ОДЕРЖИМОСТЬ

 

Одержимость (беснование) – разновидность душевной болезни, которая проявляется в том, что воля человеческая порабощена  страстями  или падшими  духами. Одержимость является следствием греха и может иметь различные степени, от явного беснования до алкоголизма и неконтролируемого гнева на ближних.

Архимандрит Адриан из Псково-Печерского монастыря свидетельствовал,  что главным признаком бесоодержимости  является боязнь святыни (Св. Христовых Таин, святой воды, молитвы). Например, когда одержимый человек приходит в храм, и выносят Чашу со Святыми Дарами, то он часто начинает кричать, браниться, выть, т.е. бесноваться.

Поведенческие расстройства у бесоодержимых людей носят оттенок насильственности.

Отличительной особенностью одержимого человека также является критическое отношение к себе (осознание наличия проблемы). После изгнания злого духа из страждущего человека у него наблюдается полная сохранность психического здоровья.

Кто такие демоны и их влияние на людей

Демоны, или бесы созданы из тонкой материи, невидимой для человека, хотя их присутствие около себя можно ощутить по внезапному настороженному чувству (рядом кто-то есть), причём чувство это гнетущее, тревожное. Они могут проникать через все преграды (стена, дверь), так как могут "просачиваться" сквозь них. Свободные демоны не могут проникать в освящённое помещение. Это помещение "отмечено" для Господа, и если в нём происходят угодные ему действия, совершаются молитвы, то он посылает на это место свою Благодатную защиту. Благодать Божья, покрывающая такие места, опаляет демонов, они не могут преодолеть её. Если на человеке нет Божьей защиты, то бесы беспрепятственно могут проникать в его энергетические тела. Бесы живут там, где им есть место. Человек, греша, готовит им такое место. Где грех, там и они.

По природе своей демоны (бесы) - это чрезвычайно злобные, лукавые, лживые существа, имеющие отвратительную внешность. Они ненавидят праведность и добродетели, ненавидят всё то, что связано с Господом. Они стремятся всеми силами заполучить человека, склонить его ко греху, и затем взращивать, увеличивать в нём этот грех, пока человек не станет их "рабом". Питаются демоны энергиями человека, когда он предаётся грешным занятиям (допустим, энергиям гнева, сладострастия, ненависти). Также демоны любят вдыхать фимиамы от различных воскуриваемых благовоний, бесам очень нравится, когда человек поглощает мясо, особенно с кровью, или же предаётся блудной страсти. Если демон находится в человеке, пришедшем в освящённое место (Православный Храм Божий), то от Благодати Божьей ему становится плохо, и человек склоняется к тому, чтобы покинуть это помещение как можно быстрее, путём мысленного внушения беса так, чтобы человек даже и не заподозрил (допустим, под каким-либо предлогом). Либо же бес, до этого тихо находившийся в нём, вдруг резко проявляет себя, и обнаруживается.


Признаки присутствия беса в человеке, а так же его воздействие на человека

Человек начинает слышать чужие мысли (допустим, я твой друг, я помогу тебе, я люблю тебя, я передам тебе особые знания). Могут быть и "космические истории" внеземного Разума, и даже обман, когда демон притворяется, будто это Ангел-хранитель, или же голос Бога. Делается это для того, чтобы войти в доверие, демон знает, где ваше слабое место. Делается ставка на самолюбие - я выбрал тебя, потому что ты лучше других, они хуже тебя. Бес манипулирует вами, как хочет, чтобы вы поверили ему, и захотели с ним общаться. Если вы что заподозрите, у него сразу найдутся отговорки, чтобы вы успокоились, и слепо доверились ему. Затем "Друг" и "Наставник" начнёт вас учить, и направлять - по пути сатаны.

Может быть иная ситуация. Человек явно никаких других голосов не слышит, но он внезапно вдруг становится совсем иным. Резко меняется взгляд, походка, движения, манера говорить, внутри чувствуется внезапно появившаяся наглая уверенность, ощущение силы и властности. В таком состоянии человека, до этого весьма скромного и добродетельного, сразу тянет на грех. Часто катализатором этого состояния является прогулка по темноте, распитие спиртных напитков, шумная дискотека с трансовыми ритмами. Потом человек осознает, что он наделал, и впадает в недоумение. Как мог он, такой добродетельный, натворить такого? А причина в том, что внутри него находится он - бес. Питается демон энергиями греха, и специально устраивает так, чтобы жертва выпила спиртное, пошла на дискотеку, и т.д., чтобы получить необходимые энергии. 

 

одержимость - отчитка

Отчитка одержимой

Вселение демона (беса) в человека называется одержимостью. Открытое проявление демона (беса) является беснованием. При одержимости в жертву может вселиться как один, так и несколько бесов. По своей "силе" бесы (демоны) различаются в зависимости от их иерархии. Бес при вселении в человека подключается к его мозгу, нервной системе, зрению, слуху, осязанию, обонянию, речи. Вот откуда сверхъестественные способности, прорицательский "дар", медиумизм, "чревовещание" не своим голосом, "нечеловеческий пронзительный взгляд", внезапно увеличившаяся сила мышц, видения и слышания. Влияние паразита может проявляться по беспричинной слабости, лени, апатии, депрессии (бес высасывает энергию из человека). Бес не хочет выдать себя, и проявляется порой явно, когда человек расслабляется и внутренне раскрепощается, либо его вынуждают проявиться усиленные православные молитвы при изгнании. Одержимый чувствует себя в это время как-бы в необычном полугипнотическо-трансовом состоянии, он ощущает, слышит, видит, что происходит, но порой, как под небольшим гипнозом (если не сопротивляется демону), он просто становится куклой в руках беса. При этом существо открыто показывает своё отношение к людям, выкрикивая хулу на них ("как я вас всех ненавижу!..."," будьте вы все прокляты!", идёт ругательная, порой нецензурная брань в сторону людей, сопровождающаяся ненавистью и сильной агрессией, порой такой, что одержимый может замахнуться на вас острым первым попавшимся предметом, или запустить в вас тоже тем, что первое попало под руку). Человек становится уже не человеком - он может встать на четвереньки, начать лаять, выть, хрюкать, залезть в шкаф и спрятаться там, и т. п. Демон ненавидит всё то, что связано с Божественным, и поэтому как только видит или чувствует освящённые вещи (иконы, свечи, святую воду, крест с распятием), это вызывает у него бурю ненависти.

При этом человек выкрикивает богохульства, может плевать на иконы, опрокинуть стакан с освящённой водой, задуть освящённую свечу. При проявлении беса (бесновании) лицо человека изменяется, становится неестественным, жертва может шипеть, рычать, реветь, выть, визжать, кричать, хохотать, произносить заклинания на непонятном языке такими голосами, что это не только отвратительно слышать, это не может воспроизвести человек. Даже животное не может воспроизвести таких звуков, как бес. Человеческое тело внезапно начинает раскачиваться, бьётся в судорогах, которые начинаются из живота и солнечного сплетения - излюбленного места нахождения беса. Руки и ноги начинают содрогаться и биться, внутри мышц в это время ощущается зуд. Тело человека может неестественно прогнуться (живот поднят, опора на голову (как-бы мост)). Живот бывает, ходит ходуном, при этом надуваясь, как будто "вы беременны" и что-то внутри вас шевелится. Солнечное сплетение при этом охватывают жар и болезненные спазмы. Спазмы могут охватить также и голову, затылок, сзади спину в области плечей, ключицу. Паразит может перемещаться по телу человека, его можно ощутить как комок энергии, при этом в местах перемещения чувствуется внутренний зуд. Если существо переместилось, допустим, в руку или в ногу, то конечность наряду с зудом, начинает трясти. Если во время тряса на это место дотронуться святыней, или даже просто покрестить, то тряс на этом месте и зуд мгновенно проходят, так как существо очень быстро перемещается на другой участок тела болящего.  Если в место, куда бес переместился, приложить святыню (крест, святое масло, икону), то болящий может взреветь, его может тряхануть (демон чувствует ожог от святынь) -обязательно последует мгновенная сильная реакция паразита. Человек может ощущать, как что-то его дергает, резко толкает, пытается бросить в неизвестном направлении. При этом возникают мысленные внушения, и видения непристойного содержания. Также демон может воздействовать на горло и голосовые связки путем вызывания болезненных спазмов, приказывая вам подчиниться ему. Человек может оскаливаться, гримасничать, махать руками, словно крыльями, чувствовать, что на руках у него длинные когти, проявлять сильную агрессию к окружающим. При этом его зубы так и хотят вцепиться во что-нибудь. Если одержимый в состоянии беснования падает, то он так упадёт, что ничего себе не повредит. Иногда (но не всегда) после того, как беснование пройдёт, человек резко расслабляется, как-бы засыпая, и не помнит, что с ним было. Так демон проявляет себя, вторгаясь в сознание и нервную систему жертвы.

Бес может склонять человека на просмотр фильмов ужасов, фильмов по блудной тематике, фильмов со сценами кровопролитий, жестокости, насилия, при этом человек от просмотра испытывает удовольствия, и жаждет снова и снова таких просмотров, а некоторые хотят получить эти удовольствия в реальной жизни, подражая любимым героям фильмов. Во время таких удовольствий человек выделяет необходимые бесу энергии, которые существо поглощает, у человека формируется стойкая страстная зависимость. Тем самым человек готовит себя к контакту с уже реальными героями любимого "фильма ужасов". У человека может появиться необъяснимая тяга к оккультной символике, которая в изобилии продаётся в специализированных отделах эзотерики. Жертву беса начинает тянуть к талисманам, картам, статуэткам, аудиоматериалам с трансовыми ритмами, медитациям, лекциям психоэнерготерапевтов (прослушивая которые, человек входит в гипнотическое состояние, и открывается для бесовских воздействий), ароматическим возжигаемым благовониям, книгам по оккультизму, целительству, магии, колдовству. Человек стремится развить в себе сверхспособности, открыть "Третий глаз", чтобы стать всевидящим и всесильным, не задумываясь о том, что идёт на сделку с дьяволом.  Бес может внушить одержимому им человеку, что у него необычные способности и их нужно развивать, он не такой, как все, и тогда, воспользовавшись стремлением человека к познанию, он начинает "обрабатывать" человека, склоняя его к обучению в открывающихся школах магии, колдовства, целительства и т.п., порой играя на чувствах альтруизма и сострадания жертвы, что так человек будет помогать людям, исцелять их, принесёт неоценимую пользу другим, подбадривая жертву, что "скоро о тебе все узнают, ты будешь лучшим целителем". Когда воля человека сильно ослаблена, бес может вводить жертву в гипнотическое состояние, буквально приказывая ему совершить порой дикие вещи, даже опасные для жизни (погулять в незнакомом лесу, причинить другому боль, и т.д.), причём человек в это время может не отдавать отчёта своим действиям. Человек доводится до состояния психического расстройства.

(Информация с сайта - www.bogistina.info)

 

 ЕВАНГЕЛИЕ

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

ht

Кто не со Мною, тот против Меня

Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие. Когда сильный с оружием охраняет свой дом, тогда в безопасности его имение, когда же сильнейший его нападет на него и победит его, тогда возьмет все оружие его, на которое он надеялся, и разделит похищенное у него. Кто не со Мною, тот против Меня и кто не собирает со Мною, тот расточает  (Лк.11:21-23).

 

 

 Апостол Матфей

Апостол Матфей 

Исцеление двух слепых и немого бесноватого

Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: помилуй нас, Иисус, сын Давидов! Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи! Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам. И открылись глаза их; и Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал. А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той. Когда же те выходили, то привели к Нему человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле. А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского (Мф.9:27-34).

Исцеление бесноватого. Богохульство фарисеев

Тогда привели к Нему бесноватого слепого и немого; и исцелил его, так что слепой и немой стал и говорить и видеть. И дивился весь народ и говорил: не это ли Христос, сын Давидов? Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского. Но Иисус, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит. И если сатана сатану изгоняет, то он разделился сам с собою: как же устоит царство его? И если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют? Посему они будут вам судьями. Если же Я Духом Божиим изгоняю бесов, то конечно достигло до вас Царствие Божие. Или, как может, кто войти в дом сильного и расхитить вещи его, если прежде не свяжет сильного? и тогда расхитит дом его. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает  (Мф.12.22-30).

Исцеление больных в Геннисарете

И, переправившись, прибыли в землю Геннисаретскую. Жители того места, узнав Его, послали во всю окрестность ту и принесли к Нему всех больных, и просили Его, чтобы только прикоснуться к краю одежды Его; и которые прикасались, исцелялись (Мф.14:34-36).

 

исцеление бесноватого

 

Исцеление бесноватого

Когда они пришли к народу, то подошел к Нему человек и, преклоняя пред Ним колени, сказал: Господи! помилуй сына моего; он в новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне сюда. И запретил ему Иисус, и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот час. Тогда ученики, приступив к Иисусу наедине, сказали: почему мы не могли изгнать его? Иисус же сказал им: по неверию вашему; ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас; сей же род изгоняется только молитвою и постом (Мф.17:14-21).

 

 

 Апостол Лука

Апостол Лука 

Исцеление бесноватого в стране Гадаринской 

И приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах. Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни. Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, – потому что много бесов вошло в него. И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло. Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях. И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись. Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся. И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился. Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав: возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедывал по всему городу, что сотворил ему Иисус (Лк.8:26-39). 

 

 И приплыли в страну Гадаринскую

 

В следующий же день, когда они сошли с горы, встретило Его много народа. Вдруг некто из народа воскликнул: Учитель! умоляю Тебя взглянуть на сына моего, он один у меня: его схватывает дух, и он внезапно вскрикивает, и терзает его, так что он испускает пену; и насилу отступает от него, измучив его. Я просил учеников Твоих изгнать его, и они не могли. Иисус же, отвечая, сказал: о, род неверный и развращенный! доколе буду с вами и буду терпеть вас? приведи сюда сына твоего. Когда же тот еще шел, бес поверг его и стал бить; но Иисус запретил нечистому духу, и исцелил отрока, и отдал его отцу его. И все удивлялись величию Божию (Лк.9:37-43).

Иисуса обвиняют в изгнании бесов силою вельзевула

Однажды изгнал Он беса, который был нем; и когда бес вышел, немой стал говорить; и народ удивился. Некоторые же из них говорили: Он изгоняет бесов силою веельзевула, князя бесовского. А другие, искушая, требовали от Него знамения с неба. Но Он, зная помышления их, сказал им: всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и дом, разделившийся сам в себе, падет; если же и сатана разделится сам в себе, то как устоит царство его? а вы говорите, что Я силою веельзевула изгоняю бесов; и если Я силою веельзевула изгоняю бесов, то сыновья ваши чьею силою изгоняют их? Посему они будут вам судьями. Если же Я перстом Божиим изгоняю бесов, то, конечно, достигло до вас Царствие Божие. Когда сильный с оружием охраняет свой дом, тогда в безопасности его имение; когда же сильнейший его нападет на него и победит его, тогда возьмет все оружие его, на которое он надеялся, и разделит похищенное у него. Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает (Лк.11:14-23).

Предостережение перед отпадением

Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там, – и бывает для человека того последнее хуже первого (Лк.11:24-26).

 

 

Апостол Иоанн Богослов

Апостол Иоанн Богослов 

Шестая чаша – бесовские духи творящие знамения

Шестой Ангел вылил чашу свою в великую реку Евфрат: и высохла в ней вода, чтобы готов был путь царям от восхода солнечного. И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам: это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя. Се, иду как тать: блажен бодрствующий и хранящий одежду свою, чтобы не ходить ему нагим и чтобы не увидели срамоты его. И он собрал их на место, называемое по‑еврейски Армагеддон (Откр.16:12-16).

 

 

 

Святитель Феофан Затворник 

ht

Во всяком человеке, нераскаянно живущем во грехе, живет бес, как в доме, и всем у него распоряжается

Когда по благодати Божией такой грешник приходит в сокрушение о грехах своих, кается и перестает грешить, - бес из него изгоняется. Сначала он не беспокоит покаявшегося, потому что в нем на первых порах много ревности, которая как огонь жжет бесов и как стрела отражает их. Но потом, когда ревность начинает охладевать, подступает и бес издали со своими предложениями, вбрасывает воспоминание о прежних удовольствиях и вызывает к ним. Не поостерегись только покаянник - от сочувствия скоро перейдет к желанию; если и здесь не опомнится и не возвратит себя в состояние прежней трезвенности, то падение недалеко. Из желания рождается склонение на грех и решимость: внутренний грех готов, для внешнего ожидается только удобство. Представься оно - и грех будет сделан. С этим вместе бес опять входит и начинает гнать человека от греха к греху еще быстрее, чем прежде. Это изобразил Господь притчею о вторичном возвращении беса в дом очищенный, подметенный.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Паисий Святогорец

Преподобный Паисий Святогорец 

----картинка линии разделения----

     Об одержимых нечистым духом

— Геронда, сколько бесов было в гадаринском бесноватом? (Лк. 8:26 и ниже)
— «Бе́си мно́зи» (Лк. 8:30), — написано в Евангелии. Потому-то нечистый дух устами одержимого и сказал, что его имя «легео́н» (Лк. 8:30) — подразделение римской армии численностью от 3 до 6 тысяч воинов. И посмотрите, подобно тому как в человеке, одержимом нечистым духом, могут обитать многие бесы, так и в сердце верующего человека могут вместиться все святые. Да раз в сердце христианина вмещается Сам Христос, то что уж говорить о святых! Это великая тайна! Однажды, когда я жил в каливе Честного Креста, ко мне пришел посетитель и постучал железным клепальцем возле калитки. Когда я выглянул из окна, моим глазам предстало страшное зрелище! Я увидел человека, за которым шла целая фаланга бесов. Его окружал целый черный бесовский рой! Я впервые увидел человека, находящегося под властью столь многих нечистых духов. Этот несчастный был экстрасенсом. Между словами церковных молитв он вставлял призывания бесов, христианские книги смешивал с оккультной литературой, и после всего этого бесы получали над ним власть. Страшное дело! Увидев его, я очень расстроился. Есть психиатры, которые считают людей, одержимых нечистым духом, психически больными. Есть священники, которые в свою очередь считают некоторых психически больных — бесноватыми. Тогда как психически больной и одержимый нечистым духом должны получать помощь в разных местах и по-разному. Каким образом психиатр может помочь бесноватому? 

— Геронда, а в состоянии ли бесноватый понять, в чем была его вина и почему в него вошел нечистый дух? 
— Да, он может это понять, кроме тех случаев, когда уже повредился и его рассудок. В последнем случае помочь бесноватому очень непросто. Если же он просто бесноватый, то есть если его рассудок не поврежден, то с ним можно легко прийти к взаимному пониманию и оказать помощь. Однако такой человек должен быть послушным. В противном случае как он может получить помощь? Однажды ко мне в каливу пришел один посетитель из Южной Греции. Он связался со всякими там индусами, и в результате в него вошел нечистый дух. Он изрыгал гнусные ругательства, изо рта у него шла пена. Глаза несчастного были дикими, они вылезали из орбит. «Не говори эти богохульства, потому что таким образом ты призываешь бесов», — увещевал я его, однако он меня не слушал. И одновременно он просил, чтобы я ему помог. «Помоги мне, — упрашивал он меня, — только ты можешь мне помочь». — «Послушай, — отвечал ему я. — Ну как же я тебе помогу? Ты хочешь, чтобы я помолился о том, чтобы ты Благодатью Христовой освободился от нечистого духа, и одновременно ты сам этих нечистых духов призываешь! Пойди поисповедуйся, пусть над тобой прочитают заклинательные молитвы, а потом приходи ко мне снова и мы поговорим». — «Не пойду», — ответил он мне. «Эх, ну что же, тогда пойдем хоть в церковь, я помажу тебя маслицем из лампадки», — предложил я ему. «Не хочу, — отвечает. — Я хочу, чтобы ты мне помог». Потом он отошел в сторону и заговорил с одним из посетителей, находившихся у меня во дворе. А я в это время беседовал с группой паломников о том, что Бог попускает испытания для нашего спасения. Услышав мои слова, бесноватый, не подходя к нам, закричал: «Ну ты, что ты там несешь о том, что Бог трудится над тем, чтобы люди спаслись? У нас один отец на небе и один отец на земле! А превыше всего мы имеем еще одного князя!» — «Прекрати бесословствовать!» — ответил я ему и стал творить Иисусову молитву. «Да, — говорит, — сейчас ты меня спутал!» — сказал он. «А ну, уходи!» — велел ему я, и он отлетел в сторону. Потом он стал меня спрашивать: «А сам-то ты с кем?» — «Со Христом», — говорю. «Врешь, — говорит, — ты не со Христом, потому что Христос — это я, а ты меня бьешь». Диавол все представлял ему шиворот-навыворот.   

— Геронда, это все говорил сам диавол? 
— Да, диавол, но посмотри, ведь Бог дал этому человеку силу, для того чтобы он смог приехать на Святую Гору. Находясь в таком состоянии, приехать на Афон с другого конца Греции — это дело нешуточное! Но что поделаешь: он не слушает тебя, и ему становится хуже. А вот если бы он оказывал послушание, то получил бы и помощь.   

Имея диаволъскую гордость, человек может стать одержимым

Тот, у кого много гордости, — человек помраченный Его голова затуманена, словно задымлена выхлопными газами. Он совершает грубые грехи и не понимает этого. «Я, — заявил мне один такой человек, — люблю всех и диавола тоже люблю. Ведь диавол не злобен, нет...» — «Да что же ты такое несешь? — возразил я ему. — Ведь если бы Бог позволил диаволу хозяйничать совершенно свободно, то он бы нас всех растерзал. Кто видел от диавола что-нибудь доброе, чтобы ты тоже мог ждать подобного?» Однако этот несчастный дошел до такого помрачения, что ничего не понимал — что бы ты ни говорил, надеясь оказать ему помощь. Он сразу начинал говорить, что ты «подвергаешь его давлению»! Да разве [попытка освободить его от этого помысла] — это давление? Этот человек не сумасшедший, ведь его мозги работают. Он должен понять, что говорить так — это все равно что отрекаться от Христа, что [утверждать, что диавол не злобен] есть богохульство. И таким вот путем люди потихоньку доходят до поклонения сатане. Когда видишь сатанистов — становится понятно, что эти люди порабощены диаволом. Даже на их внешности отпечаталось что-то бесовское. Темные силы с помощью сатанинской музыки направляют и несчастных детей туда, куда хотят. Доходит уже до того, что сатану призывают на помощь. Я слышал, что если прослушать некоторые диски с рок-музыкой задом наперед, то можно услышать песни с призываниями сатаны. Доходит даже до того, что «славословят» сатану: «Сатана, я посвящаю себя тебе». Как же это страшно!

— Геронда, то есть гордость может довести человека до беснования? 
— Да. Предположим, что человек совершает какой-то    грех и оправдывает себя. Если люди сделают ему замечание, чтобы ему помочь, он говорит, что они относятся к нему несправедливо. Веря, что сам лучше тех, кто делает ему замечание, он осуждает их. Потом потихоньку он начинает судить святых. Сначала новых святых, затем святых старых... «Этот святой не сотворил никаких чудес, — говорит такой человек, — а тот имел такой-то недостаток...» Проходит еще немного времени, и такой человек, заходя все дальше в своем осуждении, начинает осуждать и Соборы нашей Церкви. «И на всех этих Соборах, — говорит он, — напринимали всяких там решений...» Стало быть, по его мнению, и Соборы нашей Церкви ошибались. В конечном итоге такой человек доходит до того, что заявляет: «Ну и зачем Бог сделал это так, как это сделано?» Ну что же, если человек доходит до такого состояния, то он не сходит с ума — нет. Он становится бесноватым. Однажды ко мне в каливу пришел один бесноватый, который называл себя богом. Он пришел ко мне со своим отцом. Этот бесноватый ходил к одному духовнику, живущему не на Святой Афонской Горе, и тот, испугавшись, что диавол может на него наброситься, сказал одержимому: «Ну что же, тогда меня благословляй!» Что ты тут скажешь? Ладно, лучше оставить это... И вот потом этот одержимый стал говорить своему отцу: «Вот увидишь, и отец Паисий тоже согласится с тем, что я бог». И так он поспорил с отцом на все деньги, которые у него были при себе, что я приму его как бога. Но только я начал молиться по четкам, бесноватый вскочил как ужаленный. «Что ты делаешь этой своей бурчалкой? — закричал он. — Я совершил все грехи, какие бывают! Я совершил и такой-то грех, и такой-то... Я имею в себе диавола. Я стал богом. Ты должен согласиться с тем, что я бог. А ты, такой-сякой, не сделал ничего! Ты только постоянно бурчишь этой своей бурчалкой!» Знаете, какие мерзости он говорил? Я пришел в гнев. «А ну-ка, пошел отсюда, пропащий человек!» — прикрикнул я на него. Я ему задал взбучку! Тут он совсем взбесился, стал подобен зверю. Вытащил из кармана деньги и швырнул их отцу. «Бери, — говорит, — свой выигрыш, я проспорил».   

Бесноватый реагирует на любую святыню

— Геронда, а как можно понять, что с человеком: беснование или душевное заболевание? 
— Это может понять даже простой благоговейный врач. Люди, страдающие от беса, приближаясь к святыне, возбуждаются, их начинает трясти. Отсюда совершенно ясно видно, что в них бес. Если предлагаешь таким людям выпить немного святой воды или хочешь перекрестить их святыми мощами, то они противятся, потому что Благодать Божия стесняет бесов, находящихся у них внутри. А если люди страдают какой-то душевной болезнью, они совсем не противятся святыне. Бесноватые беспокоятся, их начинает трясти, даже если ты просто приближаешься к ним, имея на себе крест. Однажды я пришел на всенощное бдение в один святогорский монастырь. Братия монастыря сказали мне, что у них есть помысл о том, что один из пришедших в монастырь паломников одержим нечистым духом. Я сел в стасидию рядом с этим человеком и дотронулся до него своим крестом, в который вставлена частица Честнаго Древа Креста Господня. Одержимый затрясся, вскочил и ушел в дальний угол храма. Когда народ после бдения разошелся, я аккуратно, по-доброму, пытался с ним заговорить. Но снова повторилось то же самое. И я понял, что этот человек действительно одержим. Иногда ко мне в каливу привозят детей и говорят, что они одержимы бесом. Иногда, для того чтобы понять, действительно ли это так, я беру частицу мощей святого Арсения Каппадокийского и зажимаю ее в ладони. И вы бы только видели: обе мои руки сжаты, однако, если ребенок одержим нечистым духом, он в страхе глядит на ту руку, в которой скрыта частица святых мощей. А вот если у ребенка нет никакого беснования, но он просто страдает какой-то, к примеру, болезнью мозга, то он совсем не реагирует на мощи, не противится им. А иногда я даю детям воду, в которую предварительно погружаю частицу святых мощей. Но если в детях бес, то они эту воду не пьют — убегают. Однажды ко мне принесли одного бесноватого малыша. Сначала я как следует накормил его сладостями, чтобы распалить его жажду, а потом принес водички от святых мощей. «Нашему Янакису, — сказал я, — я дам попить водичку повкусней, чем другим». Отпив чуть-чуть этой воды, малыш начал кричать: «Эта вода меня жжет, что в ней?» — «Ничего в ней нет», — ответил я. «Что ты со мной делаешь? Она меня жжет!» — кричал несчастный малыш. «Она не тебя жжет, — сказал я, — она жжет кое-кого другого». Я начал крестить голову малыша, и его затрясло, он впал в кризис беснования. Бес, находившийся в малыше, скрутил его тело.   

А помните того студента, который много лет назад приходил сюда, в монастырь? «Во мне живет бес, — говорил он мне, — и он очень мучает меня. Я страшно страдаю от этого беса, потому что помимо всего он вынуждает меня говорить разные гадости. Я дошел до отчаяния. Я чувствую, как он сдавливает меня изнутри, зажимает меня то здесь, то там», — и несчастный юноша показывал на свой живот, на грудь, на ребра, на руки. Этот несчастный был очень чувствителен. Поэтому, для того чтобы его не ранить и утешить, я сказал: «Слушай-ка, да нет в тебе никакого беса. То, что происходит с тобой, — это внешнее бесовское воздействие». Когда мы зашли с ним в храм, я попросил находившихся там сестер молиться за несчастное Божие создание. А сам зашел в алтарь, взял частицу мощей Святого Арсения, вышел из алтаря, приблизился к несчастному и снова спросил его: «Так в каком месте давит и мучает тебя бес? Как ты сам думаешь, где он сидит?» Тут он показал мне на свои бока. «Где? Здесь?» — спросил я его и прикоснулся к нему святыми мощами. Ух, как же он тут завыл! «Ты меня обжег, ты меня обжег! Я не уйду, не уйду!» Он кричал, сквернословил, произносил разные мерзости. Тогда я начал творить про себя Иисусову молитву: «Господи, Иисусе Христе, Господи Иисусе Христе, изгони нечистого духа из Твоего создания». Молясь, я крестил несчастного святыми мощами. Это продолжалось около двадцати минут. Потом бес начал его трясти, повалил наземь, и несчастный стал кататься по полу. Его костюм от пыли стал похож на половую тряпку. Мы поставили несчастного на ноги. Он трясся всем телом и резко, судорожно дергался. Для того чтобы устоять на ногах, он держался за иконостас. Его руки покрылись холодной испариной — как роса на утренней траве. Вскоре бес вышел из него и несчастный успокоился. Он освободился от нечистого духа и сейчас жив, здоров и чувствует себя прекрасно.

Не придавайте значения словам бесноватого человека

— Геронда, на что нужно обращать внимание, беседуя с бесноватым? 
— Нужно творить Иисусову молитву и вести себя с таким человеком по-доброму.   

— Геронда, а помнят ли бесноватые то, что они говорили в припадке беснования? 
— Что помнят, что не помнят. Мы не знаем, как действует Бог. Иногда Он попускает несчастным помнить то, что они сказали в припадке одержимости, для того чтобы они смирились и покаялись. Если бесноватый что-то просит, то нелегко понять, в каком случае он просит это, находясь под действием диавола, а в каком случае сам — как человек — испытывает в этом нужду. Однажды я повстречался с одной бесноватой девушкой. Она начиталась книг Казандзакиса и верила тем богохульствам, которые были в этих книгах. В результате всего этого ею овладел нечистый дух. Когда мы с ней разговаривали, с ней внезапно случился бесовский припадок, и она начала кричать страшным голосом: «Я горю, я горю!» Родные держали ее, чтобы я мог ее перекрестить. Потом она закричала: «Воды, воды!» — «Принесите воды», — попросил я ее родных. «Нет, нет! — ответили они. — Один человек сказал нам, чтобы мы не слушались диавола». — «Сейчас, — сказал я, — несчастная хочет пить. Принесите воды». Мне было понятно, когда жжение, которое она испытывала, происходило от диавола, а когда — оттого, что она испытывала жажду. Несчастная выпила два стакана воды. «Во мне, — говорила она потом, — словно горящие угли, такое я чувствую жжение. Даже если бы я выпила целое ведро воды, то все равно пламя, которое я чувствовала в себе, не погасло бы». Так ее жгло!

— Геронда, а если бесноватый кричит, то как можно понять, в каком случае его устами говорит диавол, в каком случае говорит он сам — как человек? 
— Когда говорит диавол, губы бесноватого движутся неестественно. Они шевелятся механически. А когда бесноватый говорит как человек, его губы шевелятся естественно. Если над бесноватым читают заклинательную молитву и он кричит, это может происходить оттого, что мучается сам человек и, к примеру, говорит диаволу: «Уходи, почему ты не уходишь?» А в другом случае сам диавол поносит человека или священника, который его отчитывает. Бывает, что диавол хулит Христа, Пресвятую Богородицу и святых. Иногда диавол говорит ложь, а иногда сила имени Христова вынуждает его сказать правду. Бывают случаи, когда бесноватый выкрикивает что-то из прочитанных им духовных книг и тому подобное. Что тут сказать? Все это очень запутано. Поэтому, беседуя с одержимым человеком, будьте очень внимательны. Не придавайте значения его словам. К примеру, он может сказать: «Ты меня жжешь». Если ты, правда, его жжешь и, согласившись с этим, скажешь: «Я его жгу», то все — ты [духовно] погорела. Если же ты поверила в то, что жжешь диавола, тогда как на самом деле ничего подобного не происходит, то ты погорела дважды. Или, например, бесноватый кричит: «Ах вы, гадкие бабы!» — а какой-то одной монахине может сказать: «А вот ты — чистая». Если эта монахиня поверит сказанным диаволом словам, то все, она пропала. Поэтому не надо проводить с диаволом экспериментов.   

Как-то в один монастырь привезли бесноватого. Игумен собрал братьев в церкви, чтобы они молились о нем по четкам. В этом монастыре хранилась глава Святого Парфения, епископа Лампсакийского. Благодать Божия стала очень теснить беса. Братия молилась за одержимого по четкам, и одновременно игумен поручил одному монастырскому иеромонаху прочитать над бесноватым заклинательные молитвы. Этот иеромонах представлялся благоговейным внешне, однако внутри имел скрытую гордость. Он подвизался [телесно], исполнял все, что положено уставом. Он был образованным и давал другим духовные советы. Однако сам не получал помощи ни от кого — потому что другие братья, видя, как он делает что-то не так, от уважения к нему не решались ему об этом сказать. У этого человека начались иллюзии о себе. Он считал себя самым добродетельным насельником обители и взращивал другие помыслы такого рода. В этот день лукавый нашел благоприятную возможность сделать этому иеромонаху зло. Он приложил все свое лукавство, для того чтобы у несчастного сложилось впечатление, что это он изгоняет беса из бесноватого. Итак, когда он начал читать над одержимым заклинательные молитвы, бес закричал: «Я горю! Куда ты меня загоняешь, немилосердный?» Иеромонах стал думать, что бес горит, потому что молитвы читает именно он, тогда как на самом деле беса изгоняли молитвы других братьев. Несчастный иеромонах ответил бесу: «Войди в меня». Да, из жития Святого Парфения известно, что в одном подобном случае он действительно сказал бесу такие слова. Но ведь это был Святой! Действительно, однажды со Святым Парфением произошел такой случай. Он изгонял беса из одержимого, и бес кричал: «Я горю, горю! Куда мне идти?». Тогда Святой Парфений ответил ему: «Войди в меня» И бес ответил Святому: «И одно лишь имя твое опаляет меня, Парфений!» — и вышел из одержимого человека, которого он мучил. И вот этот иеромонах, о котором идет речь, захотел изобразить из себя Святого Парфения и стал бесноватым сам. С этого момента бес получил над ним власть. Целые годы потом несчастный мучился и нигде не мог найти покоя. Он постоянно кружил, не сидел на одном месте. То кружил по миру, то по Святой Афонской Горе. Что же он, несчастный, вытерпел! Состояние, в котором он находился, привело его к душевному истощению и телесному изнурению. Его трясло как в лихорадке. Посмотрите, ведь когда-то он был хорошим священником, а находясь в таком состоянии, уже не мог служить Божественную литургию. Видите, что творит диавол?

— Геронда, а есть ли какая-то связь между употреблением кофе и поведением бесноватого? 
— Когда нервная система человека взбудоражена и он пьет много кофе, то его нервы расшатываются еще больше, а тангалашка этим состоянием пользуется. Не то, чтобы в кофе было что-то бесовское — нет, но тангалашка использует действие кофеина на нервы и потом бесноватому становится еще хуже.   

Помощь бесноватым

— Геронда, где-то написано, что диавол вселяется в сердце бесноватого человека, однако не хочет, чтобы тот знал об этом и начал бороться с ним с помощью Иисусовой молитвы. Это действительно так? 
— Да, потому что бес имеет право жить в бесноватом какое-то время. Он может притаиться в человеке и сидеть тише воды, ниже травы. А когда с ним борются с помощью Иисусовой молитвы, то ему становится тяжело, он возмущается и может выйти из человека. Молитва Иисусова — это тяжелая артиллерия против диавола. Как-то мне в каливу привезли одного бесноватого парня, который постоянно твердил Иисусову молитву. Отец несчастного был монахом, однако сбросил рясу,    вернулся в мир и женился. И вот его несчастный ребенок родился бесноватым. Бог попустил это, чтобы этот ребенок получил от Него мзду для того, чтобы спасся его отец, а также для того, чтобы мы — иноки — имели перед глазами пример монахов, вернувшихся в мир и сейчас мучающихся. Во время нашей беседы бес стал мучить одержимого, и он очень громко закудахтал как курица. «Что с тобой?» — спросил я его. В это время я говорил следующее: «Во и́мя Иису́са Христа́ изы́ди нечи́стый ду́ше из созда́ния Бо́жиего». — «Да я и сам хочу уйти, — закричал бес, — потому что этот человек очень мучает меня! Ведь он без остановки талдычит молитвы! Ах, как же я хочу уехать в Пакистан и хоть немножко передохнуть!»

— Геронда, почему же бес не выходил из этого паренька, раз он творил Иисусову молитву? 
— Видимо, и сам он дал диаволу какие-то права над собой. Но ведь и у беса тоже есть «начальство», и он получает распоряжения от него.   

— Геронда, какие конкретно слова нужно говорить, молясь за бесноватого? 
— Прежде всего, надо воздать славословие Богу. Надо сказать: «Благодарю Тебя, Боже мой, за то, что Ты помог мне и я нахожусь в нормальном состоянии, тогда как я мог бы быть на месте этого несчастного, и тогда во мне жили бы не пять-шесть бесов, а целые тысячи. Прошу Тебя, помоги Твоему рабу, который мучается так сильно». То есть сперва надо совершить сердечную молитву, а потом продолжить молиться молитвой Иисусовой: «Господи, Иисусе Христе, помилуй раба Твоего». Иногда, молясь за бесноватого, мы сами становимся причиной того, что бес из него не уходит. Это происходит потому, что мы молимся с гордостью. Если мы примем только один гордый помысл, к примеру, подумаем: «Вот сейчас я своей молитвой сделаю так, что бес пулей вылетит из одержимого», то такой помысл сразу же воспрепятствует божественной помощи, и мы поможем диаволу оставаться в несчастном. Молясь о людях, одержимых нечистым духом, будем всегда делать это со смирением, болью и любовью. Помню одну бесноватую женщину, о которой очень болела моя душа. Эта несчастная пошла на уступку греху, сказала диаволу «да», и с тех пор уже много лет нечистый дух ее страшно мучает. Он жжет ее плоть. Она и ее муж ездят по разным монастырям и возят вместе с собой свою шестнадцатилетнюю дочь. Ночи эта семья проводит в храме и совершает всенощные бдения. Если бы эта несчастная была мужчиной, то я стиснул бы ее в своих объятиях. Если крепко, с божественной любовью, сжать бесноватого человека в своих объятиях, то находящийся в нем нечистый дух очень мучается. Если не раздражать бесноватого человека и не перечить ему, но испытывать за него боль, то бес уходит — на меньшее или большее время. Смирение — самый сильный шоковый удар по диаволу. В одном монастыре после службы вынесли паломникам святые мощи для поклонения. Внезапно один из паломников, имевший в себе нечистого духа, подскочил к игумену и диким голосом спросил: «Что — силком, что ли, заставишь кланяться этим мощам?» Игумен со смирением и добротой ответил: «Нет, не силком, а по вашему свободному произволению». Тогда, закричав: «А я пойду силком!» — бесноватый бросился к святым мощам и приложился к ним. Видите, смирение и доброта игумена пришлись бесу не по нутру. Ведь бесы боятся смирения и доброты.   

— Геронда, а помогает ли одержимым нечистым духом благодать святых, когда в день их памяти несчастные идут на торжественное богослужение в храм, посвященный имени святых? 
— Бесноватым лучше не ходить по престольным праздникам, потому что они отрывают людей от молитвы. В храме происходит беспорядок. Пусть приходят в другой день, чтобы приложиться к мощам святого или к иконе. И даже если родные бесноватого человека знают, что на престольном празднике будет присутствовать какой-то [благодатный] человек, который сможет им помочь, им все равно не нужно вести туда бесноватого в день, когда собирается много народа. Не рекламой же мы будем заниматься! Кроме этого, людям не следует собираться вокруг бесноватого, который находится в припадке одержимости. Несколько дней назад один несчастный бесноватый ребенок пожаловался мне: «Я стал чучелом гороховым». Когда он находился в припадке беснования, вокруг него собралась целая куча народа — как стая воронья. Это происходило возле моей каливы. «Уходите, — просил я этих людей, — разве это цирковое представление?» Но эти люди меня не слышали и не уходили. Люди не понимают, что если у человека есть недостаток и этот недостаток становится явным перед всеми, то человек становится посмешищем для других.   

— Геронда, помогает ли бесноватым Божественное Причащение? 
— Для тех, кто уже родился одержимым нечистым духом, частое Божественное Причащение — это самое действенное лекарство, потому что нечистый дух вошел в этих людей не по их собственной вине. Если такие люди не ропщут, до тех пор пока Благодать Божия не освободит их от нечистого духа, то они получат великую мзду. Терпя, такие люди причисляются к мученикам, и поэтому им необходимо причащаться часто. Однако если человек стал одержимым нечистым духом по своей собственной невнимательности, то ему нужно покаяться поисповедоваться и — для того чтобы исцелиться — совершить подвиг. А причастится он с благословения своего духовника, когда это будет можно [после того как этот человек понесет соответствующую епитимью]. Если такой человек причастится Святых Христовых Тайн не покаявшись и не поисповедовавшись, то нечистый дух овладеет им еще сильнее. Когда одного бесноватого подводили к Святой Чаше, чтобы его причастить, то он выплевывал Святые Христовы Дары. Христос принес Себя в Жертву, снизошел до того, что дал человеку Свое Тело и Кровь, — а этот несчастный выплевывал Святые Христовы Дары! Как это страшно! Видите: диавол не принимает помощи.   

— Геронда, а можно ли давать имена бесноватых для поминовения на проскомидии? 
— Да, конечно. Когда священники с болью поминают имена бесноватых во время проскомидии, несчастные получают огромную помощь.   

— Геронда, иногда бывает так: бесноватый покаялся, исповедуется и причащается регулярно, однако при этом продолжает оставаться под бесовским воздействием. Что происходит в этом случае? 
— Бес не уходит, потому что духовное состояние этого человека еще не стабилизировалось. Если Бог сразу же поможет человеку освободиться от бесовского воздействия, то он тут же даст бесу повод войти в него опять. Поэтому Бог — от Своей великой любви — попускает злу отступать медленно, постепенно. Таким образом, человек и расплачивается за совершенный им грех, и одновременно делает свое духовное состояние более устойчивым. И чем более устойчивым он делает свое духовное состояние, тем быстрее отступает зло. То, насколько быстро человек освободится от бесовского воздействия, зависит от него самого. Однажды отец, имевший бесноватого ребенка, спросил меня: «Когда мой ребенок станет здоров?» — «Когда ты сделаешь свое духовное состояние устойчивым, — ответил я ему, — тогда получит помощь и твое чадо». Этот несчастный ребенок вначале жил духовной жизнью, однако отец этому противился и говорил, что тот сойдет с ума, если не изменит своего образа жизни. Потом отец сам начал водить собственного сына в дом терпимости. В результате ребенок был увлечен грехом и в него вошел нечистый дух. Потом, когда находившийся в нем бес брал над ним власть, несчастный бросался на свою мать с нечистыми намерениями. Чтобы спастись от посягательств со стороны собственного сына, несчастная мать была вынуждена уехать на один из островов. Отец несчастного ребенка покаялся и старался вести духовную жизнь, однако его сын все равно не исцелялся. Он исцелился только тогда, когда его отец посетил вместе с ним все монастыри и святые места, прочитал и хорошенько усвоил Жития всех святых и сделал свое духовное состояние устойчивым.

Об отчитке

— Геронда, сегодня к нам в монастырь привезли бесноватую женщину и попросили позвать священника, чтобы он прочитал над ней заклинательные молитвы. Что нам надо было делать? 
— В этом случае вам лучше было бы сказать тем, кто ее привез, чтобы духовник этой несчастной решил, необходимо читать над ней заклинательные молитвы или нет. Ведь если в ней находится диавол, то это значит, что либо она сама, либо ее родители совершили серьезный грех и тем самым дали диаволу права над этой несчастной. Ведь грех приводит за собой Диавола. Если люди, совершившие грех, не покаются и не поисповедуются, то грех не уходит, а, следовательно, не уходит и диавол. А может быть, Бог попустил этой несчастной впасть в беснование по какой-то другой причине, которую мы не знаем.   

— Геронда, помогает ли бесноватым отчитка? 
— Разным бесноватым — по-разному. Отчитка помогает в том случае, когда заклинательные молитвы читаются над бесноватым ребенком, который не давал диаволу прав над собой и не понимает, что такое исповедь. Или же отчитка может помочь взрослому человеку, который потерял разум и не может исповедоваться. Если бесноватый находится в здравом уме, то, прежде всего, нужно помочь ему найти свою вину — причину, по которой он стал одержимым. Ему нужно покаяться, поисповедоваться и только потом — если это будет необходимо — над ним можно прочитать заклинательные молитвы. Ведь бес может выйти из одержимого и после того, как над ним будет прочитана разрешительная молитва в Таинстве Исповеди. Некоторые священники собирают в одну кучу и тех, кто одержим нечистым духом, и тех, кто болен, и читают над всеми этими людьми вместе заклинательные молитвы. Помню, как на отчитку привезли человека, у которого была болезнь Паркинсона! Да вот и сегодня сюда привезли одного пожилого человека и говорили, что он одержим нечистым духом. Левая рука этого несчастного ходит ходуном. Иногда у него случаются припадки. «С какого времени, — спросил я его, — ты находишься в таком состоянии?» — «С детства», — ответил он мне. Я удивился. Потом я заметил, что слева на голове этого несчастного была небольшая вмятина. Видимо, эта вмятина была следствием родовой травмы, и то, что происходило с ним, было результатом именно этого. Представляете: человек болен, а ему говорят, что в нем сидит нечистый дух, над ним читают заклинательные молитвы, повелевают: «Изыди, нечисти душе...», и в результате он становится посмешищем в глазах людей! Так нельзя! Сколько детей, которых считают бесноватыми, на самом деле не имеют в себе никакого беса! Однажды ко мне привезли двадцатипятилетнего парня, о котором говорили, что он бесноватый. Я дал ему выпить святой воды, и несчастный совсем никак не прореагировал на это. «А как проявляется то, о чем вы говорите? — спросил я его отца. — С какого времени он начал страдать этим недугом?» — «С шестилетнего возраста, — ответил мне он. — Мы держали магазин, и однажды туда принесли труп его убитого деда. Сразу после этого с ним и начались все эти странности». Так вот оно что: несчастный ребенок просто пережил нервное потрясение. Если бы на его месте оказался взрослый человек, то даже у него, после подобных переживаний, могло бы повредиться здоровье. А что ж говорить о малом ребенке! И вот, пожалуйста: теперь несчастного называют бесноватым!   

— Геронда, заклинательные молитвы могут читаться не вслух, а про себя? 
— Про себя даже лучше. Основное при чтении заклинательных молитв это то, что они должны читаться с болью, со смирением, а не с гордостью. Когда священники громко и гордо «повелевают» нечистому духу: «Изыди, душе нечистый», то это приводит диавола в ярость, он разъяряется, дергает за эгоизм бесноватого и может даже сказать ему: «Посмотри-ка, ведь он перед всем миром сделал из тебя шута горохового! А ну-ка дай этому попу по шее»! Бесноватый, заведенный нечистым духом, начинает бить священника, в результате чего убегает не бес, а священник со своим требником... Как-то раз один священник во время отчитки сказал бесноватому: «Я повелеваю тебе, нечистый дух, выйти из этого человека!» — «Ну так, все правильно, — ответил диавол устами бесноватого. — Я потому и не выхожу, что ты мне повелеваешь...» Поэтому я советую священникам, читая заклинательные молитвы, никогда не кричать слова: «Изыди, нечистый душе!»... Можно подумать, что бесы их не слышат! И родственникам бесноватого не нужно рассказывать другим о том, что они пригласили к себе в дом священника, для того чтобы тот прочитал заклинательные молитвы. Лучше сказать людям, что батюшка пришел отслужить молебен. А заклинательные молитвы — чтобы не привлекать ничьего внимания — лучше прочитать тихим голосом.   

У бесноватых мученическая жизнь

Что ни говори, а те, кто имеют в себе беса, очень страдают. Ведь такие люди смиряются, однако и мучаются от диавола! Однажды в монастыре Ставроникита я встретил двадцатитрехлетнего парня, одержимого нечистым духом. Кожа и кости! Был страшный холод, в храме топилась печь, а юноша, одетый в тонкую рубашку с короткими рукавами, сидел в притворе храма. Я не выдержал, подошел и дал ему теплый шерстяной свитер. «Надень этот свитер, — сказал я ему. — Неужели тебе не холодно?» — «Какой там холодно, отче, — ответил он мне. — Я весь горю!» Видите как: это самое настоящее мучение. Бывают бесноватые, которые от природы отличаются особой чувствительностью. Таким людям тангалашка внушает, что они не спасутся, и подбивает их на самоубийство. Как это страшно! Это дело нешуточное! Я был знаком с одним бесноватым, который надоел даже священникам. Несчастный приходил в храм, чтобы над ним прочитали заклинательные молитвы, а священники его выгоняли. Потом диавол начал говорить ему и обо мне: «И к этому тоже не ходи, он тоже тебя не примет». Диавол ввергнул его в отчаяние.   

Помню еще одного одержимого, который благодатью Святого Арсения Каппадокийского освободился от нечистого духа. Какое же искушение устроил ему после этого диавол! Уже освободившись от нечистого духа, он как-то приехал сюда в монастырь, чтобы поклониться святым мощам преподобного Арсения. Однако монастырь был закрыт. Тогда возле нижних ворот монастыря ему явился диавол в образе Святого Арсения и сказал: «Чтобы ноги твоей здесь больше не было. Ни я, ни Паисий не хотим тебя видеть». Так диавол его прогнал. Тебе понятно? После этого несчастный начал хулить Святого Арсения, ругать меня... Ну ладно, меня-то, понятно, отругать стоит, но хулить Святого!.. В результате несчастный снова стал бесноватым. Да, тут если человек поведет себя просто с бесстыдством, то от него отступает Благодать Божия. А что говорить про тех, кто хулит святых! Потом он приехал и на Святую Афонскую Гору, пришел ко мне в каливу и стал кричать: «Что плохого я тебе сделал, что ты не хочешь меня видеть? Почему ты тоже не хочешь мне помочь? Что, хочешь, чтобы я мучился?» — «Глупенький, — увещевал его я. — Тот, кто тебе явился и прогнал тебя, был диавол. Это не был святой. Святые людей не прогоняют». Но он меня не слушал. Он верил своему помыслу. Знаете, как страдают, как мучаются эти несчастные каждый день?

Но многие бесноватые мучаются для того, чтобы взялись за ум другие. Ведь видя, как мучаются бесноватые, остальные задумываются, приходят в чувство и каются. Не надо думать, будто бы у бесноватых грехов больше, чем у остальных. Однако Бог попускает им впадать в беснование, в результате чего они уничижаются, смиряются, расплачиваются за свои грехи и получают мзду сами. Однако и другие, глядя на их мучения, тоже получают помощь. Конечно, кто-то может сказать, что есть люди, которые не становятся бесноватыми, несмотря на то, что совершают великое множество грехов. Почему это происходит? А вот почему: когда человек доходит до совершенного очерствения, то он уже не подвергается бесовскому нападению, потому что Бог видит, что этот человек не получит [от такого нападения] пользы. Ведь нам необходимо знать, что уязвление, подверженность бесовскому воздействию — это тоже, некоторым образом, дар Бога грешному человеку, для того чтобы он смирился, покаялся и спасся.    

 

 

Священноисповедник Василий (Кинешемский)  

Священноисповедник Василий (Кинешемский)

 И по силе припадков можно видеть, что в несчастном одержимом скрывается не один бес, а целый легион 

Рассказ пятой главы Евангелия от Марка об исцелении бесноватого решительно опровергает умствования тех рационалистов, которые не верят в существование нечистых духов и факты беснования пытаются объяснить болезненным состоянием человека — эпилепсией, падучей, нервным расстройством или чем-нибудь в этом роде. Повествование святого Марка и те подробности, которые он приводит: переход бесов в свиней, гибель свиного стада, исцеление после этого бесноватого,— все это никак не мирится с подобными объяснениями. Здесь возможно только одно: или отвергнуть евангельский рассказ, признав его неправдоподобным, или же допустить существование злой силы. Для нас, верующих в Евангелие, конечно, возможно только последнее.

Но, веря, несомненно, в существование бесов, что подтверждается и словом Божиим, и духовным опытом всех святых подвижников, мы сталкиваемся далее с чрезвычайно интересным и важным для нас вопросом — о проявлениях их деятельности и о способах борьбы с ними.

Нам надо знать того врага, с которым у христианина идет постоянная, непримиримая борьба, знать его уловки, его коварство, его приемы, уметь различить его козни там, где он пытается спрятаться и действовать из-за угла. Борясь ощупью, с завязанными глазами, мы неизбежно будем впадать в многочисленные ошибки, и подвергаться опасным искушениям и чувствительным ударам с той стороны, откуда менее всего ожидаем.

Проявления деятельности духа злобы в несчастном одержимом человеке, по описанию святого Марка, были ужасны: он имел жилище в гробах, и никто не мог его связать даже цепями, потому что многократно был он скован оковами и цепями, но разрывал цепи и разбивал оковы, и никто не в силах был укротить его; всегда, ночью и днем, в горах и гробах, кричал он и бился о камни (ст. 3-5). Это наиболее сильная форма беснования, когда человек теряет над собою всякую власть и находится всецело в подчинении у демонов. Его действия обличают потерю не только рассудка, но и самых элементарных инстинктов, даже инстинкта самосохранения. В этом состоянии он может себя убить, изувечить; неизъяснимая тоска и мука терзают его сердце; ночью и днем он кричит и бьется о камни.

В то же время он обладает громадной, неестественно напряженной силой, так что разрывает цепи, разбивает оковы, и никто не в силах укротить его. Злой дух не отпускает свою жертву ни на один момент, и по силе припадков можно действительно видеть, что в несчастном одержимом скрывается не один бес, а целый легион. Такая форма беснования встречается в настоящее время сравнительно редко. Но кому приходилось бывать в святых местах, особенно при открытии мощей святых угодников, тот, вероятно, мог наблюдать и такие случаи.

При открытии мощей преподобного Серафима Саровского к раке преподобного привезли из Сибири бесноватого, связанного цепями, так как иначе справиться с ним не было никакой возможности. Но в лесу, прилегающем к монастырю, уже почти в конце пути несчастным вдруг овладело сильное беспокойство. Это беспокойство скоро перешло в припадок невероятного бешенства, во время которого он с нечеловеческой силой разорвал свои оковы и убежал.

Значительно чаще встречаются случаи периодической одержимости, припадки которой связываются обыкновенно с известными моментами богослужения или с определенными церковными песнопениями. Вероятно, всем известны так называемые кликуши, которые во время «Херувимской», «Тебе поем» и поклонения Святым Дарам начинают лаять по-собачьи, мяукать и кричать диким истошным голосом. Эти крики переходят в страшный вопль и звериный вой, если их пытаются силой подвести к Святым Дарам. Это объясняется тем, что «бесы встречаются с благою силою, им ненавистною и сильнейшею их, которая палит, теснит, поражает их праведно, гонит их вон из любимого жилища» (о. Иоанн Кронштадтский).

Я помню одну молодую девушку, вполне нормальную в обыденной жизни, которая не выдерживала двух молитв в богослужении: чтения Евангелия и пения кондака Божией Матери «Не имамы иныя помощи». Как только она чувствовала, что время подходит к Евангелию, она начинала дрожать всеми членами, потом вдруг поворачивалась и стремительно убегала из церкви. Если ее останавливали и держали силой, она падала на пол и вся замирала, почти без сознания. Но кончалось чтение Евангелия — кончался и припадок, она стояла спокойная и усердно молилась.

Зиму 1924 года мне пришлось проводить в одном из северных захолустных городов Зырянской области, и здесь ссыльный епископ рассказал мне необыкновенный случай, происшедший в семье его хозяина.

Семья эта состояла из четырех лиц: самого хозяина, Василия Тимофеевича, или, по зырянскому способу произношения, Тимовася, его жены, дочки Лизы, молодой девушки лет шестнадцати-семнадцати, и мальчика — сына. Признаки одержимости в более или менее сильной степени замечались у всех членов семьи, за исключением хозяина, но наиболее жуткую форму они приняли у дочери.

Однажды она заболела, и во время болезни с ней случился тяжелый нервный припадок. Лиза билась и металась, так что принуждены были снять ее с палатей и положить на пол, чтобы в конвульсиях она не упала и не разбилась. Мало-помалу она стала затихать и, по-видимому, успокоилась... И вдруг на чистом русском языке, обращаясь к матери, она произнесла: «Ты мне не нужна!.. Пошли за Василием Тимофеичем!» Надо заметить, что отца она никогда так не называла и русского языка совершенно не знала, всегда говоря лишь по-зырянски.

Послали за отцом, которого скоро нашли у соседей. Когда Тимовась вошел в избу, между ним и дочерью завязался разговор, продолжавшийся более трех часов, причем говорила преимущественно Лиза и говорила правильным языком.

– Здравствуй, Василий Тимофеевич!.. Что ты стал, Василий Тимофеевич? Подойди сюда... Лиза лежала неподвижно: губы ее не шевелились и ни один мускул лица не двигался. Голос шел откуда-то изнутри. – Ну, здравствуй, Василий Тимофеевич! Мы приехали к тебе издалека... Нас трое: доктор, фельдшер и лакей... Мы приехали тебе сказать, что ты плохо живешь, Василий Тимофеевич!.. У тебя жена хорошая, Лиза хорошая и сын Николай... А ты... ты плохо живешь: куришь... да и другие грехи есть... Если бросишь курить, проживешь еще долго... А если не бросишь, то скоро умрешь... Сын Иван у тебя тоже плох: обманывает он тебя и курит... Ты слишком доверчив, Василий Тимофеевич! Вот ты любишь очень брата своего, Григория, а он скверный: пользуется твоей доверчивостью и обманывает тебя... Берегись также Марьи Васильевны: она дурная... Ты больше знайся с Марьей Егоровной...

Так звали свояченицу Тимовася. — Ты мне, кажется, не веришь, Василий Тимофеевич! Так вот слушай: Марья Егоровна сейчас ставит шаньги (зырянские лепешки. — Е. В.) в печь... Пошли к ней мальчика... Пусть он мне принесет... Я поем... — Помилуй, — возразил робко Тимовась, — какая теперь печь!.. Шесть часов вечера!..
— Нет, ты все-таки пошли! Они завтра собираются уезжать и затопили печь... Пошли!

Мальчика послали. Он вернулся минут через сорок и принес с собой миску теплых шанег. Все сказанное оказалось верным. Муж Марьи Егоровны собирался рано утром уезжать, и, чтобы напечь ему подорожников, пришлось затопить печь.

Далее начались хозяйственные разговоры: о посеве, о полевых работах, о домашнем скоте. Предсказано было, какие коровы падут, сколько их останется, сколько будет телят и т. д. Впоследствии все это оправдалось.

Потом вдруг тот же голос заявил:
— Ты знаешь, мне дана власть над твоей Лизой... Стоит мне только нажать на сердце, и она умрет... Бедный Тимовась взмолился: — Пожалей, если имеешь такую власть... Пожалей девушку... Она одна у меня дочь!
— Хорошо, подумаю!.. — был ответ. — Мы посоветуемся!..

Раздались еще какие-то новые, незнакомые голоса, как будто разом говорило несколько человек. Потом они стали постепенно затихать, как будто удаляясь, и наконец, все замолкло. Лиза заснула.

На другой день она не помнила ровно ничего и не знала ни одного русского слова. Единственное, что она могла рассказать, — это о том, что случилось с ней за минуту до припадка: пришел кто-то в черном, сел ей на грудь и сильно сжал. У нее захватило дыхание, и она потеряла сознание. Дальше она ничего не чувствовала.

Несколько похожий случай я помню из своей пастырской практики. Однажды меня пригласили причастить умирающую девочку. Когда я пришел, больная, девочка-подросток лет 12-13, находилась, по-видимому, уже в состоянии последней агонии. Трупные тени легли на лицо, в горле слышался слабый клекот, известный в народе под названием «колоколец», как это бывает у умирающих в последние минуты. Но вместе с ним в ней происходило что-то необыкновенное: из полуоткрытых губ, то и дело вырывались ужасные бранные слова. Она ругала свою мать, находившуюся в комнате, ругала самой скверной, солдатской, площадной бранью. Это была жуткая картина.

Девочка, почти ребенок, на пороге смерти — и эта отвратительная брань... Голос звучал резко, точно стукали по деревянной доске, слова вылетали с небольшими паузами, но методически, с какой-то злой настойчивостью. И в то же время по глазам было видно, что бедная девочка вряд ли понимала, что с ней делается... Было впечатление, как будто кто-то изнутри дергал пружинку и слова выскакивали автоматически...

Причастить больную оказалось невозможным: у нее уже не было глотательных рефлексов. Пришлось лишь окропить ее святой водой и прочитать заклинательные молитвы святителя Василия Великого и отходную. Понемногу она стала стихать.

Но не только в таких явно ненормальных проявлениях сказывается одержимость. Есть целый ряд явлений, которые считаются у нас самыми обыкновенными, ни в ком особых подозрений и тревоги не возбуждают и которые, тем не менее, несомненно связаны с деятельностью злого духа. Это так называемые аффекты, или вспышки разнообразных страстей.

Особенно заметно присутствие посторонней враждебной силы в припадках бурных, разрушительных страстей: гнева, ревности и т. п. Почти все убийцы, прикончившие свою жертву в минуты раздражения и запальчивости, рассказывая об этом впоследствии, говорят, что они чувствовали в этот момент будто «кто-то схватил их за сердце». Вероятно, каждый из нас, если ему приходилось когда-либо переживать подобные взрывы ярости и гнева, согласится, что он чувствовал приблизительно то же и что им владела какая-то сила.

В литературно-художественных описаниях аффектов вы почти всегда найдете этот момент потери самообладания и ощущение непреодолимости чего-то сильного, властного.

Почти то же влияние посторонней злой силы чувствуют самоубийцы перед роковым шагом.

Одна вдова-крестьянка, подавленная страшно тяжелым горем, говорила, что она боится ходить мимо мельничного омута. — Так и тянет! — рассказывала она. — Так и тянет! Боюсь, не совладаю с собой — брошусь... Сегодня проходила мимо... Как взглянула – едва удержалась... Сердце захватило... На землю уже упала, чтоб не смотреть... Насилу отошла...

Но кроме этих тяжелых и резких явлений, которые захватывают нас лишь временами, мы постоянно находимся под действием какой-то темной силы, которая людьми чистого сердца и праведной жизни ощущается определенно как сила диавола, но нами, нравственно огрубевшими, грешными людьми, обыкновенно не замечается. Эта сила сказывается главным образом в навязчивых мыслях и соблазнительных образах, что на аскетическом языке носит название «прилогов диавольских». Неизвестно, откуда появляются эти мысли и образы, властно захватывающие сознание и часто руководящие нашей деятельностью.

Люди, духовно невоспитанные, обычно принимают их за собственные мысли и желания и не только не считают нужным с ними бороться, но, если они окрашены чувственно-приятным тоном, сами их снова вызывают, когда они исчезают, услаждаются ими, задерживая в сознании, и напрягают свою фантазию, чтобы разукрасить их еще привлекательнее новыми подробностями. Это не воспоминания прошлого, не построение сознательной мысли, не продукты подсознательной деятельности воображения, как их иногда называют (определение, кстати сказать, не объясняющее ровно ничего), это несомненное внушение посторонней духовной силы. Отчетливее всего это чувствуется во время молитвы, когда навязчивые мысли начинают особенно настойчиво тесниться в сознании, как будто стараясь заслонить Бога от духовного ока молящегося. Лишь большим напряжением воли удается удержать внимание на святых словах молитвы. Многим, особенно тем, кто не привык к духовной борьбе и напряжению, это совершенно не удается.

«Когда мы молимся, — пишет о. Иоанн Кронштадтский, — то в мыслях странным образом вертятся самые святые, высокие предметы наравне с предметами земными, житейскими, ничтожными: например, и Бог, и какой-либо любимый предмет, напр., деньги, какая-нибудь вещь, одежда, шляпа или какой-либо сладкий кусок, сладкий напиток или какое-либо внешнее отличие, крест, орден, лента и проч.» Но лишь только кончится молитва, все эти пестрые, несвязные мысли тотчас исчезают, как облака, развеянные ветром. Часто вы даже не вспомните о том, о чем думали во время молитвы и что казалось тогда необычайно важным и нужным, требующим обязательно серьезного обсуждения. Это обстоятельство лучше всего доказывает присутствие в навязчивых мыслях посторонней силы, враждебной по отношению к молитве.

Наконец, влияние злой силы, по словам о. Иоанна, сказывается и во многих других явлениях духовной жизни. «Несомненно, — говорит он, — что диавол в сердцах весьма многих людей сидит какою-то сердечною вялостью, расслаблением и леностью ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующему сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда. Так он поражает сердце вялостью, а ум тупостью во время молитвы; так он поражает сердце холодностью и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, например, сострадать страждущему, помочь в беде находящемуся, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающегося и порочного... Диавол сидит в наших сердцах еще необыкновенно сильною раздражительностью; мы становимся иногда так больны самолюбием, что не терпим ни малейшего противоречия, препятствия вещественного или духовного, не терпим ни одного слова негладкого, грубого».

Таким образом, деятельность злого духа в человечестве проявляется чрезвычайно разнообразно, начиная ярким выражением одержимости или настоящего беснования, когда человек вполне подчиняется злой воле до потери инстинкта самосохранения, и, кончая почти неуловимыми веяниями лукавой мысли и чувства, где лишь зоркий глаз опытного подвижника может рассмотреть наличность демонского искушения. Но все это – факты одного порядка, различающиеся между собою лишь степенью силы злого влияния.

Если деятельность злой силы так постоянна и неутолима, то нам приходится серьезно задуматься о том, как бороться с ее влиянием, хотя бы мы его и не ощущали. В противном случае наша духовная работа над собой на пути к христианскому совершенству будет серьезно затруднена и может свестись к нулю.

Прежде всего, где найти опору для этой борьбы? Прочитанный евангельский отрывок отвечает на этот вопрос определенно: во Христе. У Господа нашел исцеление несчастный евангельский бесноватый, и силою Его божественного слова был изгнан легион бесовский. Победитель ада и смерти, Господь и теперь является нашим быстрым и могущественным защитником, перед которым трепещет и которому повинуется нечистый дух.

Вот свидетельство того же о. Иоанна из пережитого им опыта: «Владыко мой, Господи Иисусе Христе! Мой скорый, пребыстрый, непостыжающий Заступниче! Благодарю Тебя от всего сердца моего, что Ты внял мне милостиво, — когда я в омрачении, тесноте и пламени вражием воззвал к Тебе, — пребыстро, державно, благостно избавил меня от врагов моих и даровал сердцу моему пространство, легкость, свет! О, Владыко, как я бедствовал от козней врага, как благовременно явил Ты мне помощь и как явна была Твоя всемогущая помощь! Славлю благость Твою, благопослушливый Владыко, надежда отчаянных; славлю Тебя, что Ты не посрамил лица моего вконец, но милостиво от омрачения и бесчестия адского избавил меня. Как же после этого я могу когда-либо отчаяваться в Твоем услышании и помиловании меня окаянного?» 

 

Спаситель изгоняет беса

 Искушение Иисуса Христа

«Никто из святых, — пишет святой Иоанн Кассиан, — не мог бы выдержать злость демонов или устоять против их наветов и свирепой ярости, если бы при нашем ратоборстве не был всегда присущ нам милостивейший заступник и подвигоположник Христос, не уравнивал силы борющихся, не отражал и не обуздывал беспорядочные набеги врагов» («Борьба с помыслами и духами злобы»).

Таким образом, вся борьба с духом злобы во всех его проявлениях держится на живой связи с Богом и Господом Иисусом Христом. С первых же шагов необходимо твердо помнить, что собственными личными силами ни один человек выдержать этой борьбы не может и неизбежно будет побежден, если не обратится за помощью к Богу. Самомнение, самоуверенность здесь роковым образом ведут к гибели и заранее обречены на позорное поражение.

Братия мои, — увещает апостол Павел, — укрепляйтесь Господом и могуществом силы Его. Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней диаволъских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против началъств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Еф. 6:10-12).

Главным оплотом нашим в духовной брани является, следовательно, вера и надежда на Бога и Господа Иисуса Христа и главным средством борьбы — сердечное с искренней верою обращение к Нему. В минуту уныния, минуту смущения, в минуту страсти, возбужденной в тебе демоном, вдохни от глубины души и воззови сердцем к Господу о помощи, и Господь тебя не оставит и поможет.

Самое призывание имени Господа Иисуса Христа, если оно делается с верою, уже страшно диаволу. Именем Моим будут изгонять бесов (Мк. 16:17), — обещал Господь Своим последователям, и это обещание неложно.

Из истории Церкви и жизнеописаний святых угодников мы знаем много случаев такого изгнания. Уже в первые времена Христовой Церкви апостолы пользовались именем Господа как оружием против нечистого духа. Когда в г. Филиппах апостола Павла и его спутников преследовала служанка, одержимая духом прорицательным, то Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час. Так рассказывает книга Деяний святых апостолов (Деян. 16:18).

В древней Церкви существовали даже особые заклинатели, на обязанности которых лежало изгонять бесов именем Господа Иисуса Христа и молитвой.

Другим оружием против диавола, которое также связано с нашей верой в Господа, является крестное знамение.

«Слава, Господи, никогда не изнемогающей силе креста Твоего! — пишет о. Иоанн Кронштадтский. — Когда враг теснит меня греховным помыслом и чувством и я, не имея свободы в сердце, изображу несколько раз с верою крестное знамение, то вдруг и грех мой отпадает от меня, и теснота исчезает, и я выхожу на свободу. Слава Тебе, Господи!»

В житии преподобного Симеона Столпника передается следующий случай. Когда он еще не достиг высшего совершенства духовной жизни, он подвергся однажды тяжелому искушению, которым диавол пытался подействовать на его гордость. Бес явился подвижнику в образе светлого ангела и уверил его, что за святую жизнь его решено взять живым на небо, подобно пророку Илии. Поддавшись искушению, преподобный Симеон вышел из кельи, следуя за своим соблазнителем... Сверкающая огненная колесница, запряженная крылатыми конями, уже стояла у дверей кельи. Но лишь только святой отшельник занес ногу, чтобы взойти на колесницу и по всегдашней монашеской привычке сотворил на себе крестное знамение, как все исчезло... Такова сила крестного знамения.

Но для того, чтобы мы могли применять указанные средства в борьбе с диаволом, для этого необходимо еще одно условие в нашей духовной жизни, именно бодрствование, или внимательное наблюдение за собственными мыслями и настроениями. Как зоркий часовой, наш внутренний человек должен следить за приближением врага, чтобы знать минуту надвигающейся опасности, когда следует браться за спасительное оружие.

Необходимо все время ясно сознавать, что злой и нечистый дух всегда около нас и всегда готов к нападению. К сожалению, этого-то ощущения у громадного большинства людей нет совершенно. Для многих, особенно для так называемых культурных людей нашего времени, сама мысль о существовании диавола и о том, что они находятся у него в бессознательном повиновении, покажется странной и смешной. Они вполне уверены, что все мысли и желания, рождающиеся в их душе, принадлежат их собственному «я» и что в управлении ими они совершенно свободны и самостоятельны. Конечно, диавол всеми мерами поддерживает эту иллюзию, ибо слепых рабов гораздо легче держать в подчинении. Считая свои мысли, желания и настроения собственным достоянием и не сознавая, что они в значительной степени навеяны посторонними силами, человек с трудом отказывается от них, ибо против этого восстает его гордость и самолюбие под предлогом якобы защиты прав свободной и независимой личности.

При таких условиях о необходимости контроля и сознательного, планомерного отбора мыслей и желаний никто из нас серьезно не думает, тем более, что мысль, как бы гнусна и дурна ни была, преступлением не считается. Эта точка зрения меняется постепенно лишь тогда, когда человек начинает жить действительно христианской жизнью, и принужден бороться за нравственное совершенство. До тех пор мы за мыслями обыкновенно не следим. Вот почему они тянутся через поле нашего сознания такими несвязными нестройными вереницами, то вялые, тусклые, бесцельные, то лукавые, тщеславные, обыкновенно суетные, иногда злые и преступные. А между тем сюда-то и должно быть обращено самое востороженное внимание христианина, ибо именно в этой области мысли и чувства и происходит соприкосновение нечистого духа с душою, и здесь-то находятся рычаги его влияния на волю человека. Сатана не может принудить человека к злой деятельности; он может его только соблазнить, то есть или обмануть кажущеюся благовидностью мотивов, или увлечь мыслью о наслаждении и приятных последствиях греха.

Но как разобраться в мыслях и желаниях? По каким признакам отличить те из них, какие внушены диаволом. Как почувствовать прикосновение к душе и веяние злого духа?

Люди более опытные в духовной жизни ощущают это непосредственно по какой-то неизъяснимой тесноте, смущению, тяжести, беспокойству в душе. Как говорит преподобный Макарий Египетский: «Как уксус с вином на вид одинаковы, но гортань чувством вкуса различает свойство того и другого, так и душа по самому духовному ощущению и действенности может различить дарования духа и мечтания диавола».

Но это на высших ступенях. Для нашей грубой, омраченной души это недоступно. Достаточно, если на первых порах мы ограничимся качественным анализом помышлений, то есть проверкой их нравственной ценности и будем отсекать те из них, которые явно и определенно противоречат заповедям Божиим.

Что касается вспышек грубых страстей, то наличие их чувствуется всеми безошибочно, и тогда надобно быть особенно осторожным. «Когда ощутишь, что в сердце твоем не стало мира из-за пристрастия к чему-нибудь житейскому, а вместо того в нем дышит раздражительность и злоба, стань тотчас на страже сердца и не давай наполнить его диавольскому огню. Молись сердечною молитвою и укрепляй Божиею силою страстное, нетерпеливое сердце свое. Будь твердо уверен, что злодышущее разжение сердца есть дело врага» (о. Иоанн Кронштадтский). Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение (Мф. 26:41).Так завещал Господь Иисус Христос.

 

 

 

  Евагрий Понтийский

 Авва Евагрий Понтийский  

Виды бесов

Пределом духовного делания является любовь, пределом же ведения - богословие; началом первого служит вера, а началом второго - естественное созерцание. И те из бесов, которые соприкасаются со страстной частью души, являются, как говорят, противниками духовного делания, а те, которые докучают разумной части души, называются врагами всякой истины и неприятелями всякого истинного созерцания. 

Бес тщеславия противостоит бесу блуда, и нельзя допустить, чтобы оба они одновременно нападали на душу, ибо один обещает честь, а другой производит бесчестие. Поэтому когда какой-нибудь из них, приблизившись, начнет теснить тебя, ты представь себе помыслы противоположного беса, и, если сможешь, по поговорке, выбить клин клином, то знай, что ты уже близок к границам бесстрастия. Ибо ум способен человеческими силами истребить помыслы бесов. Но когда посредством смиренномудрия отгоняется помысел тщеславия, а посредством целомудрия - помысел блуда, то это уже служит признаком глубочайшего бесстрастия. Сие постарайся осуществить в отношении всех противостоящих друг другу бесов и одновременно узнаешь, в какой страсти ты больше обвык. Однако проси у Бога, насколько можешь, чтобы Он дал тебе силы отразить врагов вторым способом.   

О том, что за бесом сребролюбия следуют бесы тщеславия и гордыни

Весьма разнообразным и изобретательным на обольщение кажется мне бес сребролюбия. Часто он, утесняемый крайним отречением от мира, сразу прикидывается рачительным и нищелюбивым: он радушно принимает еще не появившихся странников и отправляет инока на служение к другим нуждающимся - посещает темницы города, выкупает продаваемых пленников и рабов, прилепляется к богатым женщинам, показывает им, кому из нуждающихся следует благострадать, а также советует другим из богачей, туго набившим кошелек, отречься от мира. И таким образом постепенно обольщая душу, он опутывает ее помыслами сребролюбия и передает ее бесу тщеславия. А тот приводит множество людей, прославляющих Господа за такие рачительные слова и поступки подвижника; некоторые из них мало-помалу заводят между собой разговоры о его священстве; затем бес предсказывает его кончину, как уже сущего в иереях, и присовокупляет, что ему не избежать священства, даже если он приложит тысячу усилий для этого.

Так многострадальный ум, заключенный в узы этих помыслов, вступает в мысленную брань с теми из людей, которые якобы не принимают его избрания в священника, а охотно признавших его он также мысленно осыпает дарами и одобряет их за благоразумие; некоторых же возмутившихся против него предает судьям и требует изгнать их из города. Когда эти помыслы находятся уже внутри ума и вращаются там, то сразу же предстает и бес гордыни, постоянно изображающий молнии в воздухе келлии, посылающий крылатых змиев и, наконец, он делает так, что подвижник лишается ума.

Но мы, помолившись о погибели этих помыслов, с благодарением будем жить вместе с братией в бедности. "Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем(1Тим.6:7-8), помня, что сказал еще Апостол Павел: "Корень всех зол есть сребролюбие(1Тим.6:10).

 

 

 Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

Падшие духи

Падшие духи, содержа в себе начало всех грехов, стараются вовлечь во все грехи человеков с целью и жаждою погубления их. Они вовлекают нас в разнообразное угождение плоти, в корыстолюбие, в славолюбие, живописуя пред нами предметы этих страстей обольстительнейшею живописью. В особенности они стараются вовлечь в гордость, от которой прозябают, как от семян растения, вражда к Богу и богохульство. Грех богохульства, составляющий сущность всякой ереси, есть самый тяжкий грех, как грех, принадлежащий собственно духам отверженным и составляющий их отличительнейшее свойство.  Падшие духи стараются прикрыть все грехи благовидною личиною, называемою в аскетических отеческих писаниях оправданиями [Преподобный авва Дорофей]. Делают они это с тою целью, чтоб человеки удобнее были обольщены, легче согласились на принятие греха.

 

       

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Архиепископ Аверкий (Таушев)

Современное беснование (одержимость)

Как это ни странно, но до сих пор еще существуют люди, которые сомневаются в реальном бытии темной бесовской силы, способной вселяться в людей и делать их своими послушными орудиями. В особенности, непростительно это для православных русских людей, переживших весь позор нашей несчастной Родины за последнее пятидесятилетие. А между тем, Святое Евангелие ясно нас учит, что бесы действительно существуют и могут вселяться в людей, которые и становятся «бесноватыми», потерявшими контроль над собой и сделавшимися жалкой игрушкой в руках бесов.

Как раз в 5-ую неделю после Пятидесятницы читается за литургией Евангелие, которое повествует об одном таком разительном случае. Христос приходит в страну Гергесинскую и исцеляет там двух страшных бесноватых, которые были так люты, что никому не давали пройти тем путем, вблизи коего они жили. Но что же гергесинцы?

Вместо того, чтобы с благодарностью припасть к ногам Иисусовым и просить Его остаться у них, они вдруг просят Его всем городом уйти от них вон. Что же это за страшное ослепление? Что за непонятное омрачение умов и сердец? Облагодетельствованные гонят вон своего Благодетеля, не желая даже воспользоваться дальнейшими благодеяниями, которые несомненно в изобилии полились бы на них, если бы Христос-Спаситель у них остался. Но в чем же дело? Им жалко стало свиней.

Вопреки ясному запрещению закона Моисеева, они разводили свиней, а Господь, изгнав бесов из несчастных бесноватых, повелел бесам войти в свиней, после чего взбесившееся свиное стадо бросилось с крутизны в озеро и утонуло. И это сделал Господь, конечно, не без умысла, уничтожив, таким образом, для их вразумления плоды их беззаконного занятия! Но им все – нипочем. И совесть их от этого не пробудилась, и то, что двое их сограждан, избавившись от мучения, перестали быть страшилищами и стали нормальными людьми, им не дорого, и того, что Сам Господь пришел к ним просветить их светом Своего Божественного учения, они не ценят. Все их существо объяла жалость к погибшим свиньям и опасение, как бы дальнейшее пребывание у них Господа не принесло им новых материальных ущербов и не нарушило бы излюбленного ими и давно заведенного греховного образа жизни, к коему они все привыкли.

Какая это жизненная картина и поныне постоянно встречающаяся! И не есть ли такое настроение гергесинцев – то же самое беснование, только в менее заметных для внешнего взора формах? Ведь в чем сущность беснования – разве не в противлении Богу и Его Божественному Закону?

А виды и внешние формы беснования могут быть многоразличны: от самых страшных и буйных – до самых малозаметных и искусно укрывающихся, иногда даже разными благовидностями, от невнимательного взора.

«Бесы, вселяясь в человека», говорит наставник духовной жизни святитель Феофан Вышенский: «не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются, исподтишка научая своего хозяина всякому злу, и отклоняя от всякого добра: так, что тот уверен, что все сам делает, а между тем только исполняет волю врага своего».

Как передают все три евангелиста - синоптика, повествующие о чудесном исцелении гадаринских бесноватых, бесноватые, при виде Господа Иисуса Христа, стали кричать «гласом велиим»«Что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий? Пришел еси прежде времене мучити нас» (Мф. 8:29).

Но разве Христос-Спаситель пришел мучить этих несчастных, а не спасти их от мучивших их бесов? В этом-то и состоит разгадка ужасной тайны вселения бесов в человеческую душу. Коль скоро человек, по неосмотрительности, допустил в свою душу беса, бес, вселившись в него, поглощает собою его личность, пленяет его «я», овладевает его волею и делает человека послушным орудием своей злой воли. Такой человек думает, что он самостоятелен в своем поведении, что он «сам все делает», а в действительности всеми его поступками руководит поселившийся в нем бес, или даже целый легион бесов, как в этом несчастном бесноватом. Поскольку воля его в плену у беса, то он и начинает отождествлять себя с живущим в нем бесом: все, что приятно бесу, ему приятно; все, что враждебно и мучительно бесу, и ему враждебно и мучительно. Вот почему, увидев своего Спасителя, этот несчастный человек, вместо того, чтобы радоваться, отчаянно кричит: «Что Тебе до меня? Умоляю Тебя, не мучь меня!» (Лк. 8:28).  

Каким же образом можно дойти до такого ужасного состояния? Как бес может получить доступ в душу человека? На это мы находим много указаний и в Слове Божием и в писаниях святых отцов Церкви и великих христианских подвижников благочестия. Каждое забвение Бога, в чем бы оно ни проявлялось, каждое произвольное нарушение заповедей Божиих, сколь бы маловажным оно ни казалось, всякий проступок против совести, этого голоса Божия в душе человека, уже открывает бесу доступ в его душу. Особенно же любезны бесу греховные страсти, то есть часто-повторяющиеся грехопадения, которые вошли у человека в привычку, стали как бы его второй природой.

«Гордость – демон», говорит наш великий праведник святой Иоанн Кронштадтский: «злоба – тот же демон; зависть – тот же демон; мерзость блудная – тот же демон; насильная хула – тот же демон; насильное сомнение в истине – тот же демон; уныние – демон; различны страсти, а действует во всех один сатана; различны страсти, а вместе – лай сатанинский на различные лады, и человек бывает одно – один дух с сатаной».

И весьма характерно: каждый, одержимый какой-либо страстью, как бы эта страсть его ни мучила и не терзала, с самой крайней враждебностью относится ко всему, что противится его страсти. Так: гордый ненавидит смиренных, злобный и гневливый не выносит кротких и тихих, блудник пылает крайним раздражением на целомудренных, и т.д. и т.п. И самыми большими врагами своими одержимые страстями считают тех людей, которые обличают их или как-то стараются помочь им освободиться от той или иной страсти, указывая на нее, уговаривая и вразумляя их или принимая какие-либо решительные меры к их отрезвлению и возвращению на путь нормальной, здоровой, духовно-трезвой жизни. Совершенно точно так, как враждебно встретили Христа-Спасителя гадаринские бесноватые или жители той страны, не пожелавшие, чтобы Господь у них остался: ведь и они были, в сущности, тоже бесноватыми, хотя и в менее заметной форме. Сжившись вполне с своими любимыми страстями, или, что тоже, с обитавшими в них бесами, они не желали исцеления от Господа-Чудотворца, а потому и не приняли Его.

Как убеждает нас повседневный жизненный опыт, а особенно в страшное, как никогда прежде, переживаемое нами время, одержимость страстями и есть беснование.

Посмотрите, как преданный греховным страстям и сам внутренне терзается и других мучит. Страсти, как учат наставники духовной жизни, это – тайные змеи, которые постоянно грызут сердце человека и никогда не дают ему покоя. Одержимый страстями не знает душевного мира, да и не может приобрести его, пока не преодолеет своих страстей. Мало того: он способен разрушать душевный мир и всех тех людей, с которыми приходит в соприкосновение.

Искоренить страсть – это и значит изгнать мучающего беса. Чтобы убедиться в истине всего вышесказанного, надо только хорошо понаблюдать окружающую нас современную жизнь и углубиться в собственную душу.

Все то, что произошло на нашей несчастной родине, да и теперь еще не изжито, – разве это не подлинное беснование и притом в самых ярко-выраженных формах? А то, что происходит сейчас в так называемом «свободном мире» и что вначале лишь тайно, исподтишка подготовлялось; разве это не то же самое беснование? На наших глазах и оно начинает принимать те же самые грубые формы, что и у нас на родине, ибо источник всего этого ведь один и тот же –все та же темная злая бесовская сила, жаждущая гибели человека!

Страшно сказать, но и то, что творится сейчас во всех поместных православных церквах и в так называемом «христианском мире» – мире «инославном» – со всем этим подрывом всех вековечных устоев, с этой беспощадной ломкой древних установлений Церкви, ведущих свое начало от апостольских времен, порою грубым, а иногда хитро-лукавым ниспровержением всех исконных верований и благочестивых традиций, завещанных нам первохристианством, – кто, положа руку на сердце, по чистой совести, осмелится возразить, что все это не самое настоящее беснование – попытка диавола через верных слуг своих искоренить истинную веру и Церковь?

Сатана, нагло подняв голову, триумфальным маршем шествует уже по всему миру, пожиная себе обильные плоды. Жутко становится, когда подумаешь, как мало сейчас осталось людей, трезво смотрящих на все в мире происходящее, людей честных и искренних, не продавших душу свою сатане за те или иные земные блага, не работающих всецело своим греховным страстям и не беснующихся, подобно огромному большинству.

Весь мир сейчас становится похожим на страну Гадаринскую, не желающую исцеления от Господа-Исцелителя и изгоняющую Его прочь от себя. Пусть даже слышим мы иногда лицемерно произносимые слова правды, но самые дела произносящих ясно показывают, что это – только одни слова: на словах – одно, а на деле совсем другое! А ведь Господь понятно и вразумительно сказал: по плодам их узнаете их (Мф. 7:16-20). Сколько красивых слов нередко произносится сейчас о мире и любви, но где этот «мир» и «любовь» видны в делах? А если и показывается иной раз видимость таких «добрых» дел, то за ней ясно скрывается грубый расчет и то или иное своекорыстие, совершенно обесценивающее их.

Фальшь и ложь воцарились в мире, как это и предрекал святой Апостол Павел в своем Втором Послании к Солунянам, говоря, что наступит время, когда люди «будут верить лжи» (2Фес. 2:11), «да будут осуждены все, не веровавшие Истине, но возлюбившие неправду» (там же, ст. 12).

Надо знать, что об этом опасно сейчас открыто говорить вслух перед всеми: возненавидят и заклюют, не дадут жить на этом свете, или объявят сумасшедшим, как это и в действительности нередко теперь практикуется в отношении неприятных и нежелательных людей, которых нужно куда-то запрятать подальше, чтобы они не беспокоили и не мешали. Поистине мы дожили уже до того времени о котором предрекали древние отцы-подвижники, говорившие: Наступит время, когда люди будут безумствовать, а тому, кто не безумствует, станут говорить: «Ты безумствуешь, потому что ты не похож на нас».

Но не думают, не помышляют эти безумцы-бесноватые мира сего, во зле лежащего, о том, какая участь их ожидает. Бесы, изгнанные Господом из Гадаринских бесноватых, вошли в свиней, а свиньи, взбесившись, бросились в Генисаретское озеро и утонули. Подобная же участь ожидает и этих людей, одержимых бесами, но с тою разницею, что ввержены они будут в «озеро огненное, горящее огнем и серою», где будут мучиться «во веки веков» (Апок. 21:8; 20:10), вместе с диаволом, зверем-антихристом и лжепророком, которым они верно служили на земле, ведя борьбу с Господом Иисусом Христом и Его истинными и искренними последователями.

А нам, которые хотят работать Господу нашему Иисусу Христу и только Ему Одному, необходимо вооружиться в переживаемые нами страшные времена терпением, памятуя Его наставление: «В терпении вашем стяжите души ваши!» (Лк. 21:19) и другое: «Претерпевый до конца той спасен будет» (Мк. 13:13).

Пусть другие беснуются – пусть даже все беснуются вокруг нас – не будем принимать никакого участия в этом всеобщем бесновании, чего бы нам это ни стоило! Аминь.

 

 

Протоиерей Олег (Стеняев)

Протоиерей Олег (Стеняев)

 

Существуют разные степени одержимости 

На человека может нападать гневливость, раздражение, беспричинная злоба, что тоже является проявлением злых духов. Одержимость проявляется по-разному, бесы часто из вне действуют на человека. Когда человек не борется с ними, они поселяются в нем, главное, что они стремятся овладеть верующими людьми. Почему? Потому что, по словам Господа, верующий человек – это убранный дом, из которого вымели мусор, привели все в порядок, так как при крещении с человека снимаются все грехи, верующий человек исповедуется и причащается во оставление грехов. Когда внутреннее пространство человека не заполнено присутствием Бога, то бесы возвращаются в этот незанятый дом и пытаются нанести человеку еще больший урон. Многие подпадают под бесовские обольщения, потому что они подменяют страх Божий страхом лукавого. Когда человек боится колдунов, сглаза, бесов, он, таким образом, начинает играть в поддавки с силами зла. Напротив, человек, имеющий страх Божий, ничего не боится, как говорил Василий Великий: кто Бога боится, тот людей не боитсяа кто людей боится, тот Бога не боится.  

Страх Божий изгоняет любой другой человеческий страх. Суеверные люди, боящиеся колдунов, сглаза и чародеев, не защищены страхом Божиим, который есть начало премудрости и источник любви. Страх Божий – это высшее проявление любви. Страх Божий заключается в боязни нарушить волю Господа, которого мы возлюбили сердцем своим, помышлением своим. Это страх нарушить волю любимого. Это надо понимать. Этот страх священен, он изгоняет любой другой страх, который не связан со страхом Божиим», – отмечает батюшка.   «Миряне сами не могут установить одержимость. В такой ситуации нужен духовный врач, священник, который поставит правильный диагноз, потому что мирянин, который не имеет представления об этих недугах, может принять за беснование простое раздражение человека, вызванное желчными коликами или плохим самочувствием. Многие проявления нашей несдержанности связаны с нашим телом. Иногда человек чувствует себя хорошо, а иногда плохо в зависимости от внутренних процессов организма. Поэтому отличить естественные воздействия тела на поведение человека от бесовской атаки, своего рода интервенции, не каждый может. Для этого нужен опытный духовник, который действительно сможет поставить правильный диагноз. Известно ведь, что при любом заболевании вовремя поставленный правильный диагноз уже есть половина дела. Миряне же не имеют право выносить решение о том, является или не является тот или иной человек бесноватым. В случае же ошибки мы оскорбим Духа Святого, который присутствует в человеке, не одержимом бесами. В Евангелии сказано, что если кто-то назовет человека безумным, а он таковым не будет, то это великий грех. Безумный человек в понимании людей, проживающих на территории Палестины I веке,  есть бесноватый человек. Потому что любое   психическое заболевание сродни воздействию злых духов.

 

  

Священник Константин Пархоменко

Священник Константин Пархоменко

 

Вселение и изгнание диавола

В повседневной жизни, пока все благополучно, мы не так-то часто задумываемся о бытии и действии духовных сущностей, которых Церковное Предание называет Ангелами и бесами. Тем более контрастно перед нами предстают творения святых, просто изобилующие описаниями действия дьявола в нашем мире, его постоянных нападок на человека. Можно, конечно, этот аспект творчества древних отцов списать на присущее древности специфическое восприятие мира как мира, населенного злыми и добрыми духовными существами, которых так любили описывать и классифицировать в средневековье. А ту же тенденцию у современных и близких по времени к нам святых считать данью традиции и консерватизму Церкви.

Однако святоотеческие поучения, безусловно, нередко облеченные в образы своего времени, несущие отпечаток представлений этого времени, отличаются лаконичностью, единообразнием и, если можно так сказать, строгой функциональностью, то есть, сосредоточенностью на конкретных методах противостояния демоническим силам. Именно поэтому наряду с обилием описаний действий бесовских сущностей мы находим у святых отцов очень мало рассказов об Ангелах. Ангелы помогают нам, и совершенно не нужно знать, каким именно образом. Бесы же – наши враги и, чтобы противостоять искушениям, необходимо знать их методы борьбы.

Священное Предание Церкви хранит рассказ о событиях, произошедших в ангельском мире еще до сотворения Вселенной. Тогда самый одаренный и могущественный из ангелов – Денница в порыве гордости и зависти к Творцу восстал против Бога и отпал от светлого Ангельского мира. Вместе с последовавшими за ним ангелами Денница образует как бы царство, противоположное Царству Бога (не по силе своей, тут Богу, конечно, нет соперников, а по горделивым замыслам). С тех пор диавол пытается обрести опору в этом мире, паразитируя на созданном Богом бытии. Со дня создания людей диавол пытается проникнуть в душу каждого человека, а через него – во все творение и таким образом обрести способ бытия, отвоевать для себя часть Божией территории. И иногда ему это удается.

Об этом учили святые отцы, утверждая, что именно мы, люди, склоняясь ко греху, даем бесам возможность существовать и проявляться в мире. Мы сами виноваты, что диавол правит этим миром, что в нашей жизни так много демонизма и страдания, ведь, по словам Антония Великого, демоны сами не имеют тела, но… мы становимся для них телами, принимая от них помышления.

Библейский рассказ о грехопадении раскрывает перед нами этот вечный механизм проникновения дьявола в мир. Человек отворачивается от Творца, разрывает связь с Ним и оборачивается к диаволу. А следом за человеком и вся тварь оказывается в распоряжении злых сил, так как, будучи несознательной, она неспособна сама, без помощи человека восходить к Творцу. Апостол Павел писал: «тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего ее…».

Человек, призванный возводить весь мир за собой к Богу, снова и снова становится вратами в мир для диавола. Диавол искушает каждого человека, но большинство людей, вольно или невольно, выбирают легкий путь потакания, соглашательства со злом, а потому и не чувствуют реальности сатаны – личностной злой воли, противящейся всякому доброму делу. Святые же, вступив в борьбу с диаволом, на личном опыте познали реальность темных сил, а потому и уделяют этому вопросу так много внимания.

Каждый человек находится перед выбором: быть ли ему как бы руками диавола, действующего через него в мире, – или соработником, сотрудником Божиим. Без нашего участия диавол не может вторгнуться в мир (в этом глубокая тайна свободы воли), а потому только от нас зависит, зло или добро будут господствовать в мире. В большинстве своем мы, конечно, являем собой некий средний вариант: в чем-то бываем с Богом, а в чем-то служим злым силам. Но равновесие в нашем случае долго длиться не может, и человек либо становиться в большей степени проводником демонических сил, вплоть до одержимости, либо вступает на путь более или менее активного противостояния злу. Святые отцы подробно рассматривают процесс нашего  заражения  грехом, порабощения диаволу и предлагают средства для излечения.

Механизм вселения диавола

Одержимость, считали святые отцы, может быть двух видов. Существует одержимость в крайних своих проявлениях, когда в человеке обитает бес как вторая личность, а личность самого бесноватого находится в подавленном состоянии. Но и состояние человека, воля которого порабощена страстями, святые тоже называли одержимостью. Более того, эти два вида могут быть и просто разными формами одержимости. Святой праведный Иоанн Кронштадтский, наблюдавший огромное количество людей, отмечал: «Бесы в простых людей входят по их простоте… В образованных и интеллигентных людей злой дух вселяется в иной форме, и бороться с ним гораздо труднее».

Кроме того, в нашей повседневной жизни страсти нередко захватывают нас, а иногда делают неконтролируемыми. Яркий и очень распространенный пример тому – раздражение. Поэтому, пока дьявол имеет что-либо свое в нашем существе, мы в большей или меньшей степени подвластны ему, а значит, тоже в каком-то смысле бываем одержимы.

Через грех наша душа открывается для бесовского воздействия! Вхождение диавола в душу человека можно сравнить с попаданием в организм человека болезнетворных бактерий. Если физически человек недостаточно защищен, имеет слабый иммунитет, то он открыт проникновению в него различных микробов и вирусов, следствием такого попадания является болезнь. Так и дьявол, когда душа человека не имеет защиты, получает доступ к ней. Но что является защитой человеческой души, ее иммунитетом, преградой для бесов, и в силу чего она может лишиться этой защиты?

Пока человек пусть медленно, но упорно совершенствуется, пока дух его устремлен к Богу, пока за падениями следует искреннее покаяние – он находится в сфере действия Бога и в духовной безопасности, но когда грех становится привычкой, когда все существо человека оказывается подвластным какой-либо страсти – он лишается охраняющего покрова Божественной благодати. Лишается не потому, что Господь наказывает провинившегося: Господь всегда любит человека, всегда готов ему помочь. Но в том-то и заключается высота и исключительность любви Бога к человеку, что Творец уважает свободу Своего творения. И человек сам выбирает, с кем он хочет быть: с Богом или с диаволом. От человека требуется лишь повернуться к Богу, сердцем, мыслью, всей душою, и принять все то, что Господь ему предлагает. Однако, если человек отворачивается от Бога, он неизбежно вступает в контакт с сатаной, третьего не дано: во всем добром и прекрасном – Бог, в противоположном (даже если на первый взгляд оно привлекательно) – диавол.

Грех – это наш выбор в пользу диавола, согрешая, мы как бы обращаемся сердцем к сатане. И это результат нашего свободного выбора. В грехе человек, как когда-то Адам с Евой, отказывается от даров Бога, уходит, прячется от Него и открывается воздействию бесов. Теперь не Бог, но диавол имеет влияние на человека и получает доступ в его душу.

В Евангелии мы находим яркие характеристики отношений человека с диаволом, в которые вступает грешник. Спаситель, обращаясь к иудеям, вопрошавшим Его, сказал однажды: «ваш отец дьявол». Что Спаситель имел в виду? Как быть «сынами Божьими» означает принадлежать горнему миру, быть в близости Бога, так быть «детьми диавола» значит иметь с ним близкое, непосредственное общение. От отца земного дети получают воспитание, черты характера, отношение к жизни, но, прежде всего, они получают от отца само бытие. Так и дети Божьи похожи на своего Небесного Отца, поскольку они живут Его жизнью. Люди же, обратившееся ко злу, в своих грехах тоже похожи на диавола как на своего отца, ведь от него они и получают свое грешное бытие, и живут его жизнью.

Неоднократно Спаситель сравнивает пребывание диавола в душе грешника с жизнью хозяина в своем доме. Человек перестает быть господином себе, некто другой распоряжается его душой и телом. Хозяин волен делать со своим домом все, что захочет: он может прибрать и починить его, а может разрушить. Исходя из того, что сущность дьявола – зло, что он неспособен к созиданию, но только к разрушению – не приходится сомневаться, что сделает дьявол, будучи хозяином души. Вот что говорит св. Иоанн Златоуст: «Демоны, раз овладев душой, обращаются с ней так гнусно и оскорбительно, как свойственно лукавым, страстно желающим нашего позора и гибели». А св. Василий Великий так интересно объясняет это страстное желание сатаны: понимая свое бессилие в борьбе против Бога, диавол стремится отомстить Ему хотя бы тем, что склоняет ко греху образ Божий – человека.

Апостол Павел говорит про грешников, что диавол «уловил их в свою волю». Они как птицы, попавшие в силки, охотник, поймавший их, может делать с ними все, что хочет, – они в его власти. Так человек, прельстившийся приманкой диавола (эта приманка – обманчивая сладость греха), оказывается в его сетях. «Только птицы, – верно, замечает святитель Иннокентий Херсонский, – мечутся, стараются вырваться из плена, мы же редко».

«Царство Божие внутрь вас есть», – говорит Спаситель. Это значит, что не только после смерти, но уже сейчас мы можем приобщиться Небесному Царству, приобрести его в свое сердце. Царство Божие внутри нас – это, по мысли св. Симеона Нового Богослова, «когда Бог бывает с нами в единении». Но в нашей власти создать в себе как Царство Божие, так и царство диавола. В Царство Божие входят через совершенствование в добродетелях и познание Бога, в царство диавола – «через укоренение в пороках» (преп. Иоанн Кассиан). И как в нашей власти отворить свою душу перед Богом и впустить в нее Божественную благодать или же остаться закрытым для него, так в наших же силах либо впустить диавола в сердце, либо воспрепятствовать ему.

«Поселяется дьявол в бесноватых людей потому, что эти люди привлекли к себе злых духов: они сами приготовили в себе жилище для дьяволов – выметенное и убранное; нераскаянными грехами своими вместо жилища Божия делаются вместилищем духа нечистого», – говорит преп. Иоанн Дамаскин. Это же подтверждает святитель Феофан Затворник: «Внутреннее наше всегда заключено; Сам Господь стоит вне и стучит, чтобы отворили. Чем же оно отворяется? Сочувствием, предрасположением, согласием. У кого все это клонится в сторону сатаны, в того он и входит… Что входит сатана, а не Господь, в этом виноват сам человек».

Примеры из жизни вполне подтверждают эту закономерность. Важно отметить, что едва ли кто-то из священников относится к возможности вселения диавола в человека скептически, так как именно к ним, в храм, приходят люди, чтобы поведать о таинственных и пугающих явлениях, с которыми им пришлось столкнуться.

Протоиерей Григорий Дьяченко, известный священник, живший в XIX веке, собрал ряд характерных примеров беснования в своей книге «Духовный мир». Приведем некоторые из них. Для нас важно, что все эти примеры иллюстрируют факт: одержимость – вовсе не обязательно следствие сверхординарных грехов и грозит людям, оказавшимся в какой-то особенной ситуации; чаще всего с вселением диавола приходится сталкиваться тогда, когда самый обычный человек закостеневает в самых банальных пороках.

Так, сельский батюшка рассказывает о случившемся в одной крестьянской семье, принадлежащей к его приходу. Женщина, хозяйка дома, славилась угрюмым нравом и сварливостью, ее постоянно видели ругающейся с кем-либо. Неудивительно, что после одной из таких ссор, когда за ничтожную провинность она кричала на соседских детей, с ней стали твориться страшные вещи, о чем ее муж в ужасе сказал: «Жена моя так взбесилась, что страшно к ней и приступиться».

В другом случае причиной, открывшей диаволу доступ в душу, оказалось то, что многие считают не только не грехом, но, наоборот, положительной чертой, а именно легкое, несерьезное отношение к жизни. Две девушки местом для «отдыха» избрали могилу одного весьма грешного человека. Напившись, они начали прыгать через могилу и…плясать. Когда девушки вернулись домой с кладбища, они начали кричать, издавали нечеловеческие звуки. Не зная, что предпринять в такой ситуации, девушек заперли в отдельной комнате и позвали священника. Будь на их месте дети, им бы не было никакого вреда, но это были взрослые, сознательные люди…

Надо сказать, что известны случаи одержимости и детей, причем в том возрасте, когда они еще не несут ответственности за свои поступки, а значит, не могут быть виновны во вселении в них диавола. Безусловно, все это остается тайной: почему Господь иногда попускает обитать бесам в невиновном создании, но логика тут все же есть: вероятнее всего, это происходит с детьми особо грешных людей. Как ребенок наркоманов или алкоголиков страдает в результате грехов своих родителей, так и душа младенца может оказаться предоставлена диаволу по причине неподобающего поведения его родителей. Так же, как в случае с родителями-наркоманами, тут нет никакой мистической кары Божией, а действуют законы духовной жизни. Ребенок развивается в той атмосфере, которую видит вокруг себя, другого он не знает. Если в семье атмосфера святости, то ребенок с рождения учиться общаться с Богом, учится молитве и доброй, светлой, жизни. Недаром у святых родителей и дети нередко становятся известными святыми (вспомним хотя бы Преп. Сергия Радонежского). Но если в душах родителей обитает диавол, то и ребенок привыкает ко греху и его душа оказывается открытой бесам.

Приведу случай, произошедший с нами несколько лет назад, когда мы всей семьей отдыхали на юге. Мы возвращались с пляжа домой на троллейбусе. На очередной остановке в троллейбус вошли достаточно молодые мужчина и женщина с детьми – девочкой лет шести и мальчиком примерно того же возраста. Родители явно были алкоголиками, они грубо разговаривали между собой, хохотали над какими-то пошлыми шутками. Девочка, распихав всех, уселась вместе с братом (или приятелем) рядом с нами и стала так хамски и вульгарно себя вести, что отец Константин вынужден был попросить ее вести себя хотя бы тише. Тут произошло нечто неожиданное. Девочка обернулась к нам, лицо ее исказилось от злобы, и она стала хриплым, визгливым голосом кричать, что видела отца Константина в церкви, начала кривляться и передразнивать действия священников. Мы были одеты совершенно по-пляжному, ничто не выдавало в нас особую причастность к церкви, более того, в этот курортный город мы приехали на днях, и в храме отец Константин еще не появлялся. Да и из криков девочки явствовало, что она ничего реально не знает. Мать попыталась заставить девочку замолчать, так как весь автобус в удивлении смотрел на в прямом смысле беснующегося ребенка, но не смогла, и вся семья вышла из троллейбуса.

И в особой опасности находятся дети, чьи родители либо сами занимаются оккультными науками, либо обращаются к занимающимся этим людям (носят, например, больного ребенка к бабкам, чтобы помочь магическим способом).

Итак, соизволяя на грех, мы предоставляем себя (а возможно, и своих детей) в распоряжение диавола, который проникает в душу и закрепляется там по мере нашего укоренения в грехе. А святые отцы отмечали, что грех входит в душу не одномоментно, а поэтапно, проходя стадии развития от постороннего, внешнего побуждения, стучащегося в душу, до хозяйского распоряжения ею.

Этапы проникновения греха в душу

Святые отцы-аскеты выделяли несколько последовательных стадий развития страсти в человеческой душе. Первым толчком к проникновению греха в душу является прилог. Этим термином называется первое касание греха человеческого сознания. Прилог, так же, как и еще четыре последующие стадии развития страсти, совершается на уровне мысли. Это те греховные образы, которые мы воспринимаем из окружающего мира посредством органов чувств или которые всплывают в сознании в результате работы памяти или воображения. Если попытаться рассмотреть развитие греха в душе на примере воровства, то толчком к прилогу, то есть, к возникновению мысли о том, что можно что-то украсть, может быть прочитанная в газете заметка, шутливое предложение друзей, может такая мысль возникнуть и просто на фоне размышлений о нехватки чего-либо и так далее.

Можно сказать, что прилог – это лишенное конкретности и живости представление, которое не сопряжено с чувством удовольствия. И хотя идеальным является такое состояние бесстрастия, когда ум подвижника свободен даже от простого представления страстей, прилог ни в коей мере еще не является грехом, поскольку, несмотря на то, что представление уже коснулось человека, это произошло помимо его воли. Однако известно, что некоторые святые отцы, многие годы своей жизни потратившие на борьбу со страстями, достигали состояния, когда их разум настолько был прикован к Божественному, что даже отвлеченные мысли о грехе не касались их сознания. Или, касаясь ума, немедленно подвижником направлялись в другое русло. Вот яркий пример того, как греховные и даже просто посторонние мысли не находят почвы для развития в сознании подвижника: «Некоторые из братьев испытывали однажды авву Иоанна Колова, потому что он не позволял своему помыслу говорить о вещах, принадлежащих этому миру, и сказали они ему: “Мы благодарим Бога: небо даровало свои дожди в этом году многократно, и финиковые пальмы напились и пустят отростки, и братья найдут себе работу”. Сказал им авва Иоанн: “Подобным образом и Дух Святой: (сердца) обновляются и пускают отростки в страхе Божьем”.

Однако большинство святых до конца своих дней были искушаемы грехом на уровне прилога. Вот один из примеров тому: «Говорили об одном из старцев, что он провел пятьдесят лет и не ел хлеба, не пил воды поспешно. Он говорил, что умертвил в себе блуд, сребролюбие и тщеславие. Пришел к нему авва Авраам и сказал ему: “Ты сказал это слово?”. Он сказал: “Да”. Сказал авва Авраам ему: “Если ты войдешь в твою келью и найдешь женщину на твоей циновке, сможешь ли ты не считать, что это женщина?”. Он сказал: “Нет, но я буду бороться со своим помыслом, чтобы не коснуться ее”. Сказал авва Авраам ему: “Итак, ты не умертвил страсть, но она еще жива, (только) обуздана. И еще: если ты идешь по дороге и видишь камни и черепки, среди которых золото, может ли твое сердце почесть его таким же, как они?”. Он сказал: “Нет, но я буду бороться со своим помыслом, чтобы не взять его”. Сказал старик ему: “Вот опять-таки страсть жива, но обуздана”. Сказал еще авва Авраам: “Вот ты услышал о двух братьях, что один любит и славит тебя, другой же ненавидит тебя и злословит. Если они придут к тебе, примешь ли ты их к себе обоих с одним помыслом?” Он сказал: “Нет, но я буду бороться со своим сердцем, чтобы сделать добро ненавидящему меня как (и) любящему меня”. Сказал ему авва Авраам: “так что живы страсти, но они обузданы у святых”.

Прилог является пробным камнем для нашего свободного произволения. Быть бдительным и отвергать грех на уровне прилога – то, к чему призывали святые. Но хотя на уровне прилога грех приходит как нечто внешнее для души, тот факт, что человеческое сердце с легкостью готово откликнуться на искушение, выявляет присутствие зла и в самом человеке. И в зависимости от того, в какой мере душа чиста и насколько привычен для нее грех, искушение отвергается человеком с большей или меньшей легкостью.

Если же в человеке не происходит моментальной реакции на появившийся помысел, то грех переходит в свою следующую фазу, называемую сочетанием, то есть, соединением воли с греховным помыслом. На этом этапе человек впускает помысел в свое сердце, его ум сосредоточивается на нем и человек получает удовольствие от этих мыслей. Теперь, чтобы остановить развитие греха, потребуется уже большое усилие воли: человек должен решительно отказаться от картины греха и более к ней не возвращаться. Если на первом этапе человеку, к примеру, пришла в голову мысль: в моем случае могло бы помочь воровство, то на следующем его мысли заняты размышлением, как хорошо было бы и вправду украсть.

Далее следует соизволение: состояние, когда греховный помысел глубоко проник в душу. Из простых мыслей о грехе помысел перерос в реальную цель, которую при возможности человек постарается осуществить. На этом этапе можно сказать, что грех уже осуществился, так как, если до этого воля еще управляла чувствами, то теперь она порабощена греховному желанию. Человек уже строит планы, обдумывает, как осуществить задуманное.

Если для человека грех не является обычным делом, то он переживает следующий этап – борьбу. Человек борется с собой и еще может остановиться, но воля уже настолько во власти греха, что почти всегда грех, допущенный до этой стадии развития, побеждает. Если же грех – постоянное состояние личности, то развитие страсти переходит сразу к следующему этапу – пленению. Как видно из самого названия, человек на этой стадии находится в плену греха и переходит к осуществлению задуманного на деле.

Приведем историю из Древнего Патерика – яркую иллюстрацию того, как в душе совершается борьба с помыслом и как уступивший соблазну человек оказывается в плену у диавола: «Некоторый брат в келлии размочил свои ветви, и, когда сел плести, помысел говорит ему: поди, посети такого-то старца; и брат опять размышляет в себе: через несколько дней пойду. Помысел говорит ему: а если умрет брат, что тогда сделаешь? Вместе с тем ты и поговоришь с ним теперь в знойное время. Опять говорит в себе брат: нет, не время идти. Помысел говорит ему: но когда ты режешь ветви, то время есть. Он же сказал: окончу совсем ветви и тогда пойду. Между тем опять говорит в себе: но хорош воздух теперь; и, встав, оставил размоченные ветви и, взявши милоть свою, пошел. Был некий в соседстве его прозорливый старец. Когда увидел он спешащего брата, то закричал ему: пленник, пленник, поди сюда! И когда сей пришел, старец говорит ему: возвратись в келлию свою. И брат рассказал ему о брани. И когда он, возвратившись в свою келлию, принес покаяние, то демоны возопили гласом великим, говоря: о, монахи! Вы победили нас. И рогожа под ним была, как от огня горящая; и демоны, как дым, сделались невидимыми. Тогда он узнал хитрость их».

Если человек потакает своим греховным устремлениям, то в нем развивается дурной навык. Душа, имеющая навык ко греху, предается ему стремительно и без борьбы. Так возникает в человеке страсть в более узком значении, как непреодолимая власть какого-либо греха над душой. Так, если человек потакает в себе страсти гнева, то вскоре его душа будет впадать в аффективное состояние гнева моментально и какое-то время страсть будет господствовать в ослепленном ею человеке. 

 

Оккультизм – путь к одержимости

 

Оккультизм – верный путь к одержимости - вселению диавола

Итак, люди, вставшие на путь греха, вступают в союз с сатаной. И диавол, в большей или меньшей степени, обитает в их душах. Ведь совсем не обязательно одержимость обретает крайние формы, когда все существо человека, за исключением самого глубинного – его духа, поражено сатаной. Человек, живущий по законам сатанинского царства, сам до конца этого не понимая, тоже оказывается под властью того, чьи законы воплощает в жизнь; такой человек тоже по-своему одержим.

Однако существует интересная закономерность, на которой стоит остановиться: 90 процентов людей, в собственном смысле слова одержимых, оказались во власти диавола в результате занятий магией, спиритизмом, гаданием и т. п., одним словом, имели какое-либо отношение к оккультизму. Конечно, это не значит, что в каждого, кто хоть раз гадал, участвовал в сеансе спиритизма или занимался подобными вещами, непременно вселяется диавол, но это значит, говорит известный во Франции экзорцист (от греч. утверждать клятвойзаклинать) священник Жорж Морану, что человек встал на скользкий путь и опасность попасть в сети диавола у него во много раз выше. Логически такая закономерность вполне объяснима. Не зря Церковь категорически запрещает своим чадам заниматься оккультизмом.

Понятие «оккультизм» (от лат. occultus – тайный) – учение о тайных, скрытых предметах – включает в себя все то, что подразумевает контакт с невидимым миром: магию, гадание, спиритизм и так далее. Может возникнуть вопрос: почему существует данный запрет, ведь и христиане призваны к общению с невидимым миром в молитвах к Богу, святым, Ангелам? Но это не бессмысленный запрет из боязни дать верующим слишком много свободы и знания. Причина запрета проста – Церковь знает, что скрывается за явлениями оккультного мира, и об опасности, которую он в себе таит.

«Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных». О каких поднебесных духах злобы говорит апостол Павел? Писание и Предание Церкви говорят нам о существовании Абсолютного Духа – Бога, который творит материальный мир, и человека, соединившего в себе физическое и духовное. Но еще прежде сотворения мира Бог создал ангелов – духовных существ, которые, с одной стороны, тварны и, если можно так сказать, относительно Бога материальны, но с другой – не имеют физических тел.

Если познакомиться с библейской символикой, с ее языком, то станет ясно, что имел в виду ап. Павел, когда говорил о духах поднебесных. Небо на библейском языке – символ Бога; когда Библия хочет сказать Бог, то, чтобы лишний раз не употреблять это торжественное имя, она говорит Небо. Так, выражение «Царство Небесное» означает «Царство Божие». Земля же всегда была символом физического мира.

Итак, Небо – область обитания Бога, земля – человека. Поскольку у ап. Павла говорится о духах злобы поднебесных, мы понимаем, что речь идет об ангелах, отпавших от Бога, – о бесах.

Церковь утверждает, что духовный мир должен стать своим для христианина. Молитвенное общение со всеми членами Церкви (как пребывающими в ее земном проявлении, то есть ныне живущими, так и пребывающими в ее небесном проявлении, то есть уже умершими, а также ангельскими существами) должно стать естественным состоянием для верующего человека. Но таким же естественным и неизбежным для христианина на пути его духовного восхождения будет и столкновение с духовными существами иного порядка – духами злобы поднебесными, бесами.

Обычный человек отделен от духовного мира как бы некой стеной, завесой. Он не может проникать в невидимый мир, и это мудрое божественное установление служит для безопасности человека. «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные, и одел их», – читаем мы в книге Бытие о том, что последовало за грехопадением прародителей. По толкованию святых отцов, кожаные одежды, данные Господом человеку после грехопадения, и есть та завеса, которая отделяет нас от духовного мира. До грехопадения Адам и Ева обладали более духовными телами, они могли непосредственно, без усилий, которые необходимо прилагать нам сейчас, общаться с Богом и Ангелами. Духовный мир был реальным и близким первым людям, а человечество, по замыслу Творца, должно было вместе с Ангелами составлять гармоничный хор, который бы «созерцал единого Главу хора и пел в гармонии с Главой» (св. Григорий Нисский). И «кожаные одежды» были не наказанием за грехопадение, но его следствием. Господь облекает человека в «грубую плоть», закрывает органам чувств человека доступ в невидимый мир. И в этом проявляется его попечение о падшем создании: ведь теперь у воли человека греховное направление, что приведет его к общению с бесами, а вовсе не с Ангелами и Богом, как раньше…

Но Господь Иисус Христос возвращает человеку все то, что было утеряно в грехопадении. Теперь преграда, отделяющая человека от невидимого мира, может преодолеваться! Через молитву, духовные упражнения. На примере многих святых мы знаем, что духовный мир становится для них едва ли не более реальным, чем здешний.

Люди, идущие путями духовной жизни, святости, развили свой дух настолько, что он вновь, как и у Адама с Евой до грехопадения, стал ведущим началом во всем их существе. Естественно, что человек, у которого тело доминирует над духом, не видит духовных сущностей. Современный человек, погруженный в жизнь мира, сквозь шум цивилизации, суету, временные проблемы, огромный поток информации и не может разглядеть духовный мир, не может с ним общаться. То, что называется сенсорной засоренностью, не дает человеку сосредоточиться, развить, утончить свой дух, обострить духовное зрение. Все эти качества развиты у святых, поэтому для них духовный мир открыт.

Упомянутая преграда может также сниматься и в некоторых других случаях, например у сумасшедшего или под действием наркотиков, алкоголя. К особой восприимчивости духовного мира можно попытаться приблизиться и через специальные упражнения, медитативные практики.

Во всех этих состояниях, только по разным причинам, в человеке обостряется восприятие духовного мира. И все же, хотя проникнуть в тот мир можно разными путями, только человек, укорененный в Боге, может, не боясь, это делать. Лишь Церковь шаг за шагом указывает человеку правильный путь, на котором нельзя преткнуться или сбиться с него.

Невидимый мир не сокрыт от нас, но только Церковь указывает нам верный путь, путь общения с Богом, святыми, светлыми Ангелами. Оказавшись же без руководства в этом таинственном, незнакомом для нас мире, мы не в силах найти верную дорогу и поддаемся на обман дьявола, который редко показывает свое истинное лицо. Сколько примеров, и в житиях святых и в повседневной жизни, когда бесы, упорно выдававшие себя за ангелов или души умерших, при заклинании их именем Христа вынуждены были сказать, кто они на самом деле, назвать себя ангелами падшими, демонами.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что духовный мир не закрыт для нас. Но к союзу с Богом и светлыми Ангелами ведет только один путь: это путь преодоления греха и созидания в себе чистой природы, путь святости. Христос вернул нам все то, что мы утратили в грехопадении, поэтому в Новозаветной Церкви, во Христе, мы имеем возможность обратить наше существо от греха к свету, а значит, вернуть и возможность контакта с Богом и Его Ангелами. И это единственный путь к общению со светлой областью духовного мира. Если же человек пытается вступить в контакт с невидимым миром, минуя преображение своей грешной природы, которое может происходить только силой Христовой, – он неизбежно встретится лицом к лицу с диаволом.

Что ж, тогда получается, что христианин может заниматься оккультизмом, а нецерковный человек не может? Конечно, это не так! Когда человек идет по пути святости, духовный мир открывается ему постепенно, естественно, по мере его возрастания такой человек растет духовно, все больше приближается к Богу, и проникновение в невидимый мир является для него не самоценным, а как бы «побочным» явлением.

Все остальные способы можно назвать искусственными. Таинственный мир не может быть целью сам по себе, у нас должна быть одна цель – Бог, и нам не следует поддаваться на приманку диавола и создавать себе иных кумиров.

Люди обращаются к оккультизму из разных побуждений: кто-то из любопытства, кто-то просто для развлечения. Однако если человек занимается оккультизмом всерьез, то все его действия направлены на порабощение мира духов, подчинение их своей грешной воле.

Вот что говорит оккультист Рудольф Штейнер о деятельности человека, познающего тайные силы: «Для него становится возможным заставлять служить себе силы и существа, которые изъяты из его чувственного восприятия». Но если человек стремится подчинить себе духовный мир, заставить выполнять свои желания (кому захочет – поможет, на того, кто не понравится, наведет порчу) – не значит ли это, что он ставит себя в центре всего, не оставляя места ни для Бога, ни для ближних?

Занимается ли человек гаданием и выражает таким образом недоверие Благому Богу, пытается ли «подсмотреть» тайны духовного мира, занимается ли магией и пытается распоряжаться миром помимо Бога, и так далее, все это – разные проявления одного и того же стремления. Это все тоже стремление первых людей «стать как боги», стать на место Бога, все подчинить себе, своим желаниям. Поэтому путь оккультизма – не просто опасный путь, это, прежде всего, греховный путь, а грех, никогда не приводит к Богу, грех неизбежно ведет к диаволу.

Мы так много места уделили природе оккультизма для того, чтобы понять, почему люди именно в этой области легче всего оказываются во власти диавола. И выяснили, что, во-первых, сама основа оккультизма, желание им заниматься, является следствием человеческой гордости и эгоизма. А обращаясь ко греху, человек открывается диаволу. И, во-вторых, отвергает защиту, данную ему Господом, и врывается в сферы духовного мира. Он сам, по своей воле вступает в контакт с духами зла (так как с Ангелами света общаться он неспособен), сам отдает себя во власть сатаны. И хотя оккультизм призывает властвовать над духами, на деле происходит обратное. И сами оккультисты в глубине души это понимают, а иногда и просто об этом знают. Так, один из них признает, что положение человека, вызывающего духов, очень опасно, оно «подобно положению укротителя диких зверей в клетке. Поэтому, – продолжает он, – существует поговорка, что дьявол рано или поздно свернет шею колдуну».

То же подтверждает и всем известная Е. Блаватская: «Безопасней человеку со слабой волей попасть в общество воров, пьяниц, мошенников, нежели сделаться центром или постоялым двором для кикимор, которых вы называете громким именем духов и поэтизируете».

Как видим, и сами оккультисты нередко понимают, с кем имеют дело, и знают об опасности, угрожающей им. Но они слишком надеются на свои силы, не вполне осознают, что союз с сатаной – это всегда рабство. Как говорил отец Александр Мень, люди, рискнувшие, проникнуть в мир духов, подобны человеку, оказавшемуся ночью в незнакомом ему глухом лесу. На болоте иногда можно увидеть огоньки, издалека похожие на свет в окне избушки, на самом же деле свет исходит от разлагающихся пней. Но нередко случается, что путник, заблудившийся вечером в лесу, принимает эти огоньки за свет в лесном доме. Он с радостью устремляется к ним, но там… лишь засасывающее болото! Мы почти ничего не знаем о таинственном, невидимом мире духов. Почему же мы рискуем врываться туда, не боясь оказаться в положении путника, принявшего мерцание гнилушек за свет дома и в результате попавшего в болото?

Признаки одержимости

Человеку неопытному очень сложно, почти невозможно отличить настоящую одержимость от психических заболеваний, например истерии, так как приступы этих болезней нередко очень похожи на приступы беснования. Больной может неестественно изгибаться, биться в конвульсиях, терзать себя, выть, кричать, нередко у него появляется такая физическая сила, что несколько человек не могут с ним справиться.

Отличить психическую болезнь от беснования тем более сложно, что всякая болезнь и страдание в этом мире тоже являются результатом действия диавола. В самом Евангелии случаи болезни и одержимости часто переплетаются, поэтому иногда говорится об исцелении Христом одержимых, иногда – об изгнании бесов; так, например, в отрывке о мальчике, беснующемся «в новолуния», сказано: «и бес вышел из него; и отрок исцелился в тот же час».

Поэтому мы не будем пытаться провести четкую границу между психической болезнью и настоящей одержимостью, это дело опытных людей, занимающихся «отчиткой», то есть, изгнанием бесов. Важно подчеркнуть, что симптомы психических заболеваний и одержимости очень похожи, но это еще не значит, что в каждом душевнобольном человеке обитает диавол и его надо изгонять. Исцеление от болезней физических и душевных Церковь подает в Таинстве Соборования. В этом Таинстве, кстати, тоже косвенно идет речь об избавлении нас от власти диавола.

Важно упомянуть также о том, что многие, наоборот, отрицают возможность реального вселения диавола в человека и все сводят к явлениям психической поврежденности. Основное, что можно противопоставить такой позиции, – это опыт людей, занимающихся экзорцизмом, а все они свидетельствуют, что, хотя и редко, но встречаются среди психически больных люди, в которых обитает именно личностное существо – диавол. Данный факт подтверждают и врачи-психиатры, которые по роду деятельности часто общаются с душевнобольными людьми.

Если врач-психиатр не враждебен религии, но объективно оценивает клиническую ситуацию своих подопечных, он может заметить, что некоторые из больных со странной иррациональной агрессией относятся ко всему религиозному: чтению над ними Священного Писания, молитв, окроплению их святой водой. Такие больные рычат, кусаются, забиваются под кровать, сторонятся всего святого. После соприкосновения со святыней эти больные успокаиваются на некоторое время.

Автор лично знаком с дипломированным врачом, женщиной, которая уже больше 25 лет работает в городской психиатрической больнице. После защиты диплома молодой специалист решила посвятить себя теоретическим исследованиям, сначала год - другой поработав в реальных условиях, в психиатрической лечебнице. Однако во время практики эта врач столкнулась с таинственным явлением: некоторым больным лекарства были не нужны. Они приходили в себя после соприкосновения со святыней, после чтения над ними молитв. И, столкнувшись с описанной ситуацией, врач как верующий человек осталась там, чтобы помогать несчастным, которых лечат медикаментозно, а им, как она говорит, «нужно совершенно другое». Эта врач приглашает в больницу священников, и те исповедуют и причащают больных, служат молебны. Именно это приносит на некоторое время облегчение «странным» больным. Опыт показывает, что эти больные могут отличить святую воду от не святой, в священнике, одетом в светскую одежду, различают Божьего служителя.

Подобные опыты проводил еще больше столетия назад известный российский психиатр Н. Краинский, вначале скептик и позитивист, впоследствии – верующий человек. На эту тему им была даже выпущена книга, называвшаяся «Порча, кликуши и бесноватые как явления русской народной жизни». Вот выдержка из этой работы: «Кликуша безошибочно различала святую воду от простой, как бы скрыто мы ее ни давали. Каждый раз, когда ей подносили стакан со святой водой, она впадала в припадок, часто прежде, чем попробует ее на вкус. Вода была свежая, крещенская (исследование было произведено в средине января). Наливались обе пробы в одинаковые стаканы в другой комнате, и я подносил ей уже готовые пробы. После того как много раз повторенные опыты дали тот же положительный результат, я смешал обе пробы воды вместе, простую и святую, и налил их поровну в оба стакана. Тогда кликуша стала реагировать на обе пробы припадками. Ни одного раза она не ошиблась в этом распознавании святой воды».

В книге современного западного мыслителя Уолтера Мартина, которая так и называется – «Экзорцизм», приводится интересный пример. Автор описывает, как однажды с одним неверующим психологом они провели три с половиной часа у постели одержимой девушки, после чего этот насмешливый психолог уверовал в Бога и поверил, что диавол существует и вселяется в людей.

Говоря о признаках одержимости, можно выделить несколько пунктов. Прежде всего, необходимо остановиться на изменениях, происходящих в самой человеческой личности. Меняется не только внешний облик (человек принимает дикий, страшный вид) – иной становится сама сущность человека. Злой, кидающийся на всех и сквернословящий человек, когда припадок проходит, может быть вполне добродушным и спокойным. Отец Григорий Дьяченко приводит историю девушки, которая в нормальном состоянии со всеми скромно и весело беседовала, когда же начинался приступ – как зверь, бросалась на человека, старавшегося ей помочь.

Во время приступов бесноватый чаще всего находится без сознания или же сознание его оказывается в подавленном состоянии. Так, уже упоминавшейся выше Уолтер Мартин рассказывает, как сам психолог подтвердил, что девушка, к которой они пришли, была без сознания, в то время как из ее тела доносился совершенно чужой голос, а «на губах играла нагловатая усмешка».

Часто человек в состоянии одержимости бесами просто не осознает себя тем, кто он есть на самом деле. Так, милая девушка Авдотья, рассказывает протоиерей Григорий Дьяченко, была одержима злым духом, который выдавал себя за недавно покончившего собой человека. Дух в ней даже говорил с акцентом, характерным для покойного. Вообще бесы очень часто выдают себя за души умерших, с этим мы встречаемся и в спиритизме. Вероятно, они делают так потому, что этот прием легко отвлекает людей от Бога и истинного учения Церкви и сосредоточивает их внимание на вещах второстепенных и вовсе ложных.

Впрочем, нередко диавол открыто говорит о себе, и примеры тому мы видим как в Евангельских рассказах о бесноватых, например, в истории с Гадаринским бесноватым, так и в жизни. Например, одержимая бесами девочка в припадке произносила странные слова о событиях, о которых она, кстати, ничего не могла знать, а именно о том, что вихрь во время ярмарки опрокинул телегу и смял несколько палаток торговцев: «Мы также были на ярмарке, мы опрокинули там телегу и разрушили несколько бараков». Такой ответ равносилен признанию, что в ребенке диавол, так как именно диавол является разрушающей силой.

Следующее, что необходимо отметить, – это физические изменения, присутствующие обычно у бесноватых. Человек нередко теряет координацию движений, падает, бьется в конвульсиях. Часто у него появляется огромная, неестественная сила, как у Гадаринского бесноватого, который, по свидетельству Евангелия, много раз был скован цепями, но всегда разрывал их и никто не мог его укротить.

Подобные явления сегодня совершенно подтверждают древние наблюдения. Так, по рассказам очевидцев, хрупкая девушка весом 48 килограммов раскидывала в стороны четверых сильных мужчин. А вот описание приступа беснования одержимого юноши, свидетелем которого был один благоговейный и образованный человек (наш хороший друг, священник Аркадий Северюхин, ныне преподаватель Санкт-Петербургской Духовной семинарии) в Оптиной Пустыни в 1990 году: «Мне довелось видеть приступы его (юноши) беснования. Во время богослужения он падал на пол и так неестественно изгибался, что, казалось, это просто невозможно для человеческого естества. Создавалось впечатление, что какая-то невидимая сила неудержимо тянула его к полу, как бы стремилась погрузить под землю. В этот момент ладони его прилипали к полу так, что невозможно было их оторвать. Когда рядом с ним проходил священник или дьякон, совершая каждение, он начинал неистово рычать, извергая хулы. Как правило, эти приступы начинались всегда, когда он приближался к святыне, слышал колокольный звон и, особенно, когда его пытались подвести к мощам преподобного Амвросия. По его словам, после приступов он ничего не помнил и очень удивлялся, когда ему рассказывали о том, что он делал».

Также у людей, одержимых бесами, чаще всего наблюдаются параномальные способности и неестественное знание. Это и неудивительно: бесы как духовные существа, не имеющие тел, знают гораздо больше человека. Так, выдававший себя за умершего мордвина дух, обитавший в известной уже нам Авдотье, однажды, как рассказывает свидетельница, стал особенно буйствовать, кричать и плакать. Естественно, пришла хозяйка дома, стала пытаться успокоить Авдотью, говоря: «Что ты кричишь, Свирид Степанович? Замолчи!» На это дух ответил ей, что раскричался он потому, что умер брат хозяйки, живший далеко от села, и что через две недели хозяйка получит об этом письмо. Все в точности так и произошло. В другом случае, рассказанном отцом Григорием Дьяченко, двенадцатилетняя девочка в точности описала человеку, вернувшемуся из Парижа, Эйфелеву башню и все подробности его путешествия, хотя ни разу в жизни не покидала деревни.

Нередко беснованию сопутствуют таинственные явления, происходящие с самим бесноватым или вокруг него. Например, свечи в комнате одержимой девочки на глазах у толпы любопытных посетителей сами гасли и вновь зажигались, а в доме другой одержимой неизвестно откуда берущиеся камни разбивали все стекла и посуду.

Такие явления сбивают людей, особенно нецерковных, с толку и, как и другие оккультные явления, уводят от поисков истинной тайны бытия – Бога в астральный мир бесов. А это огромная победа диавола. «Враг спасения не всегда зло внушает, но довольствуется, если успевает занять внимание, пустяками. Ему лишь отвлечь от главного – единого на потребу и время сгубить…». Это явление называется полтергейстом и классифицируется Православием как несомненное присутствие и действие бесовских сил.

Наконец, еще одна черта, присутствующая у бесноватых, – это так или иначе приносимый самому одержимому вред и ненависть ко Христу, страх перед Ним. Вред может выражаться просто в изнеможении и постепенном умирании человека, в страдании от приступов, от порабощенности сатаной. А нередко человек в состоянии приступа или депрессии после него стремится уничтожить себя. Двенадцатилетняя девочка, о которой мы уже говорили, во время приступов яростно била себя и старалась вырвать себе глаз, другая женщина требовала нож или веревку, чтобы убить себя и окружающих.

Ненависть и страх перед Христом проявляются, особенно во время процесса изгнания дьявола. Достаточно вспомнить Евангельские рассказы об изгнании бесов Христом; так же реагируют бесы и на само имя Христово. Отец Г. Дьяченко рассказывает о священнике, который пришел с Требником и епитрахилью в дом бесноватой, чтобы помочь ей. По словам священника, едва завидев его, бесноватая стала плевать в него, «зверски глядела», пыталась попасть в него поленом, когда же поняла, что все бесполезно, заплакала, говоря: «Головушка моя бедная, зачем он пришел»?

Потакая своим страстям, мы позволяем бесам обитать и действовать в нас. Но иногда кажется, что, уничтожив ту или иную страсть в себе, мы уничтожим особенность, неповторимость нашей личности, а ведь, думаем мы, Господь сотворил каждую личность неповторимой, непохожей на другие. Но Церковь учит, что неповторимость эта – не в грехе, а как раз наоборот, в праведности жизни. Подчиняясь одним и тем же страстям, люди становятся похожими, как все старые, почерневшие иконы похожи друг на друга. И, как икону необходимо очистить от пыли и копоти, чтобы увидеть ее истинный лик, так и человек: чем более очищает он заложенный в него образ Божий от налета греха, тем ярче и неповторимей становится его личность. Поэтому, начиная бороться со страстями, нужно, прежде всего, по словам св. Феофана Затворника, осознать, что наши злые влечения – не что иное, как дьявольское внушение, не считать их своими, но всеянными, что позволит нам увидеть своего врага. «Тем-то и бедственна и пагубна эта болезнь, – пишет Симеон Новый Богослов о людях, которые не понимают, что источником зла в их душе является диавол, – что, когда враг мой влачит туда и сюда мой собственный ум, я думаю, что все эти кружения моего ума – мои собственные».

Действительно, у человека может быть горячая, страстная натура или, наоборот, натура спокойная, склонная к созерцанию. Но от человека зависит, направит ли он этот дар в задуманном Богом русле или же, поддавшись внушению диавола, исказит грехом. Так, горячий темперамент можно направить как на ревностную любовь к Богу и людям, так и на гнев, раздражительность. А спокойствие и уравновешенность могут способствовать как стяжанию Божьего мира в душе, так и развитию лени и безразличия.

Однако человеку, попавшему в сети диавола, ставшему его рабом, очень тяжело понять, что он не господин себе, что он выполняет чужую волю. Это неудивительно, что грешник не видит в себе бесовского действия: на белой одежде видно любое пятнышко, на черной – и большое можно не заметить. Не случайно святые так остро чувствовали свою греховность, так каялись. По словам святителя Иннокентия Херсонского, «в чистой душе малейший дурной помысел виден лучше, чем огромные грехи в темной».

О самом акте изгнания дьявола, когда над одержимым читаются специальные заклинательные молитвы, призывается на помощь Христос, – говорить очень сложно. Воля людей устремляется навстречу Божественной благодати, и происходит чудо: человек освобождается от власти диавола и становится самим собой. Но почему не всем своим чадам Православная Церковь разрешает заниматься экзорцизмом, а только отдельно благословленным на это служение людям? Такой вопрос часто задается верующими. Действительно, почему? Ведь изгоняет диавола не человек, а Христос?

Апостол Павел много внимания уделяет различным служениям членов Церкви. Он пишет: «одному дается харизма чудотворения, иному пророчество, иному различения духов, иному разные языки, иному истолкование языков». Павел не мог и не стремился дать полный перечень служений, его задачей было противостоять разъединению на группы, наметившемуся в Римской и Коринфской общинах, поэтому многие харизмы остались «за кадром», он лишь упомянул о специфически «церковных» служениях, сведя указание на практические служения, на служения «в миру», к минимуму. К тому же способность изгонять бесов, по мнению большинства толкователей, входит в дар, обозначенный ап. Павлом как дар «чудотворения». Во всяком случае, мы знаем, что в древней Церкви существовали люди, обладавшие особой харизмой, то есть, благодатным даром Святого Духа, даром изгнания бесов, которые занимались своим делом весьма активно.

В то же время мы должны понимать, что потенциально каждый христианин способен силою Христовой изгонять диавола, но, чтобы делать это реально, необходимо быть христианином с большой буквы, вести напряженную духовную жизнь. Христос говорил: «Если будете иметь веру с горчичное зерно, то скажете горе сдвинуться с места, и она сдвинется». Разве все христиане имеют такую веру? В процессе изгнания дьявола не может быть никакого магизма. Призывание имени Христа само по себе ничего не дает. Поэтому здесь и важна личность экзорциста: «некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: «заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует», но «злой дух сказал в ответ: Иисуса знаю, и Павел мне известен, а вы кто?». Господь никогда не творит чудеса насильно, человеческая свобода неприкосновенна, для чуда необходимы искренняя вера и всецелая обращенность к Нему. Как может человек, еще не избавившийся от греха, не утвердившийся на пути совершенствования, быть проводником божественной благодати и приказывать бесам – да зачастую дьявол найдет в нем «своего» больше, чем Бог. Поистине, слепой поведет слепого…

Мы не будем рассматривать сам чин изгнания, гораздо более важно остановиться на том, что может защитить нас от власти или нападок сатаны, на том, что в силах самого человека, противящегося бесам. Ведь как, словами преп. Симеона Нового Богослова, «без греха самого человека нельзя дьяволу схватить человеческую душу», так и изгнать его из души, возможно, только при условии активных усилий самого человека. И если бес изгнан, а человек продолжает свою греховную жизнь, то вполне естественно, что вскоре диавол вновь завладеет им.

Мы говорим не только о крайних проявлениях одержимости, когда в человеке живет личностный дух, являющий себя описанными выше способами. Когда мы чувствуем, что наша воля порабощается грехом, мы тоже должны усиленно бороться с его вдохновителем – диаволом. Иеромонах Анатолий (Берестов) приводит пример с молодым человеком, который увлекся магией. Будучи до занятий оккультизмом вполне нормальным спокойным человеком, он вдруг стал резко меняться в худшую сторону. Друзья и родственники не узнавали его. Они не понимали, что с ним происходит. Почему он вдруг стал агрессивным и жестоким?.. Однако данный факт легко объясним. Как миру божественному присуще добро, так миру бесовскому – зло, даже если, на первый взгляд, это не так. А, живя в мире зла, углубляясь в него, естественно такому человеку и развиваться в сторону зла, вернее, деградировать. И хотя упомянутый человек находился в сознании, приступы агрессии так усилились, что он стал по ночам избивать одиноких прохожих, а однажды в приступе гнева, чуть не зарезал свою подругу. Агрессия появлялась настолько спонтанно и так сильно овладевала сознанием, что справиться с ней, по словам молодого человека, не было никакой возможности. И он сам стал говорить, что «одержим бесом».

Первое, что необходимо сделать человеку, страдающему от нападок диавола и еще не крещенному, – это, конечно, креститься. Огромное количество личных свидетельств подтверждают, что чаще всего после Крещения диавол теряет власть над человеком. Это неудивительно, ведь человек приходит под защиту Бога. Недаром первая часть Таинства Крещения состоит из заклинательных, экзорцистских молитв, в которых человек отказывается от диавола и «всех дел его, и всех ангелов его, и всего служения его, и всей гордыни его» и вручает себя Христу. В Таинстве Крещения, как дикая маслина, по Евангельской притче, прививается к доброй, так и человек с греховной природой прививается к чистой природе Христа, как бы срастается со Христом. Раньше мы пытались бороться с сатаной своими силами, естественно, их не хватало, теперь в нас действует сила Христова. Это, конечно, не значит, что любому человеку в целях безопасности следует креститься. Магический подход, без искренней веры и желания следовать за Христом, недопустим и не имеет смысла. Креститься может и должен только человек, верующий во Христа и желающий жить христианской жизнью.

Крещение предполагает дальнейшую церковную жизнь. Центром же Церкви, Таинством Таинств является Таинство Евхаристии, в которой под видом хлеба и вина мы соединяемся с Самим Живым Господом. В Евхаристии Христос непостижимо для разума и невидимо, но реально пребывает с нами, дает нам силы и благодать для перенесения страданий жизни, для борьбы с искушениями, дальнейшего душевного роста. Понятно, что, чем ближе мы ко Христу, тем меньше у диавола возможности достать до нас. «Как хворост, брошенный в огонь, не может противиться силе огня, но тотчас же сгорает, – читаем мы у св. Макария Великого, – так и демоны, когда хотят напасть на человека, сподобившегося даров Духа, попаляются и истребляются Божественною огненною силою».

Что мы должны делать, чтобы в повседневной жизни не растерять данную в Крещении благодать, но постоянно быть вблизи Бога? Прежде всего, уделять хотя бы немного времени для ежедневной молитвы и чтения Евангелия. «Сей же род изгоняется только молитвой и постом», – совершенно твердо сказал Христос, и вся практика жизни святых это подтверждает.

Молитва – это беседа с Богом, Господь хочет беседовать с нами, но и мы должны приложить со своей стороны усилия, чтобы диалог произошел. Пост определяется для каждого человека в соответствии с практикой Церкви и рекомендациями духовника. Он необходим для того, чтобы именно дух главенствовал в нашем существе и диавол не мог подчинить нас себе через излишнюю привязанность к чему-либо второстепенному, например, через страсть чревоугодия, когда желудок становится центром жизни, своеобразным богом.

Но, конечно, все наши усилия – и регулярное участие в Евхаристии, и чтение Евангелия, и молитвы, и пост – будут бессмысленными, если не будет сочетаться с постоянным доброделанием и духовным ростом. Вернее, если все это не родило в нас желания жить по-настоящему христианской жизнью, значит, что сам наш подход к был неправильным. Если же мы будем жить церковной жизнью, регулярно исповедоваться и причащаться, творить добрые дела, молиться, читать Евангелие и духовную литературу, то есть, углубляться в Бога, то для нас откроются и другие, более индивидуальные моменты, необходимые конкретно в нашем случае для борьбы с бесами.

Все святые отцы в один голос предупреждают нас: мы сами созидаем свою душу и мир вокруг нас. В нашей власти, служить ли Богу или диаволу, исцелять зараженный злом мир или еще умножать в нем грех и страдание. Господь же всегда ждет нашего обращения к нему, всегда готов прийти на помощь. Но эта помощь не может быть оказана без нашего деятельного участия. Мы должны не пассивно ждать освобождения от бесовского действия (такое расслабленное состояние, наоборот, удобно бесам), а стремиться быть истинными воинами Христовыми, всегда бдительными и готовыми дать отпор врагу.

Церковь призывает нас всегда быть начеку, чтобы диавол не нашел дорогу в нашу душу. Для этого надо внимательно следить за своими помыслами, не давать бесам через грех завладеть нашим существом, а если диавол все-таки уловил нас, каяться и быть вдвойне бдительными и активными.

Современный афонский старец Паисий Святогорец говорил о том, что человеку, имеющему в себе беса, необходимо полностью изменить состояние своей души, если он хочет, чтобы из жилища бесов она стала домом Божиим: «Когда грех пребывает в душе человека на протяжении долгого времени, тогда диавол приобретает на него больше прав, и тогда, чтобы он оставил, нам нужно разрушить старый дом и построить новый». И продолжает наставлением о том, что необходимо и к беснованию относиться с терпением и надеждой на Бога как к своему кресту или наказанию за грехи, сочетая все это с активным духовным восхождением: «Имеющих в себе беса от рождения ждет великое воздаяние, если они не будут роптать, пока не освободятся по благодати Божией. Те же, которые сами стали причиной своей одержимости, сами должны и подвизаться».

Закончим словами святого праведного Иоанна Кронштадтского. Они о том, что можно и нужно начать делать уже сейчас и каждому из нас, чтобы изгнать дьявола из нашей души и очистить ее для Бога: «Все делай против того, что враг внушает: он внушает ненавидеть обидящих нас, ты – люби их; ругающих – благословляй; и взимающих твое – не истязуй и с охотой сам отдавай; когда хочешь смеяться – плачь; когда находит уныние – старайся развеселиться; когда зависть – радуйся чужому благополучию; когда борет противоречие, непокорность – немедленно покорись, согласись; когда блудные помыслы – поревнуй о чистоте сердца; когда гордость – смирись; когда злоба – будь особенно добр; когда раздражительность – сохрани спокойствие; когда скуп – будь щедр; когда рассеянность – размышляй о едином на потребу».

Из личного опыта знали святые отцы о реальности и действии темных сил, однако они никогда не боялись их. Смертью на Кресте и Воскресением Христос уничтожил власть сатаны. «Не следует совершенно их бояться, ибо все их предприятия обращены в ничто благодатью Христовой», – пишет св. Афанасий Великий. И все евангельские рассказы об изгнании Христом бесов тоже, прежде всего, говорят об одном – о власти Христа над диаволом. Теперь с помощью Божией христиане могут побеждать бесов, диавол потерял над нами власть. Все теперь зависит от нас, от нашего желания жить в Церкви, жить со Христом, Который поможет нам совершенно освободиться от бесовской власти!

 

 

Пестов Николай Евграфович

Пестов Николай Евграфович

Болезни воли, гипнотизм и одержимость

Очень значительная часть человечества не свободна в своей воле и порабощена сатане через грех. Как пишет митрополит Вениамин: «Мы — грешные — не можем быть свободными, ибо страсти наши господствуют над нами. И только по мере освобождения нас от них растет и свобода наша. Послушные другим — несравнимо свободнее самовольных. А святые уже свободны, сколько возможно человеку. А вполне же свободен только один Бог... Смирение дает свободу. Гордый же — раб себя самого, хотя воображает, что он-то и есть свободный... Неверие есть рабство. Люди же думают совсем наоборот».

От порабощения страстям воли человеческой освобождает Господь: «Если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин. 8:36).

И на земле действительно свободны лишь те, чью волю от порабощения сатане освобождает Сын Божий Господь Иисус Христос. Над их духом нет уже власти лукавого, из власти которого остальной мир не имеет силы вырваться. И есть глубокая разница в положении рабов сатаны и свободных сынов Божиих.

Первых сатана держит в подчинении себе, употребляя для этого все средства соблазна, искушений и прельщения. Господь не хочет насилия над волей человека. Он хочет ее свободного произволения: «Милости хочу, а не жертвы» (Мф. 9:13). Он не стесняет волю человека при выборе пути к добру или злу; и тех, кто добровольно следует за Ним, Он называет поэтому не рабами, а «друзьями» (Ин. 15:15). В этом красота «сынов Божиих» и их отличие от жалкого подневольного состояния рабов сатаны.

Когда в душе разлад и раздвоение и душа колеблется между Богом и сатаной, между добром и злом, между истиною и ложью, между страстями и добродетелями, то равно действующая сила ее стремлений может приближаться к нулю. В этом случае у человека будет наблюдаться ослабление воли — волевое бессилие.

Совершенно очевидно, что не от тренировки воли надо начинать лечение больной воли, хотя и имеются светские руководства по «воспитанию воли». Но кто наблюдал случаи, что предлагаемая в них методика упражнений приводила к большим успехам? Ослабленная воля врачуется только через очищение сердца, т. е. в единственном случае — при стяжании душой Духа Святого Божия.

На волю каждого человека может влиять (в той или иной степени) и воля других людей. Это влияние передается не только через слова, но и по таинственным путям мистической взаимозависимости. Всем известен тот факт, что напряженная мысль о ком-либо из присутствующих или взгляд на него со стороны заставляет того поворачивать голову по направлению устремленного на него взгляда.

О явлении взаимного влияния свидетельствует, в частности, и о. Иоанн С. Он пишет в своем дневнике: «Мы можем зрением привести другого в замешательство. Случалось мне не раз пристально смотреть из окна своего дома на проходящих мимо — и они, как бы привлекаемые какою-то силою к тому самому окну, из которого я смотрел, оглядывались на это окно и искали в нем лицо человеческое; иные же приходили в какое-то замешательство, вдруг ускоряли поступь, охорашивались, поправляя галстук, шляпу и прочее. Тут есть какой-то секрет».

В отдельных случаях можно говорить и о порабощении воли одного человека воле другого, что особенно отчетливо проявляется в гипнотизме. При гипнозе воля человека парализована и человек находится в подчинении другому человеку — гипнотизеру. При этом искажается в человеке способность правильного восприятия окружающего мира через органы чувств и способность к логическому мышлению. Человек видит, слышит, обоняет и чувствует не то, что передают органы чувств, а то, что велит воля гипнотизера.

По мере роста человека и порабощения человека греху ослабляется воля человека, и он становится способным поддаваться гипнозу. Простые необразованные люди обычно менее испорчены сердцем и ближе к Богу, чем люди, вкусившие цивилизации; это и обусловливает их меньшую подверженность гипнозу. Сомнительно, что гипноз приносит много пользы при использовании его врачами для лечения, например, от пьянства. Обычно после некоторого перерыва страсть к вину возвращается. Но несомненно, что гипноз — это страшная сила и пользующиеся им во зло люди — «колдуны», «чародеи» и слуги темной силы — вносят в мир много зла и даже гибель людей.

По существу нельзя провести резкой разницы между явлениями гипноза, т. е. внушения человеку идей в особом состоянии сна («транса» и «сомнамбулизма»), и между обычным взаимным влиянием и подчинением людей слабой воли людям властным и сильной воли. Последние обычно держат в своем подчинении окружающих их людей слабой воли. Исключением являются лишь люди живой веры в Бога. Такие люди не будут подчиняться людям сильной воли, если те не будут представлять для них духовного авторитета, т. е. не будет веры в то, что в них живет Дух Божий. Вот почему живая вера делает людей «свободными», как говорил Господь (Ин. 8:36).

Про некоторых людей говорят: тяжелый человек. Это человек сильного характера и злой воли, обладающий властностью — чертой, противоположной кротости. Он хочет подчинить своей воле окружающих. Горе окружающим, если с наклонностью к властности у него сильно развиты и другие порочные наклонности. Он вносит в мир много зла. Еще хуже, если в руках у него будут и власть, и много материальных ценностей, на которые падки люди мира. А такие случаи часто встречаются: сатана старается увеличить силу своих рабов.

Христианам безусловно надо устраняться от людей мира с властным характером. Следует учитывать, что властность есть черта характера, присущая людям, живущим вне Бога, — христианин по природе кроток, как и Христос. И не была ли во Христе неизмеримо сильная воля! Но Он был кроток и не допускал в обращении с людьми, ни малейшего оттенка психического насилия.

Люди мира — это обычно рабы окружающих их людей сильной воли и темной силы. Подчинение последней для некоторых людей может достичь той крайней степени, которая называется «одержимостью». Священное Писание содержит описания многих случаев одержимости. Это разновидность душевной болезни, которая проявляется в том, что воля человеческая парализована и душой владеет один или несколько (или даже много) злых духов (Лк. 8:30). В зависимости от характера злого духа будут и проявления его над человеческой волей. Следует заметить, что одним из начальных проявлений одержимости являются частые приступы тоски и боязливости.

Душевная болезнь считается самым тяжелым и очень трудноизлечимым видом болезни, а «умалишенные» — самыми жалкими людьми. Одержимость, как и всякая болезнь, является следствием греха. В книге «На берегу Божией реки» приводится описание одного из случаев, когда одержимость явилась следствием легкомысленного отношения одной девушки к святыне — девятичинной просфоре (грех, близкий к кощунству).

В одном из рассказов о деятельности великого пастыря о. Иоанна С. говорится о том, что его просили исцелить одну одержимую девушку. О. Иоанн на этот раз отказался помочь. Когда же его спросили, почему с ней случилась такая беда, то он ответил: «Из-за большой ее гордости». Надо вспомнить также из жизнеописания прп. Макария Великого о женщине, жестоко страдавшей от наговора чародея. На вопрос ее «Почему это случилось?» великий старец ответил: «Потому что ты уже пять недель не причащалась Святых Таин».

На основе указанного в Церкви применяется «проклятие», т.е. предание души грешащего человека во власть сатаны. Ап. Павел применил проклятие для одного члена коринфской общины, согрешившего тяжким грехом. Целью этого проклятия было «силою Господа нашего Иисуса Христа предать [грешника] сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1Кор. 6:1-5). Обычно проклятие несет за собой различные физические несчастья для проклинаемых, что служит для облегчения грехов.

Следует указать на некоторое сходство состояния одержимости и обычного состояния человека во власти греха. В первом случае над душой заметна явная власть злого духа, по отвратительным проявлениям воли этого человека. Во втором случае — при добровольном подчинении злу — эта власть скрытая и не всегда полная, если человек еще не вполне подчинился воле злого духа. По существу человек, в котором сильно развита какая-либо из страстей, с которой он не в силах уже бороться, также является человеком в какой-то степени одержимым. Для окружающих подобный человек часто может быть более неприятен и опасен, чем явно ненормальный психически, в обращении с которым люди проявляют осторожность.

Как пишет о. Иоанн С: «Несомненно, что диавол в сердцах весьма многих людей сидит какой-то сердечной вялостью, расслаблением и леностью ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующему сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда. Так он поражает сердца вялостью, а ум тупостью во время молитвы; так он поражает сердце вялостью, холодностью и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, например, сострадать страждущему, помочь находящемуся в беде, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающегося и порочного. Диавол сидит в наших сердцах еще необыкновенно сильной раздражительностью; мы становимся иногда так больны самолюбием, что не терпим ни малейшего противоречия, препятствия вещественного или духовного, не терпим ни одного слова негладкого, грубого».

А св. Димитрий Ростовский так сказал, обращаясь к народу в храме: «Простите меня, братья, если я всякого грешника, не думающего о своих грехах, назову бесноватым». По мнению же схиархимандрита Софрония, даже «когда какой-либо страстный помысел или образ утвердится в душе, тогда человек становится в той или иной степени одержимым». По его мнению, страсти суть одержимости различной степени напряжения и силы.

Исцеление бесноватых

Типичная картина состояния одержимых и исцеления их подвижниками благочестия дается в жизнеописании духовника Святогорской пустыни иеромонаха Иоанникия, выдержка из которого приводится ниже (Жизнеописание подвижников благочестия. Февраль. С. 147-149).

«Летним временем, после службы церковной, в храме очень часто можно было видеть иеромонаха Иоанникия пред киотом чудотворной иконы святителя Николая, прочитывающим заклинательные молитвы над болящими беснованием, слышать дикие вопли при этом. Иные жестоко его поносили самыми отвратительными ругательствами, а были и такие, что устремлялись на него с ударами, так что и побои доводилось ему от них претерпевать. Но кротко и небоязненно переносил он эти неистовые проявления духа тьмы и наступал на него во всеоружии молитвы и поста, которыми обыкновенно приготовлялся к подобного рода борьбе, обычно кончавшейся победой с его стороны: страдальцы умолкали, смирялись, переставали буйствовать, начинали молиться Богу и плакать или же извергали из себя смрадную пену; после чего следовало полное их исцеление.

Однажды приведен был к нему громадного роста мужчина, линейный казак из-за Кубани со зверски искаженным лицом; его с трудом влекли два дюжих казака, его сродники. Бесноватый ревел нечеловеческим голосом: и рев медведя, и вой волка, и хрюканье свиньи попеременно слышались в звуках его голоса, глаза же сверкали невыразимою злобою. В Святогорской пустыни перед собором, стоящим на возвышении, находится каменная просторная лестница, ведущая на площадку, где стоит собор. Подведя бесноватого к этой лестнице, спутники не могли уже никакими силами вести его далее, о чем один из них и пошел в собор известить отца Иоанникия. Тот вышел сам из собора в епитрахили, с Требником в руке, и небоязненно, подойдя к распростертому на земле больному, готовился читать над ним заклинательные молитвы. Больной вдруг вскочил и, бросившись на о. Иоанникия, схватил его в охапку и, перебросив через плечо, побежал с ним по лестнице вокруг собора. Бывшие при этом люди испугались и не знали, что им предпринять. Бросились вслед за бесноватым и увидели: как раз против западных дверей собора бесноватый опять повалился на землю, отец же Иоанникий цел и невредим сидел на нем и держал его за волосы. Сродники бросились, чтобы связать веревкою руки и ноги бесноватому, но о. Иоанникий это им воспретил, говоря: «Не троньте, оставьте его в покое; более он уже не побежит; мы с ним поборолись, и вот видите, чей верх», — причем показал на голову бесноватого, держимую им крепко за волосы.

Потом он встал, прикрыл бесноватого своею епитрахилью и начал читать над ним заклинательные молитвы. Больной лежал тихо, только тяжело дышал, как бы собираясь нечто из себя извергнуть. Наконец с большим усилием извергнул смрадную кровавую пену, столь смрадную, что окружавшие его, не терпя смрада, от него отшатнулись. После этого больной приподнялся, встал, начал класть поклоны по направлению к собору, вошел в самый собор и там усердно молился, а на другой день после исповеди у о. Иоанникия приобщился Святых Таин, к которым прежде около пяти лет не мог приступить. На исповеди объяснил он, что беснование постигло его в то время, когда он дерзнул нанести побои своей матери, и с тех пор жестоко его мучило. С полною надеждою на выздоровление отправился он из Святых Гор домой на Кубань, получив наставление от о. Иоанникия, как себя вести, чтобы опять не подвергнуться действиям злого духа.

Впоследствии о. Иоанникий говорил, вспоминая этот случай, что когда бесноватый вскинул его себе на плечи и понес по лестнице на площадку вокруг собора, почувствовал он в себе ту необычайную силу, которою без труда поборол бесноватого, мысленно призывая сладчайшее имя Господа Иисуса.

Не только взрослые, но очень часто и дети приводимы были к о. Иоанникию с ясными признаками беснования: говорили разными наречиями, предсказывали будущее, богохульствовали так, что страшно было слушать. Но управляться с ними, по отзыву о. Иоанникия, были гораздо ему легче, чем со взрослыми, не по их малорослости и малосилию, а потому что невинная еще природа детская была гораздо восприимчивее к действию Божией благодати.

Бывали случаи, что все, что о. Иоанникий делал один в своей келии или даже помышлял, бесноватые ему потом рассказывали со всеми подробностями, и всякое излишество в пище или питье обличали в нем с угрозами, говоря, что через это напрасны будут старания его их исцелить. Имея в виду подобных больных, отец Иоанникий особенно прилежал посту, опытом дознав, что пост и молитва — наилучшие пособники успешного врачевания подобных страдальцев».

 

 

 Игуменья Арсения (Себрякова)

Игуменья Арсения (Себрякова) 

Дух человека

Когда человек живет земною жизнью, то он не может познавать, насколько дух его находится в порабощении, в зависимости от другого духа, не может этого вполне познавать потому, что у него есть воля, которой он действует, как, когда хочет. Но когда со смертью отнимется воля, тогда душа увидит, чьей власти она порабощена. Дух Божий вносит праведных в вечные обители, просвещая их, освещая, боготворя. Те же души, которые имели общение с дьяволом, будут им обладаемы.