ОБИДЫ

----картинка линии разделения----

 

Кто может с радостью перенести обиду, даже имея в руках средство отразить ее, тот принял утешение от Бога по вере в Него. 

Святой Исаак Сирин

 

---картинка линии разделения текста---

  

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель) 

---картинка линии разделения---

Заповедь Любви

Вы слышали, что сказано: «око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся (Мф.5:38-42).

 

  

 Обида. Утешение Христа

 

Молитесь за обижающих вас

Но вам, слушающим, говорю: любите врагов ваших, благотворите ненавидящим вас, благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас. Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку. Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад. И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними. И если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если делаете добро тем, которые вам делают добро, какая вам за то благодарность? ибо и грешники то же делают. И если взаймы даёте тем, от которых надеетесь получить обратно, какая вам за то благодарность? ибо и грешники дают взаймы грешникам, чтобы получить обратно столько же. Но вы любите врагов ваших, и благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего, ибо Он благ и к неблагодарным и злым. Итак будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд (Лк.6:27-36).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

---картинка линии разделения---

Посему я благодушествую в немощах и обидах

И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен (2Кор.12:7-10).

 

---картинка линии разделения текста---

 

Святой Антоний Великий

Святой Антоний Великий 

---картинка линии разделения---

Благодари того, кто обижает тебя, и Бога будешь иметь другом.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий 

---картинка линии разделения---

Причастные благодати любят не только благодетелей, но даже хулителей и гонителей, в воздаяние за сии блага ожидая духовной любви. Благами же называю не потому, что прощают обиды, но потому, что благодетельствуют душам обидевших: молятся о них Богу, как бы чрез них прияв блаженство.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святой Исаак Сирин

Преподобный Исаак Сирин 

---картинка линии разделения---

Кто защищает обиженного, тот поборником себе обретает Бога

Неправедные уста заграждаются молитвою, потому что осуждение совести делает человека неимеющим дерзновения. Сердце доброе с радостию источает слезы в молитве. В ком мiр мертв, те с радостию терпят обиды, а в ком мiр жив, те не могут терпеть обиды, но, движимые тщеславием, гневаются и от неразумного движения приходят в смятение или объемлются печалию. О, как трудно преуспеть в таковой добродетели, и какую славу приобретает она у Бога! Кто хочет преуспеть в сей добродетели, то есть терпеть обиду и быть великодушным, тому нужно удалиться от своих родных и соделаться странником, потому что в отечестве своем невозможно преуспеть в этой добродетели. Одним великим и сильным свойственно переносить страдания ее среди своих родных, и могут сие только те, в ком умер этот мiр, потому что отчаялись они во всяком настоящем утешении.

Кто может с радостью  перенести обиду, даже имея в руках средство отразить ее, тот принял утешение от Бога по вере в Него.  И кто со смиренномудрием терпит взводимые на него обвинения, тот достиг совершенства, и ему удивляются святые Ангелы. Ибо никакая иная добродетель не будет столько высока и неудобоисполнима.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Марк Подвижник

Преподобный Марк Подвижник

---картинка линии разделения---

Лучше от людей обида неправедная, чем от бесов

Обиженные кем-либо и не домогающийся обижающему должного возмездия, этой частью верует Христу и сторицею приимет в веке сем, и живот вечный наследует.

Если ни для обижающего (обижать) не избыток, ни для обижаемого (терпеть) не лишение, убо образом ходит человек, обаче всуе мятется (Псал. 38:7).

Лучше от людей обида неправедная, чем от бесов, но угождающий Господу стал победителем той и другой.

Должно прощать тому, кто нас обидел

Обиженный кем-либо и не домогающийся обижающему должного возмездия, этой частью верует Христу и сторицею приимет в веке сем, и живот вечный наследует.

Должно прощать тому, кто нас обидел, зная, что воздаяние за прощение обид превосходит воздаяние всякой иной добродетели.

 

---картинка линии разделения текста---

 

  Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

---картинка линии разделения---

Ничто так не удерживает обижающих, как кроткое терпение обижаемых

Христос повелел молиться за обижающих, а мы строим ковы <козни>. Обида состоится, или не состоится, не по желанию наносящих ее, но по расположению тех, которые терпят обиду. Обиды и унижения, соединенные с обидами, происходят не от злобы обижающих, но от слабости обижаемых. 

Если бы мы были мудры, то могли бы и не обижаться и не чувствовать никаких оскорблений. Тебя обидел кто-нибудь, но ты не почувствовал обиды и не опечалился? Тогда ты не обижен: напротив, скорее ты поразил, чем сам поражен. Когда обидевший видит, что его удар не достигает до души оскорбляемых им, тогда сам он сильно терзается; и как обижаемые молчат, то удар обид сам собою обращается назад и поражает того, кем он послан.

Ближний обидел и огорчил тебя, и сделал тебе множество зла? В этом случае ты сам не мсти ему, чтобы не оскорбить тебе своего Господа: предоставь Богу, и Он устроит дело гораздо лучше, нежели как тебе хочется. Тебе Он повелел только молиться за оскорбившего, а как поступить с ним, — это повелел предоставить Ему. Сам ты никогда не отомстишь за себя так, как Он готов отомстить за тебя, если только Ему предоставишь это, — если не будешь молиться о наказании оскорбившего, но предашь суд в Его волю. В самом деле, хотя бы мы и простили обидевшим, хотя бы примирились с ними, хотя бы молились за них, но, если они и сами не переменятся и не сделаются лучшими, Бог не простит им, не простит, впрочем, для их же пользы. Тебя Он похвалит и одобрит за любомудрие, а врага накажет, чтобы он не сделался худшим от твоего любомудрия.

Не будем никогда злопамятствовать и питать вражду к тем, кто сделал нам неприятность или другую  какую-нибудь обиду, но, представляя себе, какое благодеяние и дерзновение пред Господом они доставляют нам, а больше всего то, что примирение с оскорбившими нас заглаждает наши грехи, поспешим и не замедлим примириться с врагами и, размышляя о происходящей от того пользе, покажем такое расположение к врагам, как если бы они были истинными нашими благодетелями.

Не будем... раздражаться обидами, хотя бы досаждающие нам были и хуже нас, но станем укрощать гнев других своею кротостию и тихостию.

Если мы кротко и терпеливо будем переносить обиды от кого бы то ни было, то тем более великой и щедрой помощи удостоимся свыше.

Хорошо — не обижать, но гораздо лучше и достойнее любомудрой души — не мстить за обиды.

Обижающий ближнего не представляет Бога перед своими глазами; если бы он представлял Его, то и не обижал бы, страшась Судии, не преступал бы закона, приводя на память угрозу Законодателя. Поступают же так не в силу неведения, а вследствие дерзости, подобно тому как разбойники пустыни совершают разбои не потому, чтобы не знали о судьях и судах, а потому, что не думают о них по своему безумию и не боятся.

Обиды, несправедливо претерпеваемые нами от кого бы то ни было, Бог вменяет нам или в отпущение грехов, или в воздаяние награды.

Те, которые кажутся обиженными, не обижены на самом деле, если только все несчастия переносят с мужеством, напротив, еще более приобретают, получают ли удары от Самого Бога, или от дьявола.

Ничто так не удерживает обижающих, как кроткое терпение обижаемых. Оно не только удерживает их от дальнейших порывов, но еще заставляет раскаяться и в прежних, и делает то, что они отходят от обиженных, удивляясь их кротости, и, наконец, из неприятелей и врагов делаются не только их друзьями, но даже самыми близкими людьми и рабами.

Не кляни обижающего тебя, иначе ты оскорбление претерпишь, а плода лишишься, — понесешь вред, а награды не получишь. А это крайне безумно — претерпевши труднейшее, не перенести легчайшего.

Обижающие ближних воюют против собственной души своей и оказываются ниже и презреннее всех.

Осквернять себя обидами и ругательствами — значит лежать на ложе дьявола.

Смотри, сколько получаешь ты пользы, перенося безропотно обиды от врагов: первая и важнейшая — отпущение грехов; вторая — терпение и великодушие; третья — кротость и человеколюбие, так как тот, кто не способен гневаться на оскорбляющих его, тем более будет кроток в отношении к любящим его; четвертая — совершенное истребление гнева, с чем никакое благо не может сравняться.

Подумай, как много ты виновен, и не только не отказывай в прощении обидевшим тебя, но сам спеши к огорчившим тебя, чтобы и у тебя было основание получить прощение, чтобы найти извинение собственных твоих неправд.

Оскорбивший обыкновенно одерживает победу над оскорбленным, но это худая победа, так как она причиняет погибель победителю. Между тем обиженный и мнимо побежденный, когда переносит обиду великодушно, без сомнения получает блистательный венец.

Во время самых обид приучайся не оскорблять другого, и тогда, будучи оскорбляем, не будешь чувствовать скорби. Представь, что обижающий тебя в исступлении и не в своем уме, и тогда не будешь досадовать на обиду. Случается, что беснующиеся бьют нас, однако мы не только не гневаемся на них, но и жалеем их. Поступай и ты так — пожалей об обижающем, — он ведь одержим лютым зверем — яростию, демоном неистовым — гневом.

Более достойно удивления видеть человека, которого оскорбляют и он не возмущается, чем такого, которого бьют, поражают, и он не падает. Но как возможно, скажешь ты, не возмущаться? Обидел ли кто тебя? Огради крестным знамением грудь; вспомни все, что происходило на Кресте, — и все погаснет. Не думай об одних обидах, но вспомни вместе и о добре, какое ты когда-нибудь получил от обидевшего, и тотчас станешь кротким. Особенно же и прежде всего, приведи на мысль страх Божий, и вскоре сделаешься умерен и покоен.

Обидчики все делают, чтобы уязвить другого, но, когда теряют всякую надежду успеть в этом, сами, наконец, укрощаются и отходят уже исправившимися.

Обижать заставляет сребролюбие, сносить же обиды — бедность.

Если... хочешь... отомстить обидчику, смолчи, — и тем нанесешь врагу смертельный удар. Если же будешь отвечать на укоризну укоризною, то зажжешь огонь.

Только тогда ты в состоянии будешь образумить его <обидчика>, когда перенесешь обиду спокойно и с кротостию; только чрез это ты устыдишь его и укротишь его гнев. Никто не исцеляет зла злом, но зло — добром.

Ничто так не умилостивляет Бога, как любовь ко крагам и благотворение обижающим нас. Когда кто-нибудь обидит тебя, ты смотри не на него, но на дьявола, который побуждает его к тому; на дьявола изливай весь свой гнев, а о нем даже жалей, так как он находится под влиянием дьявола.

Если кто хочет пронзить тебя мечом, погрузить руку в гортань твою, ты поцелуй эту руку, потому что Христос облобызал уста, причинившие ему смерть. И ты не подвергай ненависти, но слезами и милосердием воздавай злоумышляющему, потому что такой заслуживает нашего сожаления и слез.

Недостаточно не мстить (это было и в Ветхом Завете), но будем делать все для обидевших нас, как для искренних друзей, как бы для себя самих. Мы — подражатели, мы — ученики Того, Который по распятии употребляет все меры для спасения распявших и посылает к ним апостолов.

Скажешь, чем более обидчик видит кротости, тем более нападает. Неужели же ты огорчаешься тем, что он умножает для тебя награды? Но, скажут, он делается неукротимым. Это предлог твоего малодушия, напротив, тогда он делается неукротимым, когда ты мстишь. Если бы Бог знал, что вследствие немстительности оскорбители делаются неукротимыми, то не заповедал бы ее, а сказал бы: мсти за себя, но Он знает, что она <кротость> приносит более пользы.

Сказал ли он <обидчик> худо о тебе? — Ты похвали его. Поносил ли? — Ты превозноси. Замышлял ли зло? — Ты окажи благодеяние. Воздай ему противным, если точно печешься о его спасении, а не старайся удовлетворить своей страсти мщения.

Представь человека, который нанес кому-нибудь обиду и не получил наказания; не потому только он достоин слез, что не потерпел наказания за обиду, но и по другой причине. По какой? Потому, что душа его стала бесстыднее.

Если и любомудрый человек часто может совсем не чувствовать оскорбления, то тем более Бог, Существо бессмертное и неизменяемое, слава непреходящая и неподвижная. Ведь и люди уподобляются Богу в этом отношении тогда, когда они нисколько не чувствуют обиды от тех, которые желают вредить им, когда они не оскорбляются наносимыми им обидами, не чувствуют ударов, когда их бьют, и насмешек, когда другие смеются над ними. «Но возможно ли это?» — спросит кто-нибудь. Возможно, даже весьма возможно всякий раз, как ты не скорбишь по поводу случившегося. «И как возможно, — спросят, — не скорбеть?» А я спрашиваю: как можно скорбеть? Скажи мне: если бы тебя оскорбило собственное твое дитя, то неужели ты эту обиду счел бы за действительную обиду? Неужели ты стаи бы скорбеть? Нет. А если бы ты стал обижаться, то не смешон ли ты тогда будешь? Будем и мы таким же образом относиться к ближнему, и тогда не потерпим ничего неприятного (ведь обижающие другого неразумнее детей); не будем требовать, чтобы нас не обижали, но, будучи обижены, перенесем обиду великодушно, так как в этом и состоит истинная честь. Почему же так? А потому, что в этом ты — господин, а в том — другой. Разве ты видел, чтобы пораженный адамант сам ударил?

«Такова, — ответишь ты, — его природа». Но ведь и тебе, по доброй твоей воле, возможно сделаться таковым, каков он по природе. Что же? Разве ты не знаешь, что отроки не опалились в пещи, а Даниил во рве не потерпел никакого зла? И ныне это может случиться. И нас окружают львы, гнев и похоть, имеющие опасные зубы и растерзывающие всякого подвергшегося их нападению. Будь же таким, как Даниил, и не позволяй этим страстям впиваться зубами тебе в душу. Но, скажешь, Даниилу во всем помогала благодать. Правда, но помогала потому, что ей предшествовала собственная его воля. Таким образом, если и мы пожелаем сделаться подобными ему, то благодать и ныне готова помогать. Как ни голодны звери, они не прикоснутся к твоему ребру. Если они устыдились тогда, когда увидели тело раба, то неужели не усмирятся теперь, когда увидят члены Христовы (а таковы мы — верующие)?

Если мы бываем бдительны, то не только не подвергаемся обиде, но даже от тех, которые нас обижают, получаем большее благодеяние, чем от других.

Ничто обыкновенно так не уязвляет наших обидчиков, как то, что мы смеемся над обидами, нам нанесенными. И как любомудрие самые обиды обращает для нас во благо, так следствием малодушия бывает совершенно противное — и себя мы стыдим, и присутствующим кажемся виновными в том, что говорили о нас, и душу свою наполняем смятением, и врага радуем, и Бога огорчаем, и число грехов своих увеличиваем.

Когда ты... наносишь обиду, тогда побеждает тебя не человек, а, что гораздо постыднее, низкая страсть, потому что тобою овладел гнев; когда же ты молчишь, ты победил, без труда воздвиг себе трофей и будешь иметь тысячи людей, готовых увенчать тебя и сознающих ложь злословия. Кто возражает, тот своими возражениями показывает, что он уязвлен, а кто уязвляется, тот внушает подозрение в том, что сознается в сказанном о нем, а если ты ответишь смехом, то ты смехом уже опроверг худое о тебе суждение.

В брате, которого ты бьешь, скрывается Христос, и ты снова заушаешь Его.

Когда человек, которому сделана обида, молится за обидевшего, то получает великое дерзновение.

Когда враг причинил тебе вред, в таком случае, размысливши, что он оказал тебе благодеяние, ты, если благоразумен, не только не плати ему равным злом, но еще благотвори. Но ты скажешь: удар весьма ощутителен. Подумай же о том, что ты не только не делаешь добра врагу твоему, но еще наказываешь его, а себе  благодетельствуешь, — и ты тотчас начнешь благодетельствовать. Что же? Ужели скажешь, с таким намерением должно делать добро? Не с таким намерением должно делать, но когда сердце твое не может перенести обиды, то, хотя таким образом, преклони его, и ты скоро решишься оставить вражду; после же того будешь благотворить врагу, как другу, — и таким образом получишь будущие блага.

Если тот, кто любит любящих его, окажется в положении нисколько не лучшем язычников, то какое прощение будет иметь тот, кто обижает не сделавших ему никакой обиды?

Если... ты хочешь и себя облагодетельствовать, и обидевшему тебя отомстить, то говори о нем хорошо; если же ты будешь говорить худо, то тебе не поверят как человеку, подозреваемому во вражде.

Если же ты не делаешь только никакой неправды другим, а отвращаешься от них и смотришь с неудовольствием, и в душе твоей имеется свежая рана, то ты еще не исполнил заповеди, преподанной Христом.

Тот, кто терпит обиду от какого-нибудь великого человека, находит немалое удовлетворение чувству  гордости в самом превосходстве делающего ему зло; тот же, кто терпит от человека ничтожного и презренного, испытывает гораздо большее огорчение и считает свою скорбь нестерпимой. Но ты обращай внимание не на то, смеются ли над нами люди, а на то, смеются ли справедливо и заслуженно; и если справедливо, то, хотя бы они и не смеялись, мы должны плакать, если же несправедливо, то, хотя бы все смеялись над нами, будем почитать себя счастливыми, а о них плакать как о самых несчастных людях, нисколько не отличающихся от беснующихся.

Когда кто-нибудь огорчит тебя, подумай о своих согрешениях против Бога, а также о том, что своим смирением перед Ним ты сделаешь более милостивым суд, когда должен будешь давать ответ за них.

Победа над гневом не в том, чтобы потерпевший или услышавший обиду отплачивал тем же самым, — это было бы крайним поражением, — а в том, чтобы кротко перенести обиду.

Подобно тому как ступающий на огонь себя самого обжигает... или бьющий по иглам себя самого окровавливает, так точно и старающийся причинить обиду другому себя же самого обижает и становится ничтожнее ненкой глины.

 

---картинка линии разделения текста---

 

Преподобный Исидор Пилусиотский

Преподобный Исидор Пелусиот 

---картинка линии разделения---

Опасность ... угрожает не обижаемым, но обижающим

Гневаться и негодовать — служит самым ясным доказательством, что обиды нанесены справедливо, а смеяться над ними — служит таким же доказательством, что не сознаешь за собою ничего худого.

Помнить зло есть дело души не благородной, а жалкой и худой. Но поелику не все об одном и том же произносят один и тот же приговор, напротив того, одни скорое уврачевание оскорбленного почитают признаком того, что он соглашается со сказанным, а другие — того, что не соглашается; то человеку благоразумному надлежит следовать больше мудрейшим и их приговор признавать твердым, а он таков: как можно скорее принимать врачевство, потому что ложный упрек не простирается дальше слуха. А... если обидчик не находит в этом сытости, но любомудрием обижаемого поощряется к новым обидам, то... такого человека должно бегать, как неукротимого зверя. Ибо написанное кем-то: «И вхожу в сношения, и любомудрствую, потому что уготовляет мне это большую похвалу», показывает, надобно сказать правду, мужа великого, если только любомудротвует он на самом деле, но не превзошедшего в добродетели мужей святых. Ибо святые у нас не хотят сплетать себе венцов из чужих бедствий, но нередко готовы вознерадеть о своей пользе, чтобы только поправить дело ближних; не поведут они других к стремнине, чтобы себе уготовать большую славу, но подадут совет, если могут принести пользу, если же нет, пойдут прочь, чтобы другие не поскользнулись в большую пропасть. Ибо, если что делают, делают это не из любочестия, но заботясь о спасении людей.

Вся опасность... угрожает не обижаемым, но обижающим; им справедливо и мучиться и трепетать. А если сие действительно так, то худо не то, чтобы обиженным быть, но обижать и не уметь переносить обиды.

Не о том помышляй, чтобы никто не сделал тебе обиды, но о том, чтобы никто, хотя бы и захотел, не мог сделать. А это не от иного чего происходит, но от того, чтобы довольствоваться потребным и не домогаться большего. Ибо желающий большего удобоуловим для всех, и людей, и страстей.

И хорошо живущему непременно должно терпеть... обиды от порочных... Это сказано не для того, чтобы бегать добродетели, но чтобы упражняющимся в добродетели любомудрствовать, когда терпят неправду. Ибо вооружающаяся на них зависть часто доводит их до осмеяния. Посему, если непременно должно терпеть злоречие, то лучше терпеть несправедливо; терпеть же справедливо принадлежит порочным.

 

---картинка линии разделения текста---

  

Священномученик Киприан Карфагенский

Священномученик Киприан Карфагенский 

---картинка линии разделения---

Когда виновные обижают невинных, то сами терпят ту обиду, которую по-видимому наносят другим.

 

 ----картинка линии разделения----

  

Авва Исаия

Авва Исайя   

----картинка линии разделения----

Горе поносителям и обидчикам, потому что они отчуждили себя от блаженной любви.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов 

---картинка линии разделения---

Как скоро обида разжигает твое сердце, вспомни о Христе и об Его язвах, рассуди, что претерпеваемое тобою весьма маловажно в сравнении со страданиями Владыки, и тогда, как водою, угасишь свою скорбь. Обида есть неблагородный поступок, или неблагородное слово человека неприязненного.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Симеон Благоговейный

Преподобный Симеон Благоговейный

---картинка линии разделения---

Старайся никого не опечалить ни словом, ни делом, напротив, даже тех, которые опечалены другими, утешай, сколько можешь.

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Преподобный Иоанн Кронштадский

Преподобный Иоанн Кронштадский 

---картинка линии разделения---

Обиженный - не будь злопамятен

Обиженный кем-либо, не будь злопамятен, и когда обидевшие тебя покажут тебе ласковый вид, обратятся с речью к тебе, не обрати сердца своего к злобе, а говори с ними ласково и добродушно, как будто бы ничего не бывало между тобою и ими, научись побеждать благим злое, злобу благостью, кротостью и смирением. Не говори в сердце обидевшему тебя: как! он говорит со мною, изобидев меня, ни во что вменяет обиду свою мне, да я не считаю его достойным говорить со мною, отвергаю, презираю его, пусть знает, каково обижать меня. Не будь горд и злопамятен, не говори так, да не прогневается на твое  жестокосердие  Господь.

Отчего это мы обиды человеческие помним и на обидевших гневаемся и злобимся, а обиды диавольские, самые злейшие, зловреднейшие и непрерывные, весьма скоро забываем, хотя бы изобижены были от него тысячу раз в день, между тем, как одну обиду какого-либо человека держим на сердце, иногда не один день? Это прелесть диавольская! Диавол ловко умеет нас обманывать: обижая нас сам, он прикрывается всегда нашим же самолюбием, как бы желая угодить нам поначалу посредством движения известной страсти, хотя после всегда убивает, и горько достается нам от него за наше глупое, неразумное самолюбие. Обиды же, причиненные нам другими, он всегда увеличивает в сто раз и представляет их в ложном виде: и опять и здесь прикрывается нашим самолюбием, как бы ревнуя о нашем благосостоянии, которое другие будто бы думают разрушить своими обидами. 

 

---картинка линии разделения текста---

 

 Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

---картинка линии разделения---

Всеусильно понудим сердце наше, чтобы оно отпускало ближним все роды обид, какие они ни нанесли бы нам, чтобы получить отпущение наших бесчисленных согрешений, которыми оскорбили мы величество Божие.

 

----картинка линии разделения----

 

Рассказывали об одном монахе, что, если кто обидел его или думал раздражить, тем с большей готовностью он прибегал к тому, говоря, что таковые для тщательных людей бывают виновниками их исправлений, а ублажающие возмущают душу, ибо написано: блажащии вас льстят вы (Ис. 3:12).

----картинка линии разделения----

Брат пришел к старцу в келью и говорит ему: «Отче, я скорблю». Старец спрашивает: «Отчего?» — «Некий брат обидел меня, и меня мучит демон, доколе я не воздам ему». Старец говорит ему: «Послушай меня, чадо, и Бог избавит тебя от этой страсти. Для примирения с братом пойди в келью свою и молчи, усиленно молясь Богу об обидевшем тебя». Брат сделал, как сказал старец. И в течение семи дней Бог отъял от него гнев ради того принуждения, которое он делал себе, и ради послушания старцу.

----картинка линии разделения----

Схимонах Марк рассказал следующее: «Я был сильно обижен одним братом. Видя в нем действие врага спасения, стал со слезами молиться Богу, чтобы мне без гнева перенести обиду и не впасть в злопамятование, а обидчика во имя любви простить. Долгое время вынимал за него частицу на проскомидии. Ночью 8 ноября, в день Ангела мирского моего имени и Ангела обидчика, я особенно молился за оскорбителя ночью и на ранней Литургии. Какое-то отрадное чувство наполняло меня.

После обедни приходит в келью мой оскорбитель и, подавая теплый пшеничный хлеб, говорит: «Видел, отче, как ты о мне молился и поминал на проскомидии. Прости меня». Поклонился, оставил хлеб и вышел. Я обрадовался, благодарил Бога. Не слыша удаляющихся шагов брата, отворил двери кельи, осмотрел все кругом, но его нигде не было видно. Это меня удивило. Сердце преисполнилось неизъяснимой радости. Попробовал хлеб: у него был необыкновенно приятный вкус. После чаепития пошёл я к имениннику благодарить за посещение и хлеб. Но брат уверял, что не приходил ко мне и хлеба не приносил. Значит, посетил меня не земной гость, а, должно быть, Ангел-хранитель моего обидчика. Когда я все рассказал, благодать Божия коснулась сердца брата, он пришел в умиление и просил прощения. Так, дивным промышлением Божиим, у нас восстановились добрые братские отношения».

Некий брат пришел к авве Сисою Фивейскому и сказал ему: «Брат обидел меня, я хочу отомстить за себя». Старец же увещевал его: «Чадо, предоставь лучше Богу дело отмщения». Брат ответил: «Не успокоюсь до тех пор, пока не отомщу за себя». Тогда старец сказал: «Помолимся, брат!» И, встав, старец произнес: «Боже! Боже! Мы не имеем нужды в Твоем попечении о нас, ибо мы сами делаем отмщение наше». Брат, услышав это, пал к ногам старца, сказав: «Не стану судиться с братом, прости меня!».

----картинка линии разделения----

Рассказывали об авве Пимене. Жил он в Скиту с двумя своими братьями, и меньший огорчал их. Авва сказал другому брату: «Меньший брат расстраивает нас; уйдем отселе!» Вышли и оставили его. Тот, видя, что их долго нет, и догадавшись, что они ушли от него, побежал за ними. Авва Пимен сказал: «Подождем брата, он устанет». Когда тот догнал их, то поклонился и сказал: «Куда вы уходите и оставляете меня одного?» Старец ответил ему: «Ты оскорбляешь нас, поэтому мы уходим». Он согласился: «Правда, правда, но пойдем вместе куда хотите!» Старец, видя простоту его, сказал брату своему: «Воротимся, брат; он без намерения делал нам огорчения, это дьявол внушал ему».

----картинка линии разделения----

Авва Пимен говорил: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15:13). Если кто услышит худое, т.е. обидное слово, и хотя может сам ответить подобным словом, но преодолеет себя и не скажет; или если кто, будучи обманут, перенесет это и не станет мстить обманщику, — тот полагает душу свою за ближнего».

----картинка линии разделения----

Рассказывал об авве Мотие ученик его авва Исаак (оба они были епископы). Авва Мотие сначала построил монастырь в Геракле. Затем перешел в другое место и там построил монастырь. Но нашелся один брат, который по действию дьявола враждовал на старца и оскорблял его. Старец тогда ушел в свое село, построил себе там еще монастырь и закрылся в нем. Спустя некоторое время пришли к нему старцы того монастыря, из которого авва Мотие удалился, взяли с собою и брата, который огорчал его, пошли за тем, чтобы просить его возвратиться в их обитель. Когда они пришли к тому месту, где жил авва Сорий, оставили там свои милоти и брата, который огорчал старца. Как только они постучались к старцу, тот приставил небольшую лестницу, начал всматриваться, узнал их и спросил: «Где же ваши милоти?» Они ответили, что милоти оставлены рядом с братом, которого назвали по имени. Старец, услышав имя брата, оскорблявшего его, обрадовался, разломал двери и побежал туда, где был брат. Он первым поклонился ему, обнял его и привел в свою келью. Целые три дня авва Мотие утешал их и сам разрешал себе то, чего прежде, по обыкновению, не делал. Наконец, вместе с ними вернулся в монастырь.

 

----картинка линии разделения----