ЛЮБОВЬ И СПАСЕНИЕ

----картинка линии разделения----

 

Кто обрел любовь, тот каждый день и час вкушает Христа и делается от сего бессмертным...

Преподобный Исаак Сирин

 

ЕВАНГЕЛИЕ

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

---картинка линии разделения---

Любовь Божия

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него (Ин.3:16,17).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов

---картинка линии разделения---

Любовь – признак детей Божиих

Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга, не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего. А за что убил его? За то, что дела его были злы, а дела брата его праведны. Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас. Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев, не любящий брата пребывает в смерти. Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца, а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей. Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев. А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, – как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною (1Ин.3:11-18). 

Источник Любви

Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь через Него. В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши. Возлюбленные! если так возлюбил нас Бог, то и мы должны любить друг друга. Бога никто никогда не видел. Если мы любим друг друга, то Бог в нас пребывает, и любовь Его совершенна есть в нас. 

 

Ангельская любовь

 

Что мы пребываем в Нем и Он в нас, узнаём из того, что Он дал нам от Духа Своего. И мы видели и свидетельствуем, что Отец послал Сына Спасителем миру. Кто исповедует, что Иисус есть Сын Божий, в том пребывает Бог, и он в Боге. И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем. Любовь до того совершенства достигает в нас, что мы имеем дерзновение в день суда, потому что поступаем в мире сем, как Он. В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви.Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас. Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего (1Иоан. 4:7-21).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

---картинка линии разделения---

Любовь – превосходнейший духовный дар

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, – то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится. Когда я был младенцем, то по‑младенчески говорил, по‑младенчески мыслил, по‑младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу, теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь, но любовь из них больше (1Кор.13:1-13).

Кто ны разлучит от любве Божия? скорбь, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч? якоже есть писано, яко Тебе, ради умерщляемы есмы весь день; вменихомся, яко овцы заколения. Но во всех сих препобиждаем за Возлюбльшего ны. Известихся бо, яко ни смерть, ни живот, ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе, Иисусе, Господе нашем» (Рим.8:35 – 39).

О любви к ближнему послушай опять, что они говорят: «истину глаголю о Христе, не лгу, послушествующей ми совести моей Духом Святым: яко скорбь ми есть велия и непрестающая болезнь сердцу моему: молилбыхся бо сам аз отлучен быти от Христа по братии моей, сродницех моих по плоти, иже суть Израилите», – и т.д. (Рим.9:1–4).

 

---картинка линии разделения текста---

                         

Святой Антоний Великий

Святой Антоний Великий 

----картинка линии разделения---- 

Началом спасения бывает для души любовь

Начало греха есть похоть, через которую погибает умная душа. Началом же спасения и Царствия Небесного бывает для души любовь. Если мы приобретаем брата, то мы приобретаем Бога, а если соблазняем брата, то грешим против Христа.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий 

---картинка линии разделения---

Душа истинно любящая Бога

Как пчела незаметно для людей строит соты в улье, так и благодать тайно созидает свою любовь в сердце человека, изменяя горечь в сладость, а жестокое сердце - в доброе. И как мастер по серебру, делая резьбу на блюде, постепенно покрывает его узорами, и только после окончания своей работы показывает свою работу во всей ее красе. Так и истинный Художник, Господь, украшает резьбой сердцанаши и таинственно обновляет их, пока мы не переселимся из нашего тела, и тогда обнаружится красота нашей душиКто стремится к Богу и действительно хочет стать последователем Христовым, тот должен следовать за Ним, стараясь перемениться, стать лучшим и новым человеком, не удерживая в себе ничего свойственного ветхому человеку, - потому что сказано: “Кто во Христе, тот новое творение”

Душа истинно любящая Бога, хотя бы совершила тысячи праведных дел, по ненасытному своему стремлению к Господу думает о себе, будто она еще ничего не достигла. И хотя бы изнурила свое тело постами и трудом, она думает, будто не начала еще приобретать добродетели; хотя бы удостоилась достигнуть различных душевных дарований, или откровений, или небесных тайн, по своей великой любви к Господу считает, что еще ничего не приобрела … Она уязвлена любовью небесного Духа. При помощи благодати она непрестанно возбуждает в себе пламенное стремление к небесному Жениху; желает полностью достичь таинственного и неизреченного общения с Ним в святыне Духа; очищенными очами души она взирает на небесного Жениха лицом к лицу; в духовном и неизгладимом свете входит в соединение с Ним, сообразуется смерти Его, непрестанно с великим вожделением ожидает смерти за Христа; несомненно верует, что через Духа получит совершенное избавление от грехов и тьмы страстей, чтобы очистившись Духом, освятившись душевно и телесно, удостоится стать чистым сосудом для принятия в себя небесного мира и обителью небесного и истинного Царя Христа. И тогда-то делается она достойной небесной жизни, став еще здесь чистым жилищем Святого Духа.

Хочет ли твоя душа любить Бога и быть всецело приверженной Ему?

Ты говоришь: “Я люблю Бога и имею Духа Святого”. Но исследуй внимательно, на самом ли деле это так? Предан ли ты к Господу день и ночь? И если имеешь такую непрерывную любовь, то ты чист. Но вникни, когда к тебе приходят земные заботы или разные скверные и лукавые помыслы, действительно ли ты тогда непреклонен ко злу, и хочет ли тогда твоя душа любить Бога и быть всецело приверженной Ему? Ведь мирские помыслы, развлекая ум земными и тленными предметами, препятствуют человеку любить Бога и всегда думать о Нем. Случается, что несведущий человек приступает к молитве, преклоняет колена - и его ум достигает покоя. И в какой мере он подкапывает противостоящую стену злобы и углубляется под нее, в такой мере и разрушается она, так что человек постепенно достигает духовного ведения и мудрости. Но этой степени не достигают ни сильные мира сего, ни ученые, ни писатели.

Братья должны пребывать друг с другом в великой любви

Молятся ли они, или читают Писание, или за­нимаются какою работою — в основание да полагают любовь друг к другу: в таком случае произволение их может сподобиться Божия благоволения.

Многие из братий имели дарования исцелений, от­кровение и пророчество, но поскольку не пришли еще в совершенную любовь, в которой соуз совершенства (Кол. 3:14), то восстала в них брань и они, вознерадев, пали. Но кто достигает совершенной любви, тот делается уже узником и пленником благодати. А кто не дошел еще до того, чтоб стать узником любви, тот находится еще под страхом, ему угрожают брань и падение, и если не оградит он себя, то низлагает его сатана. Кто достиг любви, связан и упоен ею, тот погружен и отведен пленником в иной мир, как бы не чувствуя собственной своей природы.

Тем, которые, по духовному младенчеству, не могут вполне посвятить себя любви духовной, надлежит принять на себя служение братьям с благоговением, с верою и со страхом Божиим.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святой Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

---картинка линии разделения---

Не различай достойного от недостойного

Когда подаешь, подавай с великодушием, с ласковостью на лице, и дай больше, чем у тебя просят.

Пусть все люди будут у тебя равны для доброго дела, чтобы таким образом привлечь и недостойных к добру, потому что душа посредством внешних дел скоро учится благоговеть перед Богом.

Сердце милующее - это горение сердца о всем творении: о людях, птицах, животных, даже о демонах и всяком создании Божием. При воспоминании о них или при воззрении на них, глаза человека проливают слезы. От сильной жалости умиляется его сердце, и не может он слышать или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемой тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред он постоянно молится, чтобы сохранились и были помилованы, а также и о естестве пресмыкающихся молится с великой жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его до уподобления во всем Богу.

Кто милует нищего, тот Бога имеет попечителем о себе. И кто ради Бога обнищает, тот обретет неоскудевающее сокровище. Бог радуется, когда видит, что человек ради Него заботится о других. Когда кто-нибудь попросит что-то у тебя, не думай: “Оставлю это себе на случай нужды, а Бог через других людей сумеет подать нужное этому человеку.” Такие мысли свойственны людям неправедным и не знающим Бога. Человек справедливый и добрый своей чести не уступит другому и не пропустит случая помочь. Всякий нищий и нуждающийся получает необходимое от Бога, потому что Господь никого не оставляет. Но ты, отослав от себя убогого, ни с чем, уклонился от Богом предложенной тебе чести и удалил от себя благодать Его.

Кто ради Бога чтит всякого человека, тот по промыслу Божию втайне обретает себе помощь от всякого человека.

Любви не печаль принять тяжкую смерть за любящих

Когда приобретает кто любовь, облекается в Самого Бога. Когда ум станет в области любви, тогда действует бла­годать, ум приемлет духовное созерцание и делается зри­телем сокровенного. Любовь есть вместилище духовного, и водворяется в чистоте души. Люби грешников, но ненавидь дела их и не пренебре­гай грешными за недостатки их, чтобы самому не быть искушенным в том же, в чем искусились они. Пока не приобретем любви, делание наше на земле терний, и хотя сеяние наше бывает сеянием правды, и сеем и пожинаем мы среди терний, и ежечасно уязвляемся ими, и, что ни делали бы к своему оправданию, живем в поте лица. А когда обретем любовь, тогда станем питаться Небесным Хлебом и укрепляться в силах без работы и труда.

Кто обрел любовь, тот каждый день и час вкушает Христа и делается от сего бессмертным...

Выполнять обязанность любви, доставляя успокоение телесное, есть дело людей мирских, а если и монахов, то недостаточных, не пребывающих в безмолвии, или таких, у которых безмолвие соединено с единодушным общежитием, которые непрестанно и входят, и выходят.

Любовь есть порождение ведения истины, которое... дается всем вообще.

Печаль, поражающая сердце за грех против любви, страшнее всякого возможного наказания.

Любовь в будущем веке силою своею действует двояко: она мучит грешников... и веселит собою соблюдших долг свой.

Любовь есть совершенство людей в сей их жизни.

Любовь, которая имеет виновником Бога, есть то же, что бьющий из земли источник, потоки ее никогда не пресекаются (потому что один Бог есть источник любви), и питающее сию любовь не оскудевает.

Любовь сладостнее жизни и разумение по Богу, от которого рождается любовь, еще сладостнее, паче меда и сота.

Любовь есть плод молитвы и от созерцания своего возводит ум к ненасытному ее вожделению.

В самоотвержении души обретается... любовь Божия.

Когда приобретает кто любовь, облекается в Самого Бога.

Когда достигнем любви, тогда достигли мы Бога, и путь наш свершен, и пришли мы к острову тамошнего мира, где Отец, Сын и Дух Святый.

Как невозможно переплыть большое море без корабля и ладьи, так никто не может без страха достигнуть любви... Покаяние есть корабль, а страх — его кормчий, любовь же — Божественная пристань.

 Мучимые в геенне поражаются бичом любви

И как горько и жестоко это мучение любви! Ибо ощутившие, что погрешили они против любви, терпят мучение, вящее всякого приводящего в страх мучения; печаль, поражающая сердце за грех против любви, язвительнее всякого возможного наказания. Неуместна человеку такая мысль, что грешники в геенне лишаются любви Божией. Любовь есть порождение ведения истины, которое (в чем всякий согласен) дается всем вообще. Но любовь силою своею действует двояко: она мучит грешников, как и здесь случается другу терпеть от друга, и веселит собою соблюдших долг свой. И вот, по моему рассуждению, таково гееннское мучение, - оно есть раскаяние. Души же горних сынов любовь упоявает своими утехами.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов 

---картинка линии разделения---

Божественная любвь

Восподвизаемся же, возлюбленные, о том, чтобы питать и возжигать в себе обильнейший огонь Божественный, т.е. любовь Божию посредством заповедей Христовых, ибо посредством их возгорается в нас Божественный огонь и посредством же их обыкновенно увеличивается он. Мы имеем святую и нераздельную троицу добродетелей: веру, надежду и любовь, и последняя — первая есть и большая всех, как предел доброт нравственных. Ею удомостроительствована вера наша, на ней основана  надежда, и без нее ничто из сущего не происходило и никогда не произойдет. У этой любви много имен, и дел много, и признаков ее преобильно, и свойств премногое множество. Но существо ее одно и для всех совершенно непостижимо, и для Ангелов, и для людей, и для всякой другой твари, нам, может быть, еще неведомой. Она неизъяснима словом, неприступна в славе, неисследима в советах. Она и вечна, ибо безвременна. И незрима она, ибо умопредставляется, но не постигается. Много красот у нее, нерукотворенного и святого Сиона, которые, как только начнет кто узревать, престает уже утешаться привлекательными видимостями мира и любить славу его.

О, любовь превожделенная! Блажен, кто возлюбил тебя, потому что такой не восхочет уже полюбить страстно никакой красоты человеческой. Блажен, кто соплелся с тобою Божественным вожделением, потому что такой отречется от всего мира и, со всяким сближаясь человеком, не осквернится. Блажен, кто пленился красотами твоими и насладился ими полным желанием, потому что такой освятится в душе пречистою кровию и водою, кои сочатся и каплют из тебя. Блажен, кто облобызал тебя всем сердцем, потому что такой изменится добрым изменением в духе своем и возрадуется душою своею, так как ты сама — неизреченная радость. Блажен, кто стяжал тебя, потому что такой не будет уже во что-либо ставить все сокровища мира, так как ты сама — воистину богатство, никогда не оскудевающее. Блажен и треблажен тот, кому подала ты десницу свою, потому что такой, при всем видимом бесславии, будет славнее всех славных и честнее всех чтимых. Похвален, кто тебя ищет, прехвальнее, кто тебя обретет, но блаженнее всех тот, кто возлюблен будет тобою, кого посадишь ты одесную себя, кто научен будет тобою, кто обитать будет в тебе, кто напитан будет от тебя бессмертною пищею, т. е. Господом нашим Иисусом Христом.

О, святая любовь!.. Кто не возлюбил тебя, как должно, и кто не возлюблен тобою, как подобает, тот, может быть, и течет, но еще не постиг. О том, кто течет, сомнительно еще, постигнет ли, прежде чем кончится течение. Но кто тебя постиг, или кого ты постигла, о том не может быть никакого сомнения, успех его верен. Ибо ты — конец закона, ты, объемлющая меня, согревающая меня и воспламеняющая сердце мое к безмерному возлюблению Бога и братий моих. Все труды и подвиги, которые начала и конца своего не имеют в любви с духом сокрушенным, тщетны и бесполезны.

Знаю я человека, который употреблял многие способы и разные приемы, чтобы узнать, что делают жившие с ним, но делал это не для того, чтобы вред им какой причинить, но для того, чтобы потом поспособствовать им оставить худые дела свои и злые помыслы, привлечь к себе кого словом, кого каким-либо подарком, кого другим каким образом, и иногда плакал то об одном, то о другом, иногда бил себя в лицо и в грудь за спасение кого-либо, иногда сам принимал лицо согрешившего словом или делом и, воображая себя самого согрешившим грехом брата, исповедал грех сей Богу и молил о прощении, обильные проливая слезы. Знал и другого, который так много радовался о подвизающихся, исправляющих всякую добродетель и преуспевающих в добре, как бы уверен был, что получит воздаяние за их добродетели и подвиги, паче их самих подвизающихся, и опять о тех, кои согрешили словом или делом и оставались в грехе, так сильно скорбел и сокрушался, как бы не сомневался, что он один имеет дать ответ за всех их и быть вверженным во ад. Знаю я и такого, который так сильно желал спасения братий своих, что много раз с теплыми слезами умолял Бога, чтобы, или и они спасены были, или и он вместе с ними предан был мукам. Движимый богоподражательной теплою любовью, он никаким образом не хотел спастись один без братий своих. Ибо так соединился с ними духовно, союзом святой любви, в Духе Святом, что и в Царство Небесное не желал внити, отделяясь от них. О, единение святое! О, союз святой! О, неизъяснимая сила души любомудренной или, лучше сказать, Богоносной, совершенной в любви к Богу и ближнему! Кто не достиг еще в меру такой любви и не видит в душе своей никаких признаков оной, тот еще по земному и на земле живет или, лучше сказать, такой еще под землею кроется, как крот: ибо подобно этому кроту и он слеп, и только слухом слышит тех, кои говорят поверх земли.

Поелику вера сочетна с надеждою, а надежда сопутствует любви, то явно, что кто не имеет любви, не имеет надежды, а кто не имеет надежды, не имеет и веры, — т. е. кто не имеет веры, тот и не надеется, а кто не надеется и не любит.

Если б мы сподобились стяжать истинную любовь, то познали бы и Бога, и ради любви ко Христу предпочитали бы не только быть бесчестимыми, но и наказуемыми, и онеоправдываемыми, и оскорбляемыми, и всякое искушение и тесноту претерпевали бы с охотою.

Кто ниспадает от Моей любви и дружбы, тому невозможно уже жить. Тотчас обнажается он от всех благ и предается в рабы врагам Моим и его, которые, как только примут его, устремляются на него с крайним неистовством и зверством по причине прежней любви его ко Мне. Святая любовь, проникая всех от первых до последних, от головы до ног, всех с собою сочетает, сцепляет, связывает и единит, и делает их крепкими и непоколебимыми. Будучи познаваема, она открывается каждому из них одною и тою же. Она есть Бог, с Коим и последние бывают первыми, и первые, как последние.

Любовь... есть Божественный Дух

Любовь есть всесовершающий и просвещающий Свет... Однако же этот Свет не от мира, ни вообще что-либо из мира и не тварь, так как Он несозданный и пребывает вне всех тварей, как нетварный среди тварных вещей.

Подлинно любовь есть всякая радость и того, кто приобрел ее, исполняет радости и веселия, изводя его чувством вне мира.

Иметь любовь выше, нежели говорить языками ангельскими и всеми человеческими, иметь всю веру, так что и горы переставлять, обладать всяким ведением и знать глубину таинств, расточить все богатство и самому сделаться нищим и даже тело предать за Христа на сожжение (1Кор. 13:1-3). Любовь настолько выше всего этого, что без нее ни одна из этих добродетелей, ни все они вместе совершенно не принесут никакой пользы стяжавшему их.

Будучи вне всех тварей, но, в то же время, и со всеми, любовь есть огонь и свет, она бывает облаком света и делается солнцем.

Как огонь, любовь согревает душу мою и воспламеняет сердце, возбуждая в них желание и любовь к Творцу.

Если бы можно было спастись без любви, о Христе мой, то каким образом? — Нет, нет, это никоим образом невозможно.

Добродетели без любви тщетны и бесполезны

Обнажен от Божественной славы и тот, кто не имеет любви, и хотя бы он имел все добродетели, предстанет обнаженным и, не снося наготы своей, пожелает лучше скрыться, так как вместе со стыдом он будет иметь и осуждение и услышит от Судии всех: не вем тя (Лк. 13:25).

Первой из всех добродетелей, царицей и госпожой поистине является любовь. Она всем им глава, одежда и слава.

Частыми молитвами, неизглаголанными воздыханиями и потоками слез люди очищают душу и, видя ее  очищение, воспринимают огонь любви и огонь желания — увидеть ее совершенно очищенной.

О, любовь Боготворящая, которая есть Бог — дар таинственно подаваемый достойным, она — нечто изумительное и вещь нелегко обретаемая.

Я не люблю, насколько хочу, и полагаю, что я отнюдь не стяжал любви к Богу. Стремясь же ненасытно любить, насколько хочу... я теряю (даже) и ту любовь к Богу, какую имел... Так как я не люблю, как хочу и насколько, конечно, хочу, то и думаю, что я нисколько даже не люблю. Итак, любить, насколько мне хочется, есть любовь превыше любви, и я понуждаю свою природу (естество) любить превыше естества.

Любовь есть не имя, но Божественная сущность, сообщимая и непостижимая и совершенно Божеская. Сообщимое постижимо, а что выше его, то — никоим образом.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Никита Стифат

---картинка линии разделения---

Любовь к Богу от всей души, к ближнему от сердца

Духа Святаго причастниками признаемся мы, когда приносим Богу достойные плоды Духа: любовь к Богу от всей души и к ближнему от сердца. Имеющий любовь не умеет по рвению завидовать, не превозносится, как высокоумный и продерзый, не надмевается ни пред кем, не бесчинствует, творя неподобное в отношении к ближнему, не себе только полезного ищет, но и что полезно ближнему, не раздражается на того, кто опечаливает его, не вменяет во что-либо, если иногда придется пострадать что злое, не радуется о неправде друзей, но сорадуется об истинной правде их, все находящее на него печальное покрывает, всему в простоте и незлобии верует, все обетованное нам Богом получить надеется, всякие искушения претерпевает, не воздавая злом за зло, и никогда от любви к ближнему не отпадает делатель любви (1 Кор. 13:4-8).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Иоанн Лествичник

Преподобный Иоанн Лествичник 

 ---картинка линии разделения---

Любовь по качеству своему есть уподобление Богу

Закон любви понуждает и на то простираться, что выше силы.

Стяжавший любовь расточил деньги, а кто говорит, что имеет и то и другое, тот сам себя обманывает.

С любовью <иногда сплетается> блуд.

Любовь больше молитвы, потому что молитва есть добродетель частная, а любовь есть добродетель всеобъемлющая.

Ничто так не разоряет любви и ничто столь скоро не производит ненависти, как вольность в обращении.

Мы никогда не перестанем преуспевать в любви, ни в настоящем веке, ни в будущем, светом всегда приемля новый свет разумений.

Любовь воина к царю показывается во время брани: а любовь монаха к Богу открывается во время молитвы и предстояния на оной.

Любовь по качеству своему есть уподобление Богу, сколько того люди могут достигнуть, по действию своему она есть упоение души, а по свойству — источник веры, бездна долготерпения, море смирения.

Слово о любви известно Ангелам, но и тем по мере их просвещения.

Любовь есть Бог (1 Ин. 4:8), а кто хочет определить словом, что есть Бог, тот, слепотствуя умом, покушается измерить песок в бездне морской.

По мере оскудения любви бывает в нас страх, ибо в ком нет страха, тот, или исполнен любви, или умер душою.

Достигшие сей равноангельской степени <соединения с любовью> часто забывают телесную пищу, думаю же, что они очень часто и не желают оной.

Любовь, как бы с неба явившись мне и как бы на ухо души моей беседуя, говорила: сей доколе ты, любитель Мой, не разрешишься от дебелой плоти, не можешь познать красоты Моей, какова она.

Любовь есть подательница пророчества; любовь — виновница чудотворений; любовь — бездна осияния; любовь — источник огня в сердце, который, чем более истекает, тем более распаляет жаждущего.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий 

---картинка линии разделения---

Имеющий любовь имеет в себе Бога

Надобно, чтобы любовь у всех и ко всем была рав­ная и одинаковая, а почтение воздавалось каждому по достоинству.

Кто любит Господа, тот, конечно, любит и ближнего.

У любви два примечательных свойства: скорбеть и му­читься о том, что любимый терпит вред, а также радовать­ся и трудиться о пользе его.

Любовь даже до смерти научены мы оказывать без всякого различия, и к праведным и к грешным.

Где оскудевает любовь, там непременно на место ее входит ненависть.

Надобно, чтобы любовь у всех и ко всем была равная и одинаковая, а почтение воздавалось каждому по достоинству.

Любовь силою своею приводит в действие и объемлет всякую заповедь. Ибо любяй Мя, говорит Господь, заповеди Моя соблюдет (Ин. 14:21-23).

Кто не имеет в себе любви, тот лишается Божественной благодати.

Истинную любовь образует дар Духа, сочетавающий разлученных дальним расстоянием места и делающий друзей известными друг другу не по телесным чертам, но по душевным свойствам.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Григорий Нисский

Святитель Григорий Нисский 

---картинка линии разделения---

Все совершенства произрастают от корня любви

Любовь — глава добродетелей, от нее всякая вера и всякая надеяща, от нее терпение в ожидании, и во всем благом непоколебимость, и приумножение всякого духовного дарования.

Как имеющий человеческое естество владеет всеми свойствами естества, так и достигший совершенства любви с Первообразом совершенства имеет и все соединенные с ним виды добродетелей.

Все совершенства, которые заключаются в понятии добродетели... произрастают от корня любви, так что имеющий ее и в прочих добродетелях не имеет недостатка. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов

---картинка линии разделения---

Мудрость... превозмогшая страх и перешедшая в лю­бовь, делает нас Божиими друзьями и из рабов сынами. Любовь по Богу и целомудренна, и предметом имеет постоянное, и сама продолжительна.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Святитель Григорий Палама

Святитель Григорий Палама 

---картинка линии разделения---

Имея любовь друг к другу, мы имеем любовь истинную

Господь дарует наследие Царства тем, которые иные добродетели запечатлели любовию: либо своей безупречной жизнью к ней притекли, либо через покаяние нашли в ней убежище.

Как любовь и дела любви являются исполнением всех добродетелей, так ненависть и дела ненависти, немилосердный образ действия, воля ни с кем ничем не делиться — являются полнотой греховности; и как человеколюбию соответствуют и присущи добродетели, так ненависти — грехи, и посему даже ею одной люди осуждаются.

Имея любовь друг к другу, мы имеем любовь истинную, нелицемерную и делами ее обнаруживаем: в том, чтобы ничего и не говорить, и не делать, более того — даже и не допуская слушать того, что оскорбительно или вредно для нашей братии, как и возлюбленный Христу Богослов научил нас, говоря: Братие, не любите словом и языком, но делом и истиною (1 Ин. 3:18).

Любовь земные дела наши делает горе восходимыми. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст 

---картинка линии разделения---

Любовь есть глава, корень, источник и мать всех благ

Когда есть любовь, то стяжавший ее не имеет недостатка ни в какой части любомудрия, но обладает всецелою, всесовершенною и полною добродетелью, равно как без нее он лишается всех благ.

Любовь есть добродетель, зависящая и от человеческого усердия.

Что может сравниться с тою любовью, которая заключает в себе пророков и весь закон и без которой ни вера, ни знание, ни ведение тайн, ни самое мученичество и ничто другое не может спасти того, кто достиг всего этого?

Где есть любовь, там расстояние места нисколько не вредит, а где нет ее, там нет никакой пользы от близости мест.

Любовь, как корень, произращает бесчисленные ветви добродетелей; как источник, производит множество потоков; как мать, объемлет в лоне своем прибегающих к ней.

Любовь не делает зла ближнему, где господствует любовь, там не бывает Каина, убивающего брата.

Любовь и без мученичества делает учениками Христа, а мученичество без любви не могло бы сделать этого.

Для получения Царства Небесного ничто не может сравниться с тем, как если мы окажемся любящими Христа так, как должно любить Его.

О сем разумеют еси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Ин. 13:35). Любовь же относится не к чудесам, а к деятельности, потому что исполнение закона любы есть (Рим. 13:10). Сам Владыка изрек, что любовь отличает учеников Его. Итак, если ты имеешь любовь, то ты стал апостолом и даже первым из апостолов.

Кто любит нечистою любовью, тот имеет причину просить прощения, но кто любит такою (как я) любовью, тог должен красоваться ею, должен делать многих сообщниками этого расположения и в тысячах людей возбуждать подобную своей любовь.

Любовь усвояет себе общего всех Господа: такова уже любовь. В дому Бога моего (Пс. 134:2). Любящий желает видеть не только самого любимого и не только дом его, но и преддверие, и не только преддверие дома, но и самую улицу и переулок, и если увидит хоть одежду или обувь друга, думает, что перед ним сам друг его.

Такова любовь: она нечто неусыпное и заботливое, любящие носят в уме не только любимых, но и все, что пообещают им дать, помнят тверже будущих получателей.

Любящий святую, благообразную, блестящую и прекрасную душу, хотя бы сам был мерзок и безобразен, хотя бы был самый мерзкий из всех людей, от постоянной любви к святым скоро сделается таким же, каков любимый им.

Любовь плотская и духовная

Любовь плотская — вина, а духовная — похвала; та есть ненавистная страсть души, а эта — радость, веселие и лучшее украшение души; та производит вражду в уме любящих, а эта уничтожает и существующую вражду и водворяет в любящих великий мир; от той не бывает никакой пользы, но еще великая трата денег и какие-то неразумные издержки, извращение жизни, всецелое расстройство домов, а от этой — великое богатство правых дел, великое изобилие добродетелей.

Если духовная любовь войдет в вашу душу и возжжет блестящий пламень, то, хотя бы она нашла в наших мыслях что-нибудь тернистое или каменистое, сухое и бесчувственное, она одно уничтожит, а другое размягчит и сделает нашу душу некоторою широкою и тучною пашнею, способною к принятию божественных семян.

Такова любовь по Боге: она не пресекается ничем человеческим, имея корни и воздаяния горе на Небесах.

Любящему свойственно не требовать отчета во грехах, но прощать беззакония и прегрешения.

Кто любит, тот не разбирает внешнего вида, любовь не смотрит на безобразие, потому она и называется любовию, что часто любит и безобразное.

Для того Бог и вложил в родителей любовь к нам, чтобы в них мы имели наставников в добродетели.

Любовь обыкновенно возбуждают в нас следующие три предмета: или телесная красота, или великое благодеяние, или любовь к нам другого.

Как несогласие и раздор причиняют смерть и смерть преждевременную, так любовь и согласие производят мир и единодушие, а где мир и единодушие, там все в жизни безопасно и вполне надежно.

Любовь производит усердие, усердие же побуждает держаться правильного пути, а путь неправды делает ненавистным.

Любовь представляет тебе ближнего как тебя самого, и научает тебя радоваться его благополучию, как твоему собственному, и чувствовать его несчастья, как твои собственные. Любовь соединяет многих в одно тело и делает души их жилищами Святаго Духа, потому что не в разделенных друг от друга, но в соединенных по душе может обитать Дух мира. Любовь делает общими для всех блага каждого.

Как струны лиры, хотя многочисленные, но настроенные согласно, производят приятнейшие звуки, так и объединенные единодушием издают благозвучный глас любви.

Любящий желает не подчинять только, но и подчиняться и более радуется, подчиняясь, нежели начальствуя. Любящий желает лучше благодетельствовать, нежели получать благодеяния, потому что лучше желает иметь друга должником своим, нежели самому быть должным ему. Любящий желает благодетельствовать возлюбленному, но не хочет, чтобы видны были его благодеяния, желает быть первым в благодеяниях, но не хочет, чтобы он казался первым в благодеяниях.

Если мы будем упражняться в любви и в прочем любомудрии, на ней основанном, то не будем иметь никакой нужды в чудотворениях, напротив, если не будем упражняться в любви, то не получим никакой пользы от чудотворений.

Любовь, имеющая основанием Христа, тверда, постоянна, непобедима, расторгнуть ее не может ничто: ни клеветы, ни опасности, ни смерть, ни другое что-либо подобное.

Кто любит за то, что его любят, тот, случись с ним неприятность, прервет любовь свою, а кто соединен  любовью ради Христа, никогда не оставит ее.

Ничем так не сохраняется любовь, как прощением обид виновным пред нами.

Когда душа воспламенится огнем Божественным, то уже ни на что земное не обращает внимания: ни на молву, ни на стыд, одним только занята бывает — объявшим ее пламенем.

Великое благо — любовь

Она сильнее огня, восходит к самому небу, и нет препятствия, которое могло бы удержать ее сильное стремление.

У любящих друг друга, когда любовь поет песнь свою, все страсти усмиряются и успокоиваются.

Любовь есть крепкая стена, неприступная не только для людей, но и для дьявола.

Быть виновником любви — это великая мудрость. Уничтожь любовь — и разрушишь все, ниспровергнешь все.

Ничто так не приобретает нам любви других, как язык, исполненный благодарности, уста, готовые на похвалу, душа негорделивая, отсутствие тщеславия, презрение к почестям.

Любовь... заключается не в пустых словах и не в простых приветствиях, но в явлении и совершении дел, например, в том, чтобы избавлять от бедности, помогать больным, освобождать от опасностей, покровительствовать находящимся в затруднениях, плакать с плачущими и радоваться с радующимися.

Не жди, чтобы другой проявил к тебе любовь, но сам стремись к нему и начни первый, так как тогда ты приобретешь награду и за его любовь.

Любовь, угодная Богу, есть сильнейшее оружие против диавола.

Никакое слово не достаточно для того, чтобы по достоинству изобразить любовь, так как она не земного, но небесного происхождения... Даже... язык ангелов не в состоянии в совершенстве исследовать ее, так как она беспрерывно исходит из великого разума Божия.

Подобно тому, как душа без тела или, наоборот, тело без души не носит название человека, точно так же и любовь к Богу, если она не сопровождается любовью к ближнему, не есть любовь и, наоборот, любовь к ближнему, раз она не соединяется с любовью к Богу, не называется любовью.

Истинною любовью обладают те, которые православно мыслят об Отце, Сыне и Святом Духе и питают взаимную любовь друг ко другу. Любовь исповедует Отца, поклоняется Сыну и славословит Духа Святаго, любовь не разделяет единства Троицы.

Любовь не знает войны, не имеет врагов, водворяет мир

О, любовь! Сожительница Ангелов, совоспитанница отцов, сослужительница пророков, сподвижница мучеников, сопричастница апостолов, союз Церкви! Любовь не знает войны, не имеет врагов, водворяет мир; любовь укрощает жаждущий крови гнев, делает достойными уважения одаренных разумом людей; любовь, не вмещающаяся в мире, обитает в смиренном сердце; любовь, сладчайшая меда и молока, доставляет сладость не только устам, но изливает ее и в глубину сердца; любовь соединяет всех, ею утверждается земное и умножается небесное.

Любовь делает совершенными, ублажает и увенчивает мучеников; любовь смотрит на ближнего как на самое себя и считает свою собственность принадлежащей всем; любовь считает как бы собственной нужду ближнего; любовь уготовляет общую трапезу всем, как бедному, так и богатому, мудрому и неразумному; любовь исполняет сладостью претерпевающую огорчения душу, врачует страждущую, оживляет смиренную; любовь распространяет неугасимый свет девства и с усердием ищет своих; любовь отверзает врата Царства Небесного и вводит в него венценосное девство, а равно не препятствует войти в него тем, кто проводит жизнь в честном браке; любовь любит милостыню и уготовляет блистающие золотом венцы творящим ее; любовь не знает гордости и прославляет смиренных; любовь избегает злословия и находит удовольствие в благословении; любовь внушает согласие мужам и женам, пребывающим в супружестве, и не желает, чтобы они когда-либо разлучались друг от друга; любовь побуждает отцов любить детей, а детей — служить родителям, как господам своим; любовь убеждает господ быть милостивыми по отношению к слугам и увещевает слуг смиренно служить господам; любовь исключает страх и вселяет в сердце дерзновение к Богу, как сказано: совершенна любы вон изгоняет страх (1 Ин. 4:18); любовь сплела нам этот венец отцов и утвердила в нас сладостный и плодоносный корень надежды; любовь вводит стадо в ограду Церкви и питает его неувядающей роскошью рая; любовь сделала единым и внимательным слух всех нас и расширила речь нашу; любовь воспитывает тело, воспламеняет дух, убеляет душу; любовь делает достойными уважения труды подвижников и отверзает им радостное лоно Сына.

Зная, что ни нищета, ни мучение и ничто другое не может спасти нас, если мы не имеем высокой любви, будем приобретать ее, прежде всего, чтобы чрез нее нам получить и другие блага, настоящие и будущие.

Если бы все любили и были любимы, то никто никого не обижал бы, не было бы убийств, ни ссор, ни браней, ни возмущений, ни грабительств, ни любостяжания, никакого зла, и самое имя порока было бы неизвестно.

В любви вот что удивительно; к другим добродетелям примешивается зло, например, нестяжательный часто тем самым надмевается; красноречивый впадает в болезнь честолюбия; смиренномудрый часто тем самым превозносится в своей совести, а любовь свободна от всякой подобной заразы, никто никогда не станет превозноситься пред любимым.

Любовь крепче стены, она тверже адаманта, и, если бы ты указал на другое еще более крепкое вещество,  твердость любви превзойдет все.

Скорее трава может перенести силу огня, нежели диавол — пламень любви.

Любовь не побеждает ни богатство, ни бедность, не было бы ни бедности, ни излишнего богатства, если бы была любовь, а было бы только добро, проистекающее из того и другого.

Любовь изменяет самое существо вещей и неразлучно приносит с собою все блага.

Любовь кроме пользы, доставляет еще великое удовольствие, а труда никакого и, как добрая пчела, собирая добро отовсюду, слагает его в душе любящего.

Кто питает к другому любовь, согласится лучше потерпеть тысячи бедствий, нежели видеть, чтобы любимый им потерпел вред.

Как при золотой одежде и обуви нам нужно бывает и некоторое другое одеяние, чтобы узнать царя, а когда мы видим порфиру и диадему, то не требуем никакого другого знака царского достоинства, — так точно и здесь. Когда есть диадема любви, то она достаточно отличает истинного ученика Христова не только для нас, но и для неверных.

Без любви нет большой пользы ни от веры, ни от знания, ни от пророчества, ни от дара языков, ни от дара исцелений, ни от других даров, ни даже от совершенной жизни и мученичества.

Тот только любит, кто любимому желает полезного, а кто не ищет добра, тот, хотя бы тысячу раз говорил, что любит, враждебнее всех врагов.

Любовь такова, что любящий и любимый составляют уже не два отдельных лица, а одного человека, чего не может сделать ничто, кроме любви.

Для любящих прискорбно не то, что за оскорбление любимого они терпят какое-нибудь зло, но прежде всего самое оскорбление любимого.

Как теплота расширяет предметы, так и любви свойственно расширять сердце, потому что она есть такая добродетель, которая и горяча, и разгорячает.

Любовь спасла вселенную, она прекратила застарелую на земле вражду, она соединила землю с Небом, она сделала людей ангелами.

Как огонь, поднесенный к воску, легко размягчает его, точно так же и теплота любви сильнее огня разрушает всякую гордость и надменность.

Ничто так не делает нас любвеобильными, как жизнь по духу, и ничто так не убеждает духа обитать в нас, как сила любви.

Ни в каком слове невозможно по достоинству прославить любовь, эту небесную лестницу. Любовь сопрестольна Отцу, любовь сочетает земное с небесным; для достойной похвалы ее недостанет языка, ни находчивости ума, само же дело показывает, что любовь — начальница лучшей жизни. Она облекает творение Божие совершенным благолепием, она — воспитательница многих в единении, устроительница сонмов человеческих в виде Ангелов и людей, наподобие единой и святой красоты. Будучи единым образом, любовь дает образ всей разумной твари для уподобления Богу; Он (Бог) почивает не в чуждых Его, но в имеющих родиться от Него и соединенных с Ним.

О любовь, предводительница блаженного мира!

Она изгоняет от людей враждебного демона, из-за нее, при мире людей, стенает диавол; Ангелы же тогда радуются, видя среди людей образ их собственного мира, мы приветливы друг к другу, для брата выше всякой радости, что он видит брата.

Как красивы растения, насажденные по порядку, или хорошо построенное войско, когда оно выступает чинно и красивыми рядами! Это доставляет удовольствие, но приятнее и усладительнее всего благолепие взаимно соединившихся в любви, наподобие естественного союза, в очах Божиих оно важно и ценно.

Если, по слову Господа, бывает радость на небе об одном кающемся грешнике, то намного больше о... множестве спасающихся. Уже отсюда открывается радость будущего века, для диавола печаль, демонов рассеяние, когда мы составляем взаимные хоры, чтобы в единодушном и единомысленном славословии Бога подражать  всестройному и славному Херувимскому пению.

Через любовь возрастает стадо Христово, любовь смиряет дух кровожадный, притупляет вражеское оружие, забывает всех врагов и вводит в мир мирную жизнь Христову.

Любовь указывает тебе на ближнего твоего, как бы на тебя самого, и переносит грехи других, будто свои собственные.

Насколько несокрушима стена, укрепленная связями из огромных камней и защищающая от вражеских приступов, настолько несокрушим союз святых, гармонированный узами любви и отражающий искушения диавола.

Всюду вражду прекращайте и любовь насаждайте. Любовь друг к другу пусть будет у вас долгом, никогда не исполнимым.

Как ежедневно мы требуем себе пищи и минувшим насыщением не освобождаемся от ежедневного требования ее, но, вынуждаясь своею природою, отбываем это как бы долг, так и в любви будем блюсти тот же самый образ: не насытится око зрети, ни исполнится ухо слышания (Еккл. 1:8). Приятен свет для глаз, и ничей глаз не утомляется зрением, ничьи уши слышанием, так неленостно нам нужно совершать и желанное дело любви, и никогда не насыщаться.

Если, сказано, ты любишь любящего, какая польза? Это и язычники делают (Мф. 5:46,47). Но что служит признаком истинной любви? Любовь к ненавидящему.

Апостол хочет соединить всех нас узами любви... Это прекрасные узы: этими узами мы соединяемся и между собой, и с Богом. Эти узы не обременяют и не стесняют связанных ими рук, напротив, дают им большую свободу, открывают им большее пространство для деятельности и делают узников веселее, чем бывают не связанные.

Что разрушает союз любви?

Сребролюбие, властолюбие, честолюбие и многое другое ослабляет и разделяет членов этого союза.

Ничто столько не противодействует любви, как грех, — я разумею не только любовь к Богу, но и к ближнему.

Охлаждение любви — следствие умножения беззакония. Оно ведет к себялюбию, оно разрывает и рассекает тело, ослабляет и разрушает его.

Будь привержен к любви, потому что через нее ты спасен, через нее соделался сыном Божиим.

Нет больше доказательств любви, как не презирать заблуждающихся братьев.

Никакой нет пользы от любви без веры, или, лучше сказать, без веры любовь вовсе и существовать не может.

Как в пещи Вавилонской, при столь сильном пламени, для трех блаженных отроков была роса, так и любовь, объявшая душу любящего и угождающего Богу, погашает всякий пламень и производит чудесную росу.

Любовь духовная выше всякой другой любви, она, точно какая-то царица, владычествует над своими, и потому блистательнее их одета; ничто земное не рождает ее, как ту: ни привычка, ни благодеяние, ни природа, ни время — она нисходит свыше, с небес.

Все, что бы ты ни назвал благом, без любви не имеет никакой цены — скоро исчезает.

Где сила души будет ограждена оружием любви, там напрасны и суетны все покушения злоумышляющих.

Удобнее слабому хворосту устоять против сильного огня, нежели естеству греха против силы любви.

Когда есть здоровье, тогда немного нужно заботы о врачевании, и когда есть любовь, немного нужно заповедей.

Когда душа уклонится от любви, тогда овладевает ею желание спорить и помрачается ее умственный взор.

Человек, не знающий любви, не может, поистине не может иметь благородных и великодушных чувствований. Основание всего доброго есть не что иное, как любовь.

Жар любви, если разгорится в ком-нибудь, то очищает и истребляет все вредное для божественного семени, и делает землю чистою для принятия этого семени.

От любви в семье происходит постоянное целомудрие, от любви уничтожается всякий раздор, если муж будет язычник, то он скоро уверует, если христианин, то будет лучше.

О, несравнимая сила любви!

О, неизмеримая сила любви! Ничего нет ценнее любви — ни на Небе, ни на земле.

Любовь есть глава всех добродетелей, соль добродетелей, любовь — исполнение закона, любовь — верное спасение.

Любовь Сына Божия низвела с небес к нам на землю. По любви Бестелесный воплощается, Безначальный начинается, Сын Божий делается Сыном Человеческим; любовью устрояется все дело спасения: упразднена смерть, низложен диавол, Адам возвращен в рай, Ева стала  свободной; любовь соединила Ангелов и людей в едино стадо, любовь разрешила клятву, отверзла рай, прояснила жизнь, обещала Царство Небесное.

Тогда-то и бывает истинная и искренняя любовь, когда кто любит нас, несмотря на то, что мы совершенно бесполезны для любящих.

Вы удивляетесь и изумляетесь, слыша, что вам можно иметь дар гораздо больший дара воскрешать мертвых, давать зрение слепым и совершать то, что было при апостолах, быть может, вы даже считаете это неправдоподобным. Какой же это дар? — Любовь.

Без любви, хотя бы совершали знамения больше самих апостолов, хотя бы подвергали себя бесчисленным опасностям за веру, нам не будет никакой пользы.

Нет ничего властительнее любви, ничего выше ее, она парит выше всех демонских стрел, выше сетей диавола, все высматривает с вершины небес, и как порывистый ветер устраняет докучливую пыль, так и сила любви обычно отстраняет натиск всех страстей.

Тот, кто, будучи любим тобою, любит взаимно, воздает уже тебе награду; тот же, кто, будучи любим, не любит тебя, делает вместо себя твоим должником Бога.

Велика сила любви, она побеждает и осиливает меня, против всего могу я устоять, кроме любви.

Любовь изменяет природу вещей и является на помощь со всеми благами в руках, приветливее всякой матери, богаче всякой царицы, и трудное делает легким и удобным, представляя нам добродетель привлекательной, а порок крайне противным.

Подумай, какое великое благо любовь сама по себе, какую доставляет она радость, какую благодать сообщает душе.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин 

----картинка линии разделения----

Любовь к Богу устраняет всякое затруднение в исполнении заповедей

Всякое предпринимаемое нами доброе дело да совершается во славу Божию, и тогда оно поведет и к нашей славе. Исполнение заповедей бывает свято и чисто только тогда, когда оно совершается с памятью о Господе, со страхом Божиим и по любви к Нему. Враг рода человеческого (дьявол) всячески старается отвлечь нас от такого настроения разными земными приманками, чтобы вместо истинного блага - любви к Богу - мы привязались сердцем к мнимым житейским благам. И вообще все, что ни делает человек доброго, лукавый старается омрачить и осквернить, примешивая к исполнению заповеди семена тщеславия, или сомнения, или ропота, или чего-либо подобного, чтобы наше доброе дело перестало быть добрым. Доброе дело становится истинно добрым только тогда, когда оно совершается для Бога со смирением и усердием. И при таком настроении все веления в заповедях становятся для нас легкими, потому что любовь к Богу устраняет всякое затруднение в исполнении заповедей.

Будем великодушны и будем нести тягости друг за друга, стараясь поднять падших и освободить попавших в плен к врагу. Какой воин, увидев, что товарищ его взят в плен, не вступит в борьбу с врагами, чтобы освободить его? Если же он окажется не в силах избавить его, тогда будет печалиться и плакать, вспоминая о друге. Не гораздо ли больше мы должны полагать свои души друг за друга? Ибо наш Господь и Спаситель Иисус Христос сказал: “Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих” (Иоан. 15:13).

В какой мере кто верует в такой мере сподобится Царства

Будучи по отношению друг к другу членами одного духовного тела, мы обязаны помогать один другому. Как телесные члены, управляемые душой, восполняют друг друга, так и мы, управляемы Духом Божиим, должны без зависти служить друг другу. При таком настроении у всех избыток упражняющихся в молитвах восполнит недостаток в молитве у людей, несущих послушания, и, наоборот, избыток в трудах людей, несущих послушания, восполнит недостаток дел у людей, пребывающих в молитвах, чтобы, по слову апостола, во всем было равенство (2Кор. 8:14). Только да утверждаются между братьями простота, любовь, смиренномудрие и отсутствие зависти. Тогда в какой мере кто верует, любит и трудится, в такой мере, ежедневно преуспевая, сподобится Царства. Вот подлинно ангельская жизнь: когда мы соединяемся друг с другом без зависти, с простотой и любовью, с миром и радостью, когда успех ближнего мы считаем собственным приобретением, а немощи его, недостатки и скорби считаем собственным ущербом. Ведь сказано: “Каждый не о себе только заботься, но и о других” (Филип. 2:4).

Любовь о Христе

Блажен человек, в котором есть любовь Божия, потому что носит он в себе Бога. Бог любы есть, и пребывали, в любви в Бозе пребывает (1 Ин. 4:16). В ком любовь, тот вместе с Богом превыше всего. В ком любовь, тот не боится, потому что любовь вон изгоняет страх (1 Ин. 4:18). В ком любовь, тот никем никогда не гнушается, малым и великим, славным и бесславным, бедным и богатым, напротив того, сам для всех бывает отребьем, вся покрывает, вся терпит (1 Кор. 13:7). В ком любовь, тот ни перед кем не превозносится, не надмевается, ни на кого сам не наговаривает и от наговаривающих отвращает слух. В ком любовь, тот не ходит лестию, сам не запинается и брату ноги не запинает. В ком любовь, тот не соперничает, не завидует, не смотрит ненавистным оком, не радуется падению других, не чернит падшего, но соболезнует о нем и принимает в нем участие, не презирает брата в нужде, но заступается и готов умереть за него. В ком любовь, тот исполняет волю Божию, тот ученик Божий. Ибо Сам Благий Владыка наш сказал: о сем разумеют еси, яко Мои ученицы ее те, аще любите друг друга (Ин. 13:34—35). В ком любовь, тот никогда ничего не присвояет себе, ни о чем не говорит: «это мое», но все, что ни есть у него, предлагает всем в общее употребление. В ком любовь, тот никого не почитает себе чужим, но все ему свои. В ком любовь, тот не раздражается, не гордится, не воспламеняется гневом, не радуется о неправде, не коснит во лжи, никого не почитает своим врагом, кроме одного диавола. В ком любовь, тот вся терпит, милосердствует, долготерпит (1 Кор. 13:4—7).

Посему блажен, кто приобрел любовь и с нею преселился к Богу, потому что Бог знает Своих и приимет его на лоно Свое. Делатель любви будет сожителем  Ангелов и со Христом воцарится. Из любви и Бог Слово снизшел на землю. Любовию отверст нам рай и всем показан вход в Небо. Любовию примирены с Богом мы, которые были Ему врагами. Поэтому справедливо говорим, что Бог любы есть, и пребывали в любви в Бозе пребывает (1 Ин. 4:16).

Злополучен и жалок, кто далек от любви

Он проводит дни свои в сонном бреду. И кто не станет плакать о том человеке, который далек от Бога, лишен света и живет во тьме? Ибо сказываю вам, братия: в ком нет любви Христовой, тот враг Христу. Не лжив сказавший, что ненавидяй брата своего человекоубийца есть (1 Ин. 3:15), и во тме ходит (1 Ин. 2:11), и удобно уловляется всяким грехом. В ком нет любви, тот скоро раздражается, скоро приходит в гнев, скоро распаляется ненавистью. В ком нет любви, тот радуется о неправде других, не состраждет к падающему, не простирает руки к лежащему, не подает совета низложенному, не поддерживает колеблющегося. В ком нет любви, тот ослеплен умом, тот друг диаволу, тот изобретатель всякого лукавства, тот заводчик ссор, тот друг злоречивых, собеседник наушников, советник обидчиков, наставник завистников, работник гордыни, сосуд высокомерия. Одним словом: кто не приобрел любви, тот орудие противника, блуждает по всякой стезе и не знает, что во тьме ходит.

Любовь — столп всех добродетелей, в ней нет печали смертной; она учит правде и мужеству, терпению и миру, она — дом Божий.

Храни любовь как зеницу ока, в ней свет и жизнь; храни ее, она — радость для всех приверженных к ней. Она — Божеское стяжание, она — ангельское достоинство.

О безмерная сила любви!

Ни на небе, ни на земле нет ничего драгоценнее любви. Она — божественная любовь — есть возглавление добродетелей; любовь — причина всех благ, любовь — соль добродетелей, любовь — конец закона... Она низвела к нам с небес Сына Божия. Любовию явлены нам все блага: разрушена смерть, пленен ад, воззван Адам, любовию составлена из Ангелов и человеков единая паства, любовию отверст рай, обещано нам Небесное Царство. Она умудряла рыбарей, она укрепляла мучеников, она пустыни преобразовала в общежития, она горы и вертепы наполнила псалмопениями, она мужей и жен научила идти узким и тесным путем. О блаженная любовь, подательница всех благ!

 

Любовь самарянина к ближнему

 

Блажен человек, который всем пренебрег и приобрел любовь

Мзда его возрастает с каждым днем, ему уготован венец, все Ангелы ублажают его. Владыка никогда не отлучается от него, потому что Бог любы есть, и пребываяй в любви, в Бозе пребывает, и Бог в нем (1 Ин. 4:16).

Ничего не будем предпочитать приобретению любви, ни о чем не станем столько стараться, как о сем... Что пользы, если имеет кто все, но не имеет любви спасающей? Если кто сделает большой обед и все приготовит богато, чтобы ни в чем не было у него недостатка, но нет у него соли, можно ли будет вкусить такого обеда? Без сомнения, невозможно... То же и здесь. Что пользы трудиться на ветер, если нет любви? А без нее всякое дело, всякий поступок нечисты. Приобрел ли кто девство, постится ли, пребывает ли во бдении, молится ли, дает ли приют бедным, думает ли приносить дар, или начатки, или плоды, строит ли церкви, другое ли что делает, без любви все это ни во что не вменится у Бога, потому что не благоугодно сие Господу.

Кто приобрел любовь, тот не подлежит уже страстям злобы и лукавства, но, живя чисто и непреткновенно, получит Небесное Царство.

К облекшимся в нелицемерную любовь никак не смеет диавол и приближаться, потому что видит в них Человеколюбца Бога, Виновника и Подателя любви.

Что соль для жертв твоих, то любовь для молитв твоих. Если пренебрежешь этим и не принесешь сих дополнений, то и жертва не будет принята, и молитва не будет услышана.

У кого любовь не имеет чистоты, у того здравый смысл поддерживается только похвалою, как цветок — росой, а при неодобрении — блекнет, как трава от зноя, вянет от палящего дыхания хулы и теряет весь вкус и запах.

Можно ли назвать того любящим, кто не спасает от беды? Истинная любовь та, которая и увещевает, и вразумляет.

Благоразумная супружеская любовь состоит в том, чтобы и любящий, и любимый взаимно вразумляли друг друга.

Неблагопотребна и чистая любовь, если возмущена ревностию.

В истинной любви не может существовать разделения на любезных и ненавистных.

Любовь не ищет того, что полезно себе, но того, что полезно многим для спасения их.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Максим Исповедник

Преподобный Максим Исповедник 

---картинка линии разделения---

 О любви

Любовь есть благое расположение души, по которому она ничего из существующего не предпочитает познанию Бога. Но в такое любительное настроение невозможно придти тому, кто имеет пристрастие к чему-либо земному.

Любовь рождается от бесстрастия; бесстрастие от упования на Бога; упование от терпения и великодушие, сии последние от воздержания во всем; воздержание от страха Божия, страх от веры в Господа.

Чей ум прилеплен к Богу любовью, тот ни во что ставит все видимое, даже самое тело свое как бы чужое.

Если жизнь ума есть просвещение познания, а сей свет рождается от любви к Богу: то хорошо сказано, что нет ничего выше Божественной любви.

Когда по влечению любви, ум возносится к Богу: тогда он ни самого себя и ничего из сущего совсем не чувствует. Озаряемый Божественным безмерным светом, он бесчуствен бывает ко всему сотворенному, подобно, как и чувственное око к звездам по воссиянии солнца.

Все добродетели споспешествуют уму в возлюблении Бога, но всех более чистая молитва. Ею воскрыляемый к Богу, он бывает вне всего сущего.

Когда чрез любовь ум восхитится от Божественного познания, и, став вне сущего, воcчувствует Божескую беспредельность: тогда по примеру Божественного Исаии, от изумления пришед в чувство своего ничтожества, искренно возглашает слова сего Пророка: «о окаянный аз, яко умилихся, яко человек сый, и нечисты устны имый, посреди людей нечистые устне имущих аз живу: и Царя Господа Саваофа видех очима моима» (Ис.6:5).

Любящий Бога не может не любить и всякого человека как самого себя, хотя не благоволит к страстям тех, кои еще не очистились. Почему – когда видит их обращение и исправление, радуется радостью безмерной и неизреченной.

Видящий в сердце своем след ненависти к какому-либо человеку, за какое-либо падение, совершенно чужд любви к Богу. Ибо любовь к Богу никак не терпит ненависти к человеку.

Любящий Меня, говорит Господь, заповеди Мои соблюдет (Ин.14:15). Заповедь же Моя сия есть, да любите друг друга (Ин.15:12). Итак, не любящий ближнего не соблюдает заповеди: а не соблюдающий заповеди не может любить и Господа.

Блажен человек, который всякого равно любить может.

Блажен человек не привязанный ни к какой вещи тленной или временной.

Любящий Бога непременно и ближнего любит. А таковой не может беречь имение, но Боголепно распоряжается им, подавая каждому требующему.

Как Бог по естеству благой и бесстрастный, хотя всех равно любит, как Свои создания, но добродетельного прославляет, как родственного Ему и нравом, а порочного милует по благости Своей, и, наказуя в веке сем, обращает его: так и человек благомыслящий и нестрастный любит равно всех людей, – добродетельного по естеству, и за благое расположение воли, а порочного, как по естеству, так еще из сострадания, милуя его, как несмысленного и во тьме ходящего.

Не раздаянием только имения оказывается расположение любви, но еще более преподанием слова Божия и телесным служением.

Искренно отрекшийся мiрских вещей, и нелицемерно из любви служащий ближнему, скорее освобождается от всякой страсти, и становится причастным Божественной любви и Божественного ведения.

Стяжавший в себе любовь Божественную, подобно Божественному Иеремии, «не утруждается, последуя Господу Богу своему» (Иер.7:16), но мужественно переносит всякий труд, оскорбление и поношение, не мысля зла совершенно, ни против кого.

Когда ты оскорблен кем-нибудь, или в чем уничижен: берегись помыслов гнева, дабы они, по причине этого оскорбления отлучив тебя от любви, не переселили в область ненависти.

Как воспоминание об огне не согревает тела: так вера без любви не производит в душе света ведения.

Как свет солнца влечет к себе здравое око: так познание Бога естественно восхищает к себе чрез любовь чистый ум.

Чист ум есть, вышедший из неведения, и просвещаемый Божественным светом.

Чиста душа, освободившаяся от страстей, и непрестанно возвеселяемая Божественной любовью.

Кто тщанием своим стяжал плоды любви: тот не отлагается от нее, хотя бы претерпевал тысячи зол. В сем да удостоверит тебя ученик Христов Стефан, и подобные ему, и Сам Христос, за убийц Своих молившийся Отцу, и просивший им у Него прощения, как по неведению творящим то (Лк.23:34).

Ежели свойство любви есть долготерпеть и милосердовать (1Кор.13:4): то очевидно, что гневающийся и злобствующий чужд любви. Но чуждый любви, чужд Бога: поелику «Бог есть любовь» (1Ин.4:8).

Не говорите, что вы есть храм Божий, говорит Божественный Иеремия (7:4). Не говори и ты: одна вера в Господа нашего Иисуса Христа может спасти меня. Ибо это невозможно, если не стяжаешь и любви к Нему, делами свидетельствуемой. Что же касается до голой веры: «то и беси веруют и трепещут» (Иак.2:19).

Дело любви составляют: усердное благодетельство ближнему, великодушие, терпение и благоразумное пользование вещами.

Любящий Бога никого не огорчет, и ни на кого не огорчается из за временного: огорчет же и огорчается одной спасительной печалью, каковою блаженный Павел и сам огорчился и огорчил Коринфян (2Кор.2:4).

Любящий Бога Ангельской жизнью на земле живет, постясь и бдение совершая, поя и молясь, и о всяком человеке всегда доброе помышляя.

Не растлевай плоти твоей срамными делами, не оскверняй души помыслами злыми: и мир Божий низойдет на тебя, принося с собою любовь.

Изнуряй плоть свою гладом и бдением, и не леностно упражняйся в псалмопении и молитве, и освящение целомудрия низойдет на тебя, нося с собою любовь.

Сподобившийся Божественного ведения и любовью стяжавший его просвещение, никогда не надмевается духом тщеславия, а не сподобившийся оного весьма легко им кружим бывает. Впрочем, если таковой во всем, что ни делает, будет воззревать к Богу, делая все ради Его, то с Богом легко избежит сего недуга.

Не достигший еще ведения Божественного, любовью вдохновляемого, много думает о том, что им делаемо бывает по Богу, а сподобившийся получить таковое от сердца повторяет слова Патриарха Авраама, которые сказал он, когда удостоен был Божия явления: «аз есмь земля и пепел» (Быт.18:27).

Боящийся Господа имеет смиренномудрие всегдашним своим собеседником, и по его напоминаниям восходит к любви и благодарению Бога. Он, воспоминая первое свое житие по духу мiра, свои разнообразные прегрешения, случившиеся с ним от юности искушения, и то, как Господь от всех их избавил его, и от жизни страстной перевел к жизни по Богу, со страхом восприемлет и любовь, и непрестанно с глубоким смиренномудрием благодарит Бога, благодетеля и правителя жизни нашей.

Если желаешь не отпасть от любви Божественной; то ни брата своего не допусти уснуть в огорчении на тебя, ни сам не усни в огорчении на него: «но иди, примирися с братом твоим, и, возвратясь» (Мф.5:24) с чистою совестью, принеси Христу дар любви в прилежной молитве.

Если, по словам Божественного Апостола, все дары Духа имеющий, любви же не имеющий никакой не получает пользы: то какое должны мы употребить тщание, дабы стяжать ее (1Кор.13–3).

Если любовь «искреннему зла не творит» (Рим.13:10), то завидующий брату, приводимый в печаль его доброю славою, помрачающий злоречием имя его, или по злонравию наветующий на него, не делает ли себя чуждым любви, и повинным вечному осуждению?

Если любовь есть «исполнение закона» (Рим.13:10): то памятозлобствующий на брата, уготовляющий ковы ему, проклинающий его, и радующийся падению его, не есть ли законопреступник, и не достоин ли вечной муки?

Ежели «оклеветающий брата, и осуждающий брата оклеветает закон, и осуждает закон» (Иак.4:11), закон же Христов есть любы (Ин.13:34): то клеветник не отпадает ли от любви Христовой, и не делается ли сам для себя виновником муки вечной?

Не предавай слуха твоего языку клеветника, ниже языка твоего слуху любящего злоречия, с удовольствием говоря, или слушая речи против ближнего: да не отпадешь от любви Божественной, и окажешься чуждым вечной жизни.

«Аз же глаголю вам», говорит Господь, «любите враги ваша, добро творите ненавидящим вас, молитеся за творящих вам напасть» (Мф.5:44). Для чего заповедал Он сие? – Для того, чтобы освободить тебя от ненависти, огорчения, гнева, памятозлобия, и сподобить величайшего стяжания совершенной любви, которой невозможно иметь тому, кто не всех людей равно любит, по примеру Бога, всех людей равно любящего, «и хотящего всем спасться, и в познание истины придти» (1Тим.2:4).

«Аз же глаголю вам, не противиться злу: но аще, кто тя ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую, и хотящему с тобою судиться, и ризу твою взяти отпусти ему и срачицу: и аще кто тя поймет по силе поприще едино, иди с ним два» (Мф.5:39–41). Для чего? дабы и тебя сохранить безгневным, бестревожным и неогорченным, – и его твоим незлобием научить, и обоих вас подвесть под иго любви, яко благ Господ.

Тот еще не имеет совершенной любви, кто располагается к людям смотря по нравам их, одного любя, другого ненавидя за то или другое, или одного и того же человека иногда любя, иногда ненавидя по тем же причинам.

Совершенная любовь не разделяет единого естества людей по различным их нравам, но всегда смотря на оное, всех людей равно любит: добрых любит, как друзей, а недобрых, как врагов, благодетельствуя им, долготерпя, перенося ими причиняемое, отнюдь не отплачивая им зла, но, даже страдая за них, когда случай востребует, дабы, если возможно, сделать и их себе друзьями, но если и невозможно, она все же не отступает от своего расположения к ним, всегда равно являя плоды любви всем человекам. Так и Господь наш и Бог Иисус Христос, являя Свою к нам любовь, пострадал за все человечество, и всем равномерно даровал надежду воскресения, хотя, впрочем, каждый сам себя делает достойным или славы, или мучения адского.

Неравно ни во что вменяющий славу и бесславие богатство и убожество, утехи и горести, не достиг еще совершенной любви. Совершенная любовь не только сие все ни во что вменяет, но и самую временную жизнь и смерть.

Послушай достигших совершенной любви, что говорят они: «кто ны разлучит от любве Божия? скорбь, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч? якоже есть писано, яко Тебе, ради умерщляемы есмы весь день; вменихомся, яко овцы заколения. Но во всех сих препобиждаем за Возлюбльшего ны. Известихся бо, яко ни смерть, ни живот, ни Ангели, ни начала, ниже силы, ни настоящая, ни грядущая, ни высота, ни глубина, ни ина тварь кая возможет нас разлучити от любве Божия, яже о Христе, Иисусе, Господе нашем» (Рим.8:35 – 39).

О любви к ближнему послушай опять, что они говорят: «истину глаголю о Христе, не лгу, послушествующей ми совести моей Духом Святым: яко скорбь ми есть велия и непрестающая болезнь сердцу моему: молилбыхся бо сам аз отлучен быти от Христа по братии моей, сродницех моих по плоти, иже суть Израилите», – и т.д. (Рим.9:1–4). Также говорил и Моисей, и другие Святые.

Кто не вменяет ни во что честолюбия и сластолюбия, и их возращающего, и ради их порождающегося сребролюбия, тот не может отсечь причин гневного раздражения: а не отсекающий их, не может достигнуть совершенной любви.

Чрез заповеди Господь исполняющих оные делает бесстрастными: а чрез Божественные догматы дарует им свет ведения.

Милостыня врачует раздражительную часть души, пост  – иссушает похоть, молитва очищает ум, и уготовляет его к созерцанию сущего. Ибо по силам души Господь дал нам и заповеди.

«Научитеся от Мене, – глаголет Господь, – яко кроток есмь и смирен сердцем»(Мф.11:29). Кротость предохраняет раздражительность от возмущения, а смирение освобождает ум от надмения и тщеславия.

Страх Божий двояк. Один рождается от угроз наказанием, от которого порождаются в нас по порядку воздержание, терпение, упование на Бога и бесстрастие, из коего любовь. Другой сопряжен с самой любовью, производя в душе благоговение, чтобы она от дерзновения любви не дошла до пренебрежения Бога.

Первый страх любовь совершенная «изгоняет вон» (1Ин.4:18), из души ее стяжавшая, и не боящейся уже муки, а второй, как сказано, она всегда имеет сопряженным с собою. Первому приличествуют следующие слова Писания: «страхом Господним уклоняется всяк от зла» (Притч.15:27); «и: начало премудрости страх Господень» (Притч.1:7); ко второму: «страх Господень чист пребываяй в век века» (Пс.18:10); «и: несть лишения боящимся Его» (Пс.33:10).

Исполнением заповедей ум совлекается страстей; духовным созерцанием видимого совлекается страстных о вещах помыслов; познанием невидимого отрешается от созерцания видимых вещей; наконец познанием Святые Троицы, и от самого ведения вещей невидимых.

Как солнце, восходя и освещая мiр, являет и себя и освещаемые им предметы: так Солнце правды, воссиявая в чистом уме, являет и Себя, и разумение всего от Него бывшего, и быть имеющего.

Бога знаем мы не по существу Его, но по великолепью творений Его, и Его о них промыслу. В них как в зеркале видим мы беспредельную Его благость, премудрость и силу.

Чистый ум пребывает или в простых помышлениях, о вещах человеческих, или в естественном созерцании видимого, или в созерцании невидимого, или во свете Святые Троицы.

Бывая в созерцании вещей видимых, ум исследует или естественные их свойства, или то, что знаменуется ими, или же ищет самую их причину.

Упражняясь же в созерцании вещей невидимых, Он ищет узнать естественные свойства оных, причину бытия их, и что из сего следует, и какой о них промысел и суд Божий.

Когда же бывает в Боге: то сперва от пламенной любви ищет уразумения естества Его, но утешение находит при сем не из познания того, что есть в Нем: ибо сие невозможно и невместительно равно для всякого сотворенного естества, а утешается познанием того, что окрест Его, как то: вечности, беспредельности, неописанности, благости, премудрости и силы вседетельной, всепромыслительной и всесудительной. И то только в Нем всякому постижимо, что Он беспределен, и самое познание недоведомости Его есть ведение превосходящее ум, как сказали мужи сильные в богословии – Григорий и Дионисий. 

Искренно любящий Бога молится без всякого развлечения, равно и молящийся без всякого развлечения любит Бога искренно. Но не может молиться без развлечения тот, чей ум пригвожден к чему-либо земному. И так не любит Бога тот, чей ум привязан к чему-либо земному.

Два есть высочайших состояний чистой молитвы. Одно случается, с людьми жизни деятельной, другое с людьми жизни созерцательной. Одно бывает в душе от страха Божия и благой надежды; другое от Божественной любви и крайней чистоты. Признак первой меры есть тот, когда собирают ум от всех мiрских помыслов творя молитвы без развлечения и смятения, и как бы сам Бог предстоял ему, как и предстоит действительно. Признак второй, – когда в самом устремлении молитвы ум бывает восхищаем Божественным и безмерным светом, и совсем не чувствует ни себя, и ничего иного из сущих, кроме Единого, любовью содевающего в нем таковое озарение. В сем состоянии, подвизаемый к уразумению словес о Боге, получает он чистые и светлые о Нем познания.

Кто что любит, тот то и объять всячески желает, и все препятствующее ему в этом, отстраняет, дабы сего не лишиться. Так и Бога любящий печется о чистой молитве, и всякую страсть, полагающую ему в том препону, из себя извергает.

Кто мать страстей самолюбие отвергнет, тот, при помощи Божией, удобно отложит и все другие страсти, как-то: гнев, печаль, злопамятство, и прочие. Кто же одержим первым: тот, хотя бы не хотел, уязвляется и последними. Самолюбие же есть страстная любовь к телу.

Человеки похвально или предосудительно любят друг друга по следующим пяти причинам: или для Бога, – как добродетельный любит всех, а добродетельного любит даже и недобродетельный; или по естеству, – как родители любят детей, и на оборот; или по тщеславию, – как хвалимый хвалящего; или из корысти, как богатого за получки; или по сластолюбию, – как работаюший чреву, и тому, что под чревом, устрояющего пиры. Первая из сих похвальна, вторая обоюдна, прочие страстны.

Если одних ненавидишь, а других ни любишь, ни ненавидишь, иных любишь, но посредственно, а иных любишь очень сильно, то из сего неравенства, познай, что ты далек еще от совершенной любви, которая внушает любить равно всякого человека.

Когда начинает ум успевать в любви Божией: тогда начинает искушать его и дух хуления, и внушает ему такие помыслы, каких ни один человек изобрести не может, а токмо один дьявол отец их. И сие делает он, завидуя Боголюбцу, дабы, как измысливший такие помыслы, пришед в отчаяние, не дерзал он более воспарять к Богу обычной молитвою. Но от этого не получает лукавец ничего благоприятного для его цели, но делает нас более твердыми. Ибо, будучи боримы и противоборствуя мы становимся опытнее и искреннее в любви к Богу. «Меч же их да внидет в сердца их, и луцы их да сокрушатся» (Пс.36:15).

Страсть есть неестественное движение души, или по несмысленной любви, или по безрассудной ненависти к чему-нибудь чувственному, или за что-нибудь чувственное: по несмысленной любви, или к яствам, или к женам, или к имению, или к преходящей славе, или к иному чему ни будь чувственному, или ради сего: – по ненависти несмысленной, когда ненавидят, как выше сказано, без рассуждения что-либо из вышесказанного, или кого-нибудь по причине того.

За воздержание награда – бесстрастие, за веру – ведение, бесстрастие рождает рассудительность, а ведение – любовь к Богу.

Совершенный в любви и достигший верха бесстрастия не знает разности между своим и чужим, или своей и чужой, или между верным и неверным, или между рабом и свободным, или даже между мужским полом и женским. Но став выше тиранства страстей, и взирая на одно естество человеческое, на всех равно смотрит, и ко всем равно расположен бывает. Нет в нем ни Иудея, ни Еллина, нет мужеского пола, ни женского, нет раба, ни свободного, но все и во всех Христос (Гал.3:28).

Мзду за подвиги в добродетели составляют бесстрастие и ведение. Ибо они виновниками бывают для нас Царствия Небесного, как, страсти и неведение – муки вечной. И потому ищущий их ради славы человеческой, а не ради того, что они добро суть, слышит от Писания: «просите и не приемлете, зане зле просите» (Иак.4:3).

Когда услышишь слово Писания: «иже воздаст комуждо по делом его» (Рим.2:6); помни, что Бог воздает добром не за то, что делается без правого намерения, хотя то кажется и добрым, но именно за делаемое с правым намерением. Ибо суд Божий взирает не на одно то, что делается, но на намерения, с какими делается.

Есть средства, которые останавливают движение страстей, и не дают им возрастать, и есть другие, которые умаляют их, и ведут к истощению. Так пост, труд и бдение не дают возрастать похоти, а уединение, созерцание, молитва и возлюбление Бога – умаляют ее и ведут к исчезновению. Так и в рассуждении раздражимости: великодушие, незлопамятность и кротость останавливают ее, и не дают ей возрастать, а любовь, милостыня, доброхотство и человеколюбие умаляют ее.

Чей ум непрестанно устремлен к Богу, того и вожделение превозрастает в желании Бога, и раздражительность вся превращается в Божественную любовь. Ибо чрез долговременное приобщение Божественному озарению ум, сделавшись весь светловидным, и вожделетельную свою часть, утеснив и подавив в себе, превращает в непрестанное, как сказано, желание Бога и неослабную к Нему любовь, – всецело переводя ее от земного к Божественному.

Не всяко – не завидующий, не гневающийся, не памятозлобствующий на оскорбившего, имеет уже и любовь к нему: ибо он может и, не любя, не воздавать злом за зло, по заповеди, но не так легко добром воздавать за зло, не нудя себя на то, потому, что с расположением делать добро ненавидящим свойственно одной духовной совершенной любви.

Не любящий другого не есть уже ненавидящий его, равно и не ненавидящий не есть уже любящий. Но он может быть в средине в отношении к нему, то есть, ни любить, ни ненавидеть. Ибо любительное расположение в душе производят обыкновенно пять побуждений: одно похвальное, другое обоюдное, и три укорных.

Когда приметишь, что ум твой с услаждением занимается предметами вещественными, и любезно пребывает в помышлениях о них: то знай, что ты любишь их более, нежели Бога. «Ибо идеже есть сокровище ваше, ту будет и сердце ваше», глаголет Господь (Мф.6:21).

Ум, прилепляющийся к Богу, и в Нем пребывающий молитвою и любовью, бывает мудр, благ, силен, человеколюбив, милостив, великодушен, и, просто сказать, почти все Божественные свойства в себе носит. А удаляющийся от Него, и с вещественными предметами сдружающийся, предавшись сластолюбию, бывает или скотен или зверск, воюя с людьми из-за этого.

Миром называет Писание чувственные вещи, и те, которые занимают ими свой ум суть лица мiрские, к которым к большему их пристыжению оно говорит: «не любите мiра, ни яже в мiре. Яко все еже в мiре, похоть плотская и похоть очес, и гордость житейская, несть от Отца, но от мiра сего есть» (1Ин.2:15,16).

Монах тот, кто ум свой отдалил от чувственных вещей, и воздержанием, любовью, псалмопением и молитвою непрестанно приседит Богу.

Любовь к Богу располагает причастника своего презирать всякую преходящую сласть, всякое телесное страдание и печаль. Да удостоверят тебя в сем все Святые, столь много пострадавшие за Христа.

Берегись матери зол, самолюбия, которое есть не разумная любовь к телу. Ибо от него, с кажущеюся благословностью рождаются три первые и родовые страстные и неистовые помыслы, а именно: чревоугодие, сребрелюбие и тщеславие, заимствуя поводы от необходимой потребности телесной; а от этих рождается все племя страстей. Вот почему и надлежит, как сказано, весьма остерегаться самолюбия, и противоборствовать ему с великой бдительностью. Ибо с истреблением его истребляются и все его порождения.

«Сень смертная» есть человеческая жизнь. И тот, кто с Богом и с кем Бог, может смело сказать: «аще и пойду посреди, сени смертные не убоюся зла, яко Ты со мной еси» (Пс.22:4).

Надлежит нам так себя самих и друг друга чтить и любить, как Сам Христос первый Своим примером показал, благоволив пострадать за нас.

Если ты одних людей ненавидишь, к другим относишься равнодушно, а третьих очень сильно любишь, то заключи из этого, как ты еще далеко отстоишь от совершенной любви, которая побуждает одинаково любить всякого человека.

Совершенная любовь не разделяет единого человеческого естества согласно нраву людей, но одинаково любит всех людей. Добрых любит, как друзей, а недобрых, как врагов (по заповеди), благодетельствуя им и терпеливо перенося все, причиняемое ими, не только не воздавая им злом за зло, но даже при необходимости страдая за них, чтобы по возможности сделать их своими друзьями. Так и Господь наш и Бог Иисус Христос, являя Свою к нам любовь, пострадал за все человечество и дал одну для всех надежду воскресения. Впрочем, каждый человек сам себя делает достойным или славы, или адского мучения.

Не неради о заповеди любви, ибо чрез нее будешь ты сыном Божиим, а преступая ее, окажешься сыном геенны.

От того бывает, что любовь созидает, что она не за­видует, и не огорчается на завидующих, и не разглашает о себе всенародно того, что достойно завидования; (она) не почитает себя уже достигшею совершения (Флп. 3:12), и чего не знает, о том не стыдится признавать свое неведение. Таким образом, она предохраняет ум от кичения и всегда располагает его преуспевать в познании.

Обыкновенно за познанием следует самомнение и за­висть, особенно вначале... Имеющему ведение нужно при­обрести и любовь, дабы она сохраняла ум во всем невре­димым.

Верные блюстители заповедей и истинные таинники судеб Божиих не оставляют друзей, по Божию попущению искушаемых... 

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Марк Подвижник

Преподобный Марк Подвижник

---картинка линии разделения---

Знак нелицемерной любви есть прощение обид

Когда услышишь, что будут последние первые, и первые – последние (Матф. 19:30), то разумей сие об имеющих добродетели и имеющих любовь. Ибо любовь, хотя по порядку последняя есть из добродетелей, но по достоинству она первая из них всех, и позади себя оставляет все прежде ее родившиеся. Знак нелицемерной любви есть прощение обид. Ибо так и Господь возлюбил сей мир. Любовь укрепляется не только произвольными труда­ми, но и случающимися скорбями. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

Блаженный Диадох Фотикийский

Блаженный Диадох Фотикийский

 ---картинка линии разделения---

О двоякой любви – естественной и духовной (благодатной) и об отличиях каждой 

Есть любовь в душе естественная, и есть от Святого Духа в нее изливаемая. Та, если захотим, приходит в соразмерное движение и от нашей воли, почему удобно расхищается злыми духами, коль скоро перестаем в усиленном напряжении держать свое произволение. А эта так пламенит душу любовью к Богу, что все части души прилепляются к неизреченной сладости божественного возлюбления в безмерной некоей простоте расположения; ибо тогда ум, как бы чреват бывая от духовного (благодатного) действа (енергии) источает обильный некий поток любви и радования.

Кто любит себя, тот не может полностью любить Бога, а кто не любит себя по причине сильной любви к Богу, только тот воистину любит Бога. Такой человек никогда не будет желать славы себе, но только одному Богу … Боголюбивой душе, исполненной чувства Божия, свойственно искать единой славы Божией, относительно же себя - услаждаться смирением. Потому что Богу, ради Его величия, подобает слава, человеку же - смирение. 

Когда человек начинает ощущать сильную любовь к Богу, тогда он начинает любить и ближнего, а начав - не перестает. Именно так учит любить Священное Писание. И в то время, как плотская любовь по малейшему поводу испаряется, духовная - остается. В боголюбивой душе, находящейся под Божиим действием, союз любви не пресекается, даже когда ее кто-нибудь огорчает. Это потому, что боголюбивая душа, согретая любовью к Богу, хотя и потерпела от ближнего какую-то скорбь, быстро возвращается к своему прежнему благому настроению и охотно восстанавливает в себе чувство любви к ближнему. В ней горечь разлада совершенно поглощается Божией сладостью. 

Один послушник спросил старца: “Кто же, отче, может исполнить все заповеди, когда их так много?” Старец ответил: “Тот, кто подражает Господу Иисусу Христу и следует за Ним шаг за шагом”. - “А кто же может подражать Господу? - переспросил в недоумении послушник. - Ведь Господь был Бог, хотя и стал человеком, а я - человек грешный, порабощенный бесчисленными страстями. Как же я могу подражать Господу?” Старец объяснил: “Из людей, порабощенных суетой, никто не может подражать Господу. Но лишь те, которые могут вместе с апостолами сказать: “Вот мы оставили все и вслед Тебя идем” (Мф. 19:27), - получают силу подражать Господу и идти по всем Его заповедям”. Тогда послушник сказал: “Но, отче, заповедей Господних много, и кто может все их помнить, тем более исполнять, особенно такой немощный человек, как я? Хотел бы я услышать от тебя краткое наставление, чтобы я мог спасаться, руководствуясь им.” Старец ответил: “Хотя заповедей много, но все они вмещаются в одной: “Возлюби Господа Бога твоего всей крепостью твоей, всем помышлением твоим; и ближнего твоего - как самого себя” (Лук. 10:27). Человек, старающийся исполнять именно эту заповедь, исполняет и все остальные. Но кто не освободится полностью от пристрастия к вещественному, тот не может по-настоящему любить ни Бога, ни ближнего. Поэтому ты не всё заботься о плотском, но, взяв на себя посильный подвиг, весь ум свой обрати на внутреннее, “ибо - по слову апостола - телесное упражнение мало полезно, а благочестие на всё полезно”.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Силуан Афонский

Преподобный Силуан Афонский

---картинка линии разделения---

Господь так много нас любит, что мы постигнуть этого не можем

Господь любит нас, как Своих детей, и любовь Его сильнее любви матери, потому что и мать может забыть свое дитя, а Господь никогда не забывает нас. И если бы Сам Господь не дал Духа Святого православному народу и нашим великим пастырям, то не могли бы мы знать о том, как много Он нас любит  Слава Господу и Его великому милосердию, что Он грешным людям дает благодать Святого Духа. Богатые и цари не знают Господа, а мы, нищие монахи и пастухи, знаем Господа Духом Святым.

Чтобы познать Господа не надо иметь ни богатства, ни учености, но надо быть послушным и воздержанным, иметь смиренный дух и любить ближнего, и Господь возлюбит такую душу, и Сам явит Себя душе, и будет учить ее любви и смирению, и все полезное даст ей, чтобы обрела она покой в Боге.

Господь так много нас любит, что мы постигнуть этого не можем. Мы видим крест, знаем, что Он распялся за нас и умер в страданиях, но все равно душа сама не может понять эту любовь, которая познается только Духом Святым.

Благодать Святого Духа столь сладка, и милость Господня столь велика, что описать сие невозможно, но лишь влечется к Нему душа ненасытно, ибо горит любовью Господней, и вся поглощена Богом и в Нем зело покойна, и мир тогда забыт совершенно. Но не всегда так дает Милостивый Господь душе, иногда Он дает любовь ко всему миру, и плачет душа за весь мир, и умоляет Владыку, Благого и Милостивого, чтобы излил Свою благодать на каждую душу и помиловал ее Своим милосердием.

Из праха сотворил Господь человека, но любит нас, как родных детей, и желанно ждет к Себе. Господь до того возлюбил нас, что ради нас воплотился, и пролил Кровь Свою за нас, и Ею напоил нас, и дал нам пречистое Тело Свое, и так мы стали детьми Его, от Плоти и Крови Его, и похожи на Господа во плоти, как родные дети похожи на отца своего, независимо от возраста, и Дух Божий свидетельствует духу нашему, что мы вечно будем с Ним.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Священномученик Киприан Карфагенский

Священномученик Киприан Карфагенский 

---картинка линии разделения---

Любовь есть союз братства, она больше веры и надежды

Познавший и возлюбивший союз любви должен воздерживать язык свой от злого раздора.

Любовь есть союз братства, основание мира, крепость и утверждение единства, она больше веры и надежды, она предшествует благотворению и мученичеству, она вечно пребудет вместе с нами у Бога в Царстве Небесном.

Отними у любви терпение, и она, как разоренная, перестанет существовать.

Любовь может пребывать неизменно твердою, потому что умеет переносить все.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Петр Дамаскин

Преподобный Петр Дамаскин 

---картинка линии разделения---

Ради любви покоряется заповеданиям тот, кто находится в повиновении, и ради ее богатый и свободный делается нестяжательным и рабом, дабы попустить желающим иметь то, что принадлежит ему и его самого.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Авва Херемон

Нельзя найти ничего драгоценнее, ничего совершеннее, ничего выше и ничего... долговечнее любви. Ибо, аще же пророчествия упразднятся, аще ли языцы умолкнут, аще разум испразднится, но любы николиже отпадает (1 Кор. 13:8); без нее не только все превосходнейшие роды дарований, но и слава самого мученичества — ничто.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Исидор Пелусиот

Преподобный Исидор Пелусиот 

---картинка линии разделения---

Всего возлюбленнее Богу любовь, из любви и Человеком соделался, и послушлив был даже до смерти. Посему и удостоившимися первого призвания в ученики Его были два брата. Так Всепремудрый Спаситель самым началом уже показал, что всех учеников Своих угодно Ему привести в братский союз, посему ничто да не будет для нас предпочтительнее любви, которая все связует и сохраняет в полезном единомыслии.

 

---картинка линии разделения текста---

     

Преподобный Нил Синайский

Преподобный Нил Синайский

---картинка линии разделения---

Любовь порождается смиренномудрием и благоговением

Если твердое имеешь основание в любви, то ей паче внимай, нежели тому, что оскорбляет тебя.

Ничего не предпочитай любви к ближнему, кроме тех случаев, когда из-за нее презирается любовь к Богу.

Любовь собственно ничего не имеет, кроме Бога, потому что Бог есть любовь.

Любовь порождается смиренномудрием и благогове­нием.

 

----картинка линии разделения----

 

 БЛАЖЕННЫЙ АВВА ЗОСИМА (ПАЛЕСТИНСКИЙ)

Авва Зосима

----картинка линии разделения----

Стяжавший утробы щедрот — любовь и сострадание — прежде себя самого радует и пользует, а потом и ближнего.

 

----картинка линии разделения----

 

Святой Преподобный Феодор Студит

Преподобный Феодор Студит 

----картинка линии разделения----

Храните между собою любовь в союзе мира и имейте Господа, яко одесную вас сущего. Добра любовь, потому что всюду презирает свое в пользу ближнего. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей 

---картинка линии разделения---

Нужно избегать подозрительности, от которой происходит осуждение

При встрече с людьми больше всего нужно избегать подозрительности, от которой происходит пагубное осуждение. Имею множество примеров, доказывающих, что всякий судит о других согласно собственному душевному состоянию. Допустим, например, что кому-то случилось стоять ночью у дороги, и мимо него проходят три человека. Увидев стоящего, один из них подумает, что он, наверно, поджидает кого-то для блудного свидания; другой подумает, что этот, несомненно - вор: вид у него подозрительный; третий подумает, что этот, наверно, с кем-то условился пойти вместе в храм помолиться и потому ждет его. Так, трое видели одного и того же человека на одном и том же месте, но подумали о нем совсем разное. И это, очевидно, соответственно настроению каждого из них. Как черно-желтые и худосочные тела всякую пищу, какую бы они ни приняли, превращают во вредные соки, хотя бы она была и самой полезной, так и душа с испорченным нравом получает вред от всего, с чем имеет дело, даже от самого хорошего. А имеющий добрый нрав подобен тому, кто имеет здоровый организм, который если и проглотит что-либо и не совсем полезное, все же превратит все в хорошие соки. Так и мы, если будем иметь добрый нрав и будем хорошо себя настраивать, то от всякого дела получим духовную пользу. 

Молясь за своего ближнего, человек являет сострадание и любовь

Надо стараться совершенно очистить внутренний гной, чтобы больное место совсем заросло так, чтобы не осталось никакого безобразия и вовсе нельзя было узнать, что на этом месте была рана. Как же этого достичь? - Молясь от всего сердца об оскорбившем и говоря: “Боже, помоги моему брату и мне ради его молитв!” Молясь, таким образом, за своего ближнего, человек являет одновременно и сострадание и любовь. Прося же помощи себе ради его молитв, он этим смиряется. А где есть сострадание, любовь и смирение, может ли там быть раздражительность, злопамятность или другая какая страсть? - И авва Зосима сказал: “Если дьявол воздвигнет все хитрости своей злобы вместе со всеми своими демонами, то все коварства его исчезнут и сокрушатся от смирения - по заповеди Христовой”.

Не требуй любви от ближнего

Не требуй любви от ближнего, ибо этим требующий мучается, если ее не получит, но лучше ты сам окажи любовь к ближнему и успокоишься. Таким образом, приведешь и ближнего к любви.

Рассказ про инока, который всегда хорошо думал о других

Если у кого было чисто в келльи, он думал: у этого душа такая же чистая, как его келлия. У кого было грязно он говорил: человек много трудится для Бога и у него нет времени убирать свою келью.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Евагрий Понтийский

 Авва Евагрий Понтийский

---картинка линии разделения---

Вера — начало любви, конец же любви — ведение Бога

Любовь не только деньги иждивает, но и самую привременную жизнь нашу приносит в жертву. Любовь не умеет беречь запасы хлеба или денег.

Если стяжаешь любовь, то уразумеешь слова мудрых, тогда взыщешь духовного мира и не презришь плодов утробы их.

Любовь есть порождение бесстрастия; бесстрастие есть цвет духовного делания; духовное делание созидается соблюдением заповедей; стражем заповедей является страх Божий, рожденный правой верой. Вера же есть внутреннее благо, которому присуще существовать и в тех людях, которые еще не уверовали в Бога.  

 

---картинка линии разделения текста---

 

Авва Исаия

Авва Исайя

---картинка линии разделения---

От незнания злобы человеческой рождается любовь

От неведения лукавства других в человеке рождается любовь. Кто повергается пред Богом с покорностью и со смирением внимает заповедям Его, тот приобретает любовь к Богу и ближнему, любовь же сия изгоняет страсти и смущения.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Преподобный Кассиан Римлянин 

---картинка линии разделения---

Любовь никаким временем не будет прервана, ибо не только в настоящем мире с пользою действует в нас, но и в будущем, по отложении дебелости телесной, она будет пребывать гораздо действеннее и превосходнее, никаким недостатком не будет ослабляема, но при постоянной чистоте пламеннее и искреннее будет прилепляться к Богу.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Фалласий

Авва Фалассий

---картинка линии разделения---

Ос­вобождение от страстей рождает любовь к Богу

Нелицемерной любви свойственно слово истинное, от совести благия. Стяжавший  любовь невозмущенно переносит все пе­чальное и прискорбное, что причиняют ему враги.

Ум, стяжавший духовную любовь, ничего такого не думает о ближнем, что не приличествует любви. Истинную любовь стяжал тот, кто ни подозрений, ни слова не допускает против ближнего.

Подвизайся полюбить одинаково всякого человека и зараз отгонишь все страсти.

Очищение души есть освобождение ее от страстей, ос­вобождение же от страстей рождает любовь к Богу.

 

----картинка линии разделения----

 

 Преподобный Серафим Саровский

Преподобный Серафим Саровский 

----картинка линии разделения----

Стяжавший совершенную любовь к Богу пребывает в этой жизни так, как бы он не существовал

Ибо он считает себя чужим для видимого, с терпением ожидая невидимого. Он весь изменился в любовь к Богу и оставил все мирские привязанности. Истинно любящий Бога считает себя странником и пришельцем на земле, ибо в нем стремление к Богу душой и умом созерцает только Его Одного.

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Любовь рождается от чистоты сердца, непорочной совести и нелицемерной веры

Естественная любовь наша повреждена падением, ее нужно умертвить... и почерпнуть из Евангелия святую любовь к ближнему, любовь во Христе.

Любовь возжженная, питаемая Святым Духом — огонь. Этим огнем погашается огонь любви естественной, плотской, поврежденной грехопадением.

Ощутивший любовь духовную с омерзением будет взирать на любовь плотскую, как на уродливое искажение любви.

Воздавай почтение ближнему, не различал возраста, пола, сословия — и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь.

И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение, как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собой, чтобы тебе не иметь недостатка в любви.

Любовь к Богу и ближним, являющаяся постепенно из страха Божия, вполне духовна, неизъяснимо свята, тонка, смиренна, отличается отличием бесконечным от любви человеческой в обыкновенном состоянии ее.

Должно достигнуть совершенства во всех добродетелях, чтобы вступить в совершенство всех совершенств, в слияние их, в любовь.

Изливается в сердца наши любовь вместе с Духом Святым. Она — Его свойство. В кого нисходит Святый Дух, в том является Его свойство — любовь (Рим. 5:5).

Не столько мы ищем любовь, сколько Бог ищет, чтобы мы сделались способными принять ее, и приняли ее.

Любовь, отдающая должную цену людям по степени их благочестия, вместе с этим равна ко всем, потому что она во Христе и любит во всех Христа.

Не ищите и не ожидайте любви от человеков, ищите всеусильно и требуйте от себя любви и соболезнования к человекам.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский

---картинка линии разделения---

Любовь долготерпит

Т. е. не вдруг карает согрешающего, но терпеливо сносит его падения, вразумляя и наказуя его, между тем как свойство злобы – вдруг поражать противника или делать его несчастным, ввергая его в крайность. Удивительно, как мы злы и нетерпеливы! Согрешил брат, и мы не жалеем о том, что он грешит, не плачем из братской любви о его вольном безумии, о его увлечении, а злобимся на него, презираем его за его прегрешения, между тем как сами, может быть, или были виноваты в том же, и нам снисходительно прощали наши вины, и только благодаря снисходительности начальства мы наконец кое-как оправились от своих падений или пристрастий и пороков и сделались к чему-нибудь годными людьми; если даже теперь мы бываем виноваты в том же, только не так грубо, как согрешающий брат, значит тоже подлежим и мы ответственности, то как не снисходить к согрешающим братьям. Но наказывая других за грехи и преступления, надо помнить и свои слабости, свои пороки и страсти, бывшие или существующие, и любя, жалея и долготерпя наказывать подчиненных, а не с озлоблением, безжалостно и нетерпеливо, поспешно. С кротостью наказующу противныя, еда како даст им Бог покаяние в разум истины, и возникнут от диаволъския сети, живи уловлени от него, в свою его волю (2Тим.2:25,26). Не напрасно первым признаком любви нашей к ближнему Апостол поставил долготерпение и милосердие: любовь долготерпит, милосердствует (Кор. 13:4): ибо всякий человек немощен, слаб, опрометчив, удобопреклонен ко всякому греху, но и при всем том легко может одуматься, восстать, раскаяться при благоприятных условиях и потому надо быть терпеливым к его немощам и погрешностям, как желаем сами, чтобы другие были снисходительны к нашим немощам и видя, как бы не видели их и не замечали их. Впрочем, там, где грех вредно действует на других, или где он соединен с опущением обязанностей по службе, или где он принимает большие размеры, – там требуется немедленная строгость к обузданию и прекращению его или удаление вредного человека из среды людей благонамеренных. Измите злого от вас самих (1Кор.5:13).

Как мать учит ходить младенца, так Господь учит нас живой вере в Него

Мать поставит младенца, сама отойдет, а младенцу велит идти к себе. Младенец плачет без поддержки матери, хочет идти к ней, да боится шагнуть, или старается подойти, да падает. Так и Господь учит христианина верить в Него. Наша вера слаба, как младенец, который учится ходить. Господь на время оставляет христианина и предает его разным бедствиям, а потом, когда возникает нужда, спасает. Господь велит смотреть на Него и идти к Нему. Христианин старается видеть Господа, но сердце, не наученное лицезрению Божию, боится своей смелости, спотыкается и падает. А Господь близко и готов как бы на Свои руки взять немощного христианина. Поэтому при различных скорбях или кознях дьявола научись очами твоего сердца взирать на Спасителя. Смело взирай на Него, как на неистощимую сокровищницу благости и усердно моли Его, чтобы Он помог тебе. И тотчас получишь просимое. Главное здесь сердечное зрение Господа и надежда на Него, как на Всеблагого. Это истинно с опыта! Так Господь учит нас сознавать нашу немощь и надеяться на Него. 

Жизнь сердца - это любовь, а его смерть - злоба и вражда

Господь для того и держит нас на земле, чтобы любовь всецело проникла наше сердце: это цель существования нашего временного мира. Любовь к Богу проявляется в нас и действует тогда, когда мы начинаем любить ближнего, как себя: когда для него, этого образа Божия, мы не жалеем ни себя и ничто земное, когда стараемся служить ему во спасение всем, чем можем, когда отказываемся, ради угождения Богу, от угождения своему чреву, этому плотскому зрению, когда свой плотской разум покоряем разуму Божию. Священное Писание учит: “Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, которого не видит?” и “Те, которые Христовы, плоть распяли со страстями и похотями” (1 Иоан. 4:20; Гал. 5:24). 

Помни, что Господь в каждом христианине

Когда приходит к тебе ближний, имей к нему великое уважение, ибо в нем Господь. Часто через людей Господь выражает Свою волю: “Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению” (Филип. 2:13). Не жалей для брата ничего, как для Господа. Ко всем будь искренен, для всех добр и радушен. Помни, что иногда Господь и сердца неверных располагает к нам, как это случилось в Египте с темничным стражем, которого Господь расположил к Иосифу (Быт. 39:21). 

Помни, что человек великое и дорогое существо у Бога

Но это великое создание после грехопадения стало немощным, подверженным множеству слабостей. Любя и почитая его, как носителя образа Творца, переноси также и его слабости - различные страсти и неблаговидные поступки - как слабости больного. Сказано: “Мы, сильные должны нести немощи бессильных и не себе угождать … Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов” (Рим. 15:1; Гал. 6:2). 

Люби всякого человека, несмотря на его грехопадения

Грехи грехами, а основа-то в человеке одна - образ Божий. Иногда слабости людей очевидны, когда, например, они бывают злобны, горды, завистливы, скупы, жадны. Но помни, что и ты не без зла, а может быть в тебе его даже больше, чем в других. По крайней мере, в отношении грехов все люди равны: “Все, - сказано, - согрешили и лишены славы Божией” (Рим. 3:23); все повинны перед Богом и все нуждаемся в Его милосердии. Поэтому надо терпеть друг друга и взаимно прощать, чтобы и Отец наш небесный простил нам согрешения наши (Мт. 6:14). Смотри, как много любит нас Бог, как много Он сделал для нас и продолжает делать, как Он наказывает слегка, а милует щедро и благостно! Если хочешь исправить кого-нибудь от недостатков, не думай исправить его одними своими средствами. Сами мы больше портим, чем помогаем, например, своей гордостью и раздражительностью. Но возложи свою печаль на Господа (Пс. 54:23) и от всего сердца молись Ему, чтобы Он Сам просветил ум и сердце человека. Если Он увидит, что твоя молитва проникнута любовью, то непременно исполнит твою просьбу, и ты вскоре увидишь перемену в том, за кого молишься. “Эта перемена десницы Вышнего” (Псал. 76:11). 
Как истинный христианин, старающийся стяжать побольше добрых дел и сокровище любви, радуйся всякому случаю оказать ласку ближнему. Не ищи, чтобы тебе оказывали ласку и любовь, а считай себя недостойным их. Больше всего радуйся, когда тебе предстоит случай помочь другому. Оказывай любовь просто, без всякой задней мысли, без всяких корыстных расчетов, помня, что Бог - это любовь, Существо простое. Помни, что Он видит все твои мысли и движения сердца. 

Истинная любовь охотно терпит лишения

Будь смел и решителен на всякое добро, на слова ласки и участия, особенно на дела сострадания и помощи. Считай за мечту уныние и расслабленность в каком бы то ни было добром деле. Говори: “Хотя я и первый из грешников, однако все могу о укрепляющем меня Иисусе… Все возможно верующему” (Филип. 4:13 и Марк 9:23). Истинная любовь охотно терпит лишения, беспокойства и труды, сносит обиды, унижения, недостатки, погрешности и неисправности, если нет от них вреда другим, терпеливо и с кротостью переносит низости и злобу других, предоставляя суд всевидящему Богу, праведному Судии, и молясь о том, чтобы Бог вразумил омраченных неразумными страстями. Люби без размышления: любовь проста. Любовь никогда не ошибется. Также без размышления веруй и уповай: ибо вера и упование также просты; или лучше: Бог, в Коего веруем и на Коего уповаем, есть простое Существо, так же как Он есть и простая любовь. Аминь.

Ты озлобляешься на ближнего, презираешь его, говорить с ним мирно и любовно не хочешь за то, что он имеет нечто грубое, отрывистое, небрежное, неприятное тебе в своем характере, в своей речи, в своих манерах, — за то, что он сознает свое достоинство, быть может, и больше надлежащего, или что он несколько горд и непочтителен, но ты виновнее его, врач и учитель ближнего: врачу, исцелися сам (Лк. 4:23);учитель, научись сам. Злоба твоя есть горшее зло всякого зла, злобою разве можно исправлять зло? Имея бревно, разве можно вынимать у другого спицу?

Зло, недостатки исправляются добром, любовью, ласкою, кротостью, смирением, терпением. Признавай себя первым из грешников, которые тебе кажутся грешниками или на самом деле грешники, считай себя хуже и ниже всех; исторгни всякую гордость и злобу на ближнего, нетерпение и ярость, и тогда врачуй других. А то покрывай снисходительною любовью грехи других. Аще беззакония все назриши в ближнем, что будет? Вечная вражда и нестроение, ибо кто без греха?

За то и повелено нам оставлять долги должникам нашим, ибо, если наши беззакония назрит Господь, кто из нас постоит пред правдою Его? Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный (Мф. 6:14,16). Натрапезе любви бываем у Самой воплощенной Любви, а любви не имеем друг ко другу. Странное дело! и заботы о сем нет. А сама любовь, без нашего усердия и старания и деятельности, не придет.

Ближнего благочестивого славишь — Бога славишь, ближнему делаешь добро, — себе делаешь добро, ибо мы — одно тело; ближнему делаешь добро — Бога делаешь должником себе, — ибо ближний образ Божий, а Бог — все во всех. Христианину делаешь добро — Христа, Сына Божия, делаешь должником себе, ибо христиане — тело Его, члены его. Христианина одолжаешь — Духа Святого одолжаешь, ибо христиане — храмы Святого Духа. Не весте ли, яко храм Божий есте, Дух Божий живет в вас (1Кор. 3:16)?

Каяться — значит, в сердце чувствовать ложь, безумие, виновность грехов своих, — значить сознавать, что оскорбили ими своего Творца, Господа, Отца и Благодетеля, бесконечно святого и бесконечно гнушающегося грехом, — значит, всею душою желать исправления и заглаждения их.

Если будешь иметь христианскую любовь к ближним, то будет любить тебя все небо; если будешь иметь единение духа с ближними, то будешь иметь единение с Богом и со всеми небожителями; будешь милостив к ближним, а к тебе будет милостив Бог, равно и все Ангелы и святые; будешь молиться за других, а за тебя все небо будет ходатайствовать. Свят Господь Бог наш, и ты будь таков же.

Христос, Сын Божий, святейший Бог, не стыдится братею нарицати нас грешников [Евр. 2:11], а ты не стыдись называть братьями и сестрами, по крайней мере, бедных и незнатных, простых людей, родственников по плоти или не родственников, и не гордись пред ними, не презирай их, не стыдись их, ибо мы все действительно во Христе братья, все отрождены водою и Духом в купели крещения и стали чадами Божиими; все нарицаемся христианами, все питаемся плотью и кровью Сына Божия, Спаса мира, над всеми нами совершаются прочие таинства церковные, все мы в молитве Господней молимся: Отче наш… и равно все называем Бога своим Отцом.

Мы не знаем другого родства, кроме родства духовного, всевысочайшего, вечного, которое даровал нам Владыка живота, Творец и Обновитель нашего естества Иисус Христос, ибо это одно родство есть истинное, святое, пребывающее, земное же родство неверно, изменчиво, непостоянно, временно, тленно, как тленна плоть и кровь наша. Итак, обращайся просто с человеками, как равный с равными, и ни пред кем не превозносись, а напротив, смиряйся, ибо всяк возносяйся, смирится, смиряй же себе, вознесется [Лк. 18:14].

Не говори: я образован, а он или она — нет, он или она простой, необразованный мужик или мужичка; дара Божия, данного тебе недостойному, не обращай в повод к гордости, а к смирению, ибо кому дано много, с того много взыщется, а кому дано мало, с того мало и спросят [Лк. 12:48]. Не говори: я благороден, а он низкого рода, — земное благородство без благородства веры и добродетели пустое имя. Что в моем благородстве, когда я такой же грешник, как другие, или еще хуже? И любить-то ближнего надо не по-своему, а по-Божьему, т.е. не по своей воле, а по Божией.

Любовь к согрешающим

Всякий человек, делающий какое-либо зло, удовлетворяющий какой-либо страсти, достаточно наказывается совершаемым им злом, тою страстью, которой он работает, а главное – тем, что он отступает от Бога и Бог от него отступает; потому питать зло к этому человеку было бы крайне безумно и в высшей степени бесчеловечно, это значит – топить человека уже утопающего, толкать в огонь уже пожираемого пламенем. К такому человеку, как погибающему, надо показывать сугубую любовь и с усердием молиться за него Богу, а не осуждать его, не злорадствовать о его беде.

Наша воля — любить бы только любящих нас, а врагов или неприятных нам почему-либо людей презирать, ненавидеть, гнать. Но Бог хочет, чтобы мы их-то тем более и любили, как больных, чтобы и мы-то сами, как больные самолюбием, гордостью, презорством и злобою, врачевали себя любовью и смирением, прилагая этот всецелебный пластырь и на их сердечные раны. Исправляя духовные болезни других, отнюдь не надо быть высокомерным, не надо озлобляться или сердиться и выходить из себя, думать не о пользе ближнего, а о самом себе и служить своему самолюбию и вообще своим страстям.

Любовь не раздражается легкомысленными или гордыми и высокомерными поступками ближнего, она долготерпит, милосердствует, не гордится, не мыслит зла [1Кор. 13:4,5],не ставит всякое слово в строку, а все прикрывает. Да то и ладно, ибо что покроешь снисхождением, то часто удобно проходит само собою. Итак, врачующему других надо быть самому здоровым, чтобы не сказали врачуемые: врачу, исцелися сам [Лк. 4:23].

Если врачуемый заметит, что ты сам зол и сердит и не любишь его, то он будет внутренне презирать и ненавидеть тебя, и ничем ты на него не подействуешь, ибо зло не исправляется злом, а добром. Побеждай благими злое [Рим. 12:21], искорени наперед в себе то, что хочешь искоренить в других. Молясь о людях, молись об них как о себе, ибо мы едино, как чада Отца Небесного. Не унывайте же, подобные мне грешники, но только веруйте в Сына Божия. Уважайте друг друга, грешники, и не презирайте никакого грешника, ибо все мы — грешники, и всех пришел спасти, очистить и до небес вознести сын Божий.

 

Люби без размышления: любовь проста 

Люби без размышления: любовь проста

Любовь никогда не ошибется. Также без размышления веруй и уповай: ибо вера и упование просты или лучше: Бог, в Коего веруем и на Коего уповаем, есть простое Существо, также как Он есть и простая любовь. Аминь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 

Святитель Феофан Затворник 

---картинка линии разделения---

Духовное горение сердца к Господу есть любовь к Нему

Она загорается от прикосновения Господа к сердцу. Вот это и должно быть предметом искания.

Кто чем немощнее, тем более надо возыметь к нему любовь. Если будете так действовать, любовь научит вас всему.

Любовь проникает все составы: душевные, и духовные, и телесные, и всему сообщает прочность и неповрежденность.

 

----картинка линии разделения---- 

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com