МАЛЫЕ ГРЕХИ

 ----картинка линии разделения----

 

Не смотри на то, что грех сам по себе мал, но помни, что он бывает корнем великого зла, когда вознерадят о нем. Не столько требуют тщания и трудов большие грехи, сколько, напротив, малые и незначительные. 

Святитель Иоанн Златоуст

 

 ----картинка линии разделения----

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

----картинка линии разделения----

Верный в малом и во многом верен

Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом. Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное? И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?  (Лк.16:10-12).

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исихий Иерусалимский

Преподобный Исихий Иерусалимский 

----картинка линии разделения----

Потребить грехи наши и наши малые и большие — скверны

Когда мы, недостойные, сподобимся со страхом и трепетом причаститься Божественных и Пречистых Тайн Христа Бога и Царя нашего, тогда наиболее покажем трезвения, хранения ума и строгого внимания, да Огонь сей Божественный, т. е. Тело Господа нашего Иисуса Христа, потребить грехи наши и наши малые и большие — скверны. Ибо, входя в нас, Он тотчас прогоняет из сердца лукавых духов злобы и отпущает нам прежде бывшие грехи, и ум наш тогда оставляется свободным от беспокойной докучливости лукавых помыслов. Если после сего, стоя у дверей сердца, будем тщательно сохранять ум свой, то, когда опять будем сподоблять Святых Тайн, Божественное Тело более и более будет просвещать ум ваш и делать его блестящим, подобно звезде.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения----

Коварный дьявол… начинает действия свои с малого

Так-то, когда как бы опьянением разум бывает объят какой-нибудь безумной страстью, то трудно уже придти в настоящее свое положение, разве только падающая душа имеет особенное мужество. Худое, очень худое дело поддаваться подобным худым страстям, а потому надлежит всячески отражать их и возбранять им вход. Они, как скоро займут душу и станут обладать ей, то, как огонь, падающий на сухие дрова, возжигают в ней страшный пламень. Поэтому молю вас, употребляйте все, чтобы заградить им вход, и не давайте места какому бы то ни было злу, успокаивая себя душепагубным рассуждением: что за важность в том или в этом? Отсюда-то рождаются бесчисленные виды зла. Коварный дьявол употребляет большие (хитрости и насилие и) послабление к погибели человека, и начинает действия свои с малого. Смотри: хотел он довести Саула до того, чтобы тот пошел слушать болтовню чревовещательницы. Если бы он вначале стал внушать это Саулу, то Саул, конечно, не послушал бы его. Как, в самом деле, послушал бы тот, кто сам преследовал волхвования? Поэтому он неприметно и мало-помалу приводит его к тому. И, во-первых, когда не послушал Саул Самуила, и в отсутствие его дерзнул принести всесожжение, то, будучи обвиняем, говорит, что большая нужда настояла со стороны врагов, и в то время, как должен был рыдать, оставался спокоен, как бы ничего не сделал. Потом Бог повелел истребить амаликитян, - но он и этого не исполнил. Далее следовали злые умыслы его против Давида, - и, таким образом, неприметно и мало-помалу поскальзываясь, он не мог уже остановиться, пока, наконец, не вверг себя в самую бездну погибели. Так случилось и с Каином. Дьявол не тотчас увлек его на убийство брата, так как он и не успел бы убедить его, но, во-первых, склоняет его принести в жертву худшее, внушая ему, что в этом нет греха; во-вторых, возжег в нем ненависть и зависть, уверяя, что ничего и в этом нет; в-третьих, убедил умертвить брата и запираться перед Богом в гнусном смертоубийстве, и не прежде отступил от него, пока не довел до крайнего зла.

Итак, надобно отражать зло в начале, даже и в том случае, если бы первые преступления и не влекли за собой дальнейших, и тогда нельзя пренебрегать ими, между тем они доходят и до большего, когда душа вознерадит. Поэтому нужно употреблять все средства, чтобы истреблять пороки в самом начале. Не смотри на то, что грех сам по себе мал, но помни, что он бывает корнем великого зла, когда вознерадят о нем. Сказать ли тебе достойное удивления? Не столько требуют тщания и трудов большие грехи, сколько, напротив, малые и незначительные. Отвращаться первых заставляет самое свойство греха, а малые, по тому самому, что малы, располагают нас к лености и не позволяют мужественно восстать на истребление их. А потому они скоро и делаются великими, если мы спим. Так обычно бывает и с телом. Так и в Иуде родилось это великое зло. Если бы он не думал, что будто бы неважное дело - красть имущество бедных, то, конечно, не впал бы и в грех предательства. Также если бы иудеям не представлялось маловажным то, что они пленены тщеславием, то, конечно, не дошли бы до христоубийства. Да и всякое зло обыкновенно совершается так. Ведь никто не впадает в нечестие скоро и вдруг. В душе нашей, несомненно, есть некоторый прирожденный стыд греха и уважение к добру, и невозможно ей вдруг дойти до такого бесстыдства, чтобы отринуть все зараз, напротив, она нисходит до крайней погибели неприметно, мало-помалу, когда вознерадит. Так вошло в мир и идолопоклонство, когда стали выше меры чтить людей, как живых, так и умерших. Так же стали покланяться изваянным. Так, наконец, усилилось блудодейство и другие пороки. Смотри также: один безвременно посмеялся, другой укорил; иной отринул страх, говоря: это ничего. Что за важность - посмеяться? Что от этого может произойти? От этого происходят пустые разговоры, отсюда срамословие, а потом позорные поступки. Еще иной, когда его упрекают, что он поносит ближнего, насмехается и злословит, презирает это, и говорит, что злословить другого ничего еще не значит. На самом же деле отсюда рождается безмерная ненависть, непримиримая вражда, бесконечные укоризны, а от укоризн – драки, а от драк часто и убийство.

Лукавый демон от малого доводит до большего

Итак, этот лукавый демон от малого доводит до большего, а от большего доводит до отчаяния, изобретая, таким образом, другой способ, не менее пагубный. Подлинно, не столько губит грех, сколько отчаяние. Согрешивший, если будет бодрствовать, покаянием скоро исправляет свой проступок, а кто отчаивается и не кается, тот потому и остается без исправления, что не употребил врачевства покаяния. Есть еще и третья, самая опасная, хитрость у дьявола, именно: когда он облекает грех личиной благочестия. Но где же, скажешь, можно видеть, чтобы дьявол настолько усиливался, чтобы и до этого доходил в своих обманах? Слушай - и остерегайся его замыслов. Христос повелел через Павла (1 Кор. гл. 7), чтобы жена не отлучалась мужа, и чтобы не лишали друг друга, разве по согласию, но некоторые, по любви к воздержанию оставив мужей своих, как будто бы в самом деле это было дело благочестия, ввергли их в прелюбодеяние. Итак, подумай, какое это несчастье, что понесшие столько труда обвиняются, как будто учинившие великое зло, и как сами подвергаются крайнему наказанию, так и сожительствовавших с ними повергают в бездну погибели. Еще: иные, воздерживаясь, по заповеди поста, от пищи, мало-помалу дошли до того, что гнушаются пищей, а это приносит им величайшее наказание. То же бывает, когда свои предвзятые мнения оправдывают вопреки смыслу Писания. Некоторые из коринфян думали, что вкушать все без различия, даже и запрещенное, означает совершенство (1 Кор, гл. 8), но это было делом не совершенства, а крайнего заблуждения. Поэтому и Павел сильно запрещает им это и говорит, что они подлежат за это крайнему наказанию. Другие еще думают, что убирать волосы на голове означает благочестие. Напротив, и это запрещено, и есть дело очень постыдное. Иным, опять-таки, кажется, что они получат великую пользу, если безмерно станут скорбеть о грехах, но и это относится к умыслам дьявольским, как показал на себе Иуда, который от того и удавился. Поэтому и Павел боялся, как бы не потерпел чего подобного соблудивший, и увещевал коринфян скорее простить его, "дабы он не был поглощен чрезмерной печалью" (2 Кор. 2:7).

Потом, показывая, что это есть одна из сетей дьявола, говорит: "чтобы не сделал нам ущерба сатана, ибо нам не безызвестны его умыслы" (2 Кор. 2:11), - то есть, что он приступает к нам с великой хитростью. В самом деле, если бы он ратовал явно, то легко и удобно было бы побеждать его. Но нам легко будет и ныне победить его, если будем бодрствовать, против всех этих коварств Бог снабдил нас оружием. Слушай, что говорит Он, желая убедить нас, чтобы мы не пренебрегали ничем малым: "кто скажет брату своему: безумный, подлежит геенне огненной" (Матф. 5:22), и тот, кто смотрит похотливыми глазами, совершенный есть прелюбодей. Также и смеющихся называет несчастными, и везде истребляет начатки и семена зла и говорит, что и за праздное слово отдадим ответ. Вот почему и Иов очищал даже и помышления детей своих (Иов. 1:5). А о том, что ненадобно отчаиваться, так говорит Писание: "разве, упав, не встают и, совратившись с дороги, не возвращаются" (Иер. 8:4)? И еще: "разве Я хочу смерти беззаконника? Не того ли, чтобы он обратился от путей своих и был жив" (Иез. 18:23). Также: "если бы вы ныне послушали голоса Его"(Пс. 94:7). И много других подобных слов и примеров находится в Писании. А о том, чтобы нам не погибнуть под видом благочестия, послушай, что говорит Павел: "дабы он не был поглощен чрезмерной печалью" (2 Кор. 2:7). Зная же это, оградим себя от всех путей, гибельных для беззаботных, знанием Писания. Не говори: что в том, если я пристально посмотрю на красивую женщину? Если ты в сердце учинишь прелюбодеяние, то скоро осмелишься сделать это и плотью. Не говори: что в том, если я пройду мимо этого нищего? Если ты пройдешь мимо него, то пройдешь и мимо другого, а после этого - и третьего. И опять, не говори: что и в том, если пожелаю собственности ближнего? Это-то именно и погубило Ахаава, хотя он и цену давал, но брал против желания владевшего (3 Царст. 21). Покупающий не должен делать насилия, а должен убеждать. Если же тот, кто давал надлежащую цену, так осужден был за то только, что взял против согласия другого, то какого наказания достоин тот, кто не только делает это, но похищает насильственно, и при том, живя под благодатью? Итак, чтобы не понести нам наказания, будем блюсти себя чистыми от всякого насилия и хищничества, будем оберегать себя не только от грехов, но и от их начатков, и со всем тщанием возревнуем о добродетели. Таким образом, мы насладимся и вечных благ, благодатью и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, Которому слава во веки веков. Аминь.

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Григорий Богослов

Святитель Григорий Богослов

----картинка линии разделения----

Мне и малые проступки кажутся достойными слез

Грех есть уклонение от доброго, не допускаемое ни законом, ни природою.

Маловажному не противься слабо, чтобы не встретиться, как ни есть, с худшим.

Тот зрячий слепец, кто не видит, сколь пагубен его грех. Уметь открывать следы зверя — признак острого зрения.

Мне и малые проступки кажутся достойными слез, потому что грех есть отчуждение от Бога. Как же могу стерпеть, когда утрачиваю Бога? 

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей

----картинка линии разделения----

От пренебрежения малого… переходим и к пренебрежению великого

Потщимся, братия, хранить совесть нашу, пока мы находимся в этом мире, не допустим, чтобы она обличала нас в каком-либо деле, не будем попирать ее отнюдь ни в чем, хотя бы то было и самое малое. Знайте, что от пренебрежения сего малого и в сущности ничтожного мы переходим и к пренебрежению великого.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Никодим Святогорец

Преподобный Никодим Святогорец

----картинка линии разделения----

("ЛЕГКИЕ" ГРЕХИ)

Как могут быть малыми грехи, склоняющие нас к великому злу? 

Подумаем о грехах, называемых некоторыми легкими: они хотя и не являются смертными, но все же имеют большую тяжесть, и в них мы впадаем от слабости и отсутствия силы воли. Грех, кажущийся легким, не является таковым ни сам по себе, ни в сравнении с грехом смертным. Например, какое-нибудь озеро называют маленьким тогда, когда его сравнивают с большим морем, хотя на самом деле она вовсе не маленькое, ибо содержит много воды. Так и малое согрешение только по сравнению со смертным грехом кажется малым, но взятое само по себе оно есть большое зло. Потому что и малый, и великий грех проистекают из одного источника — нарушения Божественного закона, как говорит Евангелист Иоанн: Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие (1 Ин. 3:4). И, согласно апостолу Иакову, кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем (Иак. 2:10). 

Итак, возлюбленные мои, как мы можем называть малыми наши обычные грехи,— например, ложь, или когда мы говорим: «Из двух зол выберем меньшее, чтобы не случилось большего», или гнев, послабления в церковном благочестии, зависть, скорбь, которую мы чувствуем, когда наш ближний опережает нас в добродетели, празднословие, небрежность в словах, пресыщение чрева, услаждение вкуса и другое, подобное этому? Как могут быть малыми грехи, склоняющие нас к великому злу? 

Не будем же считать, что эти кажущиеся мелкими грехи не противны воле Божией и не удаляют нас от божественной славы Царства Небесного. Мы находимся в заблуждении, в прелести, если считаем, что какой-нибудь распространенный грех, например, празднословие, не является злом в очах Божиих. Ведь Господь очень ясно сказал о нем: Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься (Мф. 12:36,37). Как мы можем говорить, что наш неуместный смех не противен воле Божией, в то время как Господь наш, когда стал Человеком, не только никогда не смеялся, но, напротив, четыре раза плакал. Он и в учении Своем сказал: Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете (Лк. 6:25). Василий Великий в своих правилах для монахов определил неделю отлучения за смех, неуместные разговоры или шутливые слова: «Если кто-нибудь будет острить или не к месту смеяться, да будет отлучен на одну седмицу». 

Как малые грехи повреждают добродетель добродетель и умаляют благодать

Как мы можем говорить, что не противны воле Божией объедение, пьянство и ложь, когда Сам Господь сказал, что Он погубит вся глаюлющыя лжи (Пс. 5:7), и что будут алкать пресыщенные: Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете (Лк. 6:25). И вот образ того, как малые грехи повреждают добродетель и умаляют в нас божественную благодать: если муха попадет в ароматное миро, но ее быстро извлекут из него, то благоухание мира не повредится, если же муха останется в нем, то благовоние превратится в зловоние, как Дух Святой сказал устами Екклесиаста: Мертвые мухи портят и делают зловонною благовонную масть мироварника (Еккл. 10:1). 

Так и малые грехи — когда благочестивая и добродетельная душа не очищает себя от них, то они причиняют ей великий вред, потому что, если долгое время они остаются в ней, то она начинет склонять к ним свою волю, и тогда от нее удаляются чистота добродетели и благоухание божественной благодати, а достижение совершенства такой души становится делом весьма трудным. 

Эти грехи делают душу скверной и ненавистной пред Богом. Ведь если только один злой помысел является скверным и ненавистным в очах Божиих как говорит Приточник: Мерзость пред Господом помышления злых (Притч. 15:26), и если одни только мысли, когда они лукавы, отлучают душу от Бога, — неправые умствования отдаляют от Бога (Прем. 1:3), — то насколько более отлучается от любви Божией и становится отвратительной для беспредельной благости Его та окаянная душа, которая на деле совершает эти «малые» грехи? 

Нам необходимо убегать от этих «малых» грехов, потому что, если мы вознамеримся одновременно и Богу угождать, и не отказываться от «легких» грехов, то, что может быть более ненавистным для Него, чем наше желание соединить Небо с адом, тьму со светом, огонь с водой и святость со злом? 

Эти грехи, хотя и кажутся небольшими, но обладают огромной тяжестью, потому что оскорбляют Всесвятого Бога. Так же и величайшее зло, причиняемое кем-либо твари, является ничтожным по сравнению с тем, какое причиняется Творцу. Устыдимся же той легкости, с какой мы совершаем поступки, неугодные Богу. Будем исполнять заповеди Господни — все без исключения — и решимся не только не совершать этих малых грехов, но и совершенно не допускать, чтобы наше сердце склонялось к ним. Если же нам случится впасть в них по немощи естества и воли, то не допустим, чтобы наше сердце увлеклось ими, но возненавидим их, покаемся и исповедуемся в них и будем просить Господа, — да укрепит Он нас Своей благодатью, чтобы нам снова в них не впасть. 

Малые грехи удаляют от нашей души всякое добро и расслабляют ее

Задумаемся также о множестве зол, которое привносят в нашу душу «легкие» грехи. Как болезнь расслабляет тело, так малые грехи удаляют от нашей души всякое добро и расслабляют ее, уничтожая добродетели, доставляющие человеку благоухание святости. Каждый грех, хотя и кажется легким, удаляет нас от плодов духовной жизни, поставляет нас вдалеке от Святых Тайн и препятствует нашему единению с Владыкой Христом, как и пророк Исайя говорит: беззакония ваши произвели разделение между вами и Богом (Ис. 59:2). Этот малый, казалось бы простительный, грех делает нашу душу холодной для любви, умерщвляет благочестие, иссушает слезы умиления, угашает покаяние и препятствует вселению в нас благодати Христовой. Однако еще большим злом является то, когда мы от малых грехов с легкостью переходим к тяжким, смертным грехам, которые совершенно губят несчастного человека. Эти грехи делают бессильными добрые навыки души и препятствуют получению помощи от Бога. 

Задержимся теперь на том, как от малых грехов мы переходим к большим. Нам кажется маловажным неосторожно рассматривать чье-нибудь красивое лицо. Но давайте проследим, какие от этого рождаются грехи. Разглядывание красоты дает повод нечистым помыслам нападать на нас. Сначала они начинают привлекать к себе наше внимание, затем в нас появляется решимость достигнуть наслаждения, потом мы на деле совершаем грех, его повторное совершение порождает привычку к нему, привычка постепенно переходит в постоянный обычай, обычай вырастает в необходимость грешить, такое состояние порождает отчаяние, отчаяние же ввергает человека в вечные муки. 

Кто не обращает внимания на малые согрешения, впадает в большие

Господь дал назореям заповедь не пить вина и не вкушать не только зрелых, но даже и незрелых виноградных ягод, а также не пить их сока. И это потому, что у того, кто ест незрелый виноград, понемногу появляется вкус к зрелому, от него — к виноградному соку, от сока — к вину, а от вина — к пьянству. Теперь мы видим, к чему приводит длинная цепочка, начинающаяся с «легкого» греха. Тот, кто не обращает внимания на малые согрешения, впадает в большие, как говорит Дух Святой в Премудрости Сираха: ни во что ставящий малое мало-помалу придет в упадок (Сир. 19:1). 

Малые страсти, как лисицы, поедают гроздья добродетелей

Наконец, святой Иоанн Златоуст говорит, что хотя и малы семена, но из них вырастают большие деревья, также и лисицы — небольшие животные, но губят весь виноградник. Так и малые страсти, как лисицы, поедают гроздья добродетелей, человек постепенно развращается и из малых грехов впадает в великие. 

 

----картинка линии разделения----