ПРИЙТИ КО ХРИСТУ

 ----картинка линии разделения----

 

Желающий прийти ко Христу и удостоиться жизни вечной, должен твердо веровать Господу и всего себя отдать исполнению заповедей Его… 

Святой Макарий Великий 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий 

----картинка линии разделения----

Желающим прийти ко Господу

Желающий прийти ко Господу и удостоиться жизни вечной и стать жилищем Христовым и исполниться Духом Святым, чтобы возмочь по всем заповедям Господним чисто и непорочно возделать плоды Духа, должен таким образом положить начало: сначала, вот, твердо веровать Господу и всего себя отдать исполнению заповедей Его и во всем отречься от мира, так чтобы ум отнюдь не был занят чем-нибудь из видимых вещей, и ему необходимо всегда быть выдержанным в молитве, всегда с верою ожидая посещения и помощи Господа и это имея всегдашним предметом своего ума. Затем ему необходимо всегда принуждать себя ко всякому добру и на всякую заповедь Господню, хотя бы сердце и упорствовало по причине сосуществующего с ним греха, так, пусть он принуждает себя быть смиренным пред всеми людьми и пусть считает себя меньшим и худшим из всех людей, не ища ни чести, ни похвалы, ни славы от кого-либо, так как это и предписано в Евангелии, — но пусть всегда имеет пред очами только Господа и заповеди Его, желая угодить Ему единому; пусть также он принуждает себя быть кротким, хотя бы сердце и упорствовало, как призывает нас к тому Господь: «Научитесь от Мене, яко кроток есмъ и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим»  (Мф. 11:29); также, насколько есть сил, пусть приучает себя, хотя бы и с принуждением, к тому, чтобы быть милостивым, благим, щедрым, добрым, как говорит Господь: «Будите благи и щедры, якоже Отец ваш Небесный»  (Мф. 5:48); и еще: «Будите милосерди, якоже и Отец ваш, Иже есть на небесех, милосерд есть» (Лк. 6:36); и еще Он говорит: «Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите»  (Ин. 14:15), и еще: «Принуждайте себя, потому что употребляющие усилие восхищают Царство Небесное» (Мф. 11:12), а также: «Подвизайтеся внити сквозе тесная врата» (Лк. 13:24). Пусть всегда имеет пред очами Господне смирение, Его жизнь и образ ее, так чтобы хранить сие как пример во всегдашней памяти и по силам принуждать себя подражать сему; пусть упорно держится молитвы, непрестанно молясь и пребывая в вере, дабы Господь, придя, возобитал в нем и укрепил и оспособил его к исполнению всех заповедей Его, так чтобы Сам Господь стал обитателем его души. И таким образом, видя, что те вещи, которые я ныне привел, этот человек совершает с усилием и с принуждением сердца и приучает себя во всем к добру и всегда памятует о Господе и с великой любовью ожидает Его, и видя его таковое произволение и благое усердие — именно: что он всегда принуждает себя к памятованию о Господе и к добру, и к смирению, и к кротости, и к любви, и сколько есть сил с усилием склоняет и воспитывает непокорное сердце, — Господь оказывает ему милость и освобождает его от врагов его и от возобитавшего в нем греха, исполняя его Духом Святым; и таким образом человек уже и без усилия и тяжелых трудов исполняет, поистине, все заповеди Господни, лучше сказать: Сам Господь соблюдает (совершает) в нем Свои заповеди, и тогда он чистым совершенным образом плодоприносит плоды Духа.

Итак, тому, кто приступил к Господу, необходимо прежде таким образом принуждать себя к добру — хотя бы сердце и не было склонно к сему, — ожидая всегда с несомненной верой милость Его; следует принуждать себя к смирению; необходимо склонять себя к любви, если в душе нет любви; надо убеждать себя к кротости, если душа не обладает этим качеством; должно принудить себя к доброте и к соделыванию своего сердца милосердным; нужно приучать себя к самопрезрению и к терпению и, будучи презираемым и уничижаемым, не гневаться, по реченному: «Не себе отмщающе, возлюбленнии»  (Рим. 12:19); следует принуждать себя к молитве, если человек еще не стяжал молитвенного духа. Потому что, когда Бог видит, что человек, таким образом, подвизается и, вопреки сердечному желанию, принуждает себя, Он дает ему истинную молитву Христову, дарует сострадательное сердце, истинную доброту и, сказать это одним словом: исполняет его плодами Духа. Если же кто, не имея в себе молитвенного духа, принуждает себя только к молитве, ставя себе целью возобладать благодатной молитвой, — но при этом не принуждает себя ни к кротости, ни к смирению, ни к любви, ни к прочим заповедям Господним и даже не имеет заботы, ни усилия, ни цели, насколько это во власти произволения и свободной воли, стяжать эти душевные качества, то случается, по мере его просьбы, ему от Духа даруется благодатная молитва ради его успокоения и радости, но в душе этот человек остается тем же самым, что и был до того: он не обладает кротостью, потому что он и не искал ее с усилием и не предуготовлял себя к тому, чтобы быть таковым; он не имеет в себе смирения, поскольку не просил об этом и не принуждал себя к сему; у него нет любви ко всем, поскольку о стяжании ее он не заботился и не старался, ни даже не молился о приобретении и проявлении ее; в нем нет ни веры в Бога, ни упования на Него, поскольку он не знал и не испытывал себя в этом отношении и не трудился, в скорби ища от Бога крепкую веру в Него и истинное упование.

Итак, как каждому необходимо делать усилие и принуждать себя к молитве, даже вопреки сердечному желанию, так необходимо принуждать себя и к упованию на Бога и к смирению и к любви и к кротости и к целомудрию и к невзыскательности (простоте), затем — «ко всякому терпению и великодушию», по написанному (Кол. 1:11); необходимо также принуждать себя презирать себя и считать себя негоднейшим и последним из всех людей, также — и к тому, чтобы не беседовать о неполезных вещах, но — всегда устами и сердцем думать и говорить о вещах Господних; также следует принуждать себя к тому, чтобы не гневаться и не кричать, по написанному: «Всякое раздражение и гнев и крик со всякою злобой да будут удалены от вас»  (Еф. 4:31); необходимо принуждать себя и ко всякому образу жизни по Господу, ко всякому воспитанию в себе добродетели и доброго и благородного поведения, ко всякому доброму поступку, к полнейшему кроткому смирению и к тому, чтобы не надмеваться и не мнить высоко о себе, не гордиться и не говорить плохо о ком-нибудь; — ко всему этому долженствует принуждать себя всякий, желающий угодить Христу и быть любимым Ему, дабы таким образом Господь, видя произволение и усердие человека, с усилием принуждающего себя ко всякой невзыскательности, к доброте, к смирению, к любви и молитве, даровал ему всего Самого Себя, творящего все это в нем поистине совершенно, без труда и без принуждения, то, что прежде и при труде он был бессилен соблюсти, вследствие обитающего в нем греха, и таким образом весь навык добродетели становится для него как бы его природой, потому что отныне Господь, придя и пребывая в нем — как и сам он пребывает в Господе, — Сам без напряжений совершает в нем Свои заповеди, исполняя его плодами Духа. Но если кто только в отношении молитвы, как было сказано, принуждает себя до тех пор, пока не получит в известной мере дар от Бога, но в то же время в отношении оных вещей — то есть в отношении смирения и прочих добродетелей — не принуждает, не приучает и не стесняет себя? Ужели невозможно поистине чисто и безупречно совершить это (то есть принуждать себя только к молитве и ни к чему иному), но есть еще и необходимость подготовить себя, насколько это возможно, к получению блага (то есть дара молитвы)? — Случается, что Божия милость оказывается и такому человеку (который принуждает себя только к молитве и ни к чему иному) в ответ на его прошения и моления — потому что Бог благ и милосерд и дарует просящим Его по их прошениям, — но только человек, который не приучил и не подготовил себя в отношении предреченных добродетелей, либо губит благодатный дар, либо, принимая его, тут же теряет его, возомнив о себе, либо не преуспевает и не возрастает в благодати, дарованной ему, — поскольку он не отдал себя, по собственной воле, заповедям Господним. Потому что жилищем и упокоением Духа являются смирение, любовь, кротость и прочие заповеди Господни.

Итак, желающий поистине угодить Богу и принять от Него небесную благодать Духа и возрастать и совершенствоваться во Святом Духе в исполнении всякой заповеди Господней должен сначала принуждать себя и, если сердце упорствует, подчинить его, по написанному: «От заповедей Твоих разумех, сего ради вознеиавидех всяк путь неправды»  (Пс. 118:104). Поэтому как кто принуждает себя к тому, чтобы быть выдержанным в молитве и делает усилие в этом отношении, пока не овладеет этим, так должно обстоять дело и в отношении всякого воспитания в себе добродетели, если кто поистине желает принуждать себя, заставлять и приучать себя к доброму навыку. И таким образом просящий и молящийся всегда Господу, получив просимое и вкусив его, став участником Бога и Духа Святого, возрастает и приводит к цветению в себе дар Духа, данный ему, почивающий в смирении его, которое он взыскал, и — в любви и в кротости. Сам Дух дарует ему и научает его истинному смирению, истинной любви, истинной кротости, к чему он себя принуждал раньше, что искал и о чем имел тщание и что было дано ему. И таким образом, возросши и усовершенствовавшись в Боге, он становится наследником Царствия, потому что смиренный никогда не падает: ибо как бы мог пасть тот, кто — ниже всех? Высокомерие — великая низость, смирение — великая высота и достоинство.

Итак, и мы будем приучать себя и вести к смирению — хотя бы сердце и упорствовало — и к кротости и к любви, прося и умоляя Бога в вере и надежде и любви; непрестанно ожидая Его, будем бдительны, дабы Он послал Духа Своего в наши сердца, чтобы мы возросли и поклонились в Духе (или: в духе) Отцу. И Сам Дух возрастает в нас, дабы Сам Дух научил нас истинной молитве — которую ныне и при принуждении себя мы не имеем, истинному смирению, кротости и любви — что ныне, и принуждая себя, мы не в силах воспитать в себе, сострадательному сердцу и доброте, — и научил нас исполнять все заповеди Господни без труда и без принуждения себя, чтобы Сам Дух ведал (знал) исполнить нас Своими плодами, и чтобы таким образом, при соблюдении с нашей стороны заповедей Господних действом Его Духа, единого ведущего волю Христову, Дух усовершенствовал нас в отношении к Себе и, быв совершен в отношении нас и очищая нас от всякой скверны и порока, случившихся в нас вследствие греха, возмог представить Христу наши души, как прекрасных невест, чистыми и непорочными, когда мы почием в Боге в Царстве Его, и Христос почиет в нас в нескончаемые веки.

Слава щедротам Его и милости Его и любви Его, что такой великой чести и славы удостоил род человеческий, удостаивая людей быть «сынами Отца Небесного» и именуя их Своими «братьями». Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

 

Истинные други Божии надлежащим порядком приходят к Нему

Истинные други Божии и любящие Его надлежащим порядком приходят к Нему и служат Ему не ради получения красоты Царства (рая), как бы ради прибыли при торговле, и — не из-за страха перед мучением, предлежащим для грешников в геенне, но любят Его самого по себе, Творца и Промыслителя, сознавая, что Он — Владыка и Творец, и праведным образом и с любовью несут свое служение Ему и доблестно переносят всякую скорбь, приходящую от злых духов, преследуемые ими с той целью, чтобы принудить их не приходить ко Господу и не держаться Его, как это говорит блаженный Давид: «Мнози изгоняющий мя и стужающии ми: от свидений Твоих не уклонихся»  (Пс. 118:157). Потому что насколько они переносят скорби и гонения от этих духов, смущающих думы их души или наводящих иные тяготы, настолько и тем сильнее они держатся Господа, принуждая себя к исканию Его. Потому что в мире имеется много препятствий на пути угождения Богу: нищета и нужда являются препятствием и опасностью (или: борением) для вечной жизни; и богатство в равной мере — препятствие, бесчестие и обида также являются препятствием, славы и чести человеческие также являются препятствиями, в равной мере приводят в искушения болезни и страдания — все это может быть препятствием для человека; также и в менее заметных вещах — скорби и злые искушения препятствуют душе и способствуют тому, чтобы она не приходила к Богу и не держалась Его, но имеют тенденцию приводить ее в состояние ослабления и упадка (когда у человека, как говорится, «руки опускаются»), как говорит пророк: «Скорби и ну жди обретоша мя: заповеди Твоя поучение мое» (Пс. 118:143). Таким образом, скорби являются пробным камнем (средством испытания) душе для испытания того, как она будет вести себя, будучи в состоянии печали; в равной мере и благополучие и покой и душевное утешение бывают пробным камнем для испытания неразумной и нечувствительной души, душе же разумной и верной это испытание ее служит для вечной жизни: потому что Бог испытывает души тем и другим, чтобы познать, что данный человек любит Его не с корыстной целью, но только — как Самого Владыку, Творца и Бога, как достойного великой любви и почитания. Если ни вследствие борьбы, заботы и труда и совершения добродетелей, ни вследствие покоя и утешения благодати, производимой Духом в душе, ни вследствие тяжких скорбей, возбуждаемых грехом и гнетущих, человек, истинно желающий угодить Богу, не расслабеет, не опустится, не станет равнодушным (к делу спасения души), он, как достойный и поистине любящий Бога всем сердцем и всею душою, справедливо и по достоинству становится наследником Царства и удостаивается быть чадом Божиим, рожденным от Духа: потому что ни при многих скорбях он не опустился и не ослабел, ни будучи в состоянии покоя и утешения благодати, которой был удостоен, он не стал беспечным, и не пал он навзничь, обессилев от напряжения и рвения в непрестанной и непрерывной борьбе с окружающим его злом и искушениями, таковой человек поистине — достоин Бога и становится сыном Царства.

Итак, как было показано, для расслабленного и маловерного и по образу мыслей младенца (то есть человека несерьезного и не вдумывающегося в положение вещей) все в мире бывает препятствием для вечной жизни; к этому следует отнести еще: гнетущие и мучительные обстоятельства, или болезни, или бедность, или оскорбительное отношение, или бесчестие, или скрытое враждебное отношение, также и — почеты, богатство, славу, похвалы и ублажения; все это для человека младенческого ума бывает препонами для вечной жизни. С другой же стороны, ты найдешь, что все это, когда случается в отношении человека верного, разумного и мужественного, является как бы сотрудником ему в деле стяжания Царства, если он истинно любит Бога и желает соблюдать Его заповеди, потому что, разорвав, поправ и переступив все то, что считается в мире за препятствие для вечной жизни, он возлюбил только Бога и Его единого держался, как говорит пророк: «Ужя грешник обязашася мне, и закона Твоего не забых»  (Пс. 118:61); и Апостол говорит: «Любящим Бога вся поспешествуют во благое» (Рим. 8:28).

Итак, и мы, правым образом мысли и верною душою предавая себя Господу и последуя Ему как нашему Владыке и Творцу, явим — чрез исполнение Его заповедей — нашу любовь к Нему, проистекающую от свободной воли, чтобы, благодаря таковым делам и правому образу мысли, удостоившись духовных обетований и на основании сего освятившись сердцем благодатью и соединившись с Духом, нам стать наследниками Небесного Царства во Христе Иисусе Господе нашем, Которому — слава во веки. Аминь.

Желающему поистине предать себя Господу

Желающему поистине предать себя Господу ради обетованного в будущем наследия Царства необходимое борьбе с диаволом, который всеми способами и всячески воюет с каждой душою, прежде всего, вооружиться крепкой верой и твердой надеждой, чтобы с помощью сего быть в силах угасить разожженные стрелы лукавого. Воюя с душою всевозможными способами, противник пользуется бесчисленным множеством приемов, желая ослабить в человеке его намерение и лишить его надежды и любви к Господу, либо, действуя через злых духов, он нагоняет на человека мучительную тоску, либо влагает в душу отвратительные, пустые и срамные мысли и напоминает ему о его прежних грехах, — все это с той целью, чтобы человек, посчитав, что ему невозможно спастись, отошел от своего намерения (послужить Господу) и опустился, или же, внушая человеку, что все это неблаголепие дурных и суетных мыслей явилось порождением его души, а никак не внушением со стороны врага Божия, духа лжи в мире, — этим привести ее в полное отчаяние и безнадежие. И если бы лукавый взялся бороться с душою всеми этими способами, пусть душа никак не теряет надежду на Бога, но, наоборот, пусть еще крепче держится Его как Единого благого и милосердного и могущего исцелить ее душевные немощи, всегда любя Его и помышляя в себе: «Если я отойду от Бога и от устоя подвижнической жизни, то передо мною нет другого пути, как только гибель и ад, — и этим я сам себя отдаю в руки моему злоумышленнику». Таким образом, если бы случилось, что враг ежедневно метал в каждого из наших братий бесчисленное множество разожженных стрел злых страстей и неуместных и дурных мыслей с той целью, чтобы ослабить нас и совратить с праведного пути и привести в отчаяние, то пусть каждый еще больше прибегает к Богу и возлагает надежду на Него, потому что Господь желает таким образом испытать прибегающие к Нему души, для того чтобы изведать: действительно ли люди, возненавидев все, возлюбили единого Бога и, перетерпев много зла от огорчений, насланных на них диаволом с той целью, чтобы они, уныв, не прибегали к Богу и не исполняли Его волю, они приобрели еще большую любовь к Нему, презрев бесчисленное множество смертей и возлюбив Его единственного и возжелав быть Его наследниками, а все свое усердие и весь свой труд и подвиг посчитали за нечто малое, признавая себя неспособными сделать что-либо, достойное обещанных благ. Потому что, если сравнить тысячу лет этого века с вечным и нетленным миром, это как если бы кто взял малую песчинку от всего песка в море: так обстоит дело в отношении нескончаемого и беспредельного века праведников в Царстве Небесном.

Таким образом, души, подвизающиеся с таким сознанием и претерпевающие в такой надежде и стойко выдерживающие, по надежде на Господа, всякие скорби, не постыдятся: они обретены испытанными в искушениях, по реченному: «Кто ны разлучит от любве Божия? скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?» и проч. (Рим. 8:35); и еще: «Скорбь терпение соделывает, терпение же искусство, искусство же упование» (Рим. 5:3-4). И Господь говорит: «В терпении вашем стяжите души ваша» (Лк. 21:19). И еще: «Претерпевши до конца, той спасен будет» (Мф. 10:22). Таким образом, переносимые от врага скорби людям, если они их доблестно переносят с надеждой на Бога и великодушием, служат им в опору и утверждение и делают их еще более испытанными. Ты только подумай: если бы тебя поставили единственным царем всей земли, и тебе единому принесли сокровища всей вселенной, и если ты единый воцарился и возобладал вселенной с тех пор, как был создан человеческий род и до конца века, но вот за это тебе пришлось бы обменять Царство Небесное, то есть царство, не имеющее ни конца, ни предела, на жизнь неистинную, невечную и не нескончаемую. Несомненно, что, если ты правильно обсудишь дело, ты скажешь: «Да не будет мне обменять нетленное и нескончаемое Царство на тленное царство». Как и Господь сказал: «Кая бо польза человеку, аще мир весь обрящет, душу же свою отщетит? или что даст человек измену за душу свою?» (Мф. 16:26.) И таким образом единая душа драгоценнее и славнее всего мира и царства и его денег и славы, не только по той причине, что Царство Небесное ценнее всего этого, но и вследствие того, что Бог ни с одним из Своих творений не соблаговолил действом Духа соединить Свое естество и истощить его то есть снизойти до уровня твари: ни с небом, ни с солнцем, ни с луной, ни со звездами, ни с морем, ни с землей, ни с какой иной из видимых тварей, — как только с человеком, любящим Его сверх всего. Итак, если великие вещи сего мира, как богатство и самое все царство, здраво рассудив, мы не возьмем взамен на вечное и Небесное Царство, то почему же многие из нас обменивают его на вещи, тяжело достающиеся и в то же время ничего не стоящие, как, например, — на стремление к чему-то в мире, или на пустую славу, или на бесчестную наживу?! Потому что то, что человек любит в этой жизни, и то мирское и тленное, к чему он как-то привязывается, это и есть то, на что обменивается Царство Небесное: ибо то, что человек любит, то и становится его богом, как сказано: «Имже кто побежден бывает, сему и работен есть». Поэтому человеку, истинно стремящемуся к вечной жизни и желающему получить Царство Небесное, необходимо быть выше всего и над всем, что имеется в этом мире, и переступить все границы мирского и всякую земную славу, и освободить себя от всех материальных уз, и возлюбить только небесную Христову славу, и не примешивать к этой любви ничего иного, и ничего не любить из принадлежащего этой жизни. Потому возымевшие истинную любовь к Богу, как бы обоюдоострый меч, отсекают от себя всякую иную любовь и рассекают всякие земные узы, и ничто из видимых вещей сего мира не может удержать эту душу в своей власти, никакое удовольствие, ни слава, ни богатство, ни плотские узы, и отнюдь ничто из материальных вещей, но душа, любящая только Бога, вместе с Ним ничего другого из принадлежащего сему веку не любит.

Итак, великие обетования вечной жизни требуют подвига и великих трудов, потому что человеку необходимо всего себя целиком отдать Богу, как написано: «Всем сердцем и всею силою и всею крепостию» (Мк. 12:33), - и всею волею и умом принести себя в жертву и распять себя, душою и телом пребывая в последовательном и беспрерывном исполнении всех святых заповедей, чтобы таким образом сподобиться получить жизнь, обетованную любящим Бога, и удостоиться вечного Царства, потому что если в земном и тленном и преходящем царстве люди предпринимают большие труды и подвиги, трудясь с великим потом и изнурением себя, имея цель достичь того, к чему они стремятся, и войти в честь и славу мимотекущего начальствования (или: царствования), то насколько больше подобает всей душою с радостью трудиться и изнемогать ради достижения вечного и непреходящего царствования, для наследования такой великой и бессмертной славы. Итак, кажется ли тебе справедливым, чтобы земные вещи и преходящая и смертная слава были связаны с таковыми великими трудами и тяготами, а для стяжания незыблемых и вечных благ и царствования со Христом не отдавать даже кратчайшего времени труду и подвигу? Я думаю, что и для человека небольшого ума представляется оправданным то, чтобы в течение сего краткого времени подвизаться и бороться с той целью, чтобы одержать победу на века; как справедливо и то, что если человек не будет мужественным и благородным, но распустится и обратится к земным удовольствиям, он навлечет на себя беду и позор вовеки. Потому что, если человек посвятит себя добрым делам и изучению предметов, возвещенных в писаниях, он заметит, что все слова и писания и даже сочинения внешних (эллинских) философов «кричали» о таком человеке, хвалили и превозносили его, и все языки призываются в свидетели о нем, как о человеке, который на деле осуществляет то, что было возвещено в писаниях: потому что тот истинно мудр пред Богом, кто всегда противостоит своим дурным вожделениям, а тот, кто хвалится только светскими познаниями, но при этом не подавляет в себе свои вожделения, такой человек был сочтен за немудрого и безумного по той причине, что он сочетал свою жизнь с безрассудными страстями. Итак, человеку Божию не многословить подобает, а внимать делам истины и отдать и посвятить себя образу жизни, возвещенному Священными Писаниями, потому что и все слова Божественных Писаний и мирских мудрецов, и постановления законов имели своей темой добрые дела и в то же время устанавливали наказания за дурные поступки, так что если ты преуспеешь в добрых делах и будешь вести добрый и благородный образ жизни, то вот, о тебе все рассказывают, и хвалят тебя, и упоминают о тебе.

Итак, потщимся всегда пребывать в заповедях Господних как надеющиеся наследовать такие великие блага и будем всегда находиться в ожидании общения Духа, дабы, освятившись душою и телом, отсюда, при исполнении с нашей стороны содейством Духа всех заповедей, нам быть достойными Христа и, став сынами и «наследниками Божиими, сонаследниками же Христу» (Рим. 8:17), по слову Апостола, нам возмочь насладиться вечными благами вместе с Христом во веки веков. Аминь. 

Кто приходит к Богу, и действительно желает быть последователем Христовым

Кто приходит к Богу, и действительно желает быть последователем Христовым, тот должен приходить с той целью, чтобы перемениться, изменить прежнее свое состояние и поведение, показать себя лучшим и новым человеком, не удержавшим в себе ничего из свойственного человеку ветхому. Ибо сказано: «аще кто во Христе, нова тварь» (2 Кор. 5:17). Господь наш Иисус Христос для того и пришел, чтобы изменить, преобразить и обновить естество, и эту душу, вследствие преступления низложенную страстями, создать вновь, растворив ее собственным Своим Божественным Духом. Он пришел верующих в Него соделать новым умом, новою душою, новыми очами, новым слухом, духовным новым языком, одним словом сказать, новыми людьми, или новыми мехами, помазав их светом ведения Своего, чтобы влить в них вино новое, то есть, Духа Своего. Ибо говорит, что новое вино должно вливать в новые мехи (Мф. 9:17).

Как враг, взяв подчинившегося ему человека, сделал его новым для себя, обложив вредоносными страстями, помазав духом греха, влил в него вино всякого беззакония и худого учения: так и Господь, избавив человека от врага, соделал его новым, помазав Духом Своим, влиял в него вино жизни, новое учение Духа. Кто питательность пяти хлебов претворил в питательность множества хлебов, ослице по природе бессловесной, дал глас, блудницу обратил к целомудрию, соделал, что огонь по природе сожигающий, орошал вверженных в пещь, и для Даниила укротил естество диких зверей, львов, Тот может и душу, запустевшую и одичавшую от греха, претворить в Свою благость, кротость и мир, святым и благим Духом обетования.

Как пастух может вылечить шелудивую овцу и уберечь от волков: так истинный Пастырь Христос один только мог, пришедши, погибшую и струпами покрытую овцу — человека уврачевать от греховной нечистоты и проказы, и возвратить Себе. Ибо прежние иереи, левиты и учители не могли уврачевать душу приношениями даров и жертв, и кроплениями крови, даже неспособны были уврачевать и себя самих; потому что и сами обложены были немощью: «невозможно бо», как сказано, «крови юнчей и козлей отпущати грехи» (Евр.10:4). Господь же, показывая немощь тогдашних врачей, сказал: «всяко речете Ми притчу сию: врачу, исцелися сам» (Лук. 4:23), выражая сим: «Я не таков, как они неспособные уврачевать самих себя, Я — истинный врач и добрый пастырь, Я положил душу Свою за овец, могу уврачевать всякую душевную болезнь и немощь, Я — непорочное овча, единожды принесенное в жертву, и могу уврачевать приходящих ко Мне». Истинное исцеление подается душе единым Господом, ибо сказано: «се Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Иоан. 1:29), то есть, грехи души, уверовавшей в Него и возлюбившей Его от всего сердца.

Поэтому, хороший пастырь врачует покрытую струпами овцу, а овца овцу врачевать не может. И если не будет уврачевана словесная овца — человек, то не войдет в небесную Господню Церковь. Так и в Законе говорится под сению и образом. Ибо сие дает разуметь Дух, объявляя о прокаженном и имеющем телесный недостаток. Сказано: прокаженный и имеющий телесный недостаток да не входит в церковь Господню (Лев. 21:17-23). Но прокаженному предписано идти к иерею и умолять его, чтобы пришел в дом кущи его и возложил руки свои на проказу, на место, означенное прикосновением проказы, и уврачевал (Лев. 13). Подобно сему, Христос, истинный Архиерей грядущих благ, снисходя к душам, прокаженным греховною проказою, входит в телесную их скинию, врачует и исцеляет страсти, и тогда уже душа может войти в небесную Церковь Святых, истинного Израиля. Ибо всякая душа, носящая на себе греховную проказу страстей, если не приступит к истинному Архиерею, и еще ныне не будет Им уврачевана, не войдет в стан Святых, в Церковь небесную. Как непорочная и чистая, Церковь сия требует душ непорочных и чистых. Ибо сказано: «блажени чистии сердцем, яко тии Бога узрят» (Мф. 5:8).

Душе, истинно во Христа верующей, должно из нынешнего порочного состояния перейти в состояние иное, доброе, и нынешнее уничиженное естество изменить в естество иное, божественное, и соделаться естеством новым, при содействующей силе Святого Духа, и тогда может она стать благопотребной для небесного царства. Достигнуть же сего возможно только нам, которые веруем, истинно любим Его, и исполняем все святые заповеди Его. Если при Елисее дерево, по природе на воде легкое, будучи брошено в воду, изнесло на себе железо, по природе тяжелое, то кольми паче Господь здесь еще пошлет легкого, удободвижного, благого и небесного Духа Своего, и Им душу, погрязшую в водах лукавства, облегчит, окрылит, изнесет в небесные высоты, претворит и пременит собственное ее естество.

Как в видимом мире никто не может сам собою переплыть и перейти море, если нет у него легкого и удободвижного корабля, который устроен из дерева, может носиться по водам, потому что потонет и погибнет, кто пойдет по морю: так и душе невозможно самой собою перейти, преодолеть и переплыть горькое море греха, непроходимую бездну лукавых сил и темных страстей, если не приимет в себя удободвижного, небесного, легкокрылого Духа Христова, попирающего и преходящего всякое лукавство. Чрез Него возможет она правошественно и прямо вступить в небесную пристань упокоения, во град царствия. Но как плывущие на корабле не из моря черпают и пьют, не из него заимствуют одежду и пищу, приносят же сие на корабль отвне: так и христианские души не из мира сего, но свыше, с неба приемлют небесную пищу и духовные одеяния, и тем живя на корабле благого и животворящего Духа, минуют сопротивные лукавые силы начал и властей. И как все корабли, на которых люди могут преплывать горькое море, строятся из одного древесного вещества: так все христианские души, укрепляясь единым Божеством небесного света, различных дарований единого Духа, переносятся чрез все море лукавства.

Но как кораблю для хорошего плавания нужны кормчий, также умеренный и приятный ветр: так всем сим в душе верной бывает Господь. Он дает душе силу — преплывать свирепые волны лукавства, при страшных непогодах и бурных порывах ветров греха. Он Сам укрощает волнение, как Ему это ведомо, с силою, быстротою и искусством. А без небесного кормчего — Христа никому не возможно прейти лукавое море темных сил и воздымающиеся волны горьких искушений. Ибо сказано: «восходят до небес, и нисходят до бездн» (Псал. 106:26). Все искусство править кораблем, вести брани, выдерживать искушения ведомо Тому, Кто ходил по свирепым волнам. Ибо сказано: «Сам искушен быв, может и искушаемым помощи» (Евр. 2:18).

Посему душам нашим должно из настоящего состояния перейти в другое состояние, и измениться в Божественное естество, из ветхих соделаться новыми, то есть из негодных и неверных — добрыми, честными и верными, и таким образом, прийти в благоустройство, став благопотребными для небесного царства. И блаженный Павел о своем пременении и о том, как уловлен был он Господом, пишет следующее: «гоню же аще и постигну, о немже и постижен бых от Христа» (Фил. 3:12). Как же уловляется он Богом? Как мятежник, захватив кого-нибудь в плен, уводит к себе, а потом сам уловляется истинным царем: так и Павел, когда действовал в нем мятежнический дух греха, гнал и расхищал Церковь: но поелику делал сие по неведению, не из противления Богу но как бы подвизаясь за истину, то и не презрел, но уловил его Господь. Небесный и истинный Царь, неизреченно облистав его, сподобив слышать Свой глас и, ударив в лице, как раба, даровал ему свободу. Видишь Владычную благость и то, как души, прилепившиеся к пороку и ожесточенные, Господь может в одно мгновение времени изменить и сообщить им Свою благость и мир.

Все возможно для Бога, как и было с разбойником, во мгновение времени изменен он верою и введен в рай. Для того пришел Господь, чтобы души наши изменить, воссоздать и соделать их, по написанному, причастницами Божественного естества (2 Петр. 1:4), и в душу нашу вложить душу небесную, то есть, Божественного Духа, путеводствующего нас ко всякой добродетели, чтобы могли мы жить вечною жизнью. Посему всем сердцем должны мы веровать неисповедимым обетованиям Его, ибо неложен Обетовавший. Надлежит нам возлюбить Господа, всемерно стараться преуспевать во всех добродетелях, неутомимо и непрестанно просить, чтобы всецело и совершенно приять нам обетование Духа Его, да оживотворятся души наши, пока еще мы во плоти. Ибо если душа в сем еще мире не примет в себя святыни Духа за многую веру и за молитвы, и не сделается причастною Божественного естества, срастворяясь благодатью, при содействии которой может непорочно и чисто исполнить всякую заповедь то она непригодна для небесного царства. Что доброго приобрел кто здесь, то самое и в оный день будет для него жизнью, по благодати Отца и Сына, и Святого Духа, во веки. Аминь.

 Прийти ко Христу

Желающий благоугодить Богу и удостоиться того, чтобы стать сыном Божиим, прежде всего, должен запастись долготерпением, уметь благодарить Бога во всех постигших его различных скорбях, невзгодах и бедах. Я имею в виду болезни и страдания, духовные скорби, навлекаемые на нас лукавыми духами, а также телесный ущерб, бесславие и глумление, случающиеся от людей. Они являются препятствиями, отстраняющими душу от Царства Небесного и не позволяющими ей приблизиться к Богу. Поэтому желающий быть в почете у Христа должен радоваться этим обстоя ниям, веселиться и ликовать при встрече с ними, возжигаться ревностным стремлением к Богу и побуждать свое произволение поспешать к Нему. И чем более задерживается он препятствиями, тем больший внутренний покой должен обрести он и, с помощью любви к Господу, мужественно преодолеть всякую скорбь. Если нет у него такого внутреннего расположения и не к этому готовит он себя, то, лишенный мужества, он только напрасно мучается и удручается. Не становится он чадом Жизни, ибо не стал подражателем и последователем всех святых и не направил свой путь по стопам Господа.

Ты же, будучи человеком разумным, обрати внимание на то, как изначала патриархи, пророки, апостолы, мученики и все сыны Жизни в скорбях радовались, в невзгодах и нуждах веселились, обретая духовный покой в несчастиях и трудах. Ибо Писание гласит: «Лучше захотеть страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение» (Евр. 11:25). И еще: «Чадо, аще приступавши работати Господеви, уготови душу твою во искушение, управи сердце твое, и потерпи. И не скор буди во время наведения, прилепися Ему, и не отступиши, да возрастеши напоследок твой. Все елико аще нанесено ти будет, приими, и во изменении смирения твоего долготерпи: яко во огни искушается злато, и человецы приятии в пещи смирения. Веруй Ему, и заступит тя» (Сир. 2:1-6) и так далее. В другом месте говорится: «Все, приключающееся с тобой, прими, как благо, зная, что без Бога ничего не бывает». И блаженный Апостол, дополняя это, говорит: «Во всем являем себя, как служители Божий, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях» (2 Кор. 6:4-5). Также Господь изрекает: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать» (Мф. 5:11) и далее. А поэтому, если кто желает стать сыном и наследником этих святых, тот должен явить себя подражателем их образа жизни и поведения, следовать словам Господа и осуществлять их на деле. Ведь «тесен и узок путь, ведущий в жизнь, и немногие идут им» (Мф. 7:14). И чем больше ты подвергаешься испытанию невзгодами, страданиями, болезнями и глумлениями, тем сильнее ты должен веселиться и радоваться им. Ибо Господь говорит: «Горе вам, роскошествующие, пресыщенные и блаженствующие в земном» (Лк. 6:25). Ведь блаженство уготовано Господом для плачущих и скорбящих. И жаждущий жизни вечной должен благодарить Бога за все, принимать скорби и невзгоды с радостью и любить смирение.

Ведь Богу нужны не только колени, чтобы терпеливо стоять на них весь день в молитве. Доброе это занятие: подлинно прекрасно молиться, непрестанно усиливаясь в молитве. Среди всех занятий оно — главное, но без добродетели остальных членов молитва становится мертвой. Ибо молитвы делаются благоугодными Богу через добрые дела, а поэтому нельзя ненавидеть брата или злословить на него, следует стяжать смирение и не превозноситься, нельзя высоко мнить о себе, даже если творишь всякие праведные дела. Когда Господь видит, что они делаются искренне и благочестиво, то Он сразу же приходит к нам на помощь. Но если Он не обретает в нас искренности и благочестия, то признает все деяния наши как бы совершаемыми во сне, и молитва наша тогда становится молитвой только внешней и не засчитывается Богом.

Почему Господь, взыскуемый нами, сразу не открывается нам? Не потому ли, что не желает этого? — Конечно, нет. Наоборот, Он хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2:4). Ведь все рвение и усердие святых и Самого Господа были направлены на то, чтобы Бог был познан человеками и чтобы было познано действие благодати, которое есть жизнь вечная. Однако если в это действие внедряется прегрешение, добровольно совершаемое душой, то Бог не познается нами и не открывает Себя нам. Ибо Бог — нелицеприятен, а поэтому Он взирает только на внутренние помышления и намерения взыскующих Его. Поэтому когда мы — тщеславны, пребываем в неверии и прочих грехах, а также не способны творить строгий суд над собой, тогда Господь не познается нами. Ибо Он сказал, что являет Себя лишь тем, кто благочестиво взыскует Его и соблюдает заповеди Его. Ведь написано: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Я и Отец Мой Мы придем и обитель у него сотворим» (Ин. 14:23). Поэтому будем всегда строго судить самих себя и тщательно исследовать сердца свои, дабы, познав собственные прегрешения, уверовать нам во Христа, Освободителя душ наших, и избавиться от всякого греха, явного или тайного. И если мы действительно праведно и благочестиво будем взыскивать Его, то Он охотно явится нам по обетованию Своему, очищая грязные сердца наши от всякого порока и скверны.

Итак, прежде всего мы, желая угодить Богу, должны принять скорби, невзгоды и глумления, чтобы удостоиться жизни с Ним на целые века. Ибо кто достоин Господа, как не тот, который ради Него и голод терпит, и нагим ходит, радуясь этому? — Блажен такой подвижник, подлинно блажен, ибо он стяжал великую удостоверенность пред Богом. Ведь Господь желает, чтобы ты прошел через эти испытания и в скорбях не забыл о Нем. Писание гласит: «Во всяком терпении и великодушии с радостью» (Кол. 1:11). И в другом месте: «Скорби и нужды обретоша мя, заповеди Твоя поучение мое» (Пс. 118:143). Это и есть борение. Оно благоугодно Богу.

Большинство людей, желающих угодить Богу, по недостатку истинного ведения утруждаются только лишь телом. Но человеку Божиему следует подвизаться и мыслью, и помыслами, и внутренним сокрытым произволением. Это и есть истинная борьба души пред лицем Божиим с незримыми помыслами, внушаемыми лукавыми духами. Ибо Апостол говорит: "Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей» (Еф. 6:12). Эти духи злобы, незримые и нетелесные, торжествуют над вещами зримыми так же, как душа, незримая и нетелесная, торжествует над дебелостью тела. Поэтому и должны существовать незримое и нетелесное борение и подвиг во внутреннем человеке. В этом борении с самого начала подвизались святые отцы, хотя внешне они и казались обычными людьми. Подвизающиеся ныне подобным же образом смогут благоугодить Богу.

Только мужественные и благородные души, презревшие все земное, вступают в эту духовную брань. Моисей, намекая на тайную войну лукавых духов с душой и указывая на то, какие души пригодны к ней, говорит: «И кий человек, иже обручи себе жену, да не идет на рать; и кий человек, иже насади виноград, да не идет на нее» (Втор. 20:6-7). Это он говорит о материальных узах: а подвизающийся против духов злобы никогда не сковывается ими. Ибо если пристрастие к наслаждениям и стяжанию материальных благ мешает человеку вступать на путь духовного подвига, то он лишается и небесной радости. Господь говорит в Евангелии о приглашенных на брачный пир и отказавшихся прийти: «Первый сказал: я купил землю и не могу придти; другой сказал: я женился и не могу придти, прошу тебя, извини меня» (Лк. 14:18-20). Это вполне созвучно словам Моисея. Ведь именно достигшие духовного благородства и готовые подчиняться воле Божией вступают в духовную брань. А благородная готовность и способность к брани против незримых врагов начинаются с того момента, когда подвижник оставляет отца, матерь и все, принадлежащее жизни сей, посвящая себя Богу, сверх того он должен отказаться и от души своей. Раздав все имущество, которое он приобрел и которое досталось ему от его плотских родителей, вступающий на монашескую стезю вверяет все свое и саму душу свою после Бога духовному отцу и опытному подвижнику, и тот руководит его жизнью по своему желанию так, что новоначальному иноку уже не надо заботиться относительно того, в чем он нуждается, а в чем нет. И это для того, чтобы он не оказался судящим и испытывающим того, кого он сам избрал судьей и управителем своей души, вверив ее ему, как человеку опытному и могущему привести ее к Богу. Поэтому нельзя отказываться от духовного отца вследствие каких-то материальных пустяков: ибо только пройдя через эти лишения, сам новоначальный инок сможет явить себя также впоследствии опытным подвижником, а не только тем, кто подвластен другому подвижнику ради Бога.

Скажи мне, делающий это: ты говоришь, что вручил душу свою подвижнику и, припав к его стопам, изрек: «Возьми душу мою и приведи ее к Богу». Ты знаешь, что сделал это не для человека, а для Бога, глаголющего: «Слушающий вас Меня слушает» (Лк. 10:16). А если ты коварно похищаешь принесенное Богу, то не кажется ли тебе, что ты согрешаешь? Разве ты думаешь, что это не грех — отнимать у Бога данное Ему? А теперь узнай, каким образом ты отнимаешь у Бога данное Ему: ты сделал доверителем своей души подвижника, иерея, вручив ее ему для того, чтобы он привел ее к Богу. Однако теперь ты судишь и испытываешь его из-за призрачных, жалких и несчастных материальных вещей мира сего. Разве не кажется тебе, что ты совершаешь не только грех, но и святотатство? Именно это святотатство и осудил в «Деяниях святых Апостолов» блаженный    Петр, когда он обличил Ананию и Сапфиру в утаивании части цены от проданной земли, которую они принесли по повелению на нужды служения братиям: за это Апостол обрек их на прискорбную смерть, и страх великий объял всю церковь (Деян. 5:1-11). — Однако ты возражаешь: «Я не отказываюсь от своего обета отречения от мира, но действую, руководствуясь домостроительными и промыслительными соображениями». — В действительности же разумное рассуждение приводит к выводу, что ты не можешь быть судьей, когда дело идет о вещах, не подобающих тебе, поскольку не знаешь, что должно, а что не должно делать. И такое рассуждение изобличает тебя как отказавшегося от обета отречения от мира и лгущего, когда ты говоришь: «Я не отказываюсь».

Скажи мне: разве не предал ты Богу через руки подвижника душу и все достояние свое? — Стало быть, они уже находятся не в твоей власти. Однако твое отречение от мира лишь тогда является надежным и истинным, когда ты исполняешь не собственные желания своей души, но, наоборот, словно вещество в руке ремесленника, отдаешь свои чувства тому, кому после Бога вручил душу, пристально внимая всем повелениям его. И как вещество не бунтует против ремесленника, желающего изготовить сосуд дорогой, а не дешевый, так и ты должен прислушаться к разуму, требующему от тебя того же. Ведь ты вручил душу подвижнику, обладающему духовным опытом, и он обязан вести тебя, уже не принадлежащего самому себе, и руководить тобой, когда он хочет и как он хочет. А если это говорится о душе, то тем более должно тебе быть нечувствительным относительно земных и тленных стяжаний твоих, от которых, по твоим словам, ты отрекся.

Если же ты испытываешь подвижника и навязываешь ему свою волю, то представь себе, сколь много грехов ты совершаешь: во-первых, ты навлекаешь на себя осуждение в святотатстве, сначала отказавшись от собственных желаний, а затем вновь следуя им; во-вторых, ты осуждаешь того, кого избрал судьей своих поступков; в-третьих, ты несешь в себе болезнь своенравия, себялюбия и властолюбия; в-четвертых, ты презираешь первых братий, которых должен прославлять как бедняков, не имевших ничего, от чего они могли бы отказаться, и желаешь подчинить их своей власти, снабжая их одеждой и утварью, за которые они служат тебе. Поэтому когда ты поселяешься в монастыре, то начинаешь все рассматривать своей собственностью, рассуждая следующим образом: до меня подвижник был ничтожнейшим и нищим, а с моим приходом и благодаря моему имуществу он немного поднял голову, посещающим меня друзьям он представляется славным, снискав у них великое уважение благодаря моему достоянию. До этого носил он жалкие одеяния, а теперь облачается в одежды светлые, которые и делают его знаменитым. И вот, этот бесчувственный человек желает уравнять меня с остальными братиями и повергнуть долу! — В результате подвижник насильственно подвергается якобы праведному осуждению, а театрально разыгравший подобное осуждение заставляет подвижника с помощью принуждения поставить его самого во главе всего братства. Если он грамотен, то водружается на седалище учителя и считает себя, даже краями губ не прикоснувшегося к подвижничеству, достойным благословлять своих отцов, прошедших через все труды подвигов ради добродетелей. А затем у него возникает и желание полностью лишить подвижника всякого влияния. И при всем этом он считает, что нисколько не уничтожает и не извращает своего монашеского обета, поскольку не берет обратно имущество, пожертвованное им, хотя сам дурным и нелепым образом задумал похитить душу, отданную в руки подвижника. Насколько лучше было бы, если бы он, забрав свое имущество, быстро удалился бы из монастыря! Ведь скорое избавление от пагубной заразы намного полезнее материального приобретения. Подобным образом и сам он избавился бы от бесчисленных зол, которые влекут за собой его величайшее преступление и отречение от обета, и одновременно спас бы подвижника и все братство от скорбей и многих прегрешений.

Что же касается тебя, борец за благочестие и подвижник, то если ты желаешь пересечь это великое и обширное море и переплыть сей пустынный и огромный океан, уже удалившись от земли и направив свой корабль прочь от материи, не ищи пути назад, не возвращайся на землю, но непрестанно устремляй очи свои к небу. На нем ты обнаружишь звезды, число и названия которых ведает один только Кормчий. Ты узришь на этом небе все светила — отцов, патриархов, пророков, апостолов и мучеников, светила неблуждающие и озаряющие ночь жизни. Взирая на них, ты надежно поведешь свой корабль благочестия в гавань упокоения, небесный Иерусалим; подражая им, оставишь все, и не будешь уже обращаться к чему-либо иному помимо них. Следует знать, что весьма многочисленны те, которые предают себя худшему, но редки истинные труженики благочестия. Однако твоя решимость посвятить себя трудническому отречению от мира не ставит тебя в ряд уличной толпы, но причисляет к тем, кто узким и тесным путем усиливается войти в жизнь вечную. Поэтому тебе следует сохранить в уме неизгладимыми свои обеты — только таким образом сможешь ты мужественно перенести все скорби. Ибо не люди, случайно оказавшиеся на иноческой стезе, но мужественные, готовые внимать воле Божией и сознательно идущие узким путем ведут непрестанную брань с духами лукавства. Они суть те, которые по справедливости наследуют Царство Небесное, будучи избранными воинами Божиими.

И служитель Божий Моисей намекает на это другим образом говоря, что «животные у которых раздвоены копыта, и четвероногие, жующие жвачку, чисты, а другие суть нечистые» (Лев. 11:3). Это означает, что человеку Божиему нельзя без различения следовать одной мысли, сожительствуя и сонаслаждаясь с лукавым помыслом зла, но, наоборот, всякий раз ему должно в самом себе проводить различение посредством разума и обладать строгим разумением, свойственным естеству, которое противоборствует навыкам порока. Следует «жевать жвачку», приучать и упражнять ум в верных словах заповедей Божиих, дабы противоборствующее злу и благочестивое разумение, всегда обитающее в нас, усилилось против сожительствующего с душой порока. И так до тех пор, пока мы «не облечемся силой свыше» (Лк. 24:49), которая, со всей полнотой власти истребив сожительствующее с нами лукавство, явит чистое разумение чистого естества. Подвизающиеся, таким образом, и обладающие различением в отношении самих себя считаются Богом за чистых, став уже вне добровольных прегрешений и предав свою волю, насколько это возможно, одному только Богу.

Ведь желающий стать истинным христианином должен стяжать труд и борьбу не плотские, но вести брань в уме с помыслами. Он всегда обязан, насколько это возможно, приучать себя со всем тщанием к мыслям благим и чистым, простирать свой ум на десную часть, каждый час с верою ожидая посещения Духа, дабы быть в силах, посредством такого борения, принять очищение и чтобы все, что он видит в мире, употребить для Домостроения своей души, сохраняя при этом свою мысль чистой. Через богатства и прочие удовольствия мира сего он должен прозревать и созерцать горнее достояние и небесные богатства, видеть истинную роскошь и неувядающую славу, лишь тенью которых являются земные блага. Ибо мир сей есть образ истинного и вечного мира. Поэтому все, что человек видит внутри души своей, он должен обращать на пользу себе, дабы ум его никогда не успокаивался от попечения о духовных благах, поскольку душа может добиться их лишь посредством многих борений, обильного пота и труда. Однако подлинно совершенным делает все лишь Сам Бог.

Желающий всегда избегать помыслов лукавого и избавляться от них должен обрести приют и убежище в Господе, беспрестанно помнить о Боге и доверять Ему. Лишь таким образом сможет он бороться с различными видами зла, теснящими со всех сторон человека, — будь то зло внешнего мира или лукавые силы внутри души; так он сможет освободиться от всякой дурной привычки и всякого предрасположения ко злу. Выдерживая такую брань и полагая все упование на Бога, отцы могли благоугождать Ему. И хотя, живя среди зримых вещей, они имели жен, детей и имущество, ум их находился превыше мира сего. Поэтому, вступив в полосу испытаний и искушений, они не теряли мужества и не скорбели, когда лишались видимых благ, ибо стяжали великое и истинное достояние — доверие к Богу. Так, Иов, потеряв всякое земное упование и имея тело пораженное проказой, стал победителем силой одной только своей любви к Богу. Ибо, перенеся свою мысль в горнее, он оказался превыше всего земного. Подобным же образом должно и нам мужественно и великодушно выдерживать и терпеть все случающееся с нами, уязвляясь любовью к Богу.

Подобно тому, как жена, имеющая мужа, оказавшегося в темнице и претерпевающего многие скорби, сама проводит жизнь в роскоши и беспечности, являя тем самым свое нецеломудрие, поскольку не сохраняет должной привязанности к мужу ибо ей следовало бы сострадать и сочувствовать ему, так и души, желающие сочетаться браком с Небесным Женихом и соцарствовать с Ним, обязаны пройти тем узким и тесным путем, которым прошел и Он, став для нас образцом. И если они свернут на другой путь, не понесут язвы и страсти Господни, то будут причислены к блудницам и извергнуты из Царства Небесного.

Поэтому обратимся за помощью к Богу в полноте веры… ожидая милости от Него, поскольку имеем запечатленные в письменах обетования Его. Ведь в Писании говорится: «стучащему отворят» (Мф. 7:8) и «вселюсь в них и буду ходить в них» (2 Кор. 6:16). Ибо хотя люди отвлекаются от пути истинного тысячами забот и омрачаются тысячами искушений, которые принуждают их щедро лгать, но, тем не менее, давая письменные обязательства, они не могут, даже если хотят, поступать несправедливо. Тем более не может неложный Бог не исполнить Своего обещания относительно нас, послав нам благодать и дар Святого Духа. Однако не Бог, а мы сами являемся подлинными лжецами, ибо не взыскуем Его как нам велено в несомненности веры. Мы лишь тогда сможем просить Его со всей полнотой доверительности, когда предадим себя целиком, насколько это возможно, Господу, отказавшись от собственных желаний, не живя уже для самих себя, но, искупленные честной кровью Его, будем поступать по воле Владыки нашего. И, отказавшись таким образом от самих себя и добровольно подчиняясь одному только Искупителю нашему, мы окажемся благодарными и верными рабами, приняв обетование Святого Духа, прославим Отца и Сына и Святого Духа во веки. Аминь.

Поспешающие прийти к истинно возлюбленному Владыке нашему Христу...

В какой мере собираешь ты ум свой к исканию Его <Господа>, в такой и еще в большей мере понуждается Он собственным Своим благоутробием и благостию Своею прийти к тебе и успокоить тебя. 

Как скоро душа возлюбила Господа — похищается из... сетей <порока> собственною своею верою и великою рачительностью, а вместе и помощью свыше сподобляется вечного Царства...

Поспешающие прийти к истинно возлюбленному Владыке нашему Христу должны пренебречь и презреть все прочее.

Любовь к Богу рождается в нас обыкновенно не просто и не сама собой, но после многих трудов и великих забот и при содействии Христовом.

Истинный боголюбец, расторгнув, преодолев и миновав все, что в мире почитается препятствием, объемлется единою Божественною любовью.

Не только когда входишь в молитвенный дом, люби Господа, но и находясь в пути, и беседуя, и вкушая пищу, имей памятование о Боге, и любовь, и приверженность к Нему.

Если кто любит Бога, то и Бог сообщает ему любовь Свою.

Кто любит Иисуса и внемлет Ему как должно, и не просто внемлет, но пребывает в любви, то и Бог хочет уже воздать чем-либо душе той за любовь сию.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

----картинка линии разделения----

И, припадши к Нему, вседушно возжелает зреть Его и только Его Единого

Кто же воздерживается от всего и обучает душу свою не кружиться в беспорядке там и сям и не творить ни в чем воли своей, наипаче же в том, что не угодно Богу, но понуждает ее неотступно ходить в заповедях Божиих, с теплою любовью и со столь великим вниманием, как если бы шествовал на высоте воздушной, по какой-нибудь веревке, такой в короткое время обретет Бога, сокрытого в тех Божественных заповедях — Которого как только обретет, так забудет все и станет вне себя и, припадши к Нему, вседушно возжелает зреть Его и только Его Единого. Когда после сего Бог промыслительно скроется от очей его умных, тогда объемлет его скорбное недоумение, и он начинает опять проходить с начала путь заповедей Божиих и тещи им спешнее, сильнее и опасливее, смотря под ноги, ступая обдуманно, жегом бывая воспоминанием, горя любительным желанием и воспламеняясь надеждою опять увидеть Его. Когда же, таким образом, долгое время теча и преутрудившись, не возможет достигнуть желаемого и в изнеможении совсем упадет духом, так что и тещи далее уже не станет у него сил, тогда внезапно узрит он Того, Кого искал, достигнет Того, Кто бежал от него, обымет Того, Кого вожделел, — и станет опять весь вне мира и забудет весь этот мир, соединится с Ангелами, обольется светом, вкусит от жизни, сретит бессмертие, исполнится утешительной сладости, взыдет на третье небо, восхитится в рай, услышит неизреченные глаголы, внидет в Чертог Жениха, пройдет до места, где покоится Жених, увидит Его Самого, сделается общником духовного брака, насытится, пия от таинственной чаши и вкушая от тельца упитанного, от Хлеба Животного и от Пития Жизни, от Агнца непорочного и от манны мысленной, и получит все оные блага, на которые не дерзают воззревать и самые Ангелы. Находясь в таком состоянии, он горит как огнь и просвещается Духом Святым, и еще отселе, из настоящей жизни, провидит таинство обожения своего. Став весь огнем по душе, он и телу передает от стяжанного внутри светлоблистания, подобно тому, как и чувственный огнь передает свое действо железу, — и бывает тогда душа для тела тем, чем Бог стал для души, как говорит богословский глас. Ибо как душе невозможно жить, если не бывает она просвещаема Творцом своим, так и телу невозможно жить, если не получает на то сил от души.

Потщись всегда уловлять Владыку, взяться за Него

Не ищи ни славы, ни телесного утешения, ни расположения сродников. Совершенно не озирайся ни направо, ни налево; как начала, лучше же — теча еще усерднее, потщись всегда уловлять Владыку, взяться за Него. И хотя бы тысячи раз Он исчезал и столько же раз являлся тебе, делаясь неуловимым, (только) таким путем Он будет удержан тобою. Десятки тысяч раз, лучше же, доколе ты вообще дышишь, еще усерднее ищи Его и беги к Нему. Ибо Он не оставит тебя и не забудет тебя, но являясь тебе понемногу все более и более и чаще пребывая с тобою, душа, Владыка, когда ты очистишься, наконец, осиянием света, Сам, придя, весь возобитает в тебе и с тобою будет пребывать Тот, Кто мир сотворил, и ты будешь обладать истинным богатством, которого мир не имеет, но (только) — небо и те, которые вписаны там.

Блаженны те, которые от всей души ищут внити во Свет (Христов), презрев все прочее, потому что они, если и не успеют, пока в настоящей находятся жизни, внити в сей Свет, — всячески отыдут отсюда с благими надеждами и внидут в него по мере своей.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин

----картинка линии разделения----

Если хочешь прийти ко Христу

Взыщи Господа, возлюбленный, всеми силами твоими, чтобы спаслась душа твоя, и порок не водворился в сердце твоем.

Если хочешь прийти к Нему <Христу>, то исполнен Он благ, исполнен милосердия. Для тебя пришел из Отчего недра.

Кто ищет Христа, тот пусть вступает в странническую жизнь и ищет Его, и он действительно найдет Бога в сей жизни, Бог радостно примет и не оставит его.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Максим Исповедник

 Преподобный Максим Исповедник

----картинка линии разделения----

Узрим Святых Святейшее и Духовных Духовнейшее

Хорошо, всегда от всего упраздняясь, искать Бога, как нам повелено (Пс. 45:11; 104:4). Ибо хотя по свойству настоящей жизни, ища Его, мы не можем дойти до предела глубины Божией, но, может быть, и малость некую глубины Его достигнув, узрим Святых Святейшее и Духовных Духовнейшее.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Афанасий Великий

Святитель Афанасий Великий

----картинка линии разделения----

Путь к Богу не так далек от нас, как превыше всего Сам Бог, Он не вне нас, но в нас самих...

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Феофан Затворник

 Святитель Феофан Затворник

----картинка линии разделения----

Ты – Христос, Господь мой и Спаситель

Спросил Господь апостолов, как они Его понимают? В лице св. апостола Петра, они отвечали: «Ты – Христос» (Мк.8:29). Не вдруг созрело это исповедание, но, созревши, осело в глубь сердца и стало источным его направителем. Оно было омрачено смертью Господа, но не поколебнуто и, быв воскрешено еще в большей силе Воскресением, стремило апостолов во всю их жизнь на проповедь всему миру. 

Есть момент и у каждого верующего, когда он всеми силами своими изрекает: «Ты – Христос, Господь мой и Спаситель. Ты спасение мое, свет мой, сила моя, утешение мое, надежда моя и живот вечный». Тогда совершается то, от чего он с апостолом взывает: «кто меня разлучит от любви Христовой!» (Рим.8:35) – и, подобно ему, начинает гнаться за всем, угодным Христу Господу, пока достигнет в меру возраста Его.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com