НАСТАВЛЕНИЯ О МОЛИТВЕ

----картинка линии разделения----

 

Умная молитва способствует приходу благодати. Когда посетит благодать, ум не рас­сеивается и тогда все виды молитв использует, испытывает все. 

Схимонах Иосиф Ватопедский

 

 ----картинка линии разделения----

 

Апостол Павел

Апостол Павел 

----картинка линии разделения----

Непрестанно молитесь

Всегда радуйтесь.  Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого рода зла (1 Фес. 5:16-22).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Схимонах Иосиф Ватопедский

Схимонах Иосиф Ватопедский

----картинка линии разделения----

Наставления монахам и мирянам о молитве

Проистекание умной молитвы: непрестанно понуждать творение молитвы устами. Вна­чале быстро, чтобы в уме не успевали образовываться помыслы рассеянности. Внимать только словам: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя!» Когда это утвердится, продолжает и творит молитву ум, и услаждаешься как бы имея мед в устах своих. И хочешь все время творить. Если же оставишь молитвословие, печа­лишься. Когда ум насытится и хорошо познает дело, он посылает молитвословие в сердце. Так как ум – питатель души, то все хорошее, что увидишь или услышишь, – он посылает в серд­це, где центр духовных и телесных сил человека и седалище ума. Итак, молящийся да внимает уму своему, чтобы не помышлял ничего, но внимал толь­ко словам молитвы. Тогда, вдыхая легко, с некоторым понуждением и желанием спускает в сердце и придерживая там, говорит ритмично молитву: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя».

Непрестанно молитесь

Сначала молящийся говорит несколько раз молитву и берет один вдох. Затем, когда ум его утвердится в сердце, он произносит с каждым дыханием одну молитву, то есть вдыхает: «Господи, Иисусе Христе» и выдыхает: «помилуй мя». Это делается до тех пор, пока душу не посетит и не начнет действовать внутри нее благодать. Следующим этапом является про­свещение, видение. Итак, всегда творится молитва: сидя, лежа, ходя, стоя. «Непрестанно молитесь. За все благодарите» (1 Фес. 5:17-18), – говорит апостол. Необходимо борение с самим собой. Твори молитву стоя, сидя. Устанешь, садись, а потом опять стой, чтобы не захватил сон. Это так называемое делание. Но все нужно возлагать на Бога, все от него, Он дает мо­литву. Господь – начало и конец. Во всем действует Его благодать, это двигательная сила.

Нужно выполнять заповеди

Увидишь больного, вдовицу, сирот, старцев, помоги им, чем можешь, тогда ты Господа возлюбишь, и Он полюбит тебя. С каждым дыханием молитва. Внимай, чтобы не принимать мечтаний, потому что Гос­подь безвидный, бесцветный, сверхсовершенный. Не принимай помыслов. Умиление приходит, когда подумаешь, сколь опечалил ты Господа, такого хорошего, доброго, милостивого, благого, полного любви, распятого за нас. Сколько пострадал Гос­подь, когда будешь рассматривать, приносит умиление. Итак, если можешь, говори молитву устно, непрестанно, и в два-три месяца она утвер­дится. Посетит благодать и утешит. Только произноси устно и непрестанно. Когда восприимет и ум, тогда отдохнет язык произносить, и опять, когда оставит ум, начнет язык. Все по­нуждение нужно для языка, но поначалу. Когда образуется навык, тогда уже во все годы сво­ей жизни ум говорит без труда. Твори непрестанно молитву языком и умом. Когда язык устанет, пусть начинает ум. И опять – устанет ум, говори устами. Только не прекращай. Делай много поклонов, и если возгорится огонь в сердце твоем и любовь к Богу и будешь искать безмолвия, потому что пошла внутри молитва и не можешь уже находиться среди мира. Сначала, когда ум не имеет навыка, он забывает о молитве. Поэтому нужно творить то устами, то умом, пока не насытится ум и не возникнет энергия. Итак, когда восприимет ум молитву и бывает эта радость, о которой пишу тебе, тогда молитва творится непрестанно, без усилия с твоей стороны. Человек ест, ходит, спит, стоит, а внутри его непрестанно творится молитва, и обретает он мир и радость.

Три степени духовных состояний

Имеются три степени духовных состояний, подобно которым действует и благодать в человеке. 

Первая степень очистительная, которая очищает человека. Она ведет человека к покая­нию, и всякое желание человека к духовному есть действие благодати. Твоего здесь ничего нет. Во всем действует тайно благодать. Эта благодать, когда понуждаешь себя, пребывает с тобой определенные годы. И если преуспеет человек в молитве, то получает другую благо­дать, отличную от первой. Первая, как мы сказали, называется чувственная энергия, она есть очистительная, когда молящийся ощущает движение Божественной энергии внутри себя.

Другая называется просветительная. Здесь молящийся получает свет знания, входит в созерцание Бога. Не освещение, не фантазии, не изображения, но здравие ума, чистота по­мыслов, глубина разумений. Чтобы прийти в это состояние, необходимо молящемуся иметь многое безмолвие и путеводителя незаблудного.

Третье состояние – осенение благодати, благодать совершенства, которое есть дар ве­ликий.

Помни, что как человек от человека отличается, так же отличается и монах от монаха. Есть с мягким характером, который слушается легко. Есть с жестким характером, который подчиняется с трудом. Различие между ними, как между ватой и железом. Вата требует только помазания сло­вом. Железо же требует огня и искушений, чтобы можно было с ним работать. Так нуждают­ся в терпении в искушениях, чтобы совершилось очищение. Пока ты еще в начале, постарайся узнать самого себя, чтобы положить хорошее осно­вание во смирении.

Научись послушанию, чтобы обрести молитву. «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя» – да будет дыхание твое. Не оставляй ум свой праздным, чтобы не научиться плохому. Не смотри на недостатки других, потому что сам того не понимая, станешь сотрудником лукавого и не успеешь в доб­ре. У нас война не против человеков, но против начальств и властей тьмы. Итак, чадо, постарайся войти узкими вратами, потому что только они вводят в просто­рный рай. Отсекай каждый день и час свою волю и не ищи другой дороги кроме этой. По ней шли стопы преподобных отцов. Открывай старцу помыслы свои, и он уврачует их. Не скрывай помысла своего, этого желает диавол, чтобы ты скрывал, когда объявишь - исчезает. Не открывай падений другого, как бы себя оправдывая, иначе благодать откроет и твои недостатки. Сейчас ты вышел на поприще испытаний различными видами искушений и приготовь­ся все терпеть. Молись непрестанно, и Господь поможет Своей благодатью. Никогда искушения не были сильнее благодати.

Понуждай себя к молитве

Если будешь внимать тому, что пишу тебе и будешь понуждать себя, обрящешь боль­шую пользу. Все это случается с тобой из-за того, что не понуждаешь себя к молитве. Итак, понуждай себя. Твори непрестанно молитву, чтобы не сходила она с уст твоих. Так образует­ся навык и восприимет его ум. Не внимай помыслам, потому что тогда ты смущаешься и ос­кверняешься. Понуждай себя к молитве и увидишь, сколько обретешь благодати. Внимай, чтобы не осуждать. От этого теряется благодать. Когда приходит благодать, тогда всех любим, имеем умиление, слезы, теплоту души. Когда удаляется благодать, для испытания человека, тогда делается все плотским и падает душа. Тогда, однако, ты не падай духом, но вопияй непрестанно молитву: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя». И за все благодари Бога: и за хорошее и за плохое. Слава Тебе, Слава Тебе, Боже мой! Такая смена состояний бывает, пока мало-помалу очистится человек и становится ду­ховным. Подвизайся.

Монах должен перенести насмешки, поношения, падать, вставать, пока станет челове­ком. Но возле матери этого не бывает. Нужно вопиять день и ночь ко Христу. Подавляй гнев и похоть и терпи во всех искушениях. Молитва без внимания и трезвения – потеря времени. Похвала вредит и совершенным. Только поношения и напраслины помогают возрастать духовно. Когда тебя поносят – терпи. Если будешь оправдываться – теряешь. Знай, что монах должен быть образцом для мирян, а не соблазном. Если будет нужда выйти в мир, пойди, но будь весь зрение, весь внимание, чтобы и са­мому не повредится и никого не соблазнить. Молодым монахам, однако, лучше воздержаться выходить, так как ходят посреди сетей.

Деятельная жизнь и созерцательная

Есть деятельная жизнь и созерцательная, поэтому не одевайся только листьями. Войну враг обычно начинает после трех – четырех лет. До этого благодать все покры­вает. Что сейчас прекрасно и поистине прекрасно, может показаться позже нехорошим, чер­ным и помраченным. Не одевайся только листьями, но пусти корни глубоко, чтобы найти глубинные источ­ники, как делает дерево, чтобы, когда наступит засуха, тебе ничем не пострадать. Прежде всего – всеконечное, без рассуждения послушание. От этого рождается смире­ние. Признак смирения – источник слез, три – четыре года. От этого рождается непрестанная молитва, так называемая умная молитва. Слезы тогда являются при воспоминании имени Иисусова и Божией Матери. От этого рождается тишина во всем теле и совершенный мир в душе. Если обретешь эти истинные слезы, тогда можешь не бояться изменения, потому что делаешься другим человеком. Не потому, что меняется природа, но потому что преображает­ся от Божественной энергии. Все остальное «обычное» – нужно, чтобы покрывало существенное, как листья деревь­ев покрывают плоды.

Псалмопение со смирением. Чтобы ум улавливал смысл тропарей. Тело должно быть в подчинении у души. Что ни делаешь, молитва не должна прекра­щаться. Когда молишься, ум должен внимать, о чем молишься, что говоришь. Если не внима­ешь тому, что говоришь, как тогда это поймет Господь и даст тебе то, что просишь? Хорошим обращением и любовью можешь многих исправить, умирить. И если кто имеет хорошие предрасположения, можешь того в малое время обратить в Ангела Божия. Никогда с гневом не ищи, кого исправить, потому что гнев гневом не исправляется, но смирением и любовью истинной. Когда видишь кого гневающимся, оставь в настоящее время исправить его. Когда умирится и придет в нормальное состояние, тогда можешь ска­зать полезное. Никогда не было исправления с гневом, но всегда с любовью. Так и делайте. Возьми пример с себя, когда успокаиваешься: когда поносят или когда обращаются к тебе с любо­вью? Помните слово в Отечнике одного старца, что злой и гневливый человек, хотя мертвого воскресит, не войдет в Царство Небесное.

Не думайте, что если освободитесь от одного испытания, не придет другое. Обязатель­но придет. И если будешь мужественен в первом, то и другие испытания выдержишь. Искушение внутри тебя. Не видишь разве, что кратчайшая дорога преуспеяния – тер­петь все находящее.

Верьте, отцы и братья мои, что за каждую душу, которой кто помогал как-то, переносит тот искушения, которые она имела. Терпи немощи братий, да потерпят и они твои, люби, и тебя полюбят. Будь добрым, и тебе все будут казаться добрыми. Подчиняй страсти свои и увидишь, как будут почитать не только слова твои, но и взгляд твой. Ничто так не помогает уменьшить гнев и прочие страсти, как любовь к Богу и ближне­му. Любовью легче победишь, чем другими средствами. Но и когда подвизаешься, не ощущаешь боли, если умом обладает любовь. И чтобы не случилось, вопиешь: «Ради Тебя, Иисусе мой! Ради любви к Тебе, переношу оскорбления, поношения, укоризны, скорби, труды». И когда это помышляешь, тяжесть боли облегчается и горечь демонов исчезает.

Искушения… терпи

Однажды из-за многих тяжелых скорбей возобладала мною тяжелая печаль и возопил я к Богу, изнемогая. И в этой скорби невыносимой услышал я сладкий глас, полный симпатии и сострадания: «Не потерпишь ли все ради любви ко Мне?» И вместе с гласом полилось у меня множество слез, и раскаялся я в своем малодушии, которое возобладало мной. Не забуду никогда этого сладкого голоса, вместе с которым водворился мир в душе мо­ей. Итак, не скорби в печалях и искушениях. Малая скорбь очищает тебя от многолетней болезни. Еще не много и исчезнет. Искушения, чем меньше терпения у человека, тем более кажутся великими. И чем бо­лее утверждается человек их перенести, тем более уменьшаются. Итак, терпи. Это сейчас тебе кажется тяжелым обрести терпение. Но пройдут годы, и это придет в руки твои, это придет, как твое собственное имущество, ты даже и не пой­мешь, как это случилось.

Трудись с молодости, не вопрошая «зачем» и «почему». И когда состаришься, пожнешь с избытком от трудов своих. Мужайся. Многажды падает праведник, но не унывает, встает, опять Господь увенчает его. Нужно потерпеть все это, чтобы смирилась душа. Мы имеем опытного противника, изобретателя зла, всякого вида прелести, который день и ночь стережет нас, который из света стал тьмой и знает все. Он враг Божий, хочет и нас обратить во врагов Богу. Дух нечистый легко смешивается с духом, который нам даро­вал Бог, и берет наши силы и движет их, как хочет. Смотрит, что нравится душе, и каким об­разом ей помогает Бог, и тут же подстраивается. Есть искушения, которые знает человек и их избегает, но есть такие, которые не знако­мы человеку, брани мысленные, которые не всякий рассудит легко. Это душевные также из­менения, мысленные движения, болезни тела и перемены различные.

Когда Создатель сотворил человека, то вложил в него четыре стихии: сухость, влаж­ность, теплоту, холод, и поэтому при изменении этих стихий страждет человек. И если одна из стихий берет в избытке, больше, чем нужно, заболевает человек. Иссушается от жары тело, страждет и ум. Увлажняется от дождя тело и страждет, и также и ум. Мерзнет при холодном ветре тело, помрачается и ум. Знает эти изменения, бывающие в нас, и враг - диавол и тут же действует сообразно из­менению. Сообразно с сухостью ожесточает тебя, деля подобно камню, чтобы прекословил, не слушался. Сообразно холодом облекает и тебя в холод ко всему Божественному, равно­душному. Сообразно с жарой – усиливает гнев, похоть в тебе, сотрясет, смущает, чтобы не смог отличить истину от лжи. Так и в другом действует: страждет тело, страждет и душа. Но в подобных случаях действует и благодать, только наоборот, изменяя все к лучше­му, исправляя, восполняя, укрепляя.

Познай, что ты тленный, бедный, нищий и раздетый. С болью и слезами да взыщешь милости Божией, и если Господь дарует благодать, то также со слезами радости и благодаре­ния, со страхом Божиим нужно хранить ее, с теплотой и понуждением себя привлекаешь ее, с расслабленностью и леностью теряешь. Познав свою немощь, не будешь осуждать и других. Будешь говорить, увидев согре­шающего: «Не имеет благодати Твоей, Христе мой, поэтому и согрешает. Если оставишь и меня, то сделаю еще хуже. Стою, потому что Ты меня поддерживаешь, брат не видит, по­тому и делает так. Открой ему очи внутренние, Господи!»

Три врага воюют против человеческого рода: демоны, сама природа и привычки – кро­ме этих, других противников нет. И если хочешь видеть ближнего, как он есть, отними этих трех противников, воюющих на него, сотвори о нем усердную молитву к Богу, чтобы Он помог ему Своею благодатью. И тогда вы будете согласны друг с другом. От делания человек получает просвещение. «Делание» само по себе слепо, «просвеще­ние» же есть глаза, которыми ум начинает видеть вещи, которых раньше не видел. Теперь имеют светильник и глаза и видят вещи по-другому. Сначала была благодать деятельная, но теперь она преумножена, теперь ум стал небесным. Видит далеко, однако от­сутствует видение. А искушения – как приуготовления к принятию благодати, ибо за благо­датью следуют искушения. «Делание», так называемое, – это не то, что попробовал и бросил. Но «делание» – это шествие на поприще брани, чтобы победить и быть побежденным, приобрести и потерять, упасть и встать, пребыть в борьбе до последнего дыхания. Когда подымаемся до неба, нужно ожидать, что ниспадем и до ада.

Благодать разделяется на три степени

Когда приходит благодать, ожидай и искушения. Охраняй двери души, исповедывайся каждый вечер, послушание старцу во всем, смирение и любовь ко всем. Этим облегчишь брань. Благодать разделяется на три степени: очистительная, просветительная, совершенная. Три великих дарования – видение, любовь, бесстрастие. «Деянию» содействует благодать очистительная, подвигающая к покаянию. И все, что делается на этой стадии, совершается этой благодатью, хотя человек и не подозревает. Она питает и путеводит. И согласно преуспеянию, которое проявляет человек, восходит, или нисходит, или пребывает в том же состоянии. И если имеет понуждение и самоотдачу, то восходит к видению. Итак, молясь, просит оставления грехов, просит милости Божией. И если ищет великого, когда еще не пришло время, не дает ему Господь. Потому что все приходит в свое время по Божественному порядку. И если настаиваешь на своем, то попускает духу прелести искушать тебя. Потому не проси сверх меры. Итак, пребывай в покаянии и послушании ко всем, а благодать придет в свое время и без твоего прошения. Демоны, когда приближаются, чтобы сотворить с нами брань, подходят не с той сторо­ны, где ожидаешь, а с другой, где имеешь слабость, именно с этой слабой стороны побежда­ют нас.

Не бойся искушений... упал, вставай

Просишь благодати у Господа?Вместо благодати приходит искушение. Не выдержива­ешь искушения, ропщешь – не дается тебе вкусить благодати. Опять просишь? Опять прихо­дит искушение. Опять не выдерживаешь. Опять становишься недостоин благодати. Необхо­димо, чтобы ты вышел победителем. Преодолевай искушение до смерти. Падая к бою, кричи ко Господу: «Иисусе мой, Сладчайший! Не оставлю Тебя и ради любви к Тебе претерплю все до смерти!» Итак, не бойся искушений. Упал, вставай. Не теряй самообладания. Не отступай. Как облака, пройдут искушения.

Видение

И когда благодать через искушения очистит тебя от всех страстей и пройдешь все то, что именуется «деянием», тогда вкусит ум просвещения и входит в «видение». Первое видение есть видение существующего. Как все премудро устроил Господь для человека, и Ангелов приставил для служения ему! Какая ценность, какое значение, предназначение человека – это дыхание Божие! Не для того, чтобы жить здесь немногие дни в изгнании своем, но жить вечно вместе со Творцом своим. Видеть Божественных Ангелов, слышать мелодичное пение их. Какая радость! Какая честь! Только придет конец этой жизни, закроются глаза эти, сразу откроются другие, и нач­нется новая жизнь, и радости не будет конца. Размышляешь об этом и водворяется в уме мир, и великая тишина окутывает тело, и забывает человек обо всем, что есть в этой жизни.

Такое видение сменяется другим не от фантазии, а от движения благодати. Приходит благодать, и восхищается ум в видение. Изменяется, просвещается, все от­крывается ему и исполняется мудрости. Знает, что он ничто, творение, однако и сын Царя. Ничего не имеет, но всем обладает. Истинно богословствует – вот истинное предназначение человека, для этого он и сотворен. Итак, мужайся, чадо, и этой надеждой превозмогай всякую боль и скорбь, немного и удостоишься этого. Всё нам открыто, все мы чада Божии. День и ночь Владычица Богородица, Сладчайшая Матерь наша, молится и просит о нас.

Отцы «деяния» и «видения»

Придя на Святую Гору, я обрел многих отцов «деяния» и «видения» – людей, стяжав­ших святость. Был старец Калинник, истинный подвижник, в затворе подвизался сорок лет, делатель умной молитвы, вкусивший восхищение ума. Был старец Герасим, крайний безмолвник, родом из Хиоса. Подвизался в умной молит­ве. От роду 90 лет. Подвизался на вершине горы пророка Илии 17 лет. Боролся с демонами, был столпом терпения, имел дар слез. Высокий по жизни был старец Игнатий. Был он духовником много лет. 95 лет от роду. Имел молитву умную непрестанную. Имел благодать благоухания из уст своих. Был иеромонах Даниил, подражатель великого Арсения. Крайний безмолвник. 60 лет без перерыва служил Божественную литургию. В великую Четыредесятницу во все дни де­лал Преждеосвященные. До конца своих дней ни разу не болел. Литургия продолжалась 3, 5–4 часа. Весь он был погружен в Божественную литургию. От слез старца, увлажнялся пол храма, в котором он служил. Поэтому не хотел он, чтобы кто посторонний присутствовал на службе. Но я упросил его с большим трудом, и он согласился. И каждый раз, когда я при­ходил на эту необычную литургию (три часа нужно было идти к нему ночью), он говорил мне два-три слова кратко, выйдя из алтаря и потом скрывался до следующего дня. Он имел непрестанную умную молитву и ежедневное ночное бдение. От него же и я перенял устав этот и обрел большую пользу. Ел старец очень мало. Были многие другие, которых я не удостоился видеть, так как они скончались за год-два до моего прихода на Афон. И мне много чудесного о них рассказывали. Много я обошел пещер и гор, чтобы обрести таковых. Старец мой был добр и давал на это благословение. Сегодня не слышится слова об этих подвижниках. Мир утопает в заботах o веществен­ном. Охватило людей полное небрежение о умном делании. Не хотят узнать, исследовать, поучиться умному деланию. Но если и услышат о таковых, ополчаются против них, потому что служат страстям своим.

Питание ума

Ум не может находиться в одном состоянии. Особенно у того, кто еще слаб духовно. Нужно его занять в одно время чтением, в другое – псалмопением, в третье – молчанием. В состоянии молчания ум переваривает то, что узнал из Священного Писания. И когда питать его новым, хорошим, укрепляется точно так же, как тело, когда прини­мает здоровую хорошую пищу. Если дашь ему не хорошее питание, то вместо просвещения помрачается ум. Так же, как и тело, ум устает и хочет отдыха. Так приобретает опыт отличать хорошее от плохого. Тогда ум становится весь свет, весь здоровье. Видит чистоту души, видит соринки. Терпит искушения. Умножается благо­дать. Очищается тело от страстей. Умиряется душа. Тот, кто имеет полное послушание, имеет полную беспопечительность ума. Итак, ум есть эконом души, который носит пищу, какую ему дашь, и спускает ее в сердце.

Сначала ум очищается от всего, что приобрел в миру. Уходит от житейских попечений и, произнося непрестанно молитву, очищается совершенно от мечтаний. И тогда понимаешь, что очистился. Потому что больше не занимается лукавством и нечистотой, которые видел и слышал в мире. Затем он с молитвой, входя и исходя в сердце, очищает дорогу от всякой враждебности, нечистоты, лукавства – очищает сердце мало-помалу. Начинает ум войну против страстей и демонов, живущих в сердце много лет, о которых и не знал, и не подозревал даже. Теперь, когда ум приобрел первоначальную свою чистоту, он начинает видеть врагов, воевать против них, как господин в стране – разумной части души. Держа, как оружие, имя Иисусово, он бичует им врагов до тех пор, пока не выдворит их вон, вращающихся и оби­тающих в области сердца, как диких псов.

Начинает ум очищать смрад и всякую нечистоту, которой осквернили сердце демоны. Затем, как добрый хозяин, приносит хорошую здоровую пищу, которая просвещает и оздоравливает душу. Во всем этом сопутствует благодать очищающая. Когда демоны будут изгнаны совсем и очистится сердце, тогда ум воцарится в сердце и возрадуется, как жених с невестой в брачном чертоге. Творит молитву без труда. И тогда благодать действует свободно, и ум в мире и тиши­не простирается в видение. Этому сопутствует страх Божий, вера, крайнее послушание, самоотдача. И простирается человек к блаженной любви и бесстрастию. Только бы не принимал ум плохого, но непрестанно из глубины взывал: «Возжада ду­ша моя к Тебе, Боже мой!» И смерть ожидает с большой радостью. Когда закроются эти глаза и откроются другие, когда увидят радость непрестающую.

Понуждай себя, чадо мое, к блаженному послушанию, в котором сокрыты все эти бла­га. И освободится (отдохнет) и старец твой, и с большим желанием и большей радостью бу­дет молиться о вас.  А если не слушаетесь его, то вы получите ущерб, потому что утомляется его душа от скорби за вас. Это все я испробовал и плодов от этого вкусил, и они сладки. Не видел я большего от­дохновения, чем в полном послушании. Похоронил я доброго моего старца, и обрел безмол­вие молитвами его. Итак, трудитесь пока вы молоды, да пожнете плоды бесстрастия в старости. И не толь­ко в старости глубокой, но и через двадцать лет, если будете себя понуждать, увидите то, о чем говорю. А если не будете трудиться над собой, то, если и проживете столько, сколько прожил Мафусаил, ничего не достигнете.

Благодать Божия

Благодать не определяется временем. Безусловно, послушник быстрее получит благодать, чем безмолвник, только бы не вознерадел. И когда в человека вселится Христос, то может и один и со многими безмолвство­вать, и всегда иметь мир в себе. Благодать Божия не определяется временем, но от образа жительства и от милости Гос­подней. Опыт деятельный обретается со временем, благодать же – дар от Бога и дается в зави­симости от горячности веры, смирения, доброго предрасположения. Соломон получил благодать двадцатилетним, Даниил в тех же годах, Давид, пася овцы отца своего, подобно им и другие, старые и новые. Как только истинно покается человек, к нему приближается благодать, с понуждением себя она возрастает. Ищущий благодати Божией должен претерпеть искушения и скорби, какие бы его не посетили. Тот, кто познал, что скорби – это дар Божий, то нашел истинный путь Господень. При­шествия их он ожидает, знает, что ими очищается, терпя их, просвещается и обретает Бога.

Таинство послушания

Велико поистине таинство послушания. Берегись о помысле против старца твоего. Этого помысла бойся больше всего, бегай от него, как от ядовитой змеи. Имеет он силу великую в нашем роде. Это изобретение лукавого приносит помыслы против старца, чтобы удалить от тебя бла­годать, которая покрывает тебя, и сделать тебя виноватым, чтобы потом бичевать безжало­стно. Итак, сохрани слово мое и никогда не принимай помысла против духовного отца твое­го, да не поселится он в сердце твоем. Выброси его, как ядовитую змею тотчас же. Так хранись и в малом и в великом, что без благословения духовного отца твоего ни молись, ни давай милостыни, ни что другое делай. Так как Саул, которого избрал Господь от всякого колена Израилева и помазал во царя, не соблюл полного послушания Самуилу и удержал лучшее от жертвоприношения, он был отринут Богом. Поистине велико таинство послушания. Если Сладчайший наш Иисус, первый в этом проложил дорогу, в образ подражания, поэтому долг наш в этом Ему последовать. И я, чадо мое, стараюсь жить в таковом любезном мне послушании. И поэтому искрен­не исповедую со всей силой и полной уверенностью, что другой дороги спасения, стоящей вне всякого заблуждения и энергии диавола нет, как эта. И всякий, желающий спастись и найти кратчайшую дорогу к Иисусу Сладчайшему, должен оказывать послушание. В стар­це своем нужно видеть самого Христа.

Старайся, чадо мое, ни в чем не преслушаться духовного отца своего. И если опечалит­ся на тебя Господь, имеешь старца своего предстателя за себя, а если опечалишь старца сво­его, кто помолится за тебя ко Господу? Постарайся по силе своей облегчать труды старца твоего, чтобы иметь и тебе облегче­ние и терпение в скорбях твоих. Сколько страдает старец, чтобы душа послушника очистилась и вошла в рай, а если она еще трудного характера? Всякое слово грубое, которое скажете в момент искушения (а происходит оно от диавола), наполняет горечью как ядом душу духовного отца, сушит и топчет его как цветок. Когда же послушники действительно послушны, то старец их больше возвышается, просвещается от Господа для пользы и утверждения своих подопечных. Если хочешь быстрейшего преуспеяния, постарайся отсекать волю и разум свои. Все, что скажет старец, принимай как из уст Божиих, исполняй то без ропота и храни мир. Не скрывай помыслов от старца своего. Лови каждое слово от уст старца и сразу ис­полняй, не исследуя хорошо то или плохо. И не слушай помысла, советующего в трудное время оставить обитель свою. Знай, что неподчиняющийся подчинится многим и пребудет до конца неисправным.

Молитвы устами и умом

Итак, оба вида молитвы хороши: устами и умом. Второй более трудный, но и более плодотворный. Я оба образа использую каждый вечер. Сначала начинаю устами, и когда устану и не найду больше плода, тогда заключаю ум в сердце. Знал, я одного брата, 28–30 лет, который погружал ум с молитвой в сердце, и не позво­лял выйти ему оттуда с 9 часов вечера до 3 часов ночи, чтобы знать время пользовался бу­дильником. Так трудясь в молитве, он покрывался потом. В остальное время он исполнял прочие свои обязанности.

Молитва своими словами, умно, без голоса, как прошение, просьба. «Боже невидимый, Отец, Сын и Дух Святой, едина сила и помощь всякой душе, един Благ и Человеколюбец, жизнь моя, радость и мир». И действует благодать, открывается дверь и достигает врат небесных, как огненный столп восходит молитва, и в это время бывает благодатное изменение. Если же не действует благодать и происходит рассеянность ума, тогда нужно погру­жать ум в сердце, заключать как в норе и безмолвствовать от всякого помысла. По опыту знаю, что если благодать Божия не просветит человека, то и слова, сколько бы не говорил, не принесут пользы. Если же вместе со словом действует и благодать, то в это время бывает изменение в че­ловеке, и если он имеет доброе предрасположение, меняется чудесно жизнь его в тот час. Это бывает с теми, кто не ожесточил слух и совесть. Для других, слушающих и в не послушании пребывающих, но и своим похотям ходя­щих, для них хоть и день и ночь говори и всю мудрость отцов приводи, и чудеса твори перед очами их и течение Нила повороти вспять – они не получат и капли пользы. Потому что молитву Господь всегда слышит, тогда как от празднословия всегда отвра­щается, хотя и кажется, что с виду это духовная беседа. Опыт не покупается. Есть личное достояние по трудам каждого, и кровь свою нужно дать, чтобы его приобрести. Не бойтесь болезней, хотя бы пришлось всю жизнь страдать.

Господь вблизи, зачем смущаться?

Им живем и движемся. В объятиях Его находимся, Богом дышим. Куда не повернешься, куда не посмотришь, везде Господь: на небе, на земле, в бездне, в деревьях, в камнях, в уме твоем, в сердце твоем. Итак, разве Он не видит, что страдаешь? Молитва, вращающаяся внутри сердца, никогда не связана с обольщением. Для других образов молитвы существует опасность прелести, потому что легко к ним приближается во­ображение и входит в ум обольщение. Испытал я всё, все образы молитвы, с помощью Божией. Итак, этот образ сердечной молитвы используем, чтобы держать ум в сердце. И когда посетит благодать, восхищает ум в видение и возгорается сердце Божественной любовью и весь исполняешься любовью. Тогда ум обретается в полном единении с Богом. Как железо, раскаленное в огне, ста­новится единым с огнем. Не меняется естество железа, и когда огонь прекратится, опять воз­вращается в естественное свое состояние и жесткость. Это называется созерцание, видение, и водворяется тишина в уме, и умиряется все те­ло. Тогда и словами, и своими молитвами молится молящийся и восходит в созерцание без погружения ума в сердце.

Умная молитва

Умная молитва способствует приходу благодати. Когда посетит благодать, ум не рас­сеивается и тогда все виды молитв использует, испытывает все. Демоны это духи, которые имеют некоторое сходство с нашим духом, с умом. Ум, как питатель души, всякое духовное движение – образ и помысл – направляет в сердце, сердце же передает это разуму. В нашем примере ум, как источник, если он возмущается нечистым духом, то эту не­чистоту передает в сердце, сердце, помрачившись, сообщает это разуму. И помрачается и за­темняется тогда вся душа. И тогда место созерцаний занимают мечтания. Таким-то образом и родились все за­блуждения и ереси.

Когда же человек вкусил благодати, постоянно внимателен к себе, имеет страх Божий, тогда, если приближается лукавый, видит: что-то не так, как нужно. Тогда ум, сердце, разум и все силы души обращаются к Тому, Кто может спасти. От Того, Кто в состоянии разделить простую воду от соленой воды, от горячего со слезами прибегания к Нему исчезает оболь­щение и узнаешь способ, как избежать прелести. Тогда приобретаешь опыт. И славословишь и благодаришь Бога, просвещающего ум познавать и избегать сетей и уловок лукавого. И я поистине говорю, что побывал во всех убежищах, норах врага, борясь жестко в борьбе с ним с помощью благодати Божией. И сейчас, если случается какой больной, того уврачевываю благодатью Божией от болезней помыслов и обольщения прелести. Достаточно того, чтобы был послушен. Если вы любите умную молитву, плачьте и рыдайте, ища Иисуса. Все святые прибегали и к Богородице нашей. И я, грешный, вопию не преставая: «Ма­терь моя, Сладчайшая Матушка моя, в руки Твои душу мою предаю».

Прежде, чем нашел я старца своего, имел я обычай в глубине пустыни Афонской, где только звери, сидеть два – три часа и плакать неутешно так, что земля намокала от слез, и устами творил молитву. Творить умом не умел еще, но просил Всесвятую Матерь и Госпо­да, да даруют мне благодать умной молитвы, как пишут в «Добротолюбии» святые отцы. В один день случились мне многие искушения. Весь день этот я вопиял ко Господу со многой болью. К вечеру, когда заходило солнце, обессилил я от поста и многих слез. Смотрю на церковь Преображения на вершине и прошу Господа, уязвленный и обессиленный, и, по­чувствовал я как некое дуновение изошло оттуда и наполнило душу мою не изреченным бла­гоуханием. И ощутил я, что сердце, как часы, начало творить умную молитву. После этого, опустив подбородок на грудь, я начал творить умную молитву. Произнеся несколько раз, был восхищен умом в созерцание.

Пребывая в пещере при закрытом входе, обрелся я вне, на небе, в месте чудном с большим миром и тишиной в душе. Полное отдохновение. И здесь просил я Господа, да не вернусь я обратно на землю, в мир этот, но да пребываю здесь. Затем, после утешения Господня, опять пришел я в себя и обрелся внутри пещеры. Только молитва умная не перестала твориться внутри меня. После этого начались искушения непрестанные день и ночь. И часа не мог я отдохнуть. Шесть часов проводил я сидя в молитве, не позволял уму выйти из сердца. Пот лил ручьями. Болезни и слезы. Пост непрестанный и бдения всенощные. Потом падал в изнемо­жении. Восемь лет мучений. Ушли демоны и кричали: «Нас опалил! Опалил нас!» Одну ночь случилось их услышать одному ближнему брату, спросившему: «Кто они, что они так кри­чат?» Однако в последний день по попущению Христову больше обычного потерпел я от них так, что думалось, что они меня сожгли, а не я их, так сильно действовали в мертвенном мо­ем теле страсти, как в совершенно здоровом. Дверью затворенной вошел кто-то и начал разжигать меня к похоти. Вижу перед собой демона в образе вонючего козла. Схватил я его и ощутил, как щетину кабана, и стал он неви­дим. Осталось ощущение щетины и сильного зловония. С этого времени в душе моей водворился мир и полностью прекратили действовать не­чистые страсти в теле. 

Обычай мой: вкушение пищи один раз в день, немного. С мерой хлеб и варево. И на Пасху, и в заговенье одно было блюдо у нас раз в день. Во весь год всенощное бдение. Этот обычай переняли мы с отцом Арсением от одного безмолвника и святого старца иеромонаха Даниила. В то время много было святых старцев. Был один русский старец. День и ночь проливал он непрестанно слезы. Удостаивался откровений. Превзошел многих древних святых. Говорил: «Когда увидит кто Бога, не может говорить, только плачет от многой радости». Имел дар предвидения, потому что провидел приходящих. Здесь на Афоне земной рай. И если кто положит начало жизни жесткой, возвышенной, делается святым. В противном случае, если начнет жизнь немного пространную, затем, поз­же, спускается по наклонной. И иной раз делается хуже мирского. 

Одно время, когда благодать помогает, монах чувствует себя, как в раю, делается как Ангел в теле. Главное значение молитвы: «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя» – в очищении сердца. Господь сказал: «Блаженны чистые сердцем, яко тии Бога узрят». Не сказал: блажен­ны видящие видения, откровения. Поэтому не надо этому радоваться, хотя бы они были и от Бога, но радоваться, когда видишь ум пребывающим в сердце и чисто молящимся. Отсюда умиряется тело от страстей, погружается в тишину душа, происходит взыграние сердца, ум управляет всеми силами души, бегут слезы умиления. Все может произвести лукавый, подражая, но то, что мы сказали выше, не может со­вершить. И если ум видит что-то при этом, не нужно говорить никому, но только одному старцу и духовному отцу, но никому другому. Поэтому нужно большое внимание и смирение, считая себя последним червем земли. Только нужно точно все говорить духовному отцу об этом, и что он скажет только, то при­нимать за истину, иначе заболеет духовно, потому что доброе состояние преобразуется в де­моническое. Все нужно совершать в своем чине, тогда дело пойдет хорошо.

Прежде всего, нужен крайний пост, чтобы утончилась кровь, смирилось сердце, в кото­ром пребывает непотребная сласть. К этому добавить нужно ночные бдения, чтобы помочь молитве. Затем нужно внимать уму, чтобы не опускался в нижнюю часть сердца, имеющей со­общение с подчревными органами. Не принимать никаких образов. Но удерживать ум недвижимым вверху сердца. Когда посетит благодать, тогда разрушатся все планы лукавого. Приходит она, как тонкое дыхание, как тончайший благоухающий воздух. Но прежде этого плоть умерщвляется, а душа воскресает. Ум тогда просвещается. Собирать ум и придерживать в сердце и говорить медленно, медленно молитву. С вдыханием ум спустится в сердце. Затем с дыханием молитва входит и исходит, а ум пребывает внутри. Понуждай сдерживать. Да не будет исход ума из сердца частым. И если он там утвер­дится, то придут все добродетели любовь, радость и прочие. Но нужен труд и пот в начале делания молитвы.

Как произ­носится Умная молитва?

Умная молитва, как писали ранее: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Она произ­носится так: с дыханием низводим ум в сердце, как говорят все отцы - безмолвники, и сдер­живай дыхание сколько можно больше, внимая словам молитвы. Вначале большой труд, потому что ум еще не имеет привычки не рассеиваться, но че­рез некоторое время он научается пребывать в сердце нерассеянно. Видел я брата, который держал ум в сердце без всякой мечтательности целый час, а иногда более. Трудом добывается молитва, но затем произносится без труда и с чудным изменением. Чтобы возрастал внутренний человек, умирились бы страсти, появился бы плод благого труда твоего, необходимо все связывать непрестанной молитвой. Когда трудишься, твори постоянно молитву устно и умно.

Когда творишь постоянно устами, затем продолжит ум. Затем ум сообщает сердцу. Здесь также труд и дело трезвения. Содержи с понуждением там ум пленником, чистым, внимая только движению молитвы при вдохе и выдохе вне сердца. Тогда ум не успевает образовывать помыслы рассеянности, очищается благодаря мо­литве в течение времени. И не находит больше удовольствия в лукавых пожеланиях и не же­лает пребывать праздным. Но горит желанием памяти Божественного имени и любви ко Спасителю Христу. Итак, дитя мое, твори тайное поучение, и будет рай в душе твоей. Монах, который не знает умной молитвы, не понимает, зачем стал монахом. Чтение просвещает ум и помогает в молитве. Телесный труд, если он умерен и не со­общает беспокойства, очень полезен и ведет ко смирению.

Когда кто привыкнет говорить каждому «прости» и во всем укорять себя только и не взыскует правды ни от кого, и своей воли не творит, быстро начинает вкушать от плодов смирения. Достаточно, чтобы имел только терпение. С любовью и простотой, без многих помыслов быстро достигнешь вышней пристани. Облобызай в объятиях своих икону Божией Матери, как живую, как маму свою, когда был маленький. Говори всю боль твою, плачь со слезами чистыми и невинными перед ней и проси постоянно. Она будет предстательствовать перед Сыном Своим, Который так Благ и любит благих и милует плохих и прощает кающихся грешников. Он откроет умные очи души твоей и наполнит сердце твое любовью и Божественным желанием. И тогда станут очи твои двумя источниками слез. Этого я тебе и желаю.

Когда видишь, что утомляется ум, твори молитву устами, а затем опять умом. Сначала это трудно, но пройдут годы, – и молитва пойдет сама. Она постоянно очищает человека от всех страстей. Молись своими словами Господу, чтобы простил, вразумил, просветил, наставил на всякую истину, покрыл, защитил от всяких козней лукавого, ниспослал свою милость и благодать.

 

----картинка линии разделения----

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com