ВОСПОМИНАНИЕ ГРЕХОВ

 

 

Но не слишком увлекайся воспоминаниями о сделанных тобою проступках, чтобы не возобновились в тебе грехи твои. 

Авва Исайя

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Макарий Великий

Святой Макарий Великий 

----картинка линии разделения----

Дьявол часто возбуждает в человеке воспоминание грехов, желая привести его в отчаяние.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Авва Исаия

Авва Исайя

----картинка линии разделения----

Но не слишком увлекайся воспоминаниями о сделанных тобою проступках, чтобы не возобновились в тебе грехи твои.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Евфимий Зигабен

Евфимий Зигабен 

----картинка линии разделения----

(Толковая Псалтирь. Псалом 69)

В воспоминание

Этот псалом имеет надпись: в воспоминание, потому что Давид извлек и составил его из слов 39-го псалма, для того, чтоб иметь его всегда под рукою в готовности, и при воспоминании сделанного им греха любодейства с Вирсавиею и убиения Урии пел его, по словам Евсевия, как некую заклинательную песнь и противоядие от демонов, которые вринули Его в сии грехи, и просил Бога, чтобы они не возобладали над ним другой раз. Другие, напротив того, говорят, что Давид пел этот псалом при воспоминании тех зол, которые претерпел от врагов своих, и пел, чтоб не забывать благодатной помощи, полученной им тогда от Бога. Имеет также надпись: в конец, потому что содержащаяся в нем молитва приближалась к концу и исполнению *).

*) Феодорит и другие говорят, что Давид сочинил этот псалом в качестве молитвы, когда терпел гонение от Авессалома. Кирилл согласно с Афанасием говорит, что этот псалом может быть сказываем и от лица Христа о всем человечестве, удостоившемся того, что Бог восстал на помощь оному. Феодорит прилагает к надписи сего псалма следующие слова: на спасение Меня; впрочем говорит, что он сих слов не нашел ни в еврейском писании, ни у других переводчиков, но они согласны с содержанием псалма; ибо в нем просит Пророк о спасении и освобождении от воюющих на Него. Прилично также положено в надписи: в воспоминание, ибо воспоминание греха сильнее врагов уязвляло его. Слова Дидима: Cпaceние для всякого кающегося есть воспоминание того, что забыто им. Ибо вспомнятся, говорит, и обратятся ко Господу все концы земли. Ибо добрый конец воспоминания есть обращение.

Боже, в помощь мою вонми. В 39 псалме: Господи, во еже помощи ми вонми, что почти одно и то же. Господи, помощи ми потщися. Сии слова суть одно и то же с следующими: скоро изъими меня, что содержится в 39-м псалме *)

*) Слова Исихия: Блаженное состояние означает молитва к Богу с такою свободою, почему она и побуждает Его к вспомоществовании нам. Он прежде молится о внимании Божием, а потом об ускорении. Ибо если совершенно вникнет в то, в чем, или в какой помощи мы имеем нужду, тотчас делается милосердым, и сжалившись, Он ускоряет, а не отлагает свою помощь (в изд. Своде).

Да постыдятся и посрамятся ищущии душу мою. И это находится в 39-м псалме: да устыдятся и у срамятся вместе ищущие души моей.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Кассиан Римлянин

----картинка линии разделения----

Вопрос о времени прекращения покаяния и о знаке удовлетворения за грехи

«Чем более мы размышляем о высоком твоем учении, касательно отречения, тем более скорбь тяготит нас, ибо, рассуждая о продолжении отречения и соображая вместе слабость сил наших, мы ясно видим, что у нас нет сил достигнуть до назначенной тобою высоты, а от сего, подобно обременяемым чрезмерною тяжестию, которые, стараясь исправиться, только ниже падают, думаем, что не можем сохранить и тех добродетелей, кои, по-видимому, имеем. Ты уврачуешь нашу скорбь сердечную, если научишь нас, когда оканчивать покаяние и из чего можно увериться, что уже удовлетворено за грехи, ибо, уверившись в том, что прежние грехи отпущены нам, мы можем с большею ревностию восходить на высоту показанного тобою совершенства».

Ответ аввы Пинуфия

На эти слова Пинуфий ответил так: «Для меня весьма приятно ваше смирение, которое я видел и тогда, как жил с вами, потому что вы самым делом неленостно исполняете те правила, о коих прочим христианам мы, может быть, только говорим, и, несмотря на труды свои, скрываете свою добродетель, как будто еще ни в какой добродетели вы не успели. Но поелику такое самоунижение заслуживает величайшую похвалу, то я постараюсь вкратце ответить вам на ваш вопрос. Уже многие не только говорили, но и писали о необходимости покаяния, пользе и силе его, которая обнаруживается в том, что оно удерживает разгневанного нашими грехами Бога от праведного воздаяния за них. И я уверен, что все это уже известно вам как из непрерывного занятия Священным Писанием, так и по отличному вашему разуму. Поелику же вы спрашиваете не о качестве покаяния, но о том, когда оканчивать его и чем доказать, что удовлетворено за грехи, о чем прочие еще не говорили, то я кратко удовлетворю вашему желанию.

Об образе покаяния и о доказательстве удовлетворения за грехи

Совершенное покаяние состоит в том, чтобы более не делать тех грехов, в коих мы признаемся или в коих обличает нас совесть, а доказательством того, что удовлетворено за грехи и что они прощены нам, служит то, если истреблено из наших сердец и расположение к ним. Надобно помнить, что тот еще не разрешен от грехов, кто во время покаяния и удовлетворения за них представляет себе образы их и воспоминает о них. Из этого следует, что тогда должно почитать себя разрешенным и прощенным в прежних грехах, когда сердце и воображение уже не обольщаются ими. Итак, в совести нашей есть неложный свидетель, который еще прежде суда уверяет нас об окончании покаяния и дарования нам прощения, кратко сказать, в том, что нам прощены прежние грехопадения, должно уверять нас то, если истреблены из сердец наших желание их и пристрастие к настоящим удовольствиям».

Вопрос: «Надобно ли вспоминать грехи для сокрушения сердца?»

При сем Герман спросил: «Но если истребить память о прежних грехах, то, как можно стяжать то самоуничижение и спасительное сокрушение, которое от лица кающегося описывается  так: «беззаконие мое познах и греха моего не покрых, рех: исповем на мя беззаконие мое Господеви», дабы удостоиться сказать то же, что следует: «и Ты оставил ecи нечестие сердца моего» (Пс.31:5), или как мы можем иметь те слезы раскаяния, которыми мы заслужили бы получить прощение грехов, как говорится: «измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу» (Пс.6:7)? Притом Господь велит нам сохранять память о грехах: «Аз есмь заглаждаяй беззакония твоя Мене ради и грехи твоя, и не помяну, ты же помяни» (Ис.43:25-26). Посему не только во время рукоделия, но и во время молитвы я нарочно стараюсь вспоминать о грехах моих, чтобы, чрез это лучше стяжав истинное смирение и сокрушение сердца, я мог осмелиться сказать с Пророком: «виждъ смирение мое и труд мой, и остави вся грехи» моя (Пс.24:18)».

Ответ, доколе надобно иметь память о прежних грехах

Пинуфий  на  это  говорил  следующее: «Вы спрашиваете меня не о качестве покаяния, но о том, когда оканчивать его и чем увериться в удовлетворении за грехи, и я, кажется, по порядку ответил на ваш вопрос. Впрочем, и воспоминание грехов также полезно и необходимо, но не совсем; только кающиеся с биением персей должны взывать: «яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну» (Пс.50:5), ибо пока еще мы каемся и уязвляемся воспоминанием о порочных делах, необходимо, чтобы слезы раскаяния, происходящие от исповедания вины, угашали мучительный огонь совести. Но если по милости Божией совесть более не будет терзать смиряющегося и сокрушающегося таким образом и воспоминание о грехах будет усыплено, то из этого должно заключить, что таковый уже удовлетворил за грехи и совсем очищен от них. Впрочем, забыть грехи не иначе можно, как только когда искоренятся пороки и страсти прежние и сердце сделается совершенно чистым. Но известно, что такая чистота возможна не для тех, кои по нерадению, беспечности не занимаются очищением себя от пороков, а для тех, кои с сокрушением и постоянною ревностию исправляют порчу, причиненную грехами, и всею силою души взывают к Богу: «беззаконие мое познах и греха моего не покрых» (Пс.31:5); «быша слезы моя мне хлеб день и нощь» (Пс.41:4), они удостоятся слышать: «отъях яко облак беззакония твоя и яко примрак — грехи твоя» (Ис.44:22); «Аз есмь, Аз есмь заглаждаяй беззакония твоя Мене ради и грехи твоя, и не помяну (Ис.43:25),— и, освободившись от уз грехов своих, которыми всякий связывается (Притч.5:22), с благодарностию воспоют Господу: «растерзал ecи узы моя, Тебе пожру жертву хвалы» (Пс.115:7,8).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Никодим Святогорец

Преподобный Никодим Святогорец

----картинка линии разделения----

Второе искушение в час смерти… воспоминание грехов наших

Второе искушение в час смерти, которым враг покушается поразить нас вконец, есть страх при воспоминании множества грехов наших. Страха сего миновать нельзя, но он умеряется верою в искупление грехов наших крестною смертию Христа Спасителя. Враг же, помрачая сию веру, страх за грехи раздувает до того, что он подавляет всякую надежду спасения и поражает безнадежием и отчаянием. Посему, брате мой, наперед готовься к отражению сего нападения и отселе еще замышляй, приближаясь к вратам смерти, крепче держать победное наше знамение – крест Христов, т. е. водруженною в сердце иметь крепкую веру в искупительную силу крестной смерти Господа. Когда же, самым делом вступая в сии врата, ощутишь нападки отчаяния, прежде всего, поспеши осознать, что они суть действия вражеские, а не естественные порождения воспоминаний своих грехов. Такому воспоминанию свойственно порождать смирение, сокрушение и скорбь сердечную об оскорблении Бога праведного, но и всемилостивого, посему оно, хотя поражает страхом, но таким, который не погашает надежды на милость Божию и, будучи ею растворяем, дает место дерзновенному упованию спасения, отражая всякое чувство отверженности. Ведая сие, ты не можешь не признать, что коль скоро воспоминание грехов подавляет тебя и ввергает в отчаяние, погашая всякую надежду спасения и поражая страхом отверженности, то все это есть наваждение диавольское. Осознав же это, тебе уже нетрудно будет паче упования возуповать, что и разгонит всякое безнадежие.

Упование паче упования погружает в созерцание милосердия Божия, в бездну коего восчувствовавший его и повергает презельное множество грехов своих, утверждаясь на крепком убеждении, что Бог спасения нашего хочет и ищет, а не пагубы. Крепиться же сие убеждение может и всегда, а наипаче тогда только на беспредельной силе крестной смерти Господа Спасителя. Посему, как всегда надлежит нам укрываться под сень креста, так тем паче тогда. И вот какою молитвой прилично тебе, вступая во врата смерти, возмолиться к Господу Богу твоему: "Господи! Множество имею я причин опасаться, чтоб Ты не осудил меня и не отверг за грехи мои по правде Твоей, но еще большее имею дерзновение надеяться на помилование по беспредельному милосердию Твоему, во Христе Иисусе, Искупителе нашем и Спасителе. Посему умоляю безмерную Твою благость, пощади меня, бедную тварь, осуждаемую грехами своими, но омываемую бесценною кровию Сына Твоего и Бога нашего, да воспрославлю Тебя во веки. Всего себя предаю в руки Твои – сотвори со мной по милости Твоей. Ты – единый Владыка жизни моей".

Мирские люди бегают помышления и воспоминания о смерти

Хотя вся жизнь наша на земле есть непрестанная брань и нам предлежит вести ее до самого конца, но главнейшая и решительная брань ожидает нас в час смерти. И кто падет в сей момент, тому уже не встать. И не дивись сему. Ибо если враг дерзал приступать к безгрешному Господу в конце земных дней Его, как сказал Сам Господь: Грядет бо мира сего князь, и во Мне не имать ничесоже (Ин. 14:30), то что может удержать его от нападения на нас грешных в конце нашей жизни?.. Самые неутомимые борцы, всю жизнь неопустительно боровшиеся с демонами и избегшие их сетей и устоявшие против нападений их, в конце жизни подвергаются князем века сего осмотру, не окажется ли в них чего-либо грешного, и те, у которых найдутся раны или пятна и отпечатки греха, удерживаются им в своей власти, а те, у которых не найдется ничего такого, минуют его свободно и упокоеваются со Христом.

Если так есть дело, то нельзя не поиметь сего в виду и наперед не готовиться встретить час тот, чтобы благоуспешно прейти его. Приготовлением к тому должна служить вся жизнь. Ты окажешься добре приготовленным к тому часу, если в продолжение всей данной тебе временной жизни будешь мужественно бороться со врагами своего спасения. Приобретши во время жизни добрый навык побеждать врагов, ты и в час смерти легко стяжешь венец победы. Также чаще помышляй со вниманием о смерти, приводя на мысль все имеющее тогда случиться. Если будешь так поступать, то час тот не неожиданно застанет тебя, почему не устрашит тебя или не сильно устрашит, и душа твоя, не расслабляемая страхом, окажется более крепкою и сильною к подъятию брани и преодолению врага. Мирские люди бегают помышления и воспоминания о смерти, чтобы не пресекать своих чувственных утех и наслаждений, которые несовместимы с памятью смертною. От этого у них все более и более растет и крепнет привязанность к благам мира, не встречая ничего поперечащего ей. Зато, когда придет время разлучиться с жизнью и со всеми любимыми вещами и утехами, они непомерно мятутся, мучаются и ужасаются.

Чтобы такое помышление о смерти принесло весь свой плод, надлежит тебе при сем, поставляя себя мысленно в состояние умирающего, в теснотах и томлениях предсмертных, представлять живо и могущие напасть на тебя тогда искушения вражеские, с воспроизведением вместе и тех мыслей и чувств, какие сильны отразить их.

 

comintour.net
stroidom-shop.ru
obystroy.com