СЕМЯ ХРИСТА

----картинка линии разделения----

 

Что же мне делать, чтобы не лишиться Царствия Небесного? Если стану делать все… то получу Духа Святого. Сей Дух есть семя Христа. Силою Его мы все, бедные и тленные человеки, соделываемся сродниками Христу. 

Преподобный Симеон Новый Богослов

 

----картинка линии разделения----

 

 

Апостол Лука

Семя есть слово Божие

Когда же собралось множество народа, и из всех городов жители сходились к Нему, Он начал говорить притчею: вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его; а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги; а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его; а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия? Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют.

 

Семя есть слово Божие

 

Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие, а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись; а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают; а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода; а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит! (Лк.8:1-15).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

----картинка линии разделения----

Сей Дух есть семя Христа…

Не говори: «Я исповедался и исповеданием очистил грехи свои, я столько уже лет ищу спасения, я столько иждил имущества и раздал денег на бедных, питал алчущих, поил жаждущих и все свое достояние расточил на нуждающихся, я ходил на Святую гору (Афон), был у святого Гроба Господня, восходил на Елеон, посещал Синай, – и теперь живу особо в уединенном месте, держу пост в такие и такие дни, творю столько-то молитв и прочее. За все это надеюсь спастися, – и довольно для меня». Ни, о брате мой, кто бы ты ни был, говорящий сие, ни, не обольщай себя, утешаясь такими суетными помышлениями, неразумно сплетаемыми тобою. Все это хорошо, и очень хорошо. Но знай, возлюбленный, что это только семя. – И рассуди теперь сам, что скажу тебе примерно: «Ты очистил место, вскопал, и еще дважды перекопал землю, и засеял ее, но проросло ли семя из глубины земли сердца твоего? Вырос ли стебель и заколосился ли? Забелели ли нивы душевной земли твоей и готовы ли к жатве? Срывал ли ты колосья и тер ли их в руках своих, чтобы видеть, каков плод трудов твоих? Увидевши его, вкусил ли? Вкусивши, насытился ли и подкрепился ли? Если все это ты увидел, осознал, испытал, восчувствовал – кланяюсь тебе, лобызаю ноги твои и самые следы ног твоих, почитая себя недостойным поцеловать тебя в лицо. Радуйся и веселись, ибо явно, что ты пожинаешь с великою радостию, что посеял с немалым трудом и потом. Если же не имеешь и не чувствуешь в себе ничего из того, что я тебе говорю, и даже не знаешь, посеялось ли какое доброе семя на земле сердца твоего, то какая же, скажи мне, прибыла тебе польза от того, что ты окружил почти всю землю и достиг до последних краев моря? Поистине никакой не получил ты от того пользы, даже и от того, если при том раздавал деньги. Ибо если я весь мир помилую из того, что не мое – скажу, впрочем, пусть и мое, – себя же самого оставлю нагим и скудным внутреннею добротою духовною и, умерши, предстану таким перед страшным судилищем Спасителя, то какая мне польза от всего прочего? Нам надлежит выйти из мира и тела одеянными и украшенными всякою духовною добротою, если желаем достойно восседать за Царскою Трапезою на брачной вечери вместе с друзьями Царя. Что же это есть такое, во что я и все вообще христиане должны облещися, чтобы не оказаться тогда нагими?.. Что же мне делать, чтобы не лишиться Царствия Небесного? Если стану делать все, о чем сказано выше, то получу Духа Святаго. Сей Дух есть семя Христа. Силою Его мы все, бедные и тленные человеки, соделываемся сродниками Христу».

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения----

На слова: «Вышел сеятель сеять» (Лук.8:5).

Девственная почва, взборожденная, при помощи быков, плугами опытных земледельцев, принимает семена. охватив их своими комьями, она прежде произращает траву, потом удлиняет колос, потом в колосе наливает хлебное зерно. Тогда земледельцы, видя блестящий колосистый посев, хвалят надежды своих трудов, спешат искренне умилостивить Бога, чтобы Он в целости сохранил плоды обнаруживающихся благ. Часто, когда приближается середина лета, надежда почти достижима и земледелец радуется, тогда или знойный ветер иссушает колос, или ржавчина гноит, или град истребляет, и исчезает преждевременная надежда; земледелец, угнетенный сильным унынием, отложив серп, сокрушается печалью о преждевременном конце лета. Но когда благорастворенность воздуха сделает колос блестящим и зрелым, и белеющий посев согнется наподобие старцев, ожидая летней жатвы, тогда сельчане, с острыми серпами в своих широких дланях, прибавляют к трудам труды, удовлетворяют свое желание, насыщаются исполнением своих надежд. Тогда вол веселой поступью, с суровым взглядом, отправляется на гумно, когда остальные животные отдыхают дома. Остальные животные, козы, свиньи и овцы, которые не подвергали свои шеи ярму плуга, стесняясь своей совестью, рабски приближаются к гумну (и) похищают вязанки колосьев. только вол, вытянув широкий язык, смело берет плоды своих трудов. Ты видишь там жнецов, видишь там плодоносную пашню, гумно, вола. перейди отсюда к церковному благоустройству, и ты увидишь таинственную церковную обработку земли. 

«Вышел сеятель сеять» («Изыде сеяй сеяти»). Мы только что слышали об этом из Евангелия. «Вышел». Кто? Христос, пришедший с неба в мир. «Сеятель» – Христос, семя – слово Божие, пашня – человечество, волы – апостолы, плуг – крест, ярмо – единомыслие. яремный ошейник – сладкая любовь, соединяющая выи апостольские. «Вышел сеятель сеять». Вышел Христос не с тем, чтобы жать, но сеять. еще не были посеяны семена воскресения в сердцах людей. «Вышел сеятель сеять», не рожь, не ячмень, не пшено, ни другое что-нибудь земное, но веру в Отца и Сына и Святого Духа, надежду воскресения, любовь к Богу и людям нелицемерную и небезразличную. Сеющий Христос вышел из отеческого лона, сущий в лоне Отца, и пришел к нам, как сам прямо говорит: «Я от Отца исшел и прихожу» (Иоан. 8:42, 16:28). Но исшел от Отца, отнюдь не разлучаясь с Ним, а с нами пребывая. Этот сеятель вышел, чтобы искоренить плевелы, злобно посеянные диаволом в душах людей. «Всякое растение, которое не Отец Мой Небесный насадил, искоренится» («Всяк сад, – сказано, – егоже не насади Отец мой небесный, искоренится») (Мф. 15:13). Вышло солнце правды, чтобы светлыми лучами Своего божества осиять омраченные сердца людей. Вышел пастырь овец, чтобы, посеяв соль благочестия, доставить овцам здоровый корм писанного закона. Вышел сеятель с десятью запряжками волов, чтобы сделать один скудельный сосуд и, посеяв шесть мерок, сделать три меры. 

Теперь говори, Исайя, не молчи! «Где вспашут десять пар волов, там даст одну кружку» (Ис.5:10). Десять запряжек волов – это двадцать волов, десять разумных запряжек волов – это двенадцать апостолов Христа и семь, которых избрали апостолы. Кого именно? Стефана, Филиппа, Прохора, Никанора, Тимона, Пармена и Николая, пришельца антиохийского, и еще апостол, возделавший землю от Иерусалима до Иллирика. Эти десять запряжек волов сделали на пашне человечества исповедание о Христе, облекшемся в наш скудельный сосуд тела. Что божественное слово называет скудельным сосудом плотское пришествие Христа, слушай. Когда Он имел отойти на страдание, говорят Ему ученики Его: «Где велишь нам приготовить Тебе пасху?» («где хощеши уготоваем... пасху?») А он им: «Пойдите в город, и встретится вам человек, несущий кувшин воды… и… скажите хозяину дома того: Учитель... наш сказал: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими? И он покажет вам горницу большую, устланную, готовую: там приготовьте нам» (Мф.26:17; Мрк. 14:13–15). Кто человек, носящий скудель воды, или что за город, в который Он их посылает, или что такое устланная горница, – это вам, по исследовании, необходимо знать. Человек, носящий скудель воды – Иоанн, Предтеча Христа, объявлявший о Христе, что Он облекся в наш скудель тела и имеет у Себя воду крещения. Устланной горницей называет будущее упокоение святых на небе после воскресения. «Идите вот в этот град», – не в ветхую синагогу иудеев, где ветхий закон закис в ветхих мехах, – смешав уксус с желчью, они поднесли Господу, – но идите в новый город, в новый Иерусалим, где новое слово, где новая благодать Духа в новых мехах источает молодое вино веры; где не ветхая пасха, но новое воскресение; где не агнец закалается в жертву, но Христос освобождает; где не ветхая закваска, но приготовляется на кресте небесный хлеб». «Где вспашут десять пар волов, там даст одну кружку». Где работают десять запряжек волов, т. е. апостолов (апостолы, были уподоблены волам, как свидетельствует Павел словами: «Написано в... законе: не заграждай рта у вола молотящего. О волах ли печется Бог?» (1 Кор. 9:9), но о нас говорит), – там они совершают исповедание Иисуса, облекшегося в скудель нашего тела. И сеятель шести мерок (артабов) сделает только три меры. Ужели у земледельцев бывает когда-либо такой неурожай, чтобы посеять шесть артабов и сделать только три меры? 

Но исследуем смысл Писания, возлюбленные, войдем во внутреннюю завесу буквы, и мы встретимся с божественным разумением Духа. Сеятель шести артабов сделает три меры. Шесть артабов – Новый Завет, то есть, четыре евангелиста, Деяния и апостолы. Посеявший эти шесть артабов в какой-либо одной душе делает три меры – исповедание в Отца и Сына и Святого Духа. «Вышел сеятель сеять» не злак для приготовления хлеба, но животворную веру; не ячмень в пищу неразумным, но пищу для дыхания людей; не пшено, питающее птиц, но божественное слово, огненное, подобное зерну горчичному, сильно возгревающее наши души для благочестия и мудрости. «Вышел сеятель сеять…, и… иное упало при дороге и было потоптано, и пришедшие птицы небесные поклевали его, а иное упало... в тернии, и... заглушило терние росток. А иное упало на каменистость, и так как не имело корня, прозябнув, тотчас засохло» (Лук. 8:5–7). То, что при пути, – ариане, терние – евномиане, то, что на камне – марафониане. И ты заметь в точности, возлюбленный! «Вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге». Не сказал: «на пути», но «при дороге». Какой же путь, кроме Христа, говорящего: «Я есмь путь и истина» (Иоан. 14:6)? То, что при пути – ариане. Они не на пути, не православны, и опять не вдали от пути, как эллины или иудеи, но при пути, то есть, подле Христа, подле правой веры. Исповедание ими Христа делает, что они близ пути, непризнание ими Христа Сыном Божиим препятствует им быть на пути. Поэтому, прилетевшие небесные птицы, то есть, духи лукавства, уносят из их сердец божественное слово, и совершенно лишают их правой веры. Терния – евномиане, у них самих есть терния злословий, они произрастают траву веры, но не заканчивают колосом исповедания. Исповедание ими Христа делает, что они произрастают траву веры, но опять учение их о творении и создании делает, что их колос веры сохнет незрелым. Поражая и заглушая слово истины эллинскими учениями о почитании твари вместо Бога, они делают это слово, в отношении правой веры, совершенно бесплодным и непроизводительным. То, что на каменистой земле, – марафониане. Не сказало Писание: «то, что упало на камень», потому что «камнем... был Христос» (1 Кор. 10:4), но: «на каменистость». Они ни добрая земля, не православные, ни камень, чтобы, будучи высечены из камня учителями, создать храм Божий, – но что? Они сталактит. Есть некоторая порода камня, по имени сталактит, он ни земля, ни твердый камень, мягок против камня, но тверд против земли. Исповедание ими Сына Божия подобным по существу Отцу делает их более мягкими, отрицание ими Святого Духа делает их сердца затверделыми. 

Итак, они ни добрая земля, чтобы произвести хорошее растение и нарядиться им в красоту веры, ни твердый камень, чтобы непоколебимо и невозмутимо соблюдать исповедание в Отца и Сына и Святого Духа. Они принимают это слово, и произращают, но тотчас его сушат и охлаждают, вследствие этого у них корни помышлений не в глубине духа. И хотя они исповедуют, что Христос Сын Божий, но, отрицая Святого Духа, они и Сына не имеют, по свидетельству и слову апостола: «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его» («аще... кто Духа Христова не имать, сей несть егов») (Рим. 8:9). «И иное упало на добрую землю и дало плод, ...и... одно тридцать делало, другое шестьдесят, иное сто» (Мрк. 4:8). Добрая земля – сердце православных, она существует вне еретических терний, обработана совершенными учителями, и как бы взборождена, принимает евангельские слова, становящиеся семенами для души. Такое сердце, прежде всего, произращает траву веры, потом удлиняет колос надежды, потом показывает зрелый плод совершенной любви. Об этих трех плодах души вспоминает и блаженный Павел словами: «вера, надежда, любовь» (1 Кор.13:13). Верующий делает тридцать, надеющийся – шестьдесят, усовершаемый в любви делает сто, помазуемый делает тридцать, сходящий в воду делает шестьдесят, усовершаемый в таинстве делает сто. Так из одного семени он приносит троякий плод: Бога славословит, церковь возвышает, самого себя спасает. Такой получает свою награду от Святой Троицы: духом разумеет, душой провидит, телом терпит. Он трижды благословляется: на земле славится, из мертвых воскресает, на небе упокаивается. Такой чествуется тремя высокими степенями: тридцатью, когда на небе, шестидесятые, когда между ангелами, сотней, когда у Бога. Такой кроток, тих, смирен, мудр, милостив, сострадателен, праведен, странник мира, чужд жизни, только образом является на земле, а сердцем и делами пребывает на небе. Некоторые из еретичествующих, по своему неразумному суждению, измышляют лестницу в словах богохульных. Что они говорят? Вера в Духа делает тридцать, в Сына – делает шестьдесят, в Отца – делает сто. Они не знают, что когда умаляют Духа Святого, (на деле) Его возвеличивают. Они ставят Духа впереди Отца и Сына, говорят: верующий в Духа делает тридцать, и впереди Отца прежде всего ставят Духа, потом Сына, потом Отца. Мы мыслим противоположно, противоположное и говорим. Верующий верует прежде всего не в Духа, но в Отца, верующий в Отца делает тридцать, присоединяющий веру в Сына удваивает число и делает шестьдесят, облекшийся в Духа Святого закончил сотней, во Христе Иисусе Господе нашем, Которому слава и держава во веки веков. Аминь.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Филарет Московский

Святитель Филарет Московский

----картинка линии разделения----

Семя свято стояние его   

Слава и благодарение Творцу времен, сотворившему день, который мы ныне возобновляем воспоминанием и торжеством, – день воплощения Сына Божия! Это есть один из не многих дней, на которые опираются все дни земли, чтобы не обрушиться в одну некончаемую адскую ночь. Потому что воплощение Сына Божия есть такое событие, которым поддерживается стояние и благосостояние человеческого рода, вместе с другими творениями, созданными для служения ему, и подчиненными его судьбе. Сия, как мне кажется, мысль подана Пророку Исаии, когда ему сказано: «семя свято стояние его». Посмотрим, не даст ли нам сие малое семя слова о «семени святом» некоторых мысленных прозябений, на пищу души. Чтобы достигнуть точного разумения приведенного теперь изречения о «семени святом», надобно проследить целое происшествие из жизни Пророка.

В Иерусалиме, в храме или над храмом, Исаия видел Господа, сидящего на высоком престоле, исполняющего храм Своею славою, окруженного и славословимого Серафимами с такою силою, что наддверие подвиглось от их гласа, и храм наполнился дыма. Увы, мне, воскликул пораженный Пророк, почитая себя погибшим, потому что увидел Царя Господа Саваофа, имея, по собственному признанию, ничистые уста, и живя посреди людей, имеющих нечистые уста. Но Господь тотчас явил Себя возносящим смиренного. Серафим взял горящий угль с алтаря кадильного, и, прикоснувшись им к устам Исаии, возвестил ему очищение от грехов. Таинственный огнь проник душу Пророка, и одушевил его мужеством и ревностию. «Кого послю, – вопросил Господь, – и кто пойдет к людям сим» (Ис. 6:8), то есть, к Иудеям, на которых указал Исаия, обличая скромно, под именем «нечистых уст» (Ис. 6:5), нечистые души и нечистую жизнь? Воспламененный Исаия уже не убоялся ответствовать: «се аз есмь, посли мя» (Ис. 6:8). Иди, глаголал Господь, и скажи сим людям, что они, слыша не слышат, видя не видят, что сердце их одебелело, уши тяжко слышат, глаза смыкаются, почему не будут они слышать и видеть, и не обратятся, дыбы Я исцелил их. Пророк сжалился, и вопросил: «доколе Господи» (Ис. 6:11)? Долго ли не обратятся, и не исцелишь их? Господь продолжал: города опустеют, людей не станет, земля останется пуста, едва будет десятая доля прежнего, и опять будет опустошение. Но народ Иудейский будет, как теревинф или дуб, который и по сокрушении растет вновь от корня или от желудя. «Семя свято стояние его». Святое семя даст ему твердость устоять в опасностях.

Если сии пророчественные изречения сличим с событиями: то значение оных объяснится и определится следующим образом. Иудеи живут во грехах, и во грехах закосневают. Пророков обличающих, призывающих к покаянию, вере и спасению, они не послушают. За сие будут наказаны пленением вавилонским. Из плена возвратятся в малом, против прежнего, числе, и опять подвергнутся истребительным бедствиям во дни Маккавеев. Но при всем том народ сей не погибнет. Почему? – Потому что в нем хранится святое семя, для сохранения которого и он сохранен будет Провидением Божиим. «Семя свято стояние его». Здесь сам собою представляется вопрос: что за святое семя, которым сохраняется согрешающий и бедствующий народ? – Если приведем себе на память признание Давида: «в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя» (Псал. 50:7); и если приймем в рассуждение, что нет причины относить признание сие к особенной личности Давида и матери его, а потому относить оное должно вообще к природе сынов Адамовых, то принуждены будем заключить, что семени святого совсем нет между рожденными по закону падшей природы человеческой. Какое же святое семя Сам Бог указал Пророку? – Верно, то, которое обетовал Адаму, когда рек первому врагу человеческого рода: «семя жены сотрет тебе главу» (Быт. 3:15), то, которым благословил Авраама, глаголя: «благословятся о семени твоем вси языцы земнии» (Быт. 22:18); то, которое с новою знаменательностию проявил царю Давиду в качестве вечнаго Царя и Сына Божия: «возставлю семя твое по тебе; управлю престол его до века; Аз буду ему во Отца» (2 Цар. 7:12-14). Кратко сказать: единственное в роде человеческом существенно святое семя есть зачатый от Святаго Духа и родившийся от Святыя Девы Господь наш Иисус Христос.

Бог, Которому, по выражению писания, «разумна от века суть вся дела Его» (Деян. 15:18), и Которого всевидящие «очи видят еще несоделанное наше» (Псал.138:16), от века видел все, бесчисленные для нас, роды сынов падшего Адама, и провидел, и избрал один, если не во всех своих лицах достойный, по крайней мере в некоторых сохранявший наиболее останков первосозданной доброты, менее уступавший заразе греха, преимущественно расположенный к принятию и верному хранению благодати, способный, наконец, при постепенном благодатном очищении, произродить чистую Деву, могущую быть приятелищем воплощаемого Божества, – света, сообщительного только чистому, огня, опаляющего нечистое. Посему и надлежало беречь сей род, доколе он принесет прекраснейший цвет и совершеннейший плод человечества, – Деву Марию, Матерь Богочеловека. Поелику же сей род заключался в народе Еврейском: то надлежало беречь и народ сей. И вот почему к сему народу, преимущественно пред другими, посылаемы были Пророки, напитывать его благодатным светом, чтобы он не утратил веры, и не погиб от своих грехов и заблуждений. А чтобы он не погиб от врагов и бедствий, для того не редко употребляемы были чудесные силы и действия, как например, преведение через море по суху, сороколетнее питание манною, избиение Ангелом ста осмидесяти пяти тысяч ассирийского войска, когда царь Езекия не силен был защититься от его многочисленности.

Так святое семя было твердынею и защитою народа еврейского, доколе, наконец, «изыде жезл от корене Иессеова, и цвет от корене его взыде» (Ис.11:1), родился Сын Божий от дщери Иессеовой, явился на земли, жил, учил, чудодействовал, пострадал, умер, воскрес, вознесся на небо, ниспослал Святаго Духа, соделал спасение наше посреде земли. Цель Провидения достигнута. Не нужно стало беречь Иудеев по прежнему. Притом же они сами отреклись от святого семени, предав Христа на смерть. И потому они, хотя в последнее время были довольно многочисленны и сильны, однако побеждены, лишены отечества, рассеяны по всей земле, и если не исчезли, то для того, чтобы оставаться печальным и вместе поучительным памятником хранившегося в них, но не признанного ими, святого и спасительного семени, еще же и в той надежде, что исшедшее от них святое семя возродит некогда их останки.

Что теперь думают чада не Израилева рода? Не возникает ли ревнующий помысл: как счастлив народ, которому даровано хранить святое семя, и быть им храниму! – Не завидуйте, но благодарите Бога. Один народ соделал Он хранилищем святого семени, то есть, рода и рождения Христова, но для того, чтобы чрез сие соделать спасение всех народов и всех людей, собственно духовное и вечное, впрочем благотворно просиявающее и во внешнюю временную жизнь. Если счастливы те, которым даровано святое семя сокровенное, – Христос грядущий, сокрытый в обетовании: менее ли должны быть счастливы мы, которым даровано святое семя явленное, – Христос пришедший, приемлемый верою? Не «порождены» ли мы, как сказует Апостол, «не от семене истленна, но неистленна, словом живого Бога, и пребывающа во веки?» (1Пет.1:23). «Или не знаете себе, – говорит другой Апостол, – яко Иисус Христос в вас есть, разве точию чим неискусни есте?» (2Кор.13:5). «Христос в вас, упование славы» (Кол.1:27). О Христе «благочестие на все полезно есть, обетование имеюще живота нынешнего и грядущего» (1 Тим. 4:8). От Христа истинная Церковь Его имеет обетование, что и «врата адова не одолеют ей» (Мат. 16:18), и не естественно ли, чтобы качество неодолимости в некоторой степени сообщилось и хранилищу истинной Церкви, верному и чистому, поколику таковое образуется в православном народе, в благочестивом царстве, под покровительством Богоизбранного Царя, Которому, конечно, не без силы само слово Божие предоставляет от Христа заимствованное наименование и достоинство Помазанника Господня? – Так и для нового Израиля, подобно как для древнего, имеет свое значение древнее слово: «семя свято стояние его».

Итак, новый Израиль, благодатный народ Божий, не преставай хранить в себе святое семя: и оно хранить тебя не престанет. Семя слова Божия в уме, семя веры во Христа и любви к Нему в сердце, да питается молитвою, да растет подвигом; да являет свою силу в жизни и делах благих: и вселяющийся верою в сердца Христос, созидая Церковь Свою в каждом и во всех, будет для вас твердынею незыблемого стояния, оградою безопасности, вашим светом и миром внутри, вашим победоносным оружием противу всякого внешнего приражения враждебных сил видимых и невидимых. Это верно, по благодати Господней, и если может сделаться сомнительным, то разве по недостатку вашего соответствия благодати: «разве точию чим неискусни есте», как предостерегает Апостол. Почему он и увещевает с настоятельностью: «себе искушайте, аще есте в вере, себе искушайте» (2Кор.13:5).

Если помыслим, что так увещевал Апостол Христиан раннего светлого времени, которых вера не только видимо росла, но и цвела дарованиями духовными, даром исцелений, даром языков, даром пророчества, и для них находил еще недоуменным вопрос: «аще есте в вере»: то, мы, пиющие дрождие поздних времен, с какою заботою, с каким опасением должны испытывать себя: аще есмы в вере! Да страшимся оказаться неискусными в вере; да подвизаемся приобресть искусство веры, не в устах только и в мыслях кратковременно являющейся, но глубоко сердечной, постоянной, живой, деятельной в любви по заповедям Божиим, чистой от неправых мыслей, так и от неправедных дел, готовой к самопожертвованию за истину и правду. Сия есть «вера наша, победившая мир» (1 Иоан. 5:4), и еще долженствующая побеждать его, доколе вся Церковь, воинствующая во времени, не прейдет в торжествующую в вечности. Аминь.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Николай Сербский

Святитель Николай Сербский

----картинка линии разделения----

(Феодул, или Раб Божий)

Семя и семя

«Семя – это слово Божие» (Лк. 8:11).

В тишине звездной ночи, в глухой тиши подземной пещеры родился Мессия, Спаситель мира. На Востоке звезды кажутся ближе к земле, и духовный свет ощущается людьми ярче, чем на Западе. От какого семени родился Христос? Если от человеческого, то Он не мог бы быть Спасителем людей и Исцелителем больных. Ведь в семени кровь, а в крови душа. Но душа человеческая была поражена злом, а от злой души – злая кровь, злое и семя. Творец произвел от одной крови весь род человеческий (Деян.17:26). Значит, все семя Адамово в крови человеческой было поврежденным и больным. Мессия, произошедший из такого семени, был бы подобен больному, направляющемуся в больницу, чтобы лечить больных, и сумасшедшему, идущему в сумасшедший дом, чтобы исцелить сумасшедших. Таких ложных мессий появлялось в мире много. Чумным среди чумных, им можно было сказать: «врачу! исцелися сам». Мессия должен быть здоровым, нет, не только здоровым, но самим источником здоровья. Ни в Его крови, ни в душе не может быть никакого тленного наследия, никакого Адамова и Каинова бремени зла, преступления, братоубийства, лжи и насилия, никакой ответственности за родительские и прародительские грехи. От духа Его здоровья должны исчезать болезни, от чистоты Его души должны бежать нечистые духи, благоуханием Его существа должна освежаться вся чумная атмосфера, в которую Он сошел, приклонив небеса к земле.

От какого же семени родился Христос, Феодул? Несомненно, от нечеловеческого и неземного. Кто из земных болезнующих мог бы понять и предугадать это, по разленившемуся разуму человеческому, если бы небесный благовестник Гавриил не возвестил и не разъяснил это? Когда Святая Дева смутилась при появлении сияющего Архистратига Небесного Войска в Назарете, в доме старца Иосифа, то сказал Ей Гавриил: «не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога, и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус. Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и будет царствовать над домом Иакова во веки, и Царству Его не будет конца». А когда невинная и кроткая Мария по-детски спросила: «ка́к будет это, когда Я мужа не знаю»? – отвечал Ей вестник небесный: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя… У Бога не останется бессильным никакое слово».

Не появились ли все семена, Феодул, и растительные, и животные, по слову Божию? Действительное, праисконное семя и есть слово Божие. Силой Его слова возникло и человеческое семя в первом человеке, праотце рода человеческого, Адаме. «И сказал Бог, и стало так», – написано на первой странице Книги жизни, единственной сияющей среди груд мрачных испещренных бумаг. Так сказал Бог, чтобы Святая Девица Мария родила Христа, и стало так. Что может воспротивиться слову Божию? Ему не смогла противостать тьма, когда Бог сказал: «да будет свет», – и появился свет. Не могла противостать ему и земля, когда Бог заповедал ей произрастить из себя зелень и траву с семенем. Не могли противостать ему и мрачные просторы вселенной, когда Бог сказал, чтобы в этих просторах воссияли солнце, луна и звезды. Ни вода, ни воздух не решились сказать: «Нет», когда Бог заполнил их рыбами и птицами. Ни земля не взбунтовалась, когда загремело повеление Божие появиться из нее животным, и всем скотам, и зверям земным по роду их, ни прах земной не восстал, когда Художник художников взял его для создания человека, высшего Своего творения на земле.

Воистину, так же ничто на небе и на земле не могло воспротивиться слову Божию, повелевшему: «Да родится от Пречистой Девицы Марии Иисус Христос, Спаситель мира». А как только Бог сказал, стало так. И зачала Мария по слову Божию, и родила Сына, и нарекла Ему имя Иисус. Без похоти плоти и без желания мужа, но от Бога. О Феодул, что может семя без силы и воли Божией? Подумай, сколько в мире нерождающих – не из-за оскудения семени, а из-за оскудения Божия благословения, неимения Божией силы. Разве когда-нибудь родилась бы Дева Мария от состарившихся родителей Иоакима и Анны без силы слова Божия? И разве появился бы когда-нибудь на свет великий Иоанн Креститель из старого и иссохшего тела Елисаветиного без силы Божия слова? Никогда. А сколько семян на полях остаются бесплодными без слова Божия, без Божия повеления? Когда Бог повелевает, тогда всякое семя – и травное, и животное, и человеческое – приносит плод. А когда Бог не повелевает, тогда тщетно всякое семя и постыжен всякий сеятель. И семя, следовательно, без Божия слова не дает плода. А слово Божие и без семени приносит желанный плод. Слово Божие сильнее всякого семени. Ведь оно одно может беспрепятственно действовать и через семя, и без семени. Слово Божие – подлинно семя, которое никогда не остается бесплодным. Итак, значит, в тишине одной зимней ночи, в глухой тиши одной подземной пещеры родился Мессия, Спаситель мира, по всемогущему слову Божию, от Духа Божия и Пречистой Девы Марии. А было это во времена римского кесаря Августа, одного из «богов» языческого Рима, когда Сирией правил Квириний, а Иерусалимом – Ирод кровавый, идумеянин.

 

----картинка линии разделения----