РАДОСТЬ ДУХОВНАЯ 

----картинка линии разделения----

 

Духовная радость честно и благоприлично приводит душу в единение с Богом, наполняет сладостью также и тех, кто находится с таким человеком в сношениях. 

Святитель Иоанн Златоуст

 

 ----картинка линии разделения----

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

----картинка линии разделения----

Радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна...

Как возлюбил Меня Отец, и Я возлюбил вас, пребудьте в любви Моей. Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви. Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна (Ин.15:9-11). 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

----картинка линии разделения----

Радуйтеся всегда о Господе, и паки реку: радуйтеся (Флп.4:4)

 

 ----картинка линии разделения----

                        

Святой Антоний Великий

Святой Антоний Великий

----картинка линии разделения----  

Делом исполнить какую-либо заповедь с радостью, во славу Божию, — вот что есть радость о Господе.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

 Преподобный Исаак Сирин 

----картинка линии разделения----

Радость о Боге крепче здешней жизни

Радость о Боге крепче здешней жизни и кто обрел ее, тот не только не посмотрит на страдания, но даже не обратит взора на жизнь свою, и не будет там иного чувства, если действительно была сия радость. Любовь сладостнее жизни, и разумение по Богу, от которого рождается любовь, еще сладостнее, паче меда и сота. Любви не печаль принять тяжкую смерть за любящих. Любовь есть порождение ведения, а ведение есть порождение душевного здравия, здравие же душевное есть сила, происшедшая от продолжительного терпения.

Если терпение возрастает в душах наших, это признак, что прияли мы втайне благодать утешения. Когда душа упоена радостью надежды своей и веселием Божиим, тогда тело не чувствует скорбей, хотя и немощно. Тогда оно бывает в силах подъять сугубую тяготу, не являя оскудения в силах. Так бывает, когда душа входит в оную духовную радость. Если сохранишь язык свой, то от Бога дастся тебе благодать сердечного умиления, чтобы в нем увидеть тебе душу свою, и им войти в духовную радость.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения----

Духовная радость приводит душу в единение с Богом

Радость... духовную и разумную производит не что иное, как сознание добрых дел, — посему, кто имеет добрую совесть и такие же дела, тот может постоянно праздновать.

Духовная радость честно и благоприлично приводит душу в единение с Богом, наполняет сладостью также и тех, кто находится с таким человеком в сношениях.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин

----картинка линии разделения----

Блажен, кто всегда исполнен духовной радости 

Идущий... путем Христовым всегда радуется и веселится о Духе Святом, ожидая блаженного упования великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Блажен, кто всегда исполнен духовной радости и неленостно несет благое иго Господне, потому что будет он увенчан во славе.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Паисий Святогорец

Преподобный Паисий Святогорец 

----картинка линии разделения----

Духовная радость

Конечно, чтобы иметь преуспеяние в монашеской жизни, необходимо быть умным, мужественным, подвизаться с большой ревностью, дерзновением и великой надеждой на Бога, нужно все лучшее отдать Богу, сильно любить Его и трепетать греха, а не смерти. Нужно радоваться тому, что кожа и кости заключают в себе здравие души, и не печалиться из-за потери килограммов и жира, который полезен только червям. Итак, святое подвижничество (с рассуждением) вместе с великим самоотречением, которое рождается от великой веры и сильной любви к Богу, приносит человеку подлинную радость в его жизни, и он радуется тому что живет, потому что его сердце летает как на крыльях, славословя благодетеля Бога, а также тому что умрет, потому что опять пойдет к Богу и там будет продолжать свое славословие.

Если сказать коротко, он чувствует одинаковую радость как оттого что живет, так и оттого что умрет. Без сомнения, в раю будет лучше, потому что в этой жизни он получает от Бога только часть райской радости. Но поскольку и эта радость на земле столь велика, а другой — большей — он еще не знает, то он чувствует совершенную радость. Так и Христос сказал нам: «Царствие Небесное внутрь вас есть» (Лк. 17:21). Конечно, невозможно понять это умом, если человек вместе с плотью не отдаст подвижничеству ради любви Христовой также своего ума и не захочет казаться другим безумным Христа ради, и бессильным Христа ради, чтобы получить силу и премудрость Христову от Его распятия. То есть человек начинает понимать это лишь после того, как распнет себя на своем кресте и станет в малой степени невещественным, благодаря подвижничеству, после того, как умрет для мира и воскреснет духовно.

Только монахи, которые переживают это воскресение, могут понять заключенных в аду, которые удалены от Бога (потому что это и есть ад). И поскольку они чувствуют как те страдают, а себя видят постоянно радующимися, то просят Бога, чтобы Он, если это возможно, заменил ими хотя бы одного страдающего в аду, который не знал Бога ни на земле, ни там, в аду, и постоянно мучится. Вместе с радостью, оттого что они заменят хотя бы одного находящегося в аду, о чем монахи постоянно просят Бога, они испытывают великое веселие, и я думаю, что из-за их великой любви, которая достигает даже ада, эта маленькая часть ада превращается в рай, потому что, где любовь — там и Христос, а где Христос — там радость.

Монахи молятся не только о живых и умерших, но даже о самых несчастных из всех — о демонах, которые, к несчастью, хотя уже и прошли тысячи лет, постоянно изменяются к худшему и укореняются в своем зле. Когда-то один монах, имевший большое сострадание, упав на колени, просил в своей молитве о следующем: «Ты Бог и, если хочешь, можешь найти способ, чтобы спаслись и эти несчастные демоны, которые, хотя вначале имели столь великую славу, сейчас имеют крайнюю злобу и мирское коварство и, если бы Ты не защищал нас, уничтожили бы всех людей». И вот, как только он, молясь с состраданием, произнес эти слова, видит рядом с собой песью голову, которая высовывает язык и передразнивает его. Мне кажется, Бог попустил это, чтобы монах понял, что Бог готов принять демонов — достаточно им только покаяться, однако они сами не желают своего спасения. Из этого случая, кроме великой любви монахов, которую они приобретают от того же рода любви Божией, не имеющей пределов, видна также великая любовь Бога, Который готов спасти даже демонов, несмотря на все бесчисленные преступления, которые ими совершены, — достаточно им лишь покаяться.

Духовная радость — невыразимая и заливающая сердце

— Геронда, апостол Павел, говоря: «Плод духовный есть любы, радость» (Гал. 5:22), имеет в виду то, что радость есть доказательство правильной жизни?

— Да, потому что есть мирская радость и есть божественная радость. Когда что-то не духовно, нечисто, то в сердце не может быть истинной радости и мира. Радость, которую испытывает духовный человек, — это не та радость, за которой многие сегодня гонятся. Не надо путать разные вещи. Имели ли святые радость в том ее виде, что ищем мы? Матерь Божия имела такую радость? Христос — смеялся ли Он? Кто из святых прожил эту жизнь без боли? У какого святого была такая радость, к которой стремятся многие христиане нашего времени, не хотящие и слышать ничего неприятного, чтобы не расстроиться, не потерять своей безмятежности? Если я избегаю волнений, ради того чтобы быть радостным, ради того чтобы не нарушать своего покоя, ради того чтобы быть мягким, то я равнодушен! Духовная кротость — это одно, а мягкость от равнодушия — это другое. Некоторые говорят: «Я христианин и поэтому должен быть радостным и спокойным». Но это не христиане. Вам понятно? Это равнодушие, это радость мирская. Тот, в ком присутствуют эти мирские начала, — не духовный человек. Духовный человек — весь сплошная боль, то есть ему больно за то, что происходит, ему больно за людей. Но за эту боль ему воздается божественным утешением. Он чувствует боль, но чувствует в себе и божественное утешение, потому что Бог из рая бросает в его душу благословения, и человек радуется от божественной любви. Вот что такое радость, духовная радость — невыразимая и заливающая сердце.

Духовная радость не приходит к тому, кто исполняет мирские похотения своего сердца

— Геронда, часто люди мирские говорят, что, имея все блага, они ощущают какую-то пустоту.

— Настоящая, чистая радость обретается близ Христа. Соединившись с Ним в молитве, ты увидишь свою душу наполненной. Люди мира сего ищут радость в наслаждениях. Некоторые духовные люди ищут радость в богословских диспутах, беседах и тому подобном. Но когда их богословские разговоры заканчиваются, они остаются с пустотой и спрашивают себя, что им делать дальше. Каким бы ни было то, чем они занимаются — греховным или нейтральным, — результат одинаков. Пошли бы уж лучше тогда поспали, чтобы утром пойти на работу со свежей головой. Духовная радость не приходит к тому, кто исполняет мирские похотения своего сердца. Такого человека посещает беспокойство. Духовные люди чувствуют тревогу от мирской радости. Мирская радость не постоянна, не истинна. Это временная, сиюминутная радость — радость вещественная, не духовная. Мирские радости не «заряжают» человеческую душу, а лишь засоряют ее. Ощутив духовную радость, мы не захотим радости вещественной. «Насы́щуся, внегда́ яви́ти ми ся сла́ве Твое́й» (Пс. 16:15). Мирская радость не восстанавливает, но отнимает силы духовного человека. Посади человека духовного в мирские апартаменты — он там не отдохнет. Да и человек мирской: ему будет лишь казаться, что он отдыхает, а на самом деле он будет мучиться. Внешне будет радоваться, но внутреннего удовлетворения это ему не принесёт, и он будет страдать.

— Геронда, среди мирских порядков дышать тесно!
— Людям тесно дышать, но ведь они и сами этой тесноты хотят! Как лягушка — ведь она сама прыгает в пасть змеи. Змея подстерегает возле водоема и, не отрываясь, смотрит на лягушку. Засмотревшись на змею и потеряв над собой контроль, лягушка, как зачарованная, бежит с кваканьем в её пасть. Змея отравляет ее ядом, чтобы она не сопротивлялась. Тут лягушка пищит, но даже если прийти к ней на помощь и прогнать змею, лягушка все равно подохнет, будучи уже отравленной.

— Геронда, почему люди радуются мирским вещам?

— Нынешние люди не думают о вечности. Себялюбие помогает им забыть о том, что они потеряют всё. Они не осознали еще глубочайшего смысла жизни, не ощутили иных, небесных радостей. Сердце этих людей не устремляется радостно к чему-то высшему. Например, ты даешь человеку тыкву. «Какая восхитительная тыква!» — говорит он. Ты даешь ему ананас. «Ну и чешуя же у этих ананасов!» — говорит он и выбрасывает ананас, потому что он никогда его не пробовал. Или скажи кроту: «Как прекрасно солнце!» — он опять зароется в землю. Те, кого удовлетворяет вещественный мир, подобны глупым птенцам, которые сидят в яйце без шума, не пытаются пробить скорлупу, вылезти и порадоваться солнышку — небесному полету в райскую жизнь, — но, сидя не шевелясь, умирают внутри яичной скорлупы.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Тихон Задонский

Святитель Тихон Задонский 

----картинка линии разделения----

Истинная христианская радость состоит в Боге, так как Бог — Отец

Таяжде Божия благодать научает человека радоватися о Бозе Спасе своем, и соделовает в сердце его радость истинную, духовную, небесную, и некое восклицание и играние, и покой, и мир в совести его: что все есть предвкушение вечныя жизни, и аки крупицы от небесныя трапезы, на сердце человеческое падающия.Радость истинная в Боге. Не тако истинные христиане. Они уподобляются нашедшему истинное сокровище и радующемуся о том, который, отверзши и увидевши истинное, а не притворное сокровище, более и более веселится: тако они ныне, на Бога и вечныя сокровища верою взирая, радуются, но когда лицем к лицу увидят Бога, и оныя сокровища им отверзутся, тогда «радость их исполнится, и радости их никтоже возмет от них» (Ин. 16:22).

Истинная христианская радость состоит в Боге. Сие их сокровище, утешение, радость и увеселение есть: они о том радоватися должны, что веруют и работают Богу не такому, каковы были и суть боги языческие, «бездушные, глухие, немые, слепые, сребро и злато, дела рук человеческих» (Пс. 113:12-15), — но работают Богу живому, бессмертному, присносущному, премудрому, всемогущему, вся в руце Своей содержащему, о всех промышляющему, благому и милостивому Создателю и Промыслителю своему. О сем радоватися им велит Дух Святый: «радуйтеся праведнии о Господе» (Пс. 32:1), — и чрез Апостола: «радуйтеся о Господе», и всегда радоватися повелевает: «радуйтеся всегда о Господе: и паки реку, радуйтеся» (Флп. 4:4).

Верующий в Бога имеет в сердце своем радость духовную. Радость, так как Бог — Отец. Радость им сия и отсюда проистекать наипаче должна, что они того великого и живого Бога «Отцем своим» нарицают и имеют, Которому и молятся тако: «Отче наш, Иже еси на небесех!» и проч. (Мф. 6:9). Велико есть земнаго царя нарицать и иметь за отца: несравненно больше есть достоинство — Царя небеснаго Бога Вседержителя Отца иметь и призывать.

Христос есть радость для христианина

Кто имеет живую веру, тот имеет и духовную радость. Вера без радости не бывает.
Которые во Христа сердечно веруют и толикую милость Божию в сердце своем чувствуют, последует неотменно радость. 

Радость совершенная в жизни будущей

Радость сия совершится в будущем веце, где прекрасное оное и вечное солнце все открыется, и неизреченно увеселит любителей и зрителей Своих, егда Его не яко зерцало в гадании, но «лицем к лицу увидят», и сладкаго того лицезрения без конца и сытости насыщаться будут (1 Кор. 13:12), и наследят вся благая оная, «ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9).

Радость христианская есть предвкушение радости вечной

Сия радость есть предвкушение вечныя радости, которой истинии христиане ныне некоторую частицу чувствуют. Тогда же совершенно «упиются от тука дому Господня, и потоком сладости Его напоятся» (Пс. 35:9)... егда «возлягут со Авраамом и Исааком и Иаковом» и прочими патриархами, пророками, «апостолами, мучениками и всеми благословенными» во Царствии Божии» (Мф. 8:11). К чему сладчайшему радостнейшему и совершеннейшему пиру желают с Давидом: «когда прииду и явлюся лицу Божию».

Радость увеличивается от ожидания будущего блаженства

Радость сия в христианах преизлишно растет и умножается, егда помышляют о том блаженстве, которое уготовано им вечное на небесех, егда чают Того Бога, Котораго «ныне видят яко зерцалом в гадании, тогда лицем к лицу видети» (1 Кор. 13:22), — Тому предстоят бессмертному Царю и славою Его осияватися, Которому ныне усердно и сладце работают, и под покровом Его ныне находятся. Радость сию весьма умножает им надежда будущего живота и блаженства, что благодатью Божиею отверзлося сокровище неизреченных и вечных благ, которых они получить благодатью Христовою надеются, когда «верни до смерти будут» (Апок. 2:10). Сим утешает их Сам радости сея Виновник, Иисус Христос: «радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех» (Мф. 5:12) (3:249—250).

Радость христианская без любви не бывает

Радость без любви не бывает, и где любовь, тамо и радость. А кто любит что, о том радуется. Кто любит сребро, злато, похоть, славу мира сего, сласть, о том утешается и веселится. Кто любит друга, о нем радуется. И чем большая у кого любовь бывает к чему, тот более о том и радуется. Явный знак любви Божия есть сердечная радость о Бозе. Ибо что любим, о том и радуемся. Так и Божия любовь без радости быть не может. И сколько раз чувствует человек в сердце своем сладость любве Божия, столько раз радуется о Бозе. Любовь бо, яко пресладкая добродетель, без радости ощущаться не может. Якоже мед услаждает гортань нашу, когда вкушаем его, тако увеселяет сердце наше любовь Божия, когда вкушаем и видим, «яко благ Господь» (Пс. 33:9). Таковая радость о Бозе во многих Святого Писания местах, а паче в святых псалмах изображается. Сия радость есть духовная, небесная, и есть предвкушение сладости вечной жизни.

Радость и любовь неотделимы

Не может бо тамо не быть радость, где любовь, ибо любовь радость соделовает, Бог же есть любовь (1 Ин. 4:8 и 16): и потому где Бог с Своею благодатью, там и радость. А понеже сокровище сие — радость, глаголю, духовную внутрь имеют, и всегда и везде носят ее в себе; то ничто ее отнять не может, ни счастье, ни несчастье мира сего, ни честь, ни бесчестие, ни богатство, ни нищета, ни болезнь, ни раны, ни скорбь, ни узы, ни темница, ниже самая смерть. Паче же истинному боголюбцу и страдать ради любимого радостно... Так мученицы святии на мучение и на смерть за имя сладчайшего Иисуса Господа, яко на сладкий духовный пир, с радостью себе предавали. И чем кто большую имеет любовь, тем большую чувствует в себе радость, тем безбоязненнее за имя Христово подвизается.

Радость временная и вечная

Радость о создании вмале является, как сон, и, как сон со сном, с отъятием мирских любимых вещей исчезает: радость же духовная во времени начинается, но в вечности совершится, и во веки пребывает, якоже Сам Бог, о Котором радуются любящие Его, во веки пребывает.

Радость духовная и плотская

Вера сия соделовает радость и веселие в Сердце верующего. Радость сия есть не о пище, питии, ни о чести, ни о богатстве, злате, сребре, ни о прочем, о чем сыны века сего радуются: ибо сия радость плотская, но есть радость духовная, радость о Господе Спасе, о благости и человеколюбии Его, утешение и спокойство в совести, как Апостол учит: «оправдашеся верою, мир имамы с Богом Господем нашем Иисус Христом», и проч. (Рим. 5:1 и след.). Ибо Евангелие святое есть весть радостная, и Вера есть сердечное принятие Евангелия: того ради приемлющим тое непременно последует радость духовная в сердцах их, якоже о страже темничном, в Деяниях Апостольских поминаемом, пишется: «возрадовася со всем домом своим, веровав Богу» (Деян. 16:34). Откуда радость сия на многих Писания Святого местах, как пресладкая духовная пища, верным предлагается, якоже Псалмы, Евангелие и послания Апостольская читающему приметить можно.

Радость бывает мирской и духовной

Что любит человек, о том и радуется. И как любовь есть двоякая, мирская или плотская, и духовная или Божия, так и радость есть двоякая, мирская или плотская, и духовная или христианская.

Радость истинная от боголюбия, ложная от самолюбия

Как боголюбие рождает истинную сердечную и неотъемлемую радость, так самолюбие делает ложную, прелестную и мнимую утеху, которая подобна есть сновидению, вмале явившемуся и исчезнувшему, и вместо того вводит истинную сердечную печаль, грызение совести, и в будущем веке адское мучение, тем жесточайшее и страшнейшее, чем более себе грешник здесь любил и угождал.

К чему сердце прилепилось, тот о том и радуется

Радость познается от последующей печали. Аще бо кто какой лишился вещи и печалится о том, несомненный знак, что он ту любил вещь. Так друг друга любимого, муж жены, и жена мужа любимого, брат брата любимого, лишившись, печалится. Так, кто любит честь, славу, богатство мира сего, когда лишится любимого, скорбит, сетует. И так к чему сердце любовью прилепляется, о том сердце и радуется. Идеже чье сокровище, ту и сердце его, как учит Христос: «идеже есть сокровище ваше, ту и сердце ваше будет» (Мф. 6:21). Так кто любит Бога и вечную славу, о Бозе и радуется, «ту и сердце его есть». Искаженный первородным грехом человек радуется о том, что ему зло и вредно.

Радость о материальных благах есть радость ложная

Как сынов века сего, которые радуются о сребре, злате, чести, славе и роскошах мира сего, есть ложная радость, и только вид радости имеет: так истинных христиан радость есть истинная и никогда неотъемлемая. Сыны века сего подобны тому, который, нашедши мешец исполненный, думает, что с златом, или с сребром нашел мешец, но, открывши, и вместо злата с другим чем неприятным увидевши его, весьма печалится, и сам себе обличает о пустой бывшей радости: так они, нашедши богатство мира сего и роскоши, радуются о тех, но при смерти или нашедшей беде, осмотревше, что нет того ничего, что имели, и познавше, что радость их пустая была, вместо радости ложной истинную и безмерную в сердце чувствуют печаль. Сию перемену мирские вещи любителям своим приносят, как самый случай научает.

Ни любить, ни радоваться о временном не должно

Сынове века сего радуются о чести, славе, злате, сребре, богатстве, роскошах и сластях мира сего. Сие — их сокровище, утеха и увеселение, а потому радуются о том сокровище своем, яко любят его. Христиане сию радость должны изгонять из сердца своего и не давать ей места в сердце своем. От сея радости отводит их Дух Святый: «не любите мира, ни яже в мире» (1 Ин. 2:15). Чтобо человек любит, о том и радуется. И потому, как любить мира, так и радоваться о нем не должно христианам.

О временных благах радоваться как о благодеяниях Божиих, и радость возводить к Богу

Примечай, христианине, что может быть христианская радость и о временных благах, например, о победе над врагами церкви одержанной, о благорастворении воздуха, о изобилии плодов земных, о здравии своем и ближнего, и о прочем. Но и сия радость, как начало имеет от Бога, всех благ Дателя, так до Него относиться, и на Нем едином почивать должна. Божия бо благая суть свидетельства благости Божией, суть, подобны ручьям, проистекающим от источника, подобны лучам, от солнца на землю спущаемым. Ручьи ведут нас к источнику и показуют нам источник, и лучи солнечные, которые нас освещают, возводят наши очи к солнцу; тако временная благая от Бога, яко источника, проистекают; и, яко лучи от присносущнаго солнца, на нас ниспущаются и согревают, и возводят ум и сердце наше к Нему Самому, и увещевают Его любить и радоваться о Нем, яко Любителе и Благодетеле своем.

Христос через Свою скорбь подает нам вечную радость

Скорби внешние не являются препятствием радости истинной. Христианам-де многие бывают скорби, якоже глаголет Пророк: «мнози скорби праведным?» (Пс. 33:20) — Правда, но сии скорби извне им бывают, и ради того душевные им радости не отнимают. Тело и плоть их оскорбляется, но душа в них веселится: яко сии скорби им бывают не яко злодеям, но яко христианам (1 Пет. 4:15-16). И для того сими скорбьми не погружаются, но паче возносятся и «хвалятся в скорбех, видяще, яко скорбь терпение соделовает, терпение же искусство, искусство же упование; упование же не посрамит» (Рим. 5:3-5). К тому ж и скорбь терпеть ради любимого радостно, якоже читаем о святых Апостолах, которые «идяху от лица собора радующеся, яко за имя Господа Иисуса сподобишася безчестие прияти» (Деян. 5:41). То же читаем и о святых мучениках. И хотя случается и христианам в духовном искушении печалиться, но они сию печаль препобеждают надеждою благости Божией, и сия скорбь им обращается в большее утешение, когда непогодное и бурное то прейдет время.

Радость познается из последующей печали

Любовь и радость познается из последующей печали о потерянной вещи, которую человек любит, и радуется о ней. Так, отец печалится о сыне, муж о жене, друг о друге, брат о брате умершем; печалится же не иной какой ради причины, как что разлучился с любимыми; и потому печалью своею показуют, что они тех, с которыми разлучились, любят, и которыми в присутствии их утешались, уже в отсутствии не утешаются, чего ради и оскорбляются тем. Сего не делает человек, когда лишается того, чего не любит. Так о чужом умершем не печалится, понеже не любил его, не любил же его потому, что им живущим не утешался, не утешался же потому, что не любил и не радовался о нем живущем, а понеже о живущем не утешался, то и о умершем и отлучившемся не печалится. Знамение убо есть любве к вещи какой радость о ней, знамение же радости есть последующая печаль о той погибшей.

Радоваться и в благополучии и в несчастии

Радость сию духовную в благополучии и неблагополучии иметь должно христианам, яко радость сия проистекает от любви Божией, которую они всегда иметь должны. Бог бо, яко «непременяемая» благостыня и любовь, всегда любви достоин. Он и тогда нам благ и милостив есть и благодетельствует, когда отнимает от нас благополучие временное; тогда нас милует, когда бьет нас; тогда нас щадит, когда наказует; тогда нас любит, когда опечаливает; тогда нам благотворит, когда благая Своя отъемлет от нас. Ибо «егоже любит Господь, наказует: биет же всякаго сына, егоже приемлет» (Евр. 12:6; Апок. 3:19). Сего ради, как любовь к Богу, так и последующая ей радость духовная не токмо в благополучии, но и в злополучии должна быть в христианах. Ибо якоже от радости о Бозе истинная к Богу любовь, так таяжде любовь в неблагополучии познается.

Кто радуется в благополучии, а в неблагополучии скорбит, то эта радость не о Боге, но о благополучии

Как только в благополучии радуется о Бозе, тот подает о себе свидетельство, что он не Бога Самого, но благополучие, благая Божия временная любит. Иное же есть Бога любить, иное любить благая Его, как сие всяк может признать. Так, кто и человека дотоле любит, доколе ему благодетельствует, тот не так самого его, как благодеяния любит. Истинный бо человеколюбец не токмо благодетеля и друга своего, но и всякого человека любит и умилостивляется над ним. Так и истинный боголюбец не токмо Бога любит тогда, когда увеселяет его временными благами, но и тогда, когда опечаляет его, отнимая временная благая. От Бога бо, яко благаго и благих Источника, не что иное, как только благое, проистекает и изливается на нас.

Радоваться в благополучии, но роптать в скорбях есть лицемерие

В благополучии и лицемеры и злые люди радуются, любят Бога и благодарят Бога, но когда отымется от них благополучие, тогда ропщут, негодуют, печалятся, а часто и хулят, а так показуют, что они устами, а не сердцем Бога любят, якоже пишется о Израильтянах: «возлюбиша Его усты своими, и языком своим солгаша Ему: сердце же их не бе право с Ним» (Пс. 77:36-37), и тем свидетельствуют о себе, что они благая Божия любят, а не Самого Бога. Не тако правое и боголюбивое сердце, которое Богу во всем покоряется и последует, не тако поступает: оно и в благоденствии Бога, яко благодетеля своего, благодарит и поет, и в злоденствии, яко благодетеля своего, признает и хвалит, и исповедуется с Давидом: «благо мне, яко смирил мя еси» (Пс. 118:71); и на всякое время, веселое и печальное, с темже Псаломником благословит Его: «благословлю Господа на всякое время, выну хвала Его во устех моих» (Пс. 33:2).

Радость — плод духовной мудрости. Радость там, где чистая совесть.

 

Симфония по творениям святителя; составил схиархимандрит Иоанн (Маслов)

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Феофан Затворник

 Святитель Феофан Затворник

----картинка линии разделения----

Буди вам в обрадование духовное

Взаимно приветствую и я вас со светлым праздником Воскресения Христова. Буди вам в обрадование духовное, которое, однако ж, зависит не от слов и не от желаний.
Вкусившие силы воскресения прежде оного воскресения, только они радуются настоящим образом Воскресению Христову. У них плоть умерла, и живут они духом. Нам же, плотяным, как радоваться истинною радостью?

О промыслительном отнятии духовных утешений

Господь иногда испытывает искренность служения Ему, отъемля духовные утешения, сопровождающие упражнения духовные. И когда увидит, что душа, лишенная сих утешений, не жалея себя, служит Ему усердно, возвращает ей утешения те. Старцы говорят, что ненадобно пристращаться к сим утешениям или считать их достоянием своих трудов неотъемлемым, а предать их в волю Божию — принимать, когда подает Господь, и терпеть лишение их, когда отнимает».

Откуда радости и печали в сердце

Сердцем распоряжаться никто не властен. Оно живет особою жизнию. Само по себе радуется, само по себе печалится. И тут с ним ничего не поделаешь. Только Владыка всяческих, все содержащий в деснице Своей, властен входить в него и влагать в него чувства, не соображаясь с натуральным течением его изменений. 

Жизнь духовная есть неистощимый источник радостей духовных

Жизнь духовная с памятью о Боге и следованием своей совести сама в себе есть неистощимый источник радостей духовных, сравнительно с которыми земные радости, что полынь пред медом.

Прочное умиротворение мыслей есть дар Божий, но дар сей не дается без усиленных собственных трудов. И одними своими трудами вы ничего не достигнете — и Бог ничего вам не даст, если не потрудитесь всеусильно. Таков закон неотложный.

В духовной жизни книги — только руководство. Самопознание приобретается делом.

Жизнь духовная — особый мир, в который не проникает мудрость человеческая.

Есть единая истинная жизнь, обнаруживающаяся и состоящая в противлении страстям и преодолении их.

 

----картинка линии разделения----