ПЕСТОВ НИКОЛАЙ ЕВГРАФОВИЧ

Духовный писатель, профессор

----картинка линии разделения----

 

Пестов Николай Евграфович

 

----картинка линии разделения----

 

Не сотвори себе кумира. Втор. 5:8«Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне» (Мф. 6:24). Так предупреждает нас Господь. Маммона – золотой телец – один из кумиров падшего человечества. Пристрастием к земным благам могут заразиться наши дети и заразиться от нас, их родителей, если мы не свободны вполне от этого порока. Собирание материальных ценностей под каким-либо предлогом – это недоверие Богу, это нарушение заповедей Господних. Копление – это ограбление тех бедных и нуждающихся, которые могли бы изжить свою нужду при помощи скопленных ценностей. Это прямое нарушение повеления Спасителя «продавайте имения ваши»(Лк. 12:33). Поэтому страшно богатство для души христианина, по словам Господа (Мф. 19:23). Но не только маммона – богатство, пристрастие к роскоши и комфорту – является кумиром современного человечества. Для многих таким кумиром, заменяющим Бога, стали достижения науки и прогресс техники. Вот то, что, по мнению многих современников, может сделать человечество счастливым, чему следует отдавать все свои силы и все свое внимание, во что можно верить.

Молодежь склонна поддаваться подобным господствующим идеям и обольщаться «чудесами» техники. Пусть родители не забывают указывать детям на истинную ценность такого прогресса: человек овладел воздухом – и вот рушатся города от тысячи бомб, сброшенных с аэропланов; человек проник в воду – и тонут корабли от подводных лодок; человек проник в тайны строения материи – и создаются заводы по производству атомных бомб и отравляющих веществ. Конечно, и наука может быть направлена не на служение сатане, но Богу. И нет сомнения, что истинная, не богоборческая наука расширяет наше познание о Творце мира. «Ибо, – по словам ап. Павла, невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы» (Рим. 1:20). Но не в светской науке, однако, лежит кратчайший путь к цели жизни христианина – к стяжанию Духа Святого, к богообщению. И как один из видов богатства светская наука обольстительна и может стать кумиром, заменяющим Бога. И в этом случае «трудно богатому войти в Царство Небесное» (Мф. 19:23). Не напрасно обличает ап. Павел будущие для него и настоящие для нас поколения людей последнего времени, которые «противятся истине, люди, развращенные умом, невежды в вере» (2 Тим. 3:8). Следует помнить, что первыми встретили Христа на земле неученые пастухи; мудрые волхвы поклонились Ему много позднее.

Будем же опасаться за детей при их занятиях науками и молить Бога о том, чтобы, по словам ап. Павла, их «умы не повредились, уклонившись от простоты во Христе» (2 Кор. 11:3). Следует учитывать также, что усиленное занятие наукой может слишком много занять у детей времени и внимания, от чего может ослабнуть их духовная жизнь. Крайность в этом отношении вредна – не будем забывать заповеди Спасителя: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Лк.20:25). Пусть же свято сохраняется у детей посвящение Богу воскресных и праздничных дней с обязательным посещением богослужения и пусть ненарушимы остаются те минуты в течение дня, которые посвящены утренней, вечерней молитве и духовному чтению. Чрезмерные умственные занятия вредно отражаются на здоровье детей и ведут к переутомлению нервной системы. Противодействием этому должны служить прогулки и подвижные игры на воздухе в раннем возрасте и физический труд в более старшем. Особенно осторожно надо загружать учением тех детей, в которых ясно замечается склонность к духовной жизни. Этих избранников Божиих надо питать всего более духовно.

Так, старец Амвросий Оптинский не позволял обучать французскому языку двух девочек-сироток, проявлявших склонность к уединению и молитве. Кроме науки дети и юноши могут увлечься занятиями искусством и поэзией. Здесь та же опасность: искусство и поэзия ревнивы также, как и наука, и также требуют очень многого от человека. Счастье, если наряду с талантом к музыке, живописи, поэзии или литературе в ребенке засеяны и растут всходы духовной жизни. Тогда он свой талант посвятит Богу и употребит с пользой для души, как употребляли его, например, св. Иоанн Дамаскин, художники Васнецов, Нестеров, Поленов и многие духовные композиторы. Но горе, если его талант будет служить угождению низменного вкуса и прихотям толпы. Прп. Серафим говорил: «Только дела, совершаемые ради Христа, приносят пользу для христианина». Пусть вспомнят тогда родители таких даровитых детей слова Христа: «И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Мф. 5:30). 

Нам вспоминается судьба двух чистых молодых девушек, воспитанных благочестивой няней. После смерти няни их окружила типичная светская среда, которой не было дела до Бога. В талантливых девушках проявились склонности: у одной к балету, у другой к драматической сцене. Но, видно, крепко любила их няня. Можно думать, что, уже будучи за гробом, она вымолила у Бога чистоту их девических душ. И обе они – одна за другой – в ранней юности были взяты от мира. Горько рыдала мать, а ей надо было бы благодарить Господа и скорбеть о своих ошибках воспитания. Остается упомянуть об увлечении юношей спортом, понимая под последним усиленную тренировку каких-либо физических способностей. На бесполезность таких занятий указывает ап. Павел: «Телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей» (1 Тим.4:8). Это, однако, не относится к подвижным детским играм на воздухе, катанью на коньках, на лыжах, на лодке, плаванью, которые укрепляют тело детей. Св. Макарий Великий говорит: «К чему привязано сердце человека и к чему влечет его пожелание, то и бывает для него Богом». И чем бы ни занимались дети: наукой, техникой, искусством – родители должны внимательно следить за тем, какое место занимают в сердце детей эти занятия. Следует бояться того, чтобы что-либо не стало для детей кумиром, отдалило их от Бога, заглушило рост духовной жизни. Это признак духовной болезни, с которой надо бороться. Это признак нездоровой атмосферы, окружающей детей, недостаточности их духовного воспитания. Пусть сделают родители в этом случае все возможное для исцеления, исправления сделанных ими ошибок или упущений, усердно прося помощи у Бога. Ап. Павел пишет: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 Кор. 6:12). 

"Сохранение от пристрастий мира"

 

----картинка линии разделения----

 

Николай Евграфович Пестов (1892-1982), православный духовный писатель, профессор, доктор химических наук.

Родился 4 августа 1892 года в Нижнем Новгороде. Его отец происходил из мещан, мать - из купеческой семьи. В 1911 г. он поступил на химический факультет Императорского Московского Высшего Технического Училища (теперь МВТУ им. Баумана), в котором учился с 1911 по 1914 год и с 1922 по 1924 годы. Первая Мировая война застала его на 4 курсе. Николай добровольно поступил в армию. Потом в своем дневнике он записал: "... спустя много лет я вижу в этом Промысел Божий, который на 8 лет вывел меня из стен училища, чтобы вновь вернуть в него, но уже совершенно другим человеком. Вышел Савл, вернулся Павел..."

По окончании военного училища Николай Пестов был произведен в прапорщики с назначением в пехотный запасной батальон. В середине августа 1915 года он был переведен в Ригу в артиллерийский полк для организации противохимической защиты. На фронте получил слуховую контузию, последствия которой остались на всю жизнь. Награжден орденом Св. Станислава III степени и орденом Св. Анны III степени. В документах полка Пестов был аттестован как "выдающийся офицер".

После февральской революции Пестов избирается членом Полкового Комитета, а затем в исполнительный комитет как председатель от полка и одновременно член Полкового Суда; в августе 1917 г. назначается полковым адъютантом. 16 ноября 1917 г., оформив отпуск, он выехал на родину в Нижний Новгород, где после смены власти работал на государственной службе. В августе 1918 г. вместе с другими бывшими офицерами, дворянами и представителями буржуазии был арестован "в виду возможного выступления контрреволюционных белогвардейских элементов" (сорок человек были расстреляны). В ноябре, когда стало ясно, что белым не завладеть Нижним Новгородом, был отпущен на свободу. Все специалисты старой армии обязаны были встать на учет и служить на тех постах, на которые поставит их советская власть. Пестов был направлен на работу в органы Всевобуча. Не имея христианской веры, в декабре 1918 года он вступил в коммунистическую партию. После удачного доклада о положении дел в Нижегородском Всевобуче его оставили в Москве работать в Управлении Всевобуча при Всеросглавштабе. Одновременно он был зачислен курсантом на Центральные Высшие курсы Всевобуча, по окончании которых ему было присвоено звание военного комиссара. Весной 1919 Николай Евграфович попал на Восточный фронт в Северную группу войск. В сентябре 1919 года ему присваивается звание окружного военного комиссара и назначается должность Начальника Управления Всевобуча Приуральского военного округа.

В июле 1921 года Николай Евграфович увольняется из рядов РККА. Причиной оставления службы в армии послужило громадное духовное потрясение, происшедшее с ним в тот период. Постепенная стабилизация обстановки в России позволила ему демобилизоваться и вернуться в Москву для окончания образования.

Поздней осенью 1921 года он попал на лекцию Марцинковского "Жил ли Христос?" для студентов МВТУ и других вузов.  "Я впервые услышал такие глубокие и содержательные слова о Христе и Евангелии. В моей душе родилось чувство глубокого раскаяния о содеянном мною. Внезапно точно пелена упала с глаз, в простых словах Евангелия, которое читал лектор, я услышал ответ на мучившие меня вопросы. Этот вечер стал поворотным пунктом... С лекции я вышел христианином. Началась моя новая просветленная жизнь. Новые силы, неизведанные ощущения ворвались в душу. Уже не скорбь и тоска, но неизреченная радость наполняла душу, давая силы жить, работать, учиться, - писал он в дневнике. - Путь Евангелия и осуществление в жизни заповедей Христа - вот теперь мой путь, моя жизнь!".

Новые убеждения не позволяли оставаться в партии, он уничтожил партийный билет, не прошел очередную регистрацию и был исключен из рядов РКП(б). В Москве Николай Пестов познакомился с организаторамм Христианского Кружка в МВТУ и стал помогать в организации лекций на духовные темы. Марцинковский очень скоро приметил Пестова и способствовал его деятельности в Христианском Студенческом Кружке. В 1921 г. Пестов принимал участие в борьбе с голодом и эпидемией сыпного тифа в Саратове, где он также посещал общины христиан-студентов. К концу лета 1922 года Пестов вернулся в Москву, восстановился в МВТУ и продолжил учебу, в свободное время посещая собрания Христианского Студенческого Кружка. В 1923 г. Марцинковскому было сообщено в ГПУ, что за его религиозную проповедь среди студентов он высылается за границу.

В 1923 г. состоялась свадьба Николая Евграфовича и Зои Вениаминовны, с которой он познакомился в христианском кружке. В 1925 г. Пестов поступил на службу в Московское Высшее Техническое Училище в должности научного сотрудника при кафедре технологии минеральных удобрений.

После смерти Ленина отношение властей к студентам-христианам резко изменилось. Запрещено было проводить религиозно-философские собрания, закрывались религиозные кружки и общества. Христианский Студенческий Кружок в Москве также был ликвидирован властями, дом отобран, члены кружка подвергались всевозможным репрессиям, происходили обыски, аресты, ссылки. Пестов попал в тюрьму, сначала на Лубянку, потом в Бутырку. За два дня был арестован весь состав Христианского Студенческого Кружка. Спали на нарах вместе с уголовниками. Там же сидели и члены студенческого кружка теософов. Были сведения, что кружковцев спасла от высылки Н.К. Крупская. Вместо высылки им присудили 40 дней ареста, отделили от уголовников в особую камеру, где они проводили диспуты с теософами на религиозные и философские темы. В тюрьме Пестов познакомился с прихожанином церкви Святителя Николая на Маросейке (храм Николы в Кленниках). Настоятелем этой церкви был старец отец Алексий Мечев, в то время уже старый и больной человек. Духовное руководство в приходе после его смерти перешло к его сыну, о. Сергию Мечеву.

Вернувшись из тюрьмы, Пестов перестал посещать обновленческие храмы, стал постоянным прихожанином Маросейской церкви и духовным сыном о. Сергия Мечева. По благословению духовного отца Пестов в 1926 г. совершил поездку в Саров и Дивеево, где еще действовали монастыри.

В семье Пестовых подрастали два сына и дочь, их воспитанию Николай Евграфович уделял много внимания, борясь за их души, как и за свою собственную. Строго детей он никогда не наказывал: "Где действует любовь, там строгость не нужна".

Пестов вел большую научную и педагогическую деятельность: преподавал в вузах, читал лекции на предприятиях, руководил аспирантами, ему принадлежит около 160 научно-исследовательских работ, монографий и статей. В 1937 г. на заседании кафедры в Менделеевском институте проф. Пестов Н.Е. выступил против осуждения как "врага народа" талантливого ученого, арестованного тогда ГПУ, и был исключен из штата.

"Почти ежедневно, скорее еженощно, я ожидал ареста. Считаю, что только по молитвам моих детей, жены и духовного отца я в то время не был арестован и остался жив" - писал он позже.

Летом 1939 г. был приглашен на работу в МИЭИ им. Орджоникидзе, зачислен по конкурсу на должность зав.кафедрой химической технологии, с октября 1943 г. он зам. директора по научной и учебной работе. После защиты докторской диссертации в 1941 г. в АН СССР приказом ВАК он был утвержден в степени доктора химических наук.

Во время войны семья Пестовых из Москвы в эвакуацию не уезжала. Из-за бронхиальной астмы Пестов был освобожден от призыва в армию. Сыну Коле было 17 лет, его призвали только в сентябре 1942 г. А в октябре 1943 г. было получено сообщение, что он убит в бою. Николай Евграфович излил свое горе, написав книгу "Светлой памяти Колюши" или "Памятник над могилой сына". Позже он переименовал свой труд, назвав его "Жизнь для вечности".

Годы войны явились для Н.Е.Пестова годами интенсивной научной и педагогической деятельности. Его работы печатались и у нас в стране, и за рубежом. Некоторые аспекты его научных трудов имели непосредственное отношение к оборонной промышленности. Награды: в 1944 г. - орден Трудового Красного Знамени; в 1946 г. - медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне"; в 1953 г. за выслугу лет и безупречную работу в числе работников науки высших учебных заведений г. Москвы - орден Ленина. К концу военных лет Николай Евграфович перестал скрывать свои убеждения, снова ходил в храм, уже не боясь встретить там своих сослуживцев или студентов.

Первые труды по богословию были написаны Пестовым в конце 50-х годов. Это были выдержки и цитаты из святых отцов и учителей Церкви по различным вопросам христианской жизни, объединенные в два тома под названием: "Пути к совершенной радости". В те же годы была написана первая редакция книги о погибшем на фронте сыне, а также первая редакция книги "Над апокалипсисом".

В последние годы своей служебной деятельности Пестов говорил: "Прошу Господа указать мне Свою Святую волю. Не пора ли мне отложить химию и физику, а остаток дней своих посвятить Господу?" Господь указал Свою волю следующим стечением обстоятельств. В эти времена (60-е годы) Пестов занимал должность зам. директора Инженерно-Экономического Института по научной части. Пришло распоряжение провести на всех кафедрах антирелигиозную работу, предписать всем профессорам и педагогам вклинивать атеистическую пропаганду во все предметы и предоставить соответствующий план. Т.к. делать все это Пестов отказался, его вызвали в кабинет директора института и в присутствии секретаря партбюро МИЭИ предложили уйти на пенсию. Когда после отпуска Пестов осенью пришел в институт, чтобы подать заявление об уходе на пенсию, ему сказали, что он уже отчислен приказом. Никаких торжественных проводов не было.

Последний год был мучительным. Николай Евграфович сознавал, что скоро умрет и готовился к этому великому моменту. Летом 1981 года он попросил его пособоровать. Во время Таинства он горячо молился, после соборования болезнь зримо отступила. Последние месяцы перед смертью он почти не вставал, еженедельно причащался Святых Таин и пребывал в непрестанной молитве. После Рождества 1982 года силы окончательно оставили его. Утром 11 января он впал в беспамятство и, не приходя в сознание, скончался в ночь на 14 января 1982 года в праздник Обрезания Господня и Святого Василия Великого, которого очень чтил. Погребен Николай Евграфович Пестов на кладбище при Смоленско-Никольском храме д. Гребнево Московской области.

 

----картинка линии разделения----