ХРИСТИАНСКОЕ СМИРЕНИЕ

----картинка линии разделения----

 

Христианское смирение есть чувство реального понимания себя, видение себя, которое является дальнейшим стимулом к ревностному исполнению заповедей Божиих.  

Осипов Алексей Ильич

 

 ----картинка линии разделения----

 

Епископ Александр (Милеант)

Епископ Александр (Милеант)

----картинка линии разделения----

Христианское смирение полно упования на Божие милосердие

Господь Иисус Христос пришел в мир, чтобы исцелить человека. Он зовет всех обратиться к Богу, войти в Его Царство вечной радости. Для человека зов Христа звучит как голос любящего Отца, зовущего своего потерянного сына вернуться в родной дом. И когда возвращается человек к Богу, он не идет с багажом добродетелей или с богатством приобретенных талантов, но идет как нищий блудный сын, расточивший отцовское имущество.

Первая заповедь блаженства призывает человека понять свою духовную болезнь и обратиться к Богу за помощью. Труден этот первый шаг! Нелегко «блудному сыну» придти в себя, признать свою вину и несостоятельность, начать обратный путь. Поэтому за одно его волевое усилие, за одно доброе начало человеку уже обещается великая награда: «Блаженны нищие духом, потому что их есть Царствие Божие». Замечательно, что как падение человека началось горделивым желанием сравняться с Богом («Будете, как боги» – обещал обольститель нашим прародителям, Быт. 3:5), так и восстановление человека начинается смиренным признанием своей беспомощности.

Нищета духовная – это не материальная бедность или душевная бездарность. Напротив, «нищий духом» может быть при этом очень богатым или очень одаренным человеком. Нищета духовная – это смиренный образ мыслей, который вытекает из честного признания своего несовершенства. При этом христианское смирение не есть отчаяние или пессимизм. Напротив, оно полно упования на Божие милосердие, на реальную возможность стать лучше. Оно проникнуто радостной надеждой на то, что с Его помощью мы станем добродетельными и угодными Ему детьми.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Осипов Алексей Ильич

Осипов Алексей Ильич 

Доктор богословия. Профессор МДА

----картинка линии разделения----

Что же такое христианское смирение?

Святые отцы, основываясь на долговременном опыте подвижничества, предлагают в своих творениях своего рода лествицу духовной жизни, предупреждая при этом о пагубных последствиях уклонения от нее. Исследование ее законов является главнейшей религиозной задачей, и, в конечном счете, все прочие знания богословского характера сводятся к пониманию духовной жизни, без чего они полностью утрачивают свое значение. Эта тема очень обширна, поэтому здесь остановимся лишь на двух главнейших ее вопросах.

Смирение является первым из них. По единогласному учению Отцов, на смирении зиждется все здание христианского совершенства, без нее невозможны ни правильная духовная жизнь, ни приобретение каких-либо даров Духа Святого. Что же такое христианское смирение? По Евангелию, это, прежде всего, нищета духа (Мф. 5:3) – состояние души, проистекающее из видения своей греховности и неспособности освободиться от давления страстей своими силами, без помощи Божией. «По непреложному закону подвижничества, – пишет свт. Игнатий (Брянчанинов), – обильное сознание и ощущение своей греховности, даруемое Божественной благодатью, предшествует всем прочим благодатным дарам». Св. Петр Дамаскин называет это видение «началом просвещения души». Он пишет, что при правильном подвиге «ум начинает видеть свои согрешения – как песок морской, и это есть начало просвещения души и знак ее здоровья. И просто: душа делается сокрушенною и сердце смиренным и считает себя поистине ниже всех и начинает познавать благодеяния Божии… и собственные недостатки». Это состояние всегда сопряжено с особенно глубоким и искренним покаянием, значение которого невозможно переоценить в духовной жизни. Свт. Игнатий восклицает: «Зрение греха своего и рожденное им покаяние суть делания, не имеющие окончания на земле». Высказывания святых отцов и учителей Церкви о первостепенной важности видения своей греховности, о нескончаемости покаяния на земле и рожденного ими нового свойства – смирения, бесчисленны.

Что основное в них?

Смирение является единственной добродетелью, которая дает возможность человеку пребывать, в так называемом, непадательном состоянии. В этом особенно убеждает история первозданного человека, обладавшего всеми дарами Божиими (Быт. 1:31), но не имевшего опытного познания своей не самобытности, своей ничтойности без Бога, то есть не имевшего опытного смирения и потому столь легко возомнившего о себе. Опытное же смирение проистекает у человека при условии понуждения себя к исполнению заповедей Евангелия и покаянию. Как говорит преп. Симеон Новый Богослов: «Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи». Познание своего бессилия стать духовно и нравственно здравым, святым без помощи Божией, создает твердую психологическую базу для непоколебимого принятия Бога как источника жизни и всякого блага. Опытное смирение исключает возможность нового горделивого мечтания стать «как Бог» (Быт. 3:5) и нового падения.

По существу, подлинное возрождение христианина и начинается лишь тогда, когда он в борьбе с грехом увидит всю глубину поврежденности своей природы, принципиальную неспособность без Бога исцелиться от страстей и достичь искомой святости. Такое самопознание открывает человеку Того, Кто хочет и может спасти его из состояния погибели, открывает ему Христа. Именно этим объясняется столь исключительное значение, придаваемое смирению всеми святыми.

Преп. Макарий Египетский говорит: «Великая высота есть смирение. И почесть, и достоинство есть смиренномудрие». Свт. Иоанн Златоуст называет смирение главной из добродетелей, а преп. Варсануфий Великий учит, что «смирение имеет первенство среди добродетелей». Преп. Симеон Новый Богослов утверждает: «Хотя много есть видов воздействий Его, много знамений силы Его, первейшее всего другого и необходимейшее есть смирение, так как оно есть начало и основание». Смирение, приобретаемое правильной христианской жизнью, является, фактически, новым свойством, неизвестным первозданному Адаму, и оно – единственное твердое основание непадательного состояния человека, его истинной святости.

 

ХРИСТИАНСКОЕ СМИРЕНИЕ

 

В чем разница между комплексом неполноценности и христианским смирением?

Комплекс неполноценности заключается в том, что человек постоянно ощущает себя неспособным сделать что-то так, как это следует. И не только ощущает, но и боится: за что бы он ни принялся, все сделает не так, как надо. И поэтому, естественно, он очень часто допускает различные ошибки. Смирение христианское проистекает от другого начала. Христианское смирение рождается из следующего: тот, кто хочет быть христианином, должен, встав утром (ежедневно), сказать себе: "Сегодня я постараюсь жить так, как этого требует Евангелие, т.е. никого не обманывать, не осуждать, не злиться, не завидовать и т.д." Удивительное явление! Оказывается, что только решительное понуждение себя к исполнению Евангелия открывает мне самого себя. Я думал, что я такой хороший человек, что лучше меня нет, и не может быть, а как только я сопоставил себя с Евангелием, то на каждом шагу со мной приключения. Я вновь понуждаю себя, и вновь нарушаю Евангелие. Делаю добро ради Бога, ради Евангелия - появляется тщеславие. Вот это открывающееся видение дает мне реальное, здоровое понимание того, кто я есть на самом деле. Оказывается, даже при искреннем желании жить по Евангелию, из меня, что называется, прет не то, что надо. Вот здесь рождается чувство понимания, что, даже стараясь, я то и дело спотыкаюсь. Один из великих святых говорит: "Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи", открывает мне, что я и нищ, и наг, и убог, а открывая это, не убивает желания жить по-христиански, но, напротив, понуждает к еще большей ревности в исполнении Евангелия, и порождает то самое чувство смирения, т.е. видения того, кто я есть на самом деле, а не тот, кто я был в своих мечтаниях, фантазиях и тщеславных парениях. Видение себя, чувство из этого видения проистекающее и есть смирение.

Христианское смирение есть чувство реального понимания себя, видение себя…

Это совсем не комплекс неполноценности. Это смирение понуждает всегда к еще большему следованию заповедям, потому что человек из состояния смирения начинает молиться не языком, а сердцем. Начинает каяться не языком, а сердцем. Не отчеты предлагать батюшке, а искренне раскаиваться. Вот это понуждение себя к следованию Евангелию, рождающееся отсюда видение поврежденности своей природы, рождает во мне еще большую ревность к обращению к Богу. Я начинаю понимать действие молитвы, я вижу помощь Божию: обратился в смирении от всей души к Богу, и Господь мне помогает! Чем больше видение себя, тем больше искренности в обращении к Богу, тем большее происходит единение человека с Богом. Ибо Бог есть не просто любовь, но и величайшее смирение, до Креста. И поэтому здесь - во глубине смирения мы и соединяемся с Богом. Таким образом, христианское смирение есть чувство реального понимания себя, видение себя, которое является дальнейшим стимулом к ревностному исполнению заповедей Божиих.

Христианское смирение исполняет благожелательством ко всем людям

Мне как-то показали плакаты по поводу ИНН - я просто в ужас пришел: сколько там фанатизма, ожесточения, противления церковной власти, неприязни, ненависти к мыслящим иначе. Откуда это может быть? - Только из сознания: “Мы - непогрешимые носители истины. Все, кто не с нами, - враги Церкви, которые достойны ненависти”. Но христианское смирение не знает таких чувств. Оно исполняет истинного христианина искренним благожелательством ко всем людям. Св. Исаак Сирин говорит, что таковой христианин к самим врагам истины воспламеняется любовью. Преподобный Симеон Новый Богослов сообщает о великом духовном законе: “Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи”, то есть смирению. Смирение и любовь к людям и являются наиболее точным критерием в познании того, где есть действительно христианство, а где его языческая подделка. 

Христианином становится только тот, кто смирится…

Если же мы забудем об этом, то бесплодно проживем свою жизнь, бесплодны будут все наши церковные дела, вся наша борьба за истину. “Безумен тот, - говорит авва Дорофей, - кто строит дом другому, разоряя свой собственный”. Без собственной духовной жизни мы ничего доброго, спасительного людям не принесем. Это важно помнить. Все должно делать так, чтобы быть христианином. А христианином становится только тот, кто смирится и увидит, что ему нужен Христос-Спаситель. 

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com