нас не отступать ни в чем от святой воли Его. И обратно, кто имеет ревность исполнять во всем волю Божию, того и молитва дерзновеннее перед Богом и доступнее к престолу Его. Даже так бывает, что где хождение в воле Божией не сопутствует молитве, там самая молитва не бывает настоящею молитвою, трезвенною и сердечною, а только внешнею, читательною, во время которой нравственная неисправность как туманом закрывается многословием, при неустроенности и блуждании мыслей. Надо и то, и другое сладить благочестием, и будет плод.

Закон жизни таков, что коль скоро кто положит здесь семя покаяния, хоть бы то при последнем издыхании, то уж не погибнет. Семя сие возрастёт и плод принесёт - спасение вечное. А коль скоро кто здесь не положит семени покаяния и перейдёт туда с духом нераскаянного упорства во грехах, то и там навеки останется с тем же духом, и плод от него вовеки будет пожинать по роду его, Божие вечное отвержение. 

Итак, может, кто хочет, основывать надежду спасения своего и на праведности, только уж пусть сделает так, чтоб сия праведность была совершенная, полная и всесторонняя... то есть чтоб вся жизнь его была непрерывною цепью добрых дел, без перерыва и опущений, чтоб под сими делами скрывались всегда добрые чувства и расположения, которых они должны быть только видимыми выражениями, и чтоб все сии чувства и расположения были воодушевлены одною ревностью о славе Божией, или были жертвою Богу... Потому, у кого есть все сие, тот приди, стань дерзновенно пред лицем Господа и скажи Ему, если смеешь и если позволит то совесть твоя: несмь, яко же прочии человецы. А если нет чего-нибудь, умолкни и не смей очес возвести на небо и отверзть уст своих, из глубины души взывая мытаревым гласом: Боже, милостив буди мне — грешному.

Не заглядывайся на то, что есть сколько-нибудь добрые дела и добрые чувства и что иногда чувствуется припадок жаркой ревности по Богу. Бог требует не кое-чего, а всего, всей полноты праведности и доброты, и когда недостает каких-либо частей ее в человеке, то отвергает всего человека, как непотребного. Возьмете ли вы одежду от портного, когда в ней все есть и хорошо сделано, а недостает полы или рукава? Или когда столяр принесет вам стол, чисто обделанный, только без ноги или другой какой-нибудь части, скажете ли вы ему: хорошо, оставь? Так и в отношении к нам, не может Бог признать кого-либо праведным, если в нем недостает каких-либо частей праведности. Но если никто не может похвалиться, чтоб он и дела все добрые делал неопустительно, и чувства все имел добрые, и ревностью Божию всегда воодушевлен был во всей силе, то пусть лучше и не помышляет основывать свое спасение на праведности, чтоб в час нужный не обмануться в сей надежде; пусть лучше забудет о сей праведности и, сколько б ни делал добра, пусть держит на сердце чувство непотребства своего пред Богом и ищет других способов к оправданию своему, образец коего представляет мытарь! Приди, припади и всплачься пред Господом, сотворившим нас, с верою в Господа нашего Иисуса Христа, Своею бесценною кровью, пролитою на Кресте, омывающего все грехи наши и Своею беспредельною святостью восполняющего все недостатки наши. Ревнуй о добродетели, сна не давай очам, чтоб не пропустить случая к добру, не допустить недоброго чувства и не ослабнуть в ревности; но надежду спасения всю полагай в Господе, Иже 6ыстъ нам... от Бога правда, и освящение, и избавление (1 Кор. 1:30). Аминь.

 

 

---картинка линии разделения текста---

   

книга Спасение - Преподобный Варсонуфий Оптинский

Преподобный Варсонофий Оптинский 

разделительная линия -спасение-

Спасение - это путь самоотвержения ради любви

Люди, борющиеся со страстями, как мы все, то одолевают их, то побеждаются ими. Борющиеся будут спасены, Господь не презрит их трудов и усилий и пошлет им христианскую кончину. Люди же плотские, вовсе не думающие о спасении души своей, погибнут, если, конечно, перед смертью не принесут покаяния.

Беседа с оптинским схимником отцом Геннадием: "... — А вы надеетесь войти в Царствие Небесное, отец Геннадий?  — Надеюсь, что там буду, — сказал он уверенно. — Так как же вы говорите, что не имеете чистоты душевной, а только чистии сердцем Бога узрят.  — А милосердие Божие? Оно и восполнит все, чего недостает.  Оно беспредельно, и я имею твердую надежду, что и меня Господь не отринет, — сказал схимник, и в его словах слышалась глубокая вера и искренняя надежда на милосердие Божие".  

Есть разные пути ко спасению. Одних Господь спасает в монастыре, других, в мiру. Святитель Николай Мирликийский ушел в пустыню, чтобы подвизаться там в посте и молитве, но Господь приказал идти в мир. “Это не та нива, на которой ты принесешь Мне плод”, — сказал Спаситель. Святые Таисия, Мария Египетская, Евдокия также не жили в монастырях. Везде спастись можно, только не оставляйте Спасителя. Цепляйтесь за ризу Христову — и Христос не оставит вас. 

Спасение человека тогда только и возможно, когда он отвергается себя ради любви к Богу и ближним, ради исполнения благой и совершенной воли Божией, спасение - это путь самоотвержения ради любви.

 

книга Спасение - Церковь Христова 

Спасение возможно лишь в Православной Церкви

Священное Писание говорит о том, что спастись человек может, лишь став членом Церкви Христовой. Для спасения необходимо быть членом Православной Церкви. В настоящее время развелось множество сект, все они находятся во вражде между собой и только в одном сходятся — в непримиримой вражде к Православной Церкви, в желании устроить ей какую-нибудь пакость. Особенно распространились теперь вредные баптистские секты, похищающие многих из лона Православной Церкви. Приходила ко мне недавно одна женщина в большом горе: муж ее изменил Православию, перешел в баптисты и оставил ее с малыми детьми. Спрашиваю:  — Отчего же он перешел? За деньги? — Нет, он был верующим, все книжки читал и хотел спастись, да, к несчастью, встретился с баптистами. Те говорят ему: "Переходи в нашу веру, так как истина на нашей стороне". Он и поверил им. Сначала перестал ходить в церковь, два года не причащался, а теперь и совсем ушел к баптистам, а нас бросил. Что будет с ним? — Он погибнет, — отвечаю, — если не вернется к Православию.

Иногда приходят ко мне сектанты: — Вот мы веруем во Христа и ищем Его, где Он? — Он, во-первых, на Небе проявляет Свое особенно славное присутствие, а во-вторых, на земле — в Церкви. Вы находитесь в ней? — Нет, от Церкви мы отошли, но все-таки надеемся спастись. — Ну так суетна ваша надежда, вне Церкви спасение невозможно. Люди, находящиеся в Православной Церкви, направляются к Горнему Иерусалиму, то есть к Царствию Небесному верным путем. Они плывут по житейскому морю в ладье, где кормчий — Сам Христос. Те же, которые вне Церкви, стремятся переплыть это море на одной доске, что, конечно, невозможно, и гибнут безвозвратно.

Господь беспредельно благ. Жертва, принесенная на Голгофе, бесконечно велика. Так что грехи всего мира по сравнению с этой жертвой «яко ничесоже». Это все равно, как если бы кто взял горсть или пригоршню песка и бросил в море. Замутилось бы оно? Разумеется, нет, море осталось бы по-прежнему незамутненным. Но и эта горсть может погубить нас, если мы не считаем себя грешниками и не каемся перед Господом. Причащение Святых Тайн восполняет все грехи, отчего, особенно у простых людей, всегда спрашивают, причащался ли больной перед смертью. Если выясняется, что усопший сподобился Святого Причащения, то успокоительно произносят: "Слава Тебе, Господи!"

 

---картинка линии разделения текста---

   

книга Спасение - Преподобный Макарий Оптинский

Преподобный Макарий Оптинский 

разделительная линия -спасение-

Когда желаете спастись, надобно во всем повиноваться Церкви

Истинно и несомненно то, что грешнику, ощутившему свои грехи и биемому от угрызения совести, должно искать прощения и исцеления язв своих у милосердого нашего Спасителя, искупившего нас крестною смертью, пролитием пречистой Своей крови, принесшего Себя Богу и Отцу в жертву о грехах наших; но Он, совершая дело спасения нашего, даровал нам Божественное Свое учение, основал на земле Церковь, установил святые таинства, поставил пастырей и учителей церковных; и посылая святых Апостолов, сказал: "Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам; иже веру имет и крестится, спасен будет, а иже не имет веры, осужден будет" (Мф. 28:19,20; Мк. 16:16); и прежде сего: "Слушаяй вас, Мене слушает; и отметаяйся вас, Мене отметается; отметаяйся же Мене, отметается Пославшаго Мя" (Лк. 10:16); и "аще преслушает Церковь, буди тебе, якоже язычник и мытарь; и аще свяжете на земли, будут связана на небеси, и аще разрешите на земле, будут разрешена на небесех" (Мф. 18:17,18); все сии слова относятся от святых апостолов и до преемников их — церковных пастырей и учителей, даже до сего времени... Итак, советую вам, когда желаете спастись, во всем повиноваться Церкви, в которой вы находитесь, Православной Восточной греко-российской; а дабы знать в точности ее учение, прочтите православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной...

Значение таинств Церкви для спасения

Без участия в таинствах Церкви спастись невозможно. Так говорит Слово Божие: Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет (Мк. 16:16).  Иисус же сказал им: истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6:53).

Царствие Божие - не награда за труды, а милость, предлагаемая человеку Богом туне, даром, и усвояемая по мере духовного устроения каждого. Дела исполнения евангельских заповедей необходимы, это средство духовного совершенствования, борьбы со страстями, очищения души и стяжания благодати Божией. При этом человек спасается не делами, но - милостью Божией, спасение - это всегда дар Бога тому, кто становится верой и жизнью - Его, Христовым, живой деятельной верой усвоив себе Его спасение, став возрождённой, чистой душой способным к Богообщению, к благодатной жизни во Христе.

От дел же спастись невозможно, никакие дела человека недостаточны, чтобы заслужить ему спасение. Наши грехи, сколько бы мы не делали добрых дел, всё же не пустили бы нас в Царство правды. Только после наступления телесной смерти человек может узнать даровано ли ему спасение, или же нет. Святые отцы учат, что христианин не может быть уверенным в своём спасении, не повредив своему душевному устроению.  

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Амвросий Оптинский

Преподобный Амвросий Оптинский 

разделительная линия -спасение-

Спасение наше должно соделываться между страхом и надеждою

Из твоих суждений и рассуждений ясно показывается, что ты желаешь видеть, как на ладони своей, свое спасение. Но такое ясное видение может приводить человека или к гордости, или к разленению, а неполезное и не дается людям, равно как и безвременное, то есть преждевременное ведение о смерти своей.

Вопрос: «Как это праведники, зная, что они хорошо живут, по заповедям Божиим, не возносятся своею праведностью?» Ответ: «Они не знают, каков ожидает их конец». «Потому, — прибавлял старец, — спасение наше должно соделываться между страхом и надеждою. Никому ни в каком случае не должно предаваться отчаянию, но не следует и надеяться чрезмерно».

Все мы, христиане, пока живы, должны быть осторожны и внимательны к своему спасению. «И мнящиеся из нас стояти, - по слову Апостольскому - да блюдутся, да не падут» (1 Кор. 10:12), памятуя всегда ужасающий пример погибшего Иуды. Немощные же из нас и падающие да возбуждаются надеждою исправления, видя утешительный пример благоразумного разбойника, наследовавшего рай.

Путь ко спасению 

Ин суд человеческий, и ин суд Божий. Глаголет Господь чрез Пророка: «елико отстоят востоцы от запад, тако путие Мои от путий ваших, и помышления ваша от мысли Моея» (Ис. 55:9). По человеческому мнению, путь спасения, казалось бы, должен быть путь гладкий, тихий и мирный, а, по Евангельскому слову, путь этот прискорбный, тесный и узкий. «Не приидох бо, - глаголет Господь, - воврещи мир на землю, но меч» (Мф. 10:34), дабы разлучить боголюбивых от сластолюбивых и смиренномудрых от миролюбивых. Вообще спасение наше, по слову преподобного Петра Дамаскина, находится между страхом и надеждою, чтобы не иметь самонадеянности и не отчаиваться, а с благою надеждою и упованием на милость и помощь Божию стараться проводить жизнь во исполнении заповедей Божиих. 

Древний патерик

Когда настало время кончины аввы Агафона - он пребыл три дня без движения, держа глаза открытыми и смотря в одном направлении. Братья толкнули его и спросили: Авва! Где ты? Он отвечал: Предстою суду Божию. Братья сказали ему: Отец, неужели и ты боишься? Он отвечал: Хотя я старался усердно исполнять Божьи заповеди, но я человек, и не знаю, угодны ли дела мои Богу. Не возможно удостовериться пока не предстану Богу: Потому что иной суд Божий и иной человеческий. Братья еще хотели задать вопрос, но он сказал: Окажите любовь, не говорите со мной, потому что я занят. Сказал это, он немедленно испустил дух с радостью. Братья увидели, что он скончался, как бы приветствуя своих возлюбленных друзей. (Св. Игнатий. Отечник)  

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Преподобный Паисий Святогорец

 Преподобный Паисий Святогорец 

разделительная линия -спасение-

Не слушайте говорящих вам, что все мы спасемся

Будем всеми силами подвизаться, чтобы улучить рай, потому что без подвига никто не может войти в него. Врата рая очень узкие, и не слушайте говорящих вам, что все мы спасемся. Это дьявольская сеть, чтобы мы не подвизались. Это ему на руку. Мысли о спасении всех приходят от врага рода человеческого

Алфавитный Патерик

Рассказывают, что авва Антоний, будучи однажды приведен в недоумение глубиной Божия Домостроительства (управления миром) и судов Божиих, помолился и сказал; «Господи! Отчего некоторые из человеков достигают старости и состояния немощи, другие умирают в детском возрасте и живут мало? Отчего одни бедны, другие богаты? Отчего тираны и злодеи благоденствуют и обилуют земными благами, а праведные угнетаются напастями и нищетой?» Долго он так размышлял, и был ему глас: «Антоний! Внимай себе и не подвергай исследованию судьбы Божии, потому что это — душевредно». 

Так Господь предостерёг великого подвижника, которому было открыто много высоких духовных истин. В мире существует очень много того, что мы нашим слабым умом понять и объять просто не можем, а можем  - лишь повредиться от того, что выше наших сил. Так надрывается атлет, поднявший непосильный груз. Поэтому христианам, знающим, яко благ Господь (Пс. 33:9), надо со смирением довериться Его благости, Его Промыслу, Его попечению о каждом человеке, Его желанию спасти всех без исключения людей.

 

----картинка линии разделения----

 

 Инок Никодим

 Инок Никодим

  ----картинка линии разделения---- 

Вчера – уже нет, Сегодня - кончается, Завтра – будет ли?...    

Жизнь, которая заканчивается смертью… не жизнь, а так…, как говаривал мудрейший из мудрых, пророк (царь) Соломон: «все - суета и томление духа, и нет от них пользы под солнцем»! (Екк.2:11).  И верно, не успеешь оглянуться «как «зима катит в глаза» и уже пора собираться на «тот (неведомый никому из живущих на земле) свет». И как то боязно, что там… за смертью тела, а когда его зароют в землю, куда же подевается моя душа, ум, чувства, которыми я живу здесь на земле, и родные, близкие и любимые мной люди, разлука с ними так тяжела и невыносима. Все, для чего я жил на земле, все что любил и о ком заботился, со временем превратится в прах, раздуваемый ветром по земле? Нет, об этом невыносимо даже и думать… Для чего тогда я рождался, жил, любил и наслаждался в земной жизни? Ради детей.. внуков? Так они также вскоре, с небольшим отставанием от своих родителей (а иногда и раньше), отправятся по тому же адресу - на кладбище (в небытие). Вопросы, вопросы и вопросы на которые (дебелый) ум человеческий не может ответить даже самому себе. От таких мыслей и перспектив становится как то скучно и невыносимо тоскливо на душе, хоть прям ложись в гроб и помирай; всеравно смысла в земной жизни никакого – здесь все временно, подвержено старению, тлению, исчезновению, и абсолютно никаких перспектив… и для всех. Без исключений! Так в чем же тогда смысл земной человеческой жизни??? Зачем я тогда рождался? Есть ли хоть один человек, живущий на земле, который смог бы удовлетворить ответом ищущий человеческий разум?  

Правда, есть тут кое-какая «зацепка»… говорят, однажды около 2000 лет назад, присылал Бог - Творец Вселенной, Земли и всего сущего на ней, Сына Своего Единородного – Иисуса Христа для того, чтобы показать людям Путь к спасению в жизнь Вечную: "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную" (Ин.3:16), сказав при этом: "Сей есть Сын мой Возлюбленный в Котором Мое благоволение, Его слушайте (Мф.3:17). Бог (Отец) присылал к нам на землю Сына Своего Возлюбленного, чтобы спасти разумных существ, сотворенных Им же "по образу и подобию Своему", спасти покоривших Ему свою (страстную, греховную) человеческую волю под Его Волю, Святую и Небесную. Присланный для нашего спасения Сын Божий в Святом Евангелии говорит нам: «Я есмь путь и истина и жизнь, никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин.14:6). «Я есмь воскресение и жизнь, верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек» (Ин.11:25,26). И при этом, подтвердил Слова сии действительным Своим Воскресением из мертвых после того, как Его умертвили, распяв на Кресте, его же соплеменники - завистники иудеи.   

Он указал нам Путь из сей смертной земной жизни в Жизнь Вечную - Небесную и бессмертную, никогда не престающую и блаженную, сказав: "Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь" (Ин.6:63); «Истинно, истинно говорю вам: слушающий Слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Ин. 5:22). «Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр.2:10). Но как это «от смерти в жизнь»? Как это вообще возможно; как это можно понять человеческим умом, когда мы видим, что все живущее на земле обречено, неизбежно умирает и исчезает. Убийца – ВРЕМЯ беспощадно ко всем, его невозможно остановить, оно неизменно "пожирает" все и всех однажды родившихся в жизнь, "пожрет" и нас, и тех, которым еще предстоит родиться (правда, они об этом пока еще не знают… потому, что их нет, но непременно узнают, когда родятся). Однако, мы видим, что правдивость и истинность Слов Спасителя подтверждается самой жизнью, и свидетельством множества людей, начиная от Его учеников (Апостолов), святых мужей древнего времени и доныне, поверивших Ему и покоривших Ему свою человеческую (страстную) волю под Его Святую и Спасительную. Только им одним, верным, как и обещал, Он таинственно открывает истинность Бытия прошлого, настоящего и будущего. Но как? Спросите вы. Оказывается это возможно постигнуть только очищенным покаянием от греховной скверны страстей уму и сердцу, только для них одних становятся доступны сии Божественные тайны: "Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят" (Мф.5:8). Только им одним, верным чадам Своим, Бог таинственно открывает Себя и смысл сотворенного Им Бытия. И прикоснувшись однажды к Истине, блаженные души святых, теперь уже навсегда отрекаются от всего земного, направив всю свою жизнь в спасительную гавань по указанному Им пути, пути изложенном в заповедях Господних. Почему отрекаются? Потому что в сравнении с Небесным и Вечным, что их уму, душе и сердцу однажды таинственно было «приоткрыто», все земное и смертное не идет ни в какое сравнение, и, разумно, что все здешнее и временное, которое так вожделенно страстным мiролюбцам, попирается ими как прах земной и пепел.  

Очистившись от земных страстей путем покаяния, подвижнической жизни, и, однажды постигнув таинственно Кто есть Бог, и соединившись с Его Духом, святые сами возгораются внутри себя пламенным Огнем Любви к Богу и людям. Святой Исаак Сирин: "От­кро­вение бла­га, скры­того внут­ри нас, есть чувс­тво поз­на­ния Ис­ти­ны: Царс­тво Не­бес­ное та­инс­твен­но внутрь вас есть. Поз­на­ние Ис­ти­ны есть вку­шение Царс­тва Не­бес­но­го". И не могут уже сии святые мужи удержать Это в себе таинственно, не могут, потому что это невозможно. Невозможно удержать внутри себя этот Огонь Любви, которым является наш Бог, Любовь обязательно «прорывается» наружу. Помните из Писаний Слова Спасителя нашего: «Огонь пришел Я низвести на землю и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк.12:49). Но как Он явен, спросите вы? Оказывается очень просто: с языками пламени этого Огня (Святого) Духа мы можем соприкасаться, когда читаем Святые Писания этих теперь уже одухотворенных и обоженых святых людей. Всепроникающий Дух передается и нам, чрез их Святые Писания, вернее тем, кто искренне ищет Его. Тем кто «не ищет» - не передается, потому что они, как говорит великий Исаак «всегда со змием едят персть, и никогда не пекутся о благоугодном Богу», шествуют по жизни по «пути пространному (гибельному) чрез широкие врата», знаем куда…. Нам же (искренне ищущим), Апостолы Христовы и их последователи - святые, как светильники неугасимые показывают тот самый узкий и спасительный Путь от земли на Небо, подсвечивая его своими святыми Писаниями, и подтверждая примерами своих земных жизней, которые они считали (и справедливо) за ничто: «Ибо, что такое жизнь ваша? пар, являющийся на малое  время, а потом исчезающий…» (Иак.4:14).    

 

---картинка линии разделения текста---

 

   

Осипов Алексей Ильич  

Доктор богословия. Профессор МДА

разделительная линия -спасение-

Христианское учение о спасении

Это центральное положение христианского вероучения. Сам Христос называется Спасителем. Это центр, средоточие христианства. Только потому нам и открыт догмат Святой Троице, догмат о Боговоплощении – чтобы мы смогли правильно исповедовать Христа. Эти догматы нам нужны лишь постольку, поскольку нужно понять эту центральную истину христианства – о спасении.

Хотя слово «спасение» далеко не всегда употребляется, однако оно присутствует всюду, во всех мировоззрениях, в том числе и нерелигиозных. Однажды, когда состоялась всемирная конференция «Спасение сегодня» в 1973 г., то там только и знали, что говорили о спасении – правда, от чего? От голода, от невежества, от эксплуатации и т.д. О грехе никто и не говорил. Потому что Всемирный Совет Церквей был под полным давлением протестантизма. От протестантских церквей порядка 400 делегатов, а православных – только 15 церквей. А все решения принимаются большинством голосов. Почему и Римская Церковь не состояла членом ВСЦ – по простой причине – что по своей мощности она превосходит весь ВСЦ во много раз (в КЦ более миллиарда членов), а состав делегации пропорционален численности церкви. Тогда число их делегатов в несколько раз будет превосходить всех остальных, и они просто проголосуют за то, что папа – глава Церкви, наместник Христа и не погрешает, когда выступает как верховный отец. Поэтому КЦ не была членом ВСЦ, хотя и активно всегда участвовала.

И эта конференция 1973 г. показала деградацию христианского сознания, когда вся речь идет т.о земных проблемах – дайте нам здесь счастья на земле, оставьте разговоры о вечности, всех Бог уже простил, верующему грех не вменяется в грех, верующему прощаются все грехи – настоящие, прошлые и будущие. Мы не совсем еще святы – ну ничего, Бог заслугами Христа простит нас. Поэтому что остается нам делать? – заняться исключительно земной деятельностью. Не нужно ничего – ни подвигов, ни молитв, мы уже спасены заслугами Христа. Ура!

Вообще реформатство было таким откровением миру, за которое надо было миллион нобелевских премий дать – наконец-то нам не надо ни к чему себя понуждать, ничего делать не нужно. Итак, сама идея спасения изначально присутствует в человеческом роде во все времена, и если одно ее направление «в сынах Божиих» - это спасение от нечистой жизни, то другое направление – «в дщерях человеческих», которое все более и более преобладало - под спасением разумело спасение от всех земных невзгод: от болезней, от эксплуатации, от несправедливости, от невежества, от необразованности, от природных катаклизмов, от несправедливых социальных структур – полно проблем в человечестве, чисто земных проблем, и о них непрерывно идет речь. И это стало главной задачей современного и будущего человека. Наш вопрос заключается в следующем – как понимают спасение:

- языческие религиозные системы,

- материалистическая и

- гуманистическая точки зрения, и

- в чем отличие именно христианского понимания спасения от этих точек зрения?

Языческие религиозные идеи спасения – имеют две стороны. Есть так называемые спиритуалистические  представления – особенно в разных школах индуизма, в буддизме, в суфизме. Этот мир рассматривается как совокупность зла. Само бытие человеческое (если обратимся к индуизму) – это иллюзорный мир, иллюзия, в которой мы живем, считая ее за какую-то реальность. Сами мы в этом мире сансары поглощены желаниями, которые не дают человеку покоя. Поэтому задача – освободиться от этого мира. Сам материальный мир, само тело наше – это темница, гроб. Надо избавиться от этого. Идет противостояние духа и материи, духа и тела. Пимен же Великий говорил, что мы убийцы не тела, а страстей. А здесь же – борьба идет именно против тела.

И языческие спиритуалистические системы видят спасение по существу в уничтожении этой жизни, обессмысливании ее – как растворении человека в бездонном океане брахмана, или в экстазе, когда человек выходит из тела, может покинуть его. Недаром употребляют образ соляной куклы, которая погружается в океан бытия и там растворяется. Там она? – Да. – Но сохраняет ли она свою личность? – нет. Т.е. жизнь личности обессмысливается. Таковы языческие спиритуалистические системы.

Другие языческие системы – это материалистические  воззрения. Они особенно ярко проявляются в средиземноморском язычестве, том политеизме Греко-римской империи. Религиозные воззрения здесь ничем не отличаются от нерелигиозных. Смысл жизни – только в этой жизни. Тот же Гомер в «Одиссее», другие авторы – например, Ахиллес говорит Одиссею – хотел бы я быть лучше пахарем, последним слугой на земле, чем господствовать здесь в Аиде над бездушными тенями. Весь смысл жизни – в этой жизни. Вечность, казалось бы, интуитивно присутствует в этих языческих религиях, и в то же время Аид – это мир призраков. Хотя, например, Геракл – выдающийся герой, стоит в Аиде с туго натянутым луком, и в то же время пирует на Олимпе с богами.

Суть языческих неспиритуалистических систем сводится поэтому к тому, чтобы получить здесь максимум того, что только можно получить, и как можно дольше избежать смерти.

Ситуация усугубляется, когда мы коснемся нерелигиозного гуманизма, которым давно и живет современный мир. Здесь, конечно же, спасение – это максимум того, что только может получить человек здесь. Как можно дальше убежать от всех невзгод этого мира. Бессмыслица этих воззрений очевидна. Одна миллионерша, умирая старушкой, попросила принести ей самое любимое платье, сжала его в руке и в этот момент скончалась. Она так схватилась за него, что не удалось разжать руку, пришлось вырезать этот кусок. Это последнее, за что она хватается – но все равно все, чем обладает человек - это пропадает, утрачивается. Вот какова сила влечения к этому, вот весь смысл жизни. Ужас даже охватывает.

Поэтому научная мысль работает с очень большой интенсивностью, чтобы достичь продления жизни, найти эти гены старости, и в конце концов суметь достичь бессмертия, без Бога устроить свою эту земную жизнь. Спасение здесь заключается в открытии, нахождении законов существования нашего бытия, нашего организма. Конечная же цель – достижение бессмертия. Но очень мало думают о другом – что будет, если какие-нибудь гении зла получат это бессмертие. Надежда на другое – что наступит такой глобальный строй, где будут существовать жесточайшие законы бытия людей, но они будут исходить от того, кто сам такой же. Возглавлять это царство люди будут соответствующей жестокой идеологии. В конечном счете нехристианское понимание спасения приводит к борьбе между людьми за эти земные блага, за их получение.

Говорит о «золотом» миллиарде в будущем, для которого остальные миллиарды будут только навозом, о нашей революции, о будущем полном контроле за каждым человеком, и проч. Итак, спасение таким образом будет достигнуто. Кем же, для кого (для небольшой кучки) и какими средствами? Вот куда идет история. Причина – потому что человечество пошло не по тому пути развития. Христианское же понимание спасения принципиально отличается от всего этого.

Гуманистическая концепция имеет гнилые корни. Авва Дорофей об этом писал, что весь мир, вся человеческая жизнь стоит на трех «С» - сластолюбие, сребролюбие, славолюбие. Для кого что достанется. Чуть-чуть дается человеку урывками, чуть поманит, подразнит – и больше ничего. Был такой анекдот в советское время про агитпункт. Умирает человек, ему говорят – куда желаете, рай или ад? Он говорит – а я не знаю, покажите мне и то, и другое, а я выберу. И ему показывают: сначала такую комнату, где веселье, выпивка, закуска, девочки – в общем, дым коромыслом. Говорят: это ад. А потом рай: какие-то сады, цветы, благоухание, птички поют, кто-то вдалеке ходит. Ничего особенного. Он говорит – конечно, в ад. И его берут и проносят сквозь эту веселую комнату и сажают прямо на горячую сковородку. Он кричит – вы что, как же это так? А ему говорят – а это был агитпункт!

И вот эти безбожные идеологии и являются такими агитпунктами. То мировоззрение, которое отрицает Бога, вечную жизнь личности, основанную на плодах этой земной жизни, отрицает бессмертие души и все, с этим связанное – оно попадает в круг жизни этого агитпункта. Обратите внимание, что все чего-то ждут. Чего ты ждешь день за днем? А душа не находит здесь успокоения, она чувствует, что это что-то не то, что-то временное. Это как если я еду одной ногой в автобусе, а другую некуда поставить. И все что-то делают, работают, а сами не могут дать отчета. А отчет совершенно очевидный – что душа не может успокоиться и удовлетвориться тем наличным состоянием, что сейчас имеет. И так всю жизнь, и так все поколения. Это поразительно.

Тем самым находим как бы подсознательное психологическое свидетельство того, что то «спасение», о котором говорит мир вне Бога, отрицающий Бога – оно не дает удовлетворения и мира, к которому душа всегда стремится. Что такое счастье? – Это быть довольным. Чем сильнее ты недоволен, тем больше ты несчастлив. Сократ, правда, немножко иначе отвечал – что счастье – это достижение того блага, которого ты ищешь.  Вот это «быть довольным» христианство называет др.словами. Довольный человек – радостен, он пребывает в радости. И христианство дает приобретение такой радости, которую невозможно отнять у человека. Это не сиюминутная радость, крой уже нет через минуту. Нет. Царство Божие, которое «внутри вас» - это раскрытие того свойства в человеке, того его качества, когда человек м.получить постоянную радость. Серафим Саровский даже встречая каждого человека, говорил: Радость ты моя! Он даже не мог удержаться, чтобы не сказать этого.

Христианское отношение – это когда не просто благодарю Бога за все, но и когда радости нет предела. Вот что значит действительно христианские начала жизни, какие они раскрывают свойства человека. Но даже и эта радость – это еще не полнота того, о чем говорит христианство, когда говорит о спасении. Оно говорит о нечто большем – о любви. Любовь – это богоподобное свойство, т.к. Бог есть Любовь. И когда она открывается в человеке, тогда действительно радости человека нет предела. И люди, которые достигали этого – это не сумасшедшие, которые ходят и с бессмысленным видом радуются. Нет, стоит только почитать их творения – поражаешься их глубине мысли, глубине ума. Это невероятно. Как и апостол Павел писал, что происходящее ныне с нами – ничто по сравнению с той радостью, которая откроется в нас.

Итак, по сравнению с гуманистическим представлением о благе, которое пытается дать нечто чувственное, сиюминутное – когда человек голоден, для него радость сесть за стол. Когда он наелся – никакой радости уже нет, он уже сыт и равнодушен ко всему, что ему ни подноси, хоть лягушку жареную – так вот, христианство говорит о другом, о состоянии души, отличном от того, что мы сейчас имеем, когда в человеке открывается нечто долгожданное. Об этом учит нас духовная жизнь отцов.

Итак, суть спасения в иудео-язычестве – в достижении всех возможных материальных благ здесь, в земной жизни, и избежании и освобождении от невзгод здесь, на земле. Отсюда и само обращение к Богу носило такой же характер, было в этом же направлении – испрашивание земных благ, прощение за грехи испрашивались только по той причине, чтобы не было наказания в этой земной жизни. Есть много таких высказываний из, например, Второзакония, или языческих сочинений. Т.е. весь смысл спасения – это спасение от бед, от болезней, от страданий, от несчастий и т.п. И это достижение максимальных благ в этой жизни.

Покойный о.Александр Мень сказал в этом отношении, что Царство Божие в Израиле всегда связывалось с внешним торжеством в Израиле и фантастическим благоденствием на земле. Эта идея шалома (мира, такого земного благоденствия) пронизывает всего нашего ветхого человека. Это присутствует в каждом человеке. Христианство же старается оторвать человека от этой временной ситуации и подвести его к тому, с чем он обязательно встретится и от чего никуда не уйдет – к вечной жизни. Т.е. чтобы человек смог осмыслить свою эту земную жизнь и направить свою деятельность должным образом.

Так вот, сама центральная идея христианского учения о спасении заключается в том, что человеческая природа в грехопадении претерпела онтологическое изменение,  или онтологическое повреждение. Представьте себе, как водолаз соединен с кораблем шлангом, а вокруг себя видит красивые кораллы, удивительной красоты рыбы и проч. И не хочет подниматься наверх, а ему дергают – давай уже, поднимайся. И он берет и ножом отрезает этот шланг, который связывает его с кораблем. Освободился от зависимости, теперь он свободен! Но вытащили его, бедного. Но теперь с ним произошли некоторые необратимые процессы – он хотя и жив, но непоправимо болен, он инвалид.

Это примерный образ того, что произошло с человеком – он обрезал свою такую связь с Богом. А существовать человек не мог сам по себе, а он существует постольку, поскольку соединен с Богом. И грехопадение и состояло в том, что человек обрезал этот провод, шланг, который давал ему кислород жизни. В результате произошли необратимые процессы – это то, что в богословии очень неудачно, но названо первородным грехом. В святоотеческой же литературе нет этого термина, а есть другие – болезнь природы, повреждение природы, падение человека и др.

Максим Исповедник выразил суть этого, когда назвал три вещи – смертность, тленность и страстность. Вот что вошло в природу человека, произошло онтологическое изменение природы. Вот это-то изменение носит необратимый характер, все люди рождаются с ним. И никто не может от этого избавиться. И даже если бы кто-то избавился – он бы не мог это передать другим.

Христианство указывает на это как первый важный пункт, элемент того, что стоит перед человеком как непреодолимое препятствие. Однако человек предназначен к вечной жизни (весь человек, а не только душа его), и поэтому он должен иметь вечную жизнь духовную и телесную. Спасение поэтому состоит в том, чтобы освободиться от этой тленности, смертности, страстности. Это корень понимания – освободиться от этих трех вещей, от этого онтологического повреждения, а также от других вещей, которые связаны с этими, но мы о них скажем несколько позднее. 

Итак, спасение заключается в исцелении человека, его природы – от этих трех радикальных повреждений. Хотя отцы, утверждая это, также говорят о наличии в человеке множества других вещей, которые повредили человеческую природу. Отцы говорят даже о тысячах изменений, происшедших в нем. Этим христианское учение о спасении отличается от других идей о спасении.

Уже и сейчас на христианском западе (а значит, это придет и к нам) происходят сильные изменения в понимании учения о спасении. Оно все больше рассматривается в плане социально-экономическом, социально-политическом, т.е. говорится только о спасении от земных невзгод. Люди совершенно забыли о том, что они смертны, и как безумные, устремились к тому, чтобы сейчас достичь всего, не понимая, что чем больше сейчас достигнешь, тем больше придется потерять со смертью. Чем больше человек имеет, тем больше он потеряет. Страдает ли человек, когда потеряет рубль? - А страдает ли он, когда в рулетку проиграет все свое состояние, все, что имеет? – Да, идет и – веревку на шее. – А этого не понимают, какое-то безумие вокруг. И вот теперь большинство решило возвратиться к этим безумным чисто материалистическим началам, которыми жили до Христа.

 

       ----картинка линии разделения----