БОРЬБА С ПОМЫСЛАМИ

 ----картинка линии разделения----

 

Блажен, кто разобьет младенцев твоих (помыслы) о камень! 

Пророк (Царь) Давид

 

----картинка линии разделения----

 

Бог (Отец)

----картинка линии разделения----

Потому Я оставил их… пусть ходят по своим помыслам

Но народ Мой не слушал гласа Моего, и Израиль не покорялся Мне. Потому Я оставил их упорству сердца их, пусть ходят по своим помыслам. О, если бы народ Мой слушал Меня и Израиль ходил Моими путями! Я скоро смирил бы врагов их и обратил бы руку Мою на притеснителей их, ненавидящие Господа раболепствовали бы им, а их благоденствие продолжалось бы навсегда. Я питал бы их туком пшеницы и насыщал бы их медом из скалы (Пс.80:12-17).

 

----картинка линии разделения----

 

Иисус Христос (Спаситель)

Иисус Христос (Спаситель)

----картинка линии разделения----

Из сердца исходят злые помыслы

Исходящее из уст — из сердца исходит — сие оскверняет человека, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления — это оскверняет человека… (Мф.15:18-20).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Пророк (Царь) Давид

Пророк (Царь) Давид

----картинка линии разделения----

Бродят помыслы в сердце их

Оттого гордость, как ожерелье, обложила их, и дерзость, как наряд, одевает их. Выкатились от жира глаза их, бродят помыслы в сердце. Над всем издеваются, злобно разглашают клевету, говорят свысока. Поднимают к небесам уста свои, и язык их расхаживает по земле (Пс.72:6-9).

Блажен, кто разобьет младенцев (помыслы) твоих  о камень!

Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих (помыслы) о камень! (Пс.136:8,9).

 

----картинка линии разделения----

 

Царь (Пророк) Соломон

Пророк (Царь) Соломон

----картинка линии разделения----

Помыслы в сердце человека — глубокие воды,  но человек разумный вычерпывает их (Притч.20:5).

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Макарий Великий 

----картинка линии разделения----

Без Бога невозможно человеку освободиться и от борьбы с помыслами

Каждый должен произвести борьбу в помыслах, чтобы в сердце его воссиял Христос. Признай себя храмом Божиим и старайся не изображать в сердце мысленных идолов. Без Бога и самому собой невозможно человеку... освободиться и от борьбы с помыслами, возможно же противиться помыслам и не услаждаться ими.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исаак Сирин

Преподобный Исаак Сирин

----картинка линии разделения----

Не решайся искушать ум свой непотребными помыслами

Человек даже до смерти, пока он в жизни этой плоти, не может не иметь помыслов и брани.

Если пришедший помысл омрачен и ты сомневаешься в нем, и не можешь ясно постигнуть, свой он или тать, помощник или наветник, скрывающийся под доброю личиною, то вооружимся на него усильною и самою скорою молитвою со многим бдением и день и ночь.

При алчущем и смиренном чреве никак не проникают в душу срамные помыслы.

Не верь, брат, что внутренние помыслы могут быть остановлены без приведения тела в доброе и чинное состояние.

Если не можешь держать в порядке свои помыслы, то хотя чувства свои сделай благоустроенными.

Не решайся искушать ум свой непотребными помыслами или зрением вводящих тебя в искушение лиц, даже когда думаешь, что не будешь преодолен сим, потому что и мудрые, таким образом, омрачались и впадали в юродство. Не укроешь пламени в недре своем без сильных скорбей плоти своей.

Перечисление движений в помыслах 

Движение помыслов в человеке бывает от четырех причин: во-первых, от естественной плотской воли; во-вторых, от чувственного представления мирских предметов, о каких человек слышит и какие видит; в-третьих, от предзанятых понятий и от душевной склонности, какие человек имеет в уме; в-четвертых, от приражения бесов, которые воюют с нами, вовлекая во все страсти, по сказанным прежде причинам. Поэтому человек даже до смерти, пока он в жизни этой плоти, не может не иметь помыслов и брани. Ибо, рассуди сам, возможно ли, чтобы прежде исшествия человека из мира и прежде смерти пришла в бездействие которая-либо одна из сих четырех причин? или возможно ли телу не домогаться необходимого и не быть вынужденным пожелать чего-либо мирского? Если же неуместно представлять себе что-либо подобное, потому что естество имеет нужду в таких вещах, то значит уже, что страсти действуют во всяком, кто носит на себе тело, хочет ли он того или не хочет. Поэтому всякому человеку, как носящему на себе тело, необходимо охранять себя не от одной какой-либо страсти, явно и непрестанно в нем действующей, и не от двух, но от многих страстей. Победившие в себе страсти добродетелями, хотя и бывают тревожимы помыслами и приражением четырех оных причин, однако же, не уступают над собою победы, потому что имеют силу, и ум их восторгается к благим и Божественным памятованиям.

----картинка линии разделения----

Вопрос. Если после многого труда, изнурения, борения, какие приобрел человек, помысл гордыни не стыдится приразиться к нему, потому что заимствует себе пищу в лепоте добродетелей его и рассчитывает на великость понесенного им труда, то чем одолеть человеку помысл свой и приобрести в душе своей такую твердость, чтобы не покорилась она помыслу?

Ответ. Когда познает кто, что отпадает он от Бога, как сухой лист падает с дерева, тогда уразумевает силу души своей: то есть своею ли силою приобрел он добродетели сии и перенес ради них все борения, между тем как Господь удерживал помощь Свою, и попускал ему одному вступать в борьбу с диаволом, и не ходил с ним вместе, как обыкновенно участвует Он в борьбе с подвизающимися и содействует им, - тогда обнаруживается сила его, лучше же сказать, ясным делается поражение и затруднение его. Ибо со святыми всегда бывает Промысл Божий, охраняющий и укрепляющий их. Им побеждает всякий чин людей, если бывает человек в подвиге и в страданиях мученических и в прочих бедствиях, постигающих за Бога и ради Его претерпеваемых. И это ясно, очевидно и несомненно. Ибо, как естество может победить силу щекотаний, непрестанно возбуждающихся в членах у людей, причиняющих им скорбь и очень сильных для того, чтобы преодолеть их? И почему другие желают победы и любят ее, но не могут одерживать оной при сильном противоборстве своем, напротив же того, каждый день терпят поражение от телесных щекотаний и пребывают в труде, в плаче и в изнеможении, трудясь о душах своих; а ты удобно возможешь понести притязания тела, которые столько трудны, и не приходить от того в большее замешательство? И как тело, в других случаях чувствительное к страданиям и не терпящее уязвления тернием, уколовшим его ноготь, может преобороть резание железом, переносить сокрушение членов и всякого рода муки, и не препобеждаться страданиями, не ощущая, как обычно естеству, сих разнообразных мучений, если кроме естественной силы не приходит отынуду другая сила, отражающая от него лютость мучений? И поелику заговорили мы о Божием Промысле, то не поленимся привести на память одну душеполезную повесть, возвышающую человека в борениях его.

Один юноша по имени Феодор, у которого все тело подвергнуто было мучениям, спрошенный кем-то: "Чувствовал ли ты мучения?" - отвечал: "Вначале чувствовал, а впоследствии увидел некоего юношу, который отирал пот моего борения, укреплял меня и доставлял мне прохладу во время подвига". О, как велики Божии щедроты! Сколько близка бывает благодать Божия к подвизающимся за имя Божие, чтобы им с радостию претерпевать за Него страдания!

Поэтому не будь непризнателен, человек, к Божию о тебе промышлению. Если, наконец, явно, что ты не победитель, а только как бы орудие, побеждает же в тебе Господь, и ты туне получаешь победное имя, - кто возбраняет тебе и во всякое время просить той же силы, и побеждать, и приимать похвалу, и исповедоваться Богу? Разве не слыхал ты, человек, сколь многие подвижники от сложения мира, быв непризнательными к сей благодати, пали с высоты жизни и с высоты подвигов своих? Сколько многочисленны и различны дары Божии роду человеческому сами в себе, столько же бывает различия в приемлемых дарах и соответственно степени приемлющих оные. Бывает умаление и величие в дарах Божиих, хотя все они высоки и чудны, но один превосходит пред другим славою и честию, и степень степени выше. И также: посвятить себя Богу и жить добродетельно есть одно из великих дарований Христовых. Ибо многие, забыв, что по сей благодати сподобились они стать отлученными от людей и посвященными Богу, причастниками и преемниками дарований Его, избранными и удостоенными служения и священнодействия Богу, вместо того чтобы непрестанно устами своими благодарить за сие Бога, уклонились в гордыню и высокомерие и думают о себе не как приявшие благодать священнодействия, чтобы священнодействовать Богу чистым житием и духовным деланием, но как оказывающие милость Богу, когда бы надлежало им рассудить, что Бог изъял их из среды людей и соделал присными Своими для познания таин Его. И не трепещут они всею душою своею, рассуждая таким образом, наипаче же когда видят, как у рассуждавших подобно сему прежде них внезапно отъято было достоинство и как Господь в мгновение ока свергнул их с той высокой славы и чести, какую имели они, и уклонились они в нечистоту, непотребство и студодеяние, подобно скотам. Поелику не познали они силы своей и не содержали непрестанно в памяти Давшего им благодать - совершать пред Ним служение, стать включенными в Царство Его, быть сожителями Ангелов и приближаться к Нему ангельским житием, то Бог отстранил их от делания их и тем, что оставили безмолвие и изменили образ жизни своей, показал им, что не их была сила, если соблюдали они благочиние в житии и не тревожили их понуждения естества, демонов и иных прочих сопротивностей, напротив же того, была это сила благодати Божией, производившая в них то, чего мир, по трудности этого, не может вместить или слышать и в чем они пребывали долгое время и не были побеждаемы, почему, конечно, была в них некая сопутствующая им сила, достаточная к тому, чтобы во всем помогать им и охранять их. Но поелику забыли они о силе этой, то исполнилось на них слово, сказанное Апостолом: Якоже не искусиша имети в разуме Бога, Владыку своего, совокупившего персть для духовного служения, предаде их... в неискусен ум (Рим.1:28), и как надлежало, восприяли они бесчестие за свое заблуждение.

О невольных лукавых помыслах

Иные подкрепляют тело и желают дать ему малый покой ради дела Божия, пока не соберутся с силами и не возвратятся снова к делу своему. Посему в немногие дни покоя своего не ослабим совершенно наблюдения над собою и не предадим расслаблению всей души своей, как не имеющие и намерения снова возвратиться к делу своему.

Иные во время мира поражаются стрелами вражиими, и это суть те, которые по дерзновению воли собирают брение душам своим и в стране святой, то есть в молитве, видят себя одетыми в нечистую одежду. А это есть то самое, что возбуждается в душе их в час помышления о Боге и молитвы. Что приобрели мы во время нерадения своего, то и посрамляет нас во время молитвы нашей.

Трезвенность помогает человеку больше, чем дело, а разрешение на что-либо вредит ему больше, чем покой. От покоя происходят и тревожат человека домашние брани, но он имеет возможность прекращать их. Ибо, как скоро человек оставит покой и возвратится на место дел, брани сии отъемлются от него и удаляются. Но не таково порождаемое разрешением, каково порождаемое расслаблением и покоем. Пока человек во время покоя пребывает в области свободы своей, может он снова возвратиться и управить собою по установлению правила своего, потому что он еще в области свободы своей. Но, давая себе разрешение, выходит он из области свободы своей. Если бы человек не отринул совершенно наблюдения над собою, то не был бы с насилием и невольно вынужден покоряться тому, что не доставляет ему покоя. И если бы не вышел совершенно из пределов свободы, то не было бы с ним таких по необходимости связывающих его обстоятельств, которым не в силах он воспротивиться.

Не давай, человек, свободы которому-либо из чувств своих, чтобы не дойти до невозможности снова возвратиться к свободе. Покой вредит только молодым, а разрешение - и совершенным и старым. Вследствие покоя доходящие до худых помыслов могут снова возвратиться к наблюдению над собою и утвердиться в высоком своем житии. А которые, по надежде на дело, вознерадели о наблюдении над собою, те от высокого жития отведены пленниками в жизнь распутную.

Иной поражен в стране вражеской, а умирает во время мира. Иной выходит под предлогом купить себе жизнь, и получает в душу свою острое жало. Не тогда будем печалиться, когда поползнемся в чем-нибудь, но когда закосневаем в том же, потому что поползновение бывает часто и с совершенными, а закосневать в том же, есть совершенное омертвение. Печаль, какую чувствуем при своих поползновениях, вменяется нам благодатию вместо чистого делания. Кто, в надежде на покаяние, поползнется вторично, тот лукаво поступает с Богом, неведомо нападает на него смерть и не достигает он времени, в которое надеялся исполнить дела добродетели. Каждый, давший волю чувствам, дал волю и сердцу.

Делание сердца служит узами для внешних чувств. И если кто с рассудительностию занимается оным, по примеру живших до нас отцов, то сие бывает явно по следующим в нем трем явлениям, а именно: не связан он телесными выгодами, не любит чревоугодия и вовсе далека от него раздражительность. Где имеют место три эти явления, то есть телесная (малая ли то или большая) выгода, вспыльчивость и преодоление чревоугодием, там (да будет тебе известно), хотя бы человек по-видимому уподоблялся древним святым, разрешение на внешнее происходит у человека от нетерпеливости во внутреннем, а не от особенного небрежения души его. А иначе почему бы, пренебрегая телесным, не приобрести кротости? За рассудительным пренебрежением следуют: ничем несвязанность, пренебрежение покоем и людскою приверженностию. И если кто, с готовностию радуясь, приемлет ущерб ради Бога, то чист он внутренне. Если не пренебрегает никем за телесные его недостатки, то поистине он свободен. Кто не смотрит с приятностию на оказывающего ему честь или не негодует на того, кто его бесчестит, тот в этой жизни мертв стал для мира. Хранение рассудительности лучше всякого жития, каким бы способом и в какой бы человеческой мере оно проводимо ни было.

Не питай ненависти к грешнику, потому что все мы подлежим ответственности. И если восстаешь на него ради Бога, то плачь о нем. И для чего тебе ненавидеть его? Ненавидь грехи его и молись о нем, чтобы уподобиться Христу, Который не гневался на грешников, но молился о них. Не видишь ли, как плакал Он об Иерусалиме (Лк.19:41)? И над нами во многом посмевается диавол. За что же ненавидеть того, кто, подобно нам, осмеян и над нами посмевающимся диаволом? И за что ненавидишь, человек, грешника? Не за то ли, что он, подобно тебе, неправеден? Где твоя правда, когда не имеешь любви? Почему не плакал ты о нем? Но ты гонишь его. По неведению иные возбуждаются к гневу, представляя себя судьями над делами грешных.

Будь проповедником Божией благости, потому что Бог правит тобою, недостойным, потому что много ты должен Ему, а взыскания Его не видно на тебе, и за малые дела, тобою сделанные, воздает Он тебе великим. Не называй Бога только правдивым к тебе, потому что в твоих делах не дает себя познавать правосудие Его. Хотя Давид именует Его правдивым и правым, но Сын Его открыл нам, что паче Он благ и исполнен благостыни. Ибо говорит: благ есть к лукавым и нечестивым (Лк.6:35). Почему именуешь Бога только правдивым, когда в главе о награде делателям встречаешь: ...друже, не обижу тебе... хощу и сему последнему дати, якоже и тебе... Аще око твое лукаво, яко Аз благ есмь (Мф.20:13,14,15)? Почему также человек именует Бога только правдивым, когда в главе о блудном сыне, блудно расточившем богатство, встречает, что при одном показанном им сокрушении притек и пал на выю его, и дал ему власть над всем богатством Своим? Никто другой не сказал сего о Боге, чтобы мы не усумнились о Нем, напротив того, Сам Сын Божий засвидетельствовал о Нем это. Где же правда Божия? - Мы грешники, а Христос за нас умер! Если столько Он милостив, то будем веровать, что не приемлет Он изменения.

Да не помыслим никогда сего беззакония, чтобы Бога наименовать немилосердым! Свойство Божие не изменяется, подобно мертвецам. Бог не приобретает того, чего у Него нет, не лишается того, что у Него есть, или не получает приращения, подобно тварям. Что имел Бог от начала, то всегда имеет и будет иметь до бесконечности, как сказал блаженный Кирилл в толковании на книгу Бытия: бойся Бога, говорит он, из любви к Нему, а не по грозному имени, Ему приданному. Возлюби Его, как обязан ты любить Его, и не за то, что даст тебе в будущем, но за то, что получили мы в настоящем, и за этот один мир, который сотворил Он для нас. Ибо кто в состоянии воздать Ему? Где воздаяние Ему в делах наших? Кто убедил Его вначале привести нас в бытие? Кто умоляет Его о нас, когда мы не воспоминаем о Нем? Когда нас еще не было, кто возбудил к жизни это тело наше? И еще: откуда мысль ведения западает в персть? О, как дивно милосердие Божие! О, как изумительна благодать Бога и Творца нашего! Какая сила, довлеющая на все! Какая безмерная благость, по которой Он естество наше в нас, грешных, снова возводит к воссозданию! У кого достанет сил прославить Его? Восставляет преступившего заповедь Его и похулившего Его, обновляет неразумную персть, соделывает ее смысленною и словесною, персть рассеянную и бесчувственную, чувства расточенные делает природою разумною и достойною способности мыслить! Грешник не в состоянии и представить себе благодать воскресения Его. Где геенна, которая могла бы опечалить нас? Где мучение, многообразно нас устрашающее и препобеждающее радость любви Его? И что такое геенна в сравнении с благодатию воскресения Его, когда восставит нас из ада, соделает, что тленное сие облечется в нетление, и падшего в ад восставит в славе?

Приидите, рассудительные, и удивляйтесь. Кто, имея ум мудрый и чудный, достойно подивится милости Создателя нашего? Есть воздаяние грешникам, и вместо воздаяния праведного воздает Он им воскресением, и вместо тел, поправших закон Его, облекает их в совершенную славу нетления. Эта милость - воскресить нас после того, как мы согрешили, выше милости - привести нас в бытие, когда мы не существовали. Слава, Господи, безмерной благодати Твоей! Вот, Господи, волны благодати Твоей заставили меня умолкнуть, и не осталось у меня мысли для возблагодарения Тебе! Какими устами исповедуемся Тебе, благий Царь, любящий жизнь нашу? Слава Тебе за сии два мира, которые создал Ты к нашему возрастанию и наслаждению всем, Тобою созданным, возводя нас к ведению славы Твоей, - слава Тебе отныне и до века! Аминь.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Симеон Новый Богослов

Преподобный Симеон Новый Богослов

----картинка линии разделения----

Каков помысл здесь, такова будет участь души там

Вот причина, почему так непостоянен и удобопревратен помысл человеческий! Он может установиться и стоять на одном только тогда, когда отвергнет все тленное, тварное и видимое, прейдет окружающую его тьму и срастворится с вечным, невидимым, постоянным и пребывающим. Ибо, каково то, чем занят бывает помысл, таково бывает и состояние помысла: занимаясь постоянным — он постоянствует, занимаясь непостоянным — волнуется. Треволнения мира показывают, что блага его — не настоящие блага, а треволнения помысла дают разуметь, что состояние его — не достодолжное. Но каков помысл здесь, такова будет участь души там.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Иоанн Лествичник

Преподобный Иоанн Лествичник 

----картинка линии разделения----

Враг скверных и нечистых помыслов есть сокрушение сердца

Нечистые и постыдные помышления обыкновенно рождаются в сердце от беса блуда, сего сердцеобольстителя, но их исцеляет воздержание и вменение их ни во что.

Не приучай... простосердечных иноков к тонкоразборчивости помыслов, но лучше, если можно, и тонкоразборчивых приучай к простоте, это дело преславное.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Василий Великий

Святитель Василий Великий 

----картинка линии разделения----

Надобно не только бдительно наблюдать за помыслами, но удаляться от общения с тем, что тревожит и смущает рассудок и производит в душе брани и борения

Прежде всего, должны мы всеми мерами удерживать помысл, установив над ним трезвенный надзор ума, чтобы не дозволить душе предаваться необдуманным стремлениям по увлечениям тела.

Надобно не только бдительно наблюдать за помыслами, но по возможности, удаляться от близкого общения с тем, что все более, приближаясь к нам, приводит нам на память страсти, тревожит и смущает рассудок и производит в душе брани и борения. Ибо ту брань, которая невольно постигает нас, принимать на себя необходимо, но весьма безрассудно воздвигать самим против себя брань произвольную.

Когда душа, ослабив твердость и собранность мысли, пробудит в себе первые встретившиеся ей воспоминания о предметах без разбора взятых, тогда помысл, невежественно и безрассудно увлекаясь воспоминаниями об этих предметах и долго на них останавливаясь, из одного заблуждения переходит в другое, еще далее его заводящее, пока, наконец, не вринется в гнусные и ни с чем не сообразные мысли. Но таковое нерадение и такую рассеянность души должно исправлять и отклонять от себя более собранным и строгим вниманием ума, и в каждую настоящую минуту надобно занимать непрестанно душу размышлением о том, что прекрасно.

Когда же диавол предпринимает строить свои козни и с великою силою старается в безмолвствующую и в покое пребывающую душу впустить свои помыслы, как разжженные какие-то стрелы, внезапно воспламенить ее и произвести в ней продолжительные и неистребимые воспоминания однажды в ней впечатленного, тогда трезвением и усильнейшею внимательностью должно отражать таковые нападения, подобно тому, как борец самою строгою осторожностью и изворотливостью тела, отклоняет от себя удары противоборцев, и между тем все, т. е. и прекращение брани, и отражение стрел, приписывать должно молитве и призыванию помощи свыше.

Хотя бы во время... молитв он <враг> и стал влагать лукавые мечтания, душа да не перестает молиться, и да не почитает собственными своими произращениями эти лукавые всеяния врага, эти мечтания неистощимого в кознях чудодея... но рассудив, что появление неприличных мыслей бывает в нас по безотвязности изобретателя лукавства, тем усиленнее да припадает к Богу, и да молит Его рассыпать лукавую преграду остающихся в памяти непристойных помыслов, чтобы стремлением ума своего беспрепятственно, без всякого промедления и мгновенно востечь к Богу, когда нашествия лукавых помышлений нимало не будут пресекать пути. Если же и продолжится таковое восстание помыслов по безотвязности воюющего с нами, то и в этом случае не должно приходить в отчаяние и оставлять подвиги на половине дела, но терпеть дотоле, пока Бог, видя нашу стойкость, не озарит нас благодатью Духа, которая обращает в бегство наветника, очищает и наполняет Божественным Светом ум наш и дает, что мысль наша в неволненной тишине служит Богу с веселием.

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Григорий Палама

Святитель Григорий Палама

Если видит кто в себе борющий блудный помысл…

Видит ли кто в себе жестоко борющий блудный помысл, да познает он, что он еще не распял себя. Как же ему распять? Пусть избегает любопытных взглядов на женщин и неподобающей близости с ними, а также и неуместных бесед; пусть убавит материал, питающий вожделение; пусть не допускает чрезмерного употребления вина, опьянения, обжорства, многоспания, и с этим удалением от зла пусть присоединит и смиренномудрие, в сокрушении сердца призывая Бога в помощь против страстей.

Беспокоит ли тщеславный помысл?

А ты наедине и перед судом своей совести приведи себе на память Господень совет о сем в Евангелии, говорящий: не ищи показывать себя превосходящим других; добродетели, насколько имеешь, совершай втайне, имея в виду только Бога и будучи видим только Им одним, и Отец Твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6:1-6,18). Если же и после того, как ты нанес решительный удар возбудителям каждой из страстей, тебя снова обеспокоит внутренний помысл — не бойся, пусть он будет для тебя поводом для получения венцов, ибо он уже не склоняет и не оказывает действия, но является лишь бессильным движением, как побежденный в твоей борьбе о Бозе.

Благоухание помыслов

Как если на угли положишь что-нибудь ароматное, ты привлечешь и удержишь приходящих, а если нечто зловонное и неприглядное, то оттолкнешь их и отвратишь, — так и относительно помыслов: если возымеешь священную заботу и тщание о них, сделаешь себя достойным Божественного посещения, потому что это-то и есть благоухание аромата, которое Господь обоняет, если же будешь питать дурные, и грязные, и земные помыслы, то будешь далек от Божественной неги, сделав себя, увы, достойным того, чтобы Бог отвратился от тебя! Яко не пребудут беззаконницы пред очима Твоима (Пс. 5:6), говорит Богу Псалмопевец. Потому что когда Закон предписывает: помнить во всем Господа Бога, сидя, и ходя, и лежа, и вставая (Втор. 6:7), и Евангелие говорит: испытайте Писания и в них обрящете Живот Вечный (Ин. 5:39), и Апостол увещевает, говоря: непрестанно молитеся (1 Фес. 5:17), — то и задерживающий свой ум в земных помыслах, конечно, является преступником, а не тем ли более тот, кто погрязает в дурных и грязных?

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Ефрем Сирин

Преподобный Ефрем Сирин 

----картинка линии разделения---

Мы не можем остановить помыслов, но можем противиться помыслам

Если кто из вас, братия, имеет у себя нечистые и срамные помыслы, то да не предается в нерадении отчаянию, но да обратит сердце свое к Богу и, воздыхая, со слезами скажет: востани, Господи... (Пс. 34:23), вскую оставил... (Пс. 21:2).

Лукавому помыслу так же худо давать возрастать в душе, как и траве на гряде с овощами.

Остров, лежащий среди моря, может ли остановить волны, чтобы они не ударяли в него? По крайней мере, остров противится волнам. Так и мы не можем остановить помыслов, но можем противиться помыслам.

Кто совершенно совлекся мирского образа мыслей, тот пребывает неуязвимым, а кто не совлекся, тот часто принимает на себя удары.

Иов приносил жертвы за детей своих, говоря: может быть, в сердцах своих рассуждали они о чем худом (Иов. 1:5).

Некто из святых сказал: «Думай о хорошем, чтобы не думать о худом, потому что ум не терпит быть в праздности».

Блажен, кто разжигаемый страхом Божиим всегда имеет в себе теплоту Святаго Духа, и попалил терния и волчцы лукавых помыслов.

Лукавый помысл

Лукавый помысл, если найдет себе доступ в душу, услаждает ее лукавыми мыслями, чтобы потом умертвить, и делается лукавый помысл как бы сетью в душе, и ничем не изгоняется из души, разве только молитвою, слезами, воздержанием и бдением.

Если когда нечистые помыслы тревожат ум твой, возлюбленный, то не отчаивайся, но приводи себе на память Божии щедроты.

Хочешь ты стать руководителем души?

Отвсюду приведи себя в безопасность... чтобы не погрязнуть тебе в сластолюбивых помыслах и не потерпеть крушения в пристани.

Не расслабевай, брат, от приходящих тебе помыслов, ибо это — начало борения.

Когда придет тебе на мысль лукавый помысл, воззови ко Господу со слезами, говоря: «Господи, будь милостив ко мне грешному (Лк. 18:13) и прости меня, Человеколюбец! Отгони от нас лукавого, Господи!».

Как положившие только начало будем ежедневно приводить в порядок свои помыслы. Ибо, таким образом, укрепимся более в силах.

Да не смущают тебя помыслы твои, не отступай с того места, где преспеваешь ты о Господе. Ибо верим Сказавшему: вам же и власи главнии вси изочтени суть (Мф. 10:30).

Восемь помыслов, которыми производится все худое

Есть восемь помыслов, которыми производится все худое: чревоугодие, блуд, сребролюбие, гнев, безвременная печаль, уныние, тщеславие, гордость. Они-то ведут брань со всяким человеком... Если хочешь препобедить чревоугодие, возлюби воздержание, имей страх Божий, и победишь. Если же хочешь препобедить блуд, возлюби бдение и жажду, помышляй всегда о смерти, и никогда не имей бесед с женщиной и победишь. Если хочешь препобедить сребролюбие, возлюби нестяжательность и нерасточительность. Если хочешь препобедить гнев, приобрети кротость и великодушие и содержи в мысли, сколько зла делали иудеи Господу нашему Иисусу Христу, и, однако же, Он, как человеколюбец Бог, не гневался на них, а напротив того, молился за них, говоря: Отче, отпусти им грех сей: не ведят бо, что творят (Лк. 23:34). Если хочешь преодолеть безвременную печаль, никогда не печалься о чем-либо временном, но если тебя язвят словом, или беспокоят, или бесчестят, не печалься, а напротив того, радуйся. Тогда только печалься, когда согрешишь, но и в сем случае соблюдай меру, чтобы не впасть в отчаяние, и не погибнуть. Если хочешь препобедить уныние, займись, хотя ненадолго каким-нибудь рукоделием, или читай, или часто молись. Если хочешь препобедить тщеславие, не люби похвал, ни почестей, ни хороших одежд, ни первоседания, ни предпочтения, а напротив того, люби, чтобы порицали и бесчестили, возводя на тебя ложь: и укоряй сам себя, что ты грешнее всякого грешника. Если хочешь препобедить гордость, что ни делаешь, не говори, что делается сие собственными твоими трудами или собственными твоими силами, но постишься ли, проводишь ли время во бдении, спишь ли на голой земле, поешь ли псалмы, или прислуживаешь, или кладешь много земных поклонов, говори, что при Божией помощи и при Божием покровительстве делается сие, а не моею силою и не моим старанием.

Ненавистник же добра, к искушению нашему, сливает вещи, чтобы правитель — ум не умел различать доброго и худого, посему, при скоплении в нас суетных помыслов... прибегнем скорее к духовному учению.

Надобно крепко взяться за целомудренный помысл

Новоначальным нужно реже заводить разговор о тайных помыслах, потому что самое напоминание производит немалое движение, сообщая душе нечистоту и понемногу воспламеняя ее и приводя в страсть. Надобно же такие помыслы открывать святым и опытным старцам, потому что одолеваемые необузданной страстью часто, начав речь о целомудрии, устремляются к разрушению и уничтожению сей добродетели. Посему, желающему покаяться надобно крепко взяться за целомудренный помысл, плоть изнурять добрыми трудами, и непрестанным памятованием о Боге очистить мысль от всего худого и гнусного. Через сие ум наш исполняется Божией благодати, обитающая же в уме и обладающая им благодать Божия бывает препятствием злокозненным помыслам, заграждая им доступ, когда намереваются войти.

Кто всякую горечь подавлял в своих помыслах, у того в членах потекут источники сладостного веселия.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Исихий Иерусалимский

Преподобный Исихий Иерусалимский 

----картинка линии разделения----

Небезопасно попускать помыслам входить в сердце наше

Как невозможно Красному морю узрену быть на тверди небесной между звездами и, как нельзя человеку, ходящему по земле, не дышать здешним воздухом, так невозможно нам очистить сердце свое от страстных помыслов и изгнать из него мысленных врагов без частого призывания имени Иисус-Христова.

Небезопасно прежде приобретения умом большой опытности в брани попускать помыслам входить в сердце наше, — особенно вначале, когда душа наша еще сочувствует демонским прилогам, соуслаждается ими и охотно устремляется вслед их, но должно, как только они будут сознаны, тотчас, в самый момент нахождения их и приражения, отсекать их. Когда же ум, долгое время пребывая в таком дивном делании, обучится сему подвигу, все в нем разузнает и навык приобретет в ведении такой брани, так что верно будет распознавать помыслы и, как говорит Пророк, будет в состоянии легко ловить лысы малые (Песн. 2:15), тогда можно искусно попускать им входить внутрь, сражаться с ними с помощью Христовой, обличать и извергать вон.

Наука наук умение управляться со злотворными помыслами

Наука наук и искусство искусств есть умение управляться со злотворными помыслами. Самое лучшее против них средство и искусство — смотреть с помощью Господа за появлением прилога их, и мысль свою всегда хранить чистою, как храним око телесное, им же самим острозорко усматривая могущее случайно повредить его и всячески стараясь не допускать до него даже порошинки.

Горечью от яда худых помыслов исполняется сердце наше, когда, вознерадев по причине забвения, надолго отводимы бываем от внимания и молитвы Иисусовой. Но когда по любви к Божественному, с крепким усердием, прилежно начнем в нашем детелище мысленном (в мысленной мастерской, в сердце) совершать вышереченное, (т.е. внимание и молитву), оно опять исполняется сладости в чувстве услаждения Божественным некиим радованием. Тогда-то твердые полагаем мы намерения всегда ходить в безмолвии сердечном, и не ради чего другого, а ради ощущаемой от него в душе приятной сладости и отрадности.

Помыслы изглаждает молитва Иисусова

Помыслы, против воли нашей втеснившиеся и стоящие в сердце, обыкновенно изглаждает молитва Иисусова с трезвением из глубин помышления сердечного.

Как снег не породит пламени, вода не родит огня, терн — смокв, так сердце каждого человека не освободится от бесовских помыслов, слов и дел, если не очистит своего внутреннего, не сочетает трезвения с молитвой Иисусовой, не стяжет смирения и душевного безмолвия, и не будет со всем усердием тещи, поспешая в предняя.

Прекословие обыкновенно преграждает дальнейший ход помыслам, а призывание имени Иисус-Христова изгоняет их из сердца. Как только образуются в душе прилог представлением чувственного какого-либо предмета, как то: оскорбившего нас человека, или женской красоты, или сребра и злата, или когда все это одно за другим побывает в мысли нашей, тотчас обличается, что привели в такое мечтание сердце наше духи злопамятства, блуда и сребролюбия. Если ум наш опытен, обучен и навык блюсти себя от приражений и видеть ясно, как днем, обольстительные мечтания и прелести лукавых, — то тотчас отпором, прекословием и молитвою Иисус-Христовою легко угашает разжженные стрелы диавола, не позволяя страстному мечтанию увлекать вслед себя и наши помыслы, а помыслам сим согласоваться с призраком прилога, или дружелюбно беседовать с ним и вдаваться в многомыслие, или сосложиться с ним, — за чем с некоторою необходимости, как ночь за днем, следуют худые дела.

Как без большого корабля нельзя переплыть морской пучины, так без призывания Иисуса Христа невозможно изгнать прилога помысла лукавого.

Что помыслы наши не что иное суть, как одни мечтательные образы вещей чувственных и мирских, этого многие не знают. Когда же побудем мы подольше трезвенно в молитве, тогда молитва освобождает наш ум от всякого вещественного образа лукавых помыслов и дает ему познавать словеса супостатов (может быть значение помыслов вообще, что они суть, или планы и виды врагов  при всевании помыслов), и ощутить пользу молитвы и трезвения.

Если хочешь покрыть стыдом помыслы

Если истинно хочешь покрыть стыдом помыслы, достодолжно безмолвствовать и без труда трезвенствовать сердцем, да прильнет к дыханию твоему молитва Иисусова, — и в немного дней увидишь это на деле.

Как если, когда вредоносные яства, недавно принятые, произведут в теле болезненную тревогу, вкусивший их, лишь только почувствует сей вред, поспешит извергнуть их вон, то остается невредимым, так и ум, когда, поглотив принятые им порочные помыслы и почувствовав душевредную горечь их, поспешит молитвой Иисусовой, из глубин сердца возглашаемой, извергнуть их вон и далеко отбросить их от себя, то через это избежит всякого от них вреда, как по милости Божией научение от других и вместе с ним собственный опыт предали трезвенствующим разуметь настоящее дело.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Марк Подвижник

Преподобный Марк Подвижник

----картинка линии разделения----

Не подумай когда-нибудь нерадеть о помыслах

Если хочешь, чтобы тебя не беспокоили злые помыслы, то принимай уничижение души и скорбь телесную... во всякое время, во всяком месте и во всяком деле.

Лукавый помысл

Лукавый помысл, для низлагающих его в себе, есть знак любви к Богу, а не греха, ибо не приражение помысла есть грех, но дружеская с ним беседа ума.

Приражение помысла

Приражение помысла не есть ни грех, ни правда, но обличение самовластной нашей воли. Потому-то и попущено ему приражаться к нам, дабы преклоняющихся к заповеди удостоить за верность венцов победных, а преклоняющихся к самоугодию, за неверность показать достойными осуждения. Но и сие надлежит знать нам, что не тотчас после каждого нашего изменения дается по оному суд, оказались ли мы искусными или достойными отвержения, но когда во все наше пребывание в сей жизни будем испытаны приражениями, побеждая и будучи побеждаемы, падая и восставая, блуждая и будучи наставляемы на добрый путь, тогда только в день исхода, по сочтении всего, соразмерно сему будем судимы или похваляемы.

Не презирай (не небреги) никакого помысла по нерадению. Ибо никакое помышление не утаено пред Богом.

Не говори: я и не хочу, а он (помысл) приходит. Ибо, конечно, если не это самое, то причины сего верно любишь.

Тот невоздержник, кто питается помыслами, ибо хотя бы они были и полезны, но полезнее надежды быть не могут.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Максим Исповедник

Преподобный Максим Исповедник

----картинка линии разделения----

Если хочешь избавиться от помыслов

Если хочешь избавиться от помыслов, уврачуй страсти: и тогда удобно изгонишь их из ума. Именно в отношении к блудной страсти — постись, совершай бдение, трудись и уединяйся; относительно гнева и печали, ни во что вменяй славу, и бесславие, и прочие вещи земные; относительно злопамятства, молись за оскорбившего — и избавишься.

 

----картинка линии разделения----

 

Святитель Иоанн Златоуст

Святитель Иоанн Златоуст

----картинка линии разделения---

Властвуй над своими помыслами, чтобы быть господином всего

Если же зародится внутри худая мысль, тотчас прогонять ее благочестивым размышлением — и всякое непозволительное пожелание тотчас исчезнет.

В душе нашей одни помыслы — неразумные и скотские, другие — зверские и дикие, их нужно побеждать, одолевать и покорять власти разума.

Не думай, что только совокупление <блудное> составляет грех, осуждению подлежит сама мысль.

Если какой-нибудь помысл смущает нас, то приведем себе на мысль это изречение: како сотворю глагол злый сей и согрешу пред Богом.

Если в нас рождается какой-нибудь скверный помысл, то надобно подавлять его внутри и не допускать ему переходить в слова.

Не пленяйтесь беспорядочными зрелищами, не оскверняйте своих мыслей чуждыми песнями. Ты можешь  обуздать свои мысли, хотя бы привычка и увлекала тебя в ту сторону. Ты не раб, а свободный, и не насильно берут тебя в плен и порабощают, но ты сам по своей воле продаешь себя греху.

Все же нечистые и постыдные помыслы и всякие искушения плоти должны мы изгонять страхом и любовью Христовой и образом Креста Его.

Если же когда и случится, что диавол увлечет ум, то не должно долго останавливаться на помыслах, чтобы согласие на дело не было вменено пред Богом в день Суда, когда Бог будет судить сокровенное людей.

Властвуй над своими помыслами, чтобы быть господином всего, потому что данная нам власть над животными должна сделать нас способными и к властвованию над самими собою.

Если какой-нибудь помысл проникнет насильно, следует задушить его внутри и не допускать, чтобы он обнаружил себя в словах, но иссушить его в самом корне, тщательно охранять в безопасности дверь, и злым желаниям не позволять и родиться, а зародившиеся уже подавлять.

Тот, кто угождает своему чреву и в то же время хочет побороть блудные мысли, уподобляется человеку, желающему маслом тушить огонь.

Он <Христос> пришел поселиться у тебя, а ты вводишь к себе злые помыслы.

Не в нашей воле совершенно не допускать на ум что-либо греховное... такие мысли часто как-то приходят ему, но если кто мудр, устраняется от них, а склоняется к лучшим и заключающим много полезного.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Кассиан Римлянин

Преподобный Кассиан Римлянин

----картинка линии разделения----

Борьба с помыслами, и чрез них со злыми духами, сопровождающая всякие другие борьбы, и переживающая их все

Вопрос. Никакого не видим успеха в установлении внимания, при всем старании. Ума никак не удержишь от блужданий. Даже и тогда, как чувствуешь, что сердце сочувственно устремляется к определенному созерцанию, ум нечувствительно оттуда спустившись, с безмерною быстротою впадает в обычные свои скитания. Так несчетное число раз каждый день отводится он в плен своими парениями туда и сюда. Потому берет даже отчаяние достигнуть когда-либо желаемого исправления сей немочи, и думается, что напряжение внимания на сие дело есть напрасный труд, когда видишь, что душа, не смотря на то, все же каждую минуту быстрыми полетами пускается блуждать. Привлечешь ее страхом Божиим к духовному созерцанию, но она, прежде чем установится в нем, опять мгновенно исчезает из вида. И тогда, как упредив ее намерение бежать, схватишь ее в самом начале и опять повлечешь к созерцанию, от которого стала отступать, намереваясь, как бы какими узами связать ее напряженнейшим вниманием сердца, – она во время этого самого труда над нею успевает ускользнуть из внутреннего святилища быстрее, чем угорь из рук рыболова. Трудясь, таким образом, каждый день со всем усердием над хранением мыслей, и не видя никакого в том успеха, невольно приходишь к заключению, что такие блуждания мыслей не от нас, а верно такова уж природа наша.

Так скоро делать заключения, не исследовав дела, как должно, не безопасно. По своему бессилию или неумению успеть в чем-либо, полагать, что такой успех и ни для кого не возможен, не справедливо. Это похоже на то, как если бы кто, не умея плавать и искусственно держаться на воде, заключил, что, как его тело по тяжести своей не может держаться на воде, тела же у всех такие же как и его тело, то и ничье тело не может держаться на воде, и никто следовательно не может плавать, – такова уж природа тел, что плавать нельзя. Как бы ни казалось ему правым такое заключение, но опыт его не оправдывает. Таково и ваше суждение. Ум наш по природе своей не может оставаться праздным, почему неизбежно ему, если не имеет в себе наперед предусмотрительно заготовленных предметов, над которыми упражнял бы он свои движения, и которыми бы постоянно занимался, – по своей подвижности убегать туда и сюда, и повсюду летать, пока долговременным упражнением и постоянным навыком, – что вы называете напрасным трудом, – из опыта узнает, какие надлежит ему заготовить в своей памяти материалы, чтоб около их вращаться в своих неутомимых полетах, и чрез неотступное пребывание в сем труде стяжать силу отражать противоположные им внушения врага, которыми развлекаем был прежде, и таким образом непоколебимо пребывать в том состоянии (невозмутимости и внутреннего покоя), которого желает. Итак, не следует нам непостоянство беспорядочного блуждания помыслов приписывать человеческой природе, или Богу – Творцу ее. Ибо истинно слово Писания, что Бог сотворил человека правым, а сии (люди) взыскали помыслов многих (Екклез. 7:30). Следовательно качество помыслов от нас зависит. И Псалмопевец говорит: блажен муж, емуже есть заступление его у Тебе: восхождения в сердце своем положи (Пс. 83:6). Видите, что в нашей состоит власти полагать в сердцах своих или восхождения, т.е. до Бога достигающие помышления, или нисхождения, т.е. помыслы, ниспадающие долу, к вещам земным и плотским. Если бы помыслы не в нашей состояли власти, то Господь не упрекнул бы Фарисеев: вскую вы мыслите лукавая в сердцах своих (Мф. 9:4)? И чрез Пророков не повелевал бы: удалите худые помыслы ваши от очей Моих (Ис. 1:16), – и:доколе будут медлить в тебе порочные мысли твои (Иерем. 4:14).

То правда, что многие суетные помыслы даже против воли нашей тревожат нас и почти без нашего ведения обольщают нас, входя в нас так неприметно и хитро, что мы но только не можем воспрепятствовать их входу, но и с великим трудом узреваем их, но принимать их, или отвергать, возможно всякому, кто при помощи Божией употребит на то свое старание и усилие. Как возникновение их не зависит от нас, так отвержение или приятие их состоит в нашей воле. Впрочем, и в самом приражении помыслов не все надобно приписывать набегу помыслов, или тем духам, которые стараются всеять их, но от нас зависит исправить качество помыслов, и сделать, чтоб в сердцах наших возникали духовные-святые помыслы вместо плотских-земных, если не всегда, то наибольшею частью. Когда кто разумно и тщательно поучается в Св. Писании, упражняется в псалмах и пении, пребывает в посте и бдении, непрестанно памятует о будущем, – о Царстве небесном, о геенне огненной, – и обо всех делах Божиих, тогда худые помыслы уменьшаются и появляются реже. Когда же кто, напротив, занимается мiрскими заботами и плотскими делами, и вдается в суетные и праздные беседы, тогда худые помыслы умножаются в нас.

Деятельность ума нашего хорошо сравнивается с мельничным жерновом, который от стремительного течения воды быстро вертится кругом. Он никак не может перестать вертеться, движим, будучи водою, но во власти приставника состоит, пшеницу ли молоть, или жито, или куколь растирать. Так и ум наш в течении настоящей жизни, будучи непрестанно приводим в движение устремляющимися на него отовсюду потоками впечатлений, не может быть праздным от волнения помыслов, но какие из них принимать или усвоять себе, это зависит от нашей воли и усмотрения. Если мы, как сказано, постоянно будем заниматься поучением в Св. Писании, память наполнять духовными предметами, питать желание совершенства и надежду на получение будущего блаженства, то от этого будут возникать духовные помыслы, и ум наш держать в непрестанном помышлении о тех предметах, в которые мы углублялись. Если же, по беспечности и нерадению будем заниматься предметами страстей и праздными беседами, или вдаваться в мiрские попечения и суетные заботы, то по роду их будут потом рождаться и помыслы, как плевелы, и давать сердцу нашему работу зловредную, по изречению Господа Спасителя: где будет сокровище дел ваших и вашего внимания, там необходимо пребудет и сердце ваше (Мф. 6:21).

Ведать подобает, что есть три начала наших помыслов: от Бога, от дьявола и от нас. От Бога, – когда Он удостаивает нас посетить просвещением Св. Духа, возбуждая в нас или рвение к высшему преуспеянию, или сокрушение о малоуспешности и поблажках лености и беспечности, или когда открывает нам небесные тайны, и намерения наши обращает к лучшим делам. Так Господь внушил Артаксерксу спросить памятные книги, и он, узнав по ним о благодеяниях Мардохея, тотчас отменил прежнее свое жестокое определение об избиении народа Иудейского (Есф. 6 гл.). Так и Апостолам обетовано: не вы будете глаголющии, но Дух Отца вашего глаголяй в вас (Мф. 10:20). – От дьявола происходят помыслы, когда он покушается преткнуть нас, возбуждая чрез них страстное услаждение, или с лукавейшею хитростью представляет зло под видом добра, преобразуясь пред нами в ангела светла (2 Кор. 11:14). Так он вложил в сердце Иуде Искариотскому предать Господа (Иоан. 13:2), – и Анании, – солгать Духу Святому (Деян. 5:3). – От нас самих рождаются помыслы, когда естественно воспоминаем, что видели, слышали, или делали.

Эту троякую причину помыслов надлежит нам всегда иметь во внимании, чтоб по ним не обсуждать возникающие в сердце нашем помыслы и соответственно тому относиться к ним. В сем отношении нам надобно подражать искусным монетчикам (менялам), – которые умеют верно узнавать, – золото ли, и чистое ли золото в монете, или медь, похожая блеском на золото, – царское ли на ней изображение, и если царское, законно ли оно представлено, – имеет ли также монета и законный вес. Все подобное духовно должны мы делать относительно помыслов. Во-первых, обсудить, – истинно ли то, что вошло в сердца наши, или нет. Например, если предложено какое-либо учение, надобно рассмотреть, очищено ли оно Божественным огнем Святого Духа, или принадлежит к Иудейскому суеверию, или исходит от надменной философии мiрской и носит только личину благочестия. Поступив так, мы исполним Апостольское наставление: не всякому духу веруйте, но искушайте духи, аще от Бога суть (1 Иоан. 4:1); и будем безопасны от уклонения от истины. А которые не заботились исполнять это предостережение, те подвергались бедственному отпадению от веры. Сладкоречивые обольстители сначала привлекли их к себе некоторыми благочестивыми чувствами и умствованиями, согласными с св. верою, как бы блестками золота, а потом научили и противным вере мудрованиям, которых они, обманувшись первою благовидностью, не подумали подвергнуть обсуждению, и, приняв, таким образом, медную ложную монету за золотую, впали в еретические заблуждения. – Во-вторых, надобно нам заботливо выяснять, не слышится ли нами ложное толкование Св. Писания, которое, подделываясь под чистое золото верного понимания Божественных словес, покушается видимостью сего драгоценного металла обмануть нас – принять его с смесью меди ложно придаваемого им смысла. Так сатана покушался искусить Самого Христа Спасителя. Так и всех нас искушает он, уже не безуспешно, как Господа нашего. – В-третьих, – всячески надобно всматриваться, как бы враг, извращая драгоценные изречения Св. Писания лукавым толкованием, не успел склонить нас сделать им не правое приложение и употребление, обманно прикрывая сие преданием, будто бы от старцев исходящим, как бы незаконно прилагая царскую печать к фальшивой монете. Это успевает он сделать, когда прельщает к неумеренному и непосильному нам труду, к чрезмерным бдениям, беспорядочным молитвам, к несообразному чтенью, и, маня добром, приводит к душевредному концу; или когда советует делать не нужные посещения, чтоб, изгнав из уединилища, лишить блаженного безмолвия; или когда внушает взять на себя попечение о благочестивых беспомощных женщинах, чтоб опутать гибельными заботами; или когда подстрекает желать священного чина, под предлогом назидания многих, отвлекая чрез то от смиренного нашего звания. Все такие внушения, прикрытые покровом милосердия, благочестия и высшего преуспеяния, вводят в обман неопытных. С виду они похожи на монеты истинного Царя, но они отчеканены не настоящими монетчиками духовными, – не православными опытными Отцами, а коварством бесов искованы на вред и пагубу. К ним совершенно приложимо изречение Приточника: суть путие мнящиися прави быти мужу, обаче последняя их зрят во дно адово (Притч. 16:25). – Последнее (4-е) наблюдение опытного монетчика, относящееся к исследованию веса тяжести, в духовном нашем делании будет исполняемо нами, если когда помысел внушает нам что-либо сделать, мы, положив то на весы совести, со всею строгостью будем исследовать, имеет ли оно настоящий вес, – тяжело ли страхом Божиим, все ли в нем есть – по его смыслу и значению, не делает ли его легким показность и новизна, не уменьшило бы потом его веса тщеславие и не расхитила бы людская слава. Взвесив все это и определив свидетельствами Апостолов и Пророков, мы должны потом или принимать то, как согласное с ними, или со всею строгостью отвергать, как им противное и для нас пагубное.

Так непрестанно должно нам осматривать все тайники нашего сердца, и с зоркой наблюдательностью замечать следы входящих, чтоб не прокрался туда же и какой-либо мысленный зверь, или сам лев и дракон, и, тайком напечатлев там пагубные следы свои, не проложил и другим пути для входа в изгибы сердца нашего, при нашем невнимании к помыслам. Возделывая, таким образом, ежечасно и ежеминутно землю сердца нашего Евангельским оралом т.е. непрестанным памятованием о кресте Господа, мы удобно возможем разорить логовища пагубных зверей, и норы ядовитых змей, – и выгнать их из себя.

Образ совершенного ума (властвующего над своими помыслами) прекрасно представляется в лице Евангельского Сотника. В сказании о нем, нравственная сила, – дающая возможность не всякими приходящими помышлениями увлекаться, но по своему рассуждению добрые принимать, а противные тому без всякого затруднения прогонять, – описана в следующих словах его, если их понимать иносказательно: ибо и я человек подвластный, но имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: пойди, и идет, и другому – приди, и приходит, и слуге моему: сделай то, и делает (Мф. 8:9). Если бы и мы мужественно сражаясь против беспорядочных внутренних движений и страстей, взяли силу подчинять их своей власти и своему рассуждению, воюющие в нашей плоти похоти погашать, беспорядочную толпу помыслов наших держать под игом власти разума, и спасительным знаменем креста Господня прогонять от пределов сердца нашего скопища злейших вражеских сил, то за такие торжества и победы были бы мы возведены в чин сотника в духовном его значении. А таким образом и мы, поднявшись на высоту такого достоинства, будем иметь такую же, как и тот, повелительную власть и силу, при коей не будем уже, какими не хотим, помыслами увлекаемы, но в тех, которыми духовно услаждаемся, получим возможность пребывать и к ним прилепляться, властно повелевая злым наущениям: отойдите, – и отойдут, а добрые помышления приглашая: придите, и придут, рабе же нашей – плоти – что потребно для целомудрия и воздержания, прикажем, и она без всякого прекословия исполнит то, не возбуждая уже противных духу вожделений порочных, но всякую ему изъявляя покорность.

Но как сего достигнуть? Это придет само собою, когда так преискренне соединимся с Богом, что Он будет действовать в нас. В этом удостоверяет Апостол, когда говорит: оружия воинства нашего не плотская, не сильна Богом, на разорение твердем, помышления низлагающе (2 Кор. 10:4). Чтобы мы ни предпринимали с целью преодоления помыслов, не будет действенно, пока не станет чрез то действовать Сам Бог по соединении с нами. Тогда же и наши немощные средства станут сильны и всепобедительны, – разорят твердыни вражеские и всякие помышления поразят и изгонят. И исполнится в нас слово пророческое: немощный да глаголет: яко могу аз (силен я), и кроткий да будет храбр (Иоил. 3:10,11), – и то, что говорит о себе св. Павел: егда немоществую, тогда силен есмь (2 Кор. 12:10). Ибо тогда сила Божия будет совершаться в нашей немощи ( – 9). Итак, всем желанием сердца да устремимся к соединению с Господом, пока и в нас совершится, что испытал блаж. Давид: прильпе душа моя по Тебе: мене же прият десница Твоя (Пс. 62:9), – и каждый из нас вместе с ним начнет петь: мне же прилеплятися Богови благо есть (Пс. 72:28). Конечно это требует постоянного усилия и труда, но без этого ни в каком деле успеха не бывает. Тем же паче нельзя его ожидать в таком важном деле. Никакая добродетель не достигает совершенства без труда, – и до умирения помыслов никому нельзя достигнуть без крайнего преутруждения сердечного. Сюда прямо относится слово Господа: Царствие Божие с усилием вземлется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11:12). Чтобы духу нашему придти в мужа совершенна, в меру полного возраста Христова (Еф. 4:13), – и стать един дух с Господом (1 Кор. 6:17), необходимо ему с большим напряжением всегда бодрствовать и с непрерывным рвением потеть над этим. Достигши же сего он может уже с Апостолом торжественно взывать: вся могу о Укрепляющем мя (Фил. 4:13).

Почему все внимание наше должно быть всегда устремлено на то одно, – чтоб живо возвращать к памятованию о Боге помыслы от их блуждания и круговращения. Как тот, кто хочет верно возвести и вверху свести свод купола, шнуром из центра постоянно обводит кругом постройку, и таким образом дает одинаковое всюду направление округлению ее, кто же без этого посредства покусится совершить такое дело, тот, хотя бы обладал большим искусством, не может соблюсти непогрешительно правильность округлости, и одним взглядом не может определить, насколько отступил от нее, не прибегая к сказанному указателю правильности: так и дух наш, если, утвердив в себе любительную память Божию, как некий неподвижный центр, не будет потом, из нее исходя, и с нею обходя в каждый момент все свои делания и труды, ею как пробою, определять качество помыслов и начинаний, чтоб одни принимать, а другие отвергать, и ею же, как верным циркулем, давать направление всему делаемому, то никак не построит, как следует, того духовного здания, коего архитектор есть Павел (1 Кор. 3:10), и не сообщит ему красоты того дома, какой, желая устроить Господу в сердце своем, блаженный Давид взывал: Господи, возлюбих благолепие дому Твоего и место селения славы Твоея (Пс. 25:8), но не смысленно возведет в сердце своем дом некрасивый, Духа Святого недостойный и всегда готовый разрушиться, долженствуя не славу за то получить от чаемого, но не удостаившего зайти в такое жилище посетителя (т.е. Духа Святого), а плачевно быть подавленным под развалинами своего построения.

Чрез помыслы преимущественно действуют на нас темные силы, и конечно нам легче было бы управляться с ними, если бы нас непрестанно и не в малом количестве не окружали эти недоброжелательные нам враги, – но этого нечего ужасаться. Враги сии точно постоянно наветуют нам, но они только посевают и возбуждают злое в нас, а не принуждают к нему. Если бы им дана была власть не внушать только худое, но и насильственно влечь к нему, то какое бы ни захотели они возжечь в сердцах наших греховное желание, ни один человек не смог бы избежать греха по нему. Но видим, что как им дано позволение подстрекать нас, так и нам дарованы и сила отревать такие подстрекания, и свобода соглашаться на них. Чего же бояться? – Впрочем, если кто боится их насилия и нападков, тому мы, с противной стороны, предлагаем Божий покров и Божию помощь, которая могущественнее тех, как говорится: болий есть Иже в вас, нежели Иже в мiре (1 Иоан. 4:4), – Коего заступление с несравненно большею силою поборает по нас, нежели с какой восстает против нас вражеская сторона. Ибо Бог не только внушает добрые дела, но и покровительствует им и до конца доводит их, так что иногда без нашей воли и нашего ведома привлекает нас ко спасению. Итак, решено, – что никто не может быть прельщен дьяволом, кроме того, кто сам восхочет дать ему своей воли согласие. Что Екклезиаст ясно выразил такими словами: яко несть пререкания бывающего творящим лукавое вскоре: сего ради уверися сердце сынов человеческих в них, еже сотворити лукавое (Екклез. 8:11). Очевидно посему, что всякий согрешает потому, что когда нападают на него худые помыслы, он не дает им тотчас отпора противоречием. Ибо сказано: противтесь дьяволу и бежит от вас (Иак. 4:7).

У иного может родиться недоумение, как эти злые духи входят в общение с душой, – не чувствительно разговаривают с нею, всевают в нее, что ни захотят, видят ее помышления и движения и пользуются ими к ее вреду. – Но в этом нет ничего дивного. Дух может входить в общение с духом, и сокровенно влиять на него, внушая, что ему желательно. Ибо между ними, как и между людьми, есть некое подобие и сродство по природе. Но чтоб они взаимно друг в друга входили и друг другом овладевали, это совершенно невозможно. Это может быть истиннейше приписываемо только Божеству.

Сказанному пред сим нисколько не противоречит то, что бывает с бесноватыми, когда они, одержимые духами нечистыми, говорят и делают, чего не хотят, и вынуждены бывают произносить слова, которых не понимают. Известно, что не все одинаковым образом подвергаются при этом влиянию духов. Некоторые так бывают ими овладеваемы, что нисколько не сознают, что делают или говорят, а другие сознают и после воспоминают. То и другое бывает от привтечения нечистого духа, – не так однако, чтоб он проникал самую субстанцию души, и, как бы слившись с нею и ею некако облекшись, произносил слова и речи устами страждущего. Никак этого делать они не могут. Это бывает так, что дух нечистый заседая в тех членах, чрез которые душа действует, и, налагая на них невыносимую тяготу, страшным омрачением закрывает разуметельные чувства души и пресекает их деятельность (чрез такое подавление органов сей деятельности). Что, как видим, иногда приключается и от вина, также от лихорадки, от чрезмерного холода, и других болезней, привходящих со вне. Чтоб и блаженному Иову не замыслил это же причинить дьявол, получивший власть над его плотью, Господь особым повелением запретил ему это, говоря: вот я предаю его в твои руки, только душу его сбереги (Иов. 2:6), т.е. только не делай его безумным, расстроив седалище души, сделав нашествие на его рассудок и повредив орган разума, посредством которого ему (Иову) необходимо противиться тебе.

Впрочем, хотя дух таким образом некако срастворяется с этим грубым и твердым веществом, т.е. с плотью, – что может быть очень удобно, из этого однако не следует, что он и с душой, которая есть также дух, может соединяться так, чтоб и ее, подобно телу, делать вместилищем своего существа. Это возможно для единой Троицы, Которая всякое разумное существо не объемлет только, но и проникает. Один Бог весь есть везде, и во всем, так что видит и все помышления наши, и все движения внутренние, и все сокровенности душевные. Нет твари сокровенной от Него; но все обнажено и открыто пред очами Его (Евр. 4:13), – И Он праведно испытует сердца и утробы (Пс. 7:10).

Но как же духи нечистые знают наши мысли? – Они не прямо их в душе читают, а познают из обнаружения их во внешних чувственных признаках, т.е. из наших слов и действий. Но они никак не могут проникнуть в те мысли, которые еще не вышли из внутрь души. Даже и то, приняты ли, и как приняты внушаемые ими самыми мысли, узнают они не из самой души, и не по внутреннейшим, в ней вследствие того сокровенно происходящим движениям, а по обнаружениям того во вне души. Так, например, если, всеяв помысел чревоугодия, видят, что монах стал посматривать в окно и на солнце, или осведомляться, который час, то узнают из того, что им воспринято чревоугодливое похотение. И не удивительно, что воздушные силы так узнают сие и подобное сему, когда видим, что и людям умным тоже удается по глазам, лицу и другим внешним признакам узнавать состояние внутреннего человека. Тем конечно вернее могут узнавать это те, которые, как духи, без сомнения гораздо тоньше и проницательнее людей.

Знать надлежит, что не все демоны все страсти возжигают в людях, но о каждой страсти прилежат известные духи, ибо одни из них услаждаются нечистыми и срамными похотями, иные любят богохульство, иные гнев и ярость, иные утешаются печалью, иные – тщеславием и гордостью, – и каждый ту страсть в сердца человеческие всевает, какой сам особенно услаждается, но не все вместе возбуждают свои страсти, а попеременно, смотря по тому, как требует время, место и приемлемость искушаемого.

И то ведать должно, что не все они в одинаковой мере злы и одинаково сильны. На новоначальных и немощных нападать пускаются слабейшие духи, а когда эти побеждены будут, тогда посылаются сильнейшие, – и таким образом постепенно все более и более сильную брань должен бывает выдерживать воин Христов, по мере собственного его преуспеяния и умножения духовных его сил. И никто из Святых никак не мог бы выдержать злость таких и стольких врагов, или устоять против их наветов и свирепой ярости, если бы при нашем ратоборстве не был всегда присущ нам милостивейший заступник и подвигоположник Христос, не уравнивал силы борющихся, не отражал и не обуздывал беспорядочные набеги врагов, и не творил со искушением и избытия, яко возмощи нам понести (1 Кор. 10:13).

Что бесы не имеют власти вредить всякому человеку, это яснейшим образом доказывает пример блаженного Иова, которого враг не смел искушать больше, нежели, сколько попущено ему было волею Божией, – свидетельствует об этом также и исповедание злых духов, внесенное в Евангельские сказания: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней (Мф. 8:31). Тем более надобно верить, что они не могут по своему произволу войти ни в какого человека, созданного по образу Божию, когда без дозволения Божия не имели они власти войти даже в нечистых и бессловесных животных. Да если бы дана им была власть искушать и озлоблять всякого человека по своему произволу, то никто, не говорю, из юных иноков, но и из мужей совершенных не мог бы ужиться в пустыне, будучи окружен таким полчищем и таких злых врагов.

Известно также, что нечистые духи не иначе проникают в тела одержимых ими, как завладев наперед их умами и помышлениями. Обнажив их наперед от страха Божия, Божией памяти и духовного поучения, они потом смело нападают на них, как на обезоруженных и лишенных Божией помощи и Божия ограждения, и потому удобно побеждаемых, и, наконец, устрояют себе в них жилище, как в предоставленном им владении. – Впрочем, и то верно, что тяжелее этих и чрезмернее бывают ими мучимы те, которые, не будучи одержимы ими телесно, пагубнейше бывают обладаемы ими в душе, – и именно те, которые опутались их страстями и похотями, ибо, по слову Апостола, кто кем побежден, тот тому и раб (2 Петр. 2:19).

Писание свидетельствует, что при каждом из нас неотлучно присущи два Ангела, – добрый и злой. О добрых Спаситель говорит: блюдите, да не презрите единого от малых сих: глаголю бо вам, яко ангели их на небесех выну видят лице Отца Моего небесного (Мф. 18:10), – и блаж. Давид: ополчится Ангел Господень окрест боящихся его и избавит их (Пс. 33:8); свидетельствует о них и то, что в книге Деяний говорится о Петре: Ангел его есть ( – 12,15). Об обоих Ангелах пространно говорится в книге: Пастырь. – Если рассудим и о том, кто испрашивал себе доступа к блаж. Иову, то ясно уразумеем, что это был тот, кто всегда ему наветовал, но никогда не мог склонить его к греху, почему и просил у Господа власти над ним, – исповедуя, что дотоле был побеждаем не добродетелью его, а заступлением Господа, всегда ограждавшим его Своим покровом. И об Иуде говорится также: и дьявол да станет одесную его (Пс. 108:6).

Пока сильный дух наш, будучи вооружен, охраняет дом свой страхом Божиим, ограждая входы сердца своего, то будет в безопасности и все имущество его, т. е. стяжания трудов, и добродетели, приобретенные долгим временем. Если же сильнейший прившедши победит его, т. е. диавол посредством согласия с помыслами, то расхитит его орудия, на которые он надеялся, т. е. память Священного Писания и страх Божий, и добычу его разделит (Лк. 11:22), т. е. заслуги добродетели рассеет всякими противными пороками.

По начальному повелению Божию заботливо должны мы блюсти зловредную голову змея (Быт. 3:15), т. е. начатки худых помыслов, которыми диавол пытается вползти в нашу душу, чтобы, если голова его по нашему нерадению проникнет до нашего сердца, не вползло и остальное его тело, т. е. согласие на сластолюбие. Если он войдет, то ядовитым жалом, без сомнения, умертвит плененный дух.

 

----картинка линии разделения----

 

Авва Евагрий Понтийский

Авва Евагрий Понтийский

----картинка линии разделения---

Не держи худого помысла в сердце своем

Не питай пространно плоть твою, и скверные помыслы оскудеют в тебе. Как не удерживаешь скорпиона за пазухой, так не держи худого помысла в сердце своем.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Авва Моисей

Авва Моисей

----картинка линии разделения----

Отвержение или принятие помыслов состоит в нашей воле

Не возмущаться духу... помыслами невозможно, но принять их или отвергнуть — это возможно всякому, кто (при помощи Божией) употребит для сего старание. Как возникновение их не зависит от нас, так отвержение или принятие их состоит в нашей воле. Впрочем, из того, что мы сказали, что невозможно помыслам не приражаться к духу, не все надобно приписывать набегу помыслов или тем духам, которые стараются всеять их в нас, иначе не останется в человеке свободного произволения и в нас не будет старания о своем исправлении. Но большею частию от нас зависит, чтобы исправилось качество помыслов и возникали в сердцах наших духовные — святые или земные — плотские мысли. Если разумно и тщательно поучаемся в законе Божием, упражняемся в псалмах и пении, пребываем в посте и бдении, непрестанно памятуем о будущем, о Царстве Небесном, о геенне огненной и о всех делах Божиих, то злые помыслы уменьшаются и не находят места. Когда же, напротив, занимаемся мирскими заботами и плотскими делами и вдаемся в суетные и праздные беседы, тогда злые помыслы умножаются в нас.

 

----картинка линии разделения----

 

Авва Серена

----картинка линии разделения----

Господь сотворил человека правым, а люди вдались во многие помыслы 

Ум всегда бывает подвижен и многозаботлив. В книге премудрого Соломона о нем написано так: земная храмина подавляет многозаботливый ум (Прем. 9:15). Он по состоянию природы своей никогда не может быть праздным, и если кто намеренно не будет упражнять его известными действиями и постоянно занимать его ими, то необходимо ему по своей подвижности рассеиваться и повсюду летать, пока долговременным упражнением и употреблением узнает, какие предметы должно напечатлевать в своей памяти, которыми бы должно было непрестанно заниматься, пока долгим занятием приобретет крепость и таким образом в состоянии будет отражать противные внушения врага, которыми развлекался, и пребывать в том состоянии и качестве, какого желает. Следовательно, мы не должны приписывать это развлечение нашего сердца ни человеческой природе, ни Богу, Творцу ее. Ибо истинно изречение Священного Писания, что Господь сотворил человека правым, а люди вдались во многие помыслы (Еккл. 7:29). Следовательно, от нас зависит качество помыслов. Ибо помысл добрый, говорится, приближается к знающим его, и муж благоразумный найдет его. А все, что может быть найдено, подлежит нашему благоразумию и тщательности, если же не будет найдено, то, без сомнения, это надобно вменить нашей беспечности или неблагоразумию, а не пороку природы. Согласно с этой мыслию и Псалмопевец говорит: блажен муж, емуже есть заступление его у Тебе, Господи, восхождения в сердцы своем положи к Тебе (Пс. 83:6). Видите, что в нашей власти состоит положить в сердцах своих или восхождение, т. е. помыслы, устремляющиеся к Богу, или нисхождения, т. е. ниспадающие к земному и плотскому. Если бы помыслы не состояли в нашей власти, то Господь не порицал бы фарисеев: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? (Мф. 9:4). И через Пророка повелел, говоря: удалите худые помыслы ваши от очей Моих (Ис. 1:16). Доколе будут медлить в тебе порочные мысли твои (Иер. 4:14). И в день Суда не потребовался бы от нас отчет в качестве помыслов, как и дел, как через пророка Исаию угрожает Господь, говоря: вот Я приду собрать дела и помышления их со всеми народами и языками (Ис. 66:18). Так же во время страшного и ужасного испытания мы не заслуживали бы ни осуждения, ни оправдания свидетельством помыслов, по изречению блаженного Апостола, который так говорит: мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую, в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков (Рим. 2:15,16).

 

----картинка линии разделения----

 

Авва Памфутий

Авва Пафнутий

----картинка линии разделения----

Когда ум обращен к предметам гнусным, земным, то душе невозможно заниматься помыслами добрыми.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Иоанн Карпафский

Преподобный Иоанн Карпафский

----картинка линии разделения----

Много подвига и труда требуется в молитвах, чтобы достигнуть невозмутимого состояния мысли.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный авва Дорофей

Преподобный авва Дорофей

----картинка линии разделения----

Без болезни сердечной никто не получает дарования различать помыслы

Когда Евагрий подвергся брани от хульных помыслов, то он, как муж разумный, зная, что хула происходит от гордости и что когда смиряется тело, то вместе с ним смиряется и душа, провел сорок дней на открытом воздухе, так что тело его... стало производить червей, подобно тому, как случается у диких животных, и такой труд он подъял не ради хулы, но ради смирения.

Брань сию упраздняет непрестанная молитва с плачем

Я в юности моей многократно и сильно бывал искушаем бесом блуда и трудился, подвизаясь против таких помыслов, противореча им и не соглашаясь с ними, но представляя себе перед глазами вечные муки. Пять лет поступал я так ежедневно, и Бог облегчил меня от сих помыслов. Брань сию упраздняет непрестанная молитва с плачем.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Фалласий

Авва Фалассий

----картинка линии разделения----

Преутруждай тело и чаще молись — и скоро избавишься от предвзятых помыслов.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святой Преподобный Феодор Студит

Преподобный Феодор Студит 

----картинка линии разделения----

Будем стоять доблестно против приражения помыслов

Кто слепотствует в страстных помышлениях, омой зраки очей своих в купели слез и, прозрев бесстрастием, славь Господа.

Если он <человек> мужественно отгоняет неуместные помыслы, то исполняется тишины.

Будем же стоять доблестно против приражения помыслов, уничтожая их прежде возгорения от них похоти, и тем пресекая сланое море греха.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Феодор Эдесский

Святитель Феодор Эдесский 

----картинка линии разделения----

Питающий лукавый помысл

Питающий змею на лоне своем и лукавый помысл в сердце оба умерщвлены будут: тот в теле поражен, будучи ядовитым жалом, а этот, в душу вложив смертоносный яд помысла. Но как поспешно побиваем мы порождение ехидн, так и помыслам злым не дадим порождаться в сердце, чтобы потом не страдать от них горько.

Истязуй (испытывай) помыслы

Истязуй помыслы на пороге сердца (при входе в него), наши ли они, или от сопротивных, и родные нам и благие вводи во внутреннейшее хранилище души и храни их там, как в некрадомой сокровищнице, а противнические бичами разумного рассуждения помучив, тотчас изгоняй, не давая им покоища и места даже в окрестностях души своей, или лучше совсем избивай их мечом молитвы и Божественнейшего поучения, чтобы от такого истребления татей страх напал и на самого начальника их. Ведай, что кто так тщательно истязует помыслы, тот бывает истинным ревнителем и об исполнении заповедей.

 

----картинка линии разделения----

 

Авва Филимон

Авва Филимон 

----картинка линии разделения---

В отношении к помыслам, когда найдет какой из них, я встречаю его как огонь со слезами, и он исчезает.

 

 ----картинка линии разделения----

 

ПРЕПОДОБНЫЙ ФИЛОФЕЙ СИНАЙСКИЙ

Преподобный Филофей Синайский 

----картинка линии разделения----

Кто не искореняет из сердца злых помыслов…

Невозможно тому, кто предается злым помыслам, быть чисту от грехов по внешнему человеку. Тем, кои не искореняют из сердца злых помыслов, невозможно не обнаруживать их в соответственных злых делах. Причина того, что иной блудно смотрит, заключается в том, что прежде внутреннее око соблудило и омрачилось. Также причина желания слышать срамное заключается в охотном слушании душевными ушами всего, что скверные демоны нашептывают внутри в пагубу нам. Должны мы очищать себя в Господе внутри и вовне, каждый из нас должен хранить свои чувства и каждодневно очищать себя от страстных воздействий и прегрешений.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный <strong>Илия Экдик

Преподобный Илия Экдик

----картинка линии разделения----

Узда... неудержимому помыслу — однословная молитва. Помыслами, а не делами сначала борют душу демоны, но главное, конечно, у них в виду дела.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Никита Стифат

Преподобный Никита Стифат

----картинка линии разделения----

Мы всякий помысл страстный, приемлемый во чрево мысленное, действом огневого бега путем заповедей Божиих и силы Духа, претворяли в благое и спасительное деяние добродетели.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Преподобный Григорий Синаит

Преподобный Григорий Синаит

----картинка линии разделения----

Из новоначальных никто никогда не отгоняет помысла, если Бог не отгонит его. Только сильным свойственно бороться с ними и прогонять их... Ты же, когда приходят помыслы, призывай Господа... Не терпя сердечной теплоты, молитвой подаемой, они, как огнем палимые, отбегают.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Феолипт, митрополит Филадельфийский

Феолипт, митрополит Филадельфийский 

----картинка линии разделения----

Помыслы отгоняй и не позволяй им пробегать через сердце и закосневать в нем

Закоснение страстных помыслов, оживляя страсти, умерщвляет ум. Почему, как только приразятся они, с первого их появления в уме, спеши поразить их стрелою молитвы. Если они будут настаивать, толкая в двери внимания и возмущая мысль, то знай, что они получают подкрепление от скрытного, предварившего сие нападение, возжелания их, почему как бы право какое имея на душу, ради того, что пошатнулось уже произволение, они тревожат и докучают. В таком случае надобно предавать их поруганию через исповедание, ибо злые помыслы тотчас обращаются в бегство, как только бывают оглашаемы. Как при появлении света отбегает тьма, так перед светом исповедания исчезают страстные помыслы, которые и сами суть тьма. Когда, например, в помыслах имели место тщеславие и похотная страсть, то они тотчас прогоняются стыдом при исповедании их и злостраданием при несении наложенной за них епитимии. После сего всякого рода помыслы, находя мысль свободною уже от страстей и занятою непрестанною сокрушенною молитвою, стремительно отбегают со стыдом.

Если подвижник, напрягаясь пресечь (молитвою) смущающие его помыслы, отсекает их на время и уничтожает частое их появление, совсем же не освобождается от них, но остается в состоянии борющего и боримого, — то это оттого, что он лелеет причины смущающих его помыслов — покой плоти и мирское честолюбие, из-за которых он не спешит и исповедать свои помыслы. Почему и покоя не имеет, держа в себе то, что дает врагам право ратовать против него... Но когда подвизающийся, укрепившись памятованием о Боге, возлюбит уничижение и озлобление плоти, и исповедует помыслы свои, не боясь стыда, враги тотчас удаляются, и мысль, сделавшись свободною, непрестанную держит молитву и непресекаемое созерцание Божественного.

 

----картинка линии разделения----

 

Преподобный Никодим Святогорец

Преподобный Никодим Святогорец

----картинка линии разделения----

Когда душа твоя уязвляется помыслом страстным

Когда почувствуешь, что душа твоя уязвляется... страстью или помыслом страстным, не мятись от этого, но усугубь внимание и напрягись не допустить их до сердца, став против них лицом с сопротивлением им, сердце держа за собой недосязаемым для них и чистым пред Богом, Которого таким образом ты всегда будешь иметь сущим внутрь тебя, в глубине твоего сердца, ради чистоты настроения его. В то же время осеняй свое внутреннее убеждением, что все бывающее с тобой и в тебе бывает для испытания тебя и обучения, чтобы ты научился, наконец, верно распознавать, что спасительно для тебя, и, следуя тому, сподобился получить венец правды, уготованный тебе благостью Божиею.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Святитель Игнатий (Брянчанинов) 

----картинка линии разделения----

Как отгонять помыслы?

Хочешь ли научиться отгонять скоро и с силой помыслы, насеваемые общим врагом человечества? Отгоняй их, когда ты один в келье, гласною внимательною молитвою, произнося слова ее неспешно с умилением.

Когда явятся тебе помысл и мечтание греховные, нисколько не обращай внимания на них. Лишь увидишь их умом твоим, тем усиленнее затвори ум в слова молитвы.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Святитель Феофан Затворник

Святитель Феофан Затворник

----картинка линии разделения----

Борьба с помыслами конца не имеет

Помыслы не грешны, когда человек сам не возбуждает их и возбудившихся не по воле его не удерживает.

Помыслы надо гнать, не удерживать их произвольно. Сочувствие или сласть, как только покажется, — подавлять надо всеми силами... Тут главный пункт внутренней брани.

Помыслы — не вменяются, когда не приемлются.

Когда мысли лезут сами, душа же их не хочет и противится им, тут нет греха, а борьба добрая.

Иногда мысль пролетит сквозь голову — недобрая... Это вражья стрела. Пускает ее враг, когда внимание желает отвлечь от молитвы и занять чем-либо небожеским.

Если, заметив страстный помысл, вы остановитесь на нем произвольно вниманием, вы виновны, зачем занялись тем, о ком знаете, что он враг Божий и вам.

Если сразу прогоните страстный помысл, то всей борьбе положите конец.

 

 ----картинка линии разделения----

 

Монах Симеон Афонский

Монах Симеон Афонский 

----картинка линии разделения----

ИСКУССТВО БОРЬБЫ С ПОМЫСЛАМИ (ДЛЯ МОНАХОВ)

Низвержение зла

Духовный меч монаха — это молитва «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешного». Но для того, чтобы эта молитва всегда пребывала в уме, в сердце, в мысли и в устах, монах должен отразить и победить изощренное сопротивление бесчисленных помыслов. Основная причина помыслов — брань диавола. (Пр. Исихий Пресвитер: «Ум с умом невидимо сцепляется на борьбу — ум демонский с нашим» — Добр., 2003, т. 2, стр. 177; св. Григорий Синаит: «Помыслы — суть слова бесов и предтечи страстей» — Добр., 2003, т. 5, стр. 209). Поэтому путь монаха — это борьба с помыслами, которые представляют собой умные злые силы, обладающие способностью парализовать нашу волю. Однако такое делание не предназначено лишь для одних монахов. Тем, кто живет в миру и стремится обрести Спасение как православный христианин, будет весьма полезно уяснить для себя основы борьбы с помыслами и уметь применять эти правила в повседневной жизни. Утвердившись в Евангельских заповедях и помня о хранении совести, все, без различия, могут найти для себя опору на этом молитвенном пути.

Суть искусства борьбы с помыслами состоит в том, чтобы оно помогало нам в любой момент и в любых обстоятельствах. Если практиковать это молитвенное правило так, чтобы оно стало самой нашей жизнью, оно будет помогать постоянно — это и есть истинный путь борьбы с помыслами. Прилагать предельные усилия, чтобы стяжать непрестанную Иисусову молитву, очистить свое сердце в непростой и нелегкой борьбе с бесчисленными помыслами, уподобиться Господу Иисусу Христу и соединиться с Ним во Святом Духе — таков путь монаха. Тот, кто умеет пользоваться искусством борьбы с помыслами и понимает особенности этого пути, может именоваться монахом обретшим недвижимый камень спасения, который есть Христос.   

Искусный резчик по дереву должен иметь острые инструменты, и он всегда точит их, используя для этого любую свободную минуту. Так и монаху необходимо постоянно следить за своим сердцем — не рассеялось ли оно, не уклонилось ли от Иисусовой молитвы? Читая книги о молитве и не прилагая прочитанного в практику, невозможно обрести действительного искусства борьбы с помыслами. В книгах мы изучаем истины о Боге, а в молитвах их постигаем и усваиваем. Монах, практически овладевший основами этого искусства, приобретает умение свободно побеждать один помысл. Умея побеждать один помысл, он становится способным победить любой помысл. Суть победы над одним помыслом та же, что и победа над бесчисленными помыслами. 

Принцип борьбы с помыслами всегда неизменен — сражаемся ли мы с одним помыслом или со множеством. Когда ум вступает в борьбу со злом, независимо от того — большое оно или малое, следует ко всем помыслам относиться с сугубым вниманием и осторожностью. Большое    зло увидеть легко, малое — трудно. При сильном натиске множества помыслов нелегко заметить малый помысл, но он может быть самым опасным. Сердце человека чрезвычайно изменчиво, и трудно обрести непрерывность сердечного внимания к быстро меняющимся помыслам. Поэтому в молитве следует тщательно следить за тем, чтобы сердце оставалось неизменным во внимании к ним. Таков основной принцип борьбы с помыслами. Не имея правильного представления о духовной жизни, исполняя всевозможные дела и послушания, можно сбиться на внешний путь — путь внешнего делания, оставив в стороне хранение сердца от помыслов. Даже ежедневно трудясь над очищением сердца, если оно ошибочно направлено, пойдешь по неверному пути, пусть даже искренно уверен, что этот путь истинный. Следует сразу же определиться со своей духовной жизнью, ибо, если сердце ошибется, лишь немного, потом это обернется большой ошибкой. Монах должен быть в этом крайне внимательным. Вступив в борьбу за очищение сердца от помыслов, не следует полагаться на силу своего ума или умения. Никогда не полагайся ни на ум, ни на мир, ни на самого себя. Если монах имеет смирение, он, несомненно, обретет Богопознание, получит дар духовного рассуждения, будет знать, как правильно действовать в любой ситуации, а также правильно защищаться от дурных помыслов и побеждать их — все это есть искусство борьбы с помыслами.   

Нелегко следовать пути смирения и так же тяжело вначале обрести навык умного внимания. Тем не менее, привыкнув к постоянному умному вниманию, становится возможным стяжать, со временем, и труднообретаемое смирение. Научившись постоянно возвращать внимание к сердцу, ум становится устойчивым. Для борьбы с помыслами умение быстро молиться совсем не является главным, но этот прием может пригодиться в определенных обстоятельствах. Лучше всего, когда монах умеет молиться в любом месте и в любое время. Начав однажды трудиться над очищением своего сердца и обретя навык постоянного умного внимания к помыслам, человек начинает понимать, что такое духовная жизнь.

Поскольку ценность смирения определяет все в мире и в жизни человека, оно представляет собою само основание искусства борьбы с помыслами. Обретя это основание в духовной жизни, можно побеждать любые помыслы. В соответствии с этим в искусстве борьбы с помыслами не важно — один помысл или же — тысяча. Зачастую монахи в молитвенной практике увлекаются внешними приемами, перестают заботиться о стяжании смирения и так теряют верное направление в борьбе с помыслами. 

В выборе метода молитвы и устроении духовной жизни — поклонов, поста, времени для чтения книг Святых Отцов и исполнения своих обязанностей в послушании, не следует отдавать предпочтения одному за счет другого. Слишком много методов и приемов — то же, что и слишком мало. Духовная практика должна быть по силам и не нужно слепо никому подражать и следовать чьему-то примеру. Только опытный духовник может определить меру ваших возможностей и занятий. Следует хорошо понимать и различать в своей духовной жизни периоды подъема и спада в деятельности ума и тела, и не нужно восторженно радоваться, если вы чувствуете, что быстро движетесь вперед, и унывать, когда вам кажется, что у вас ничего не получается. В борьбе с помыслами побеждают, в основном, чистотой сердца и помощью Божией, а не знанием различных методов и приемов.

Искусство борьбы с помыслами, если терпеливо следовать ему, очищает сердце и ум, поскольку начинает определять всю нашу жизнь, включая в себя как многое, так и малое, и приводит душу к спасению. Вот несколько правил в помощь для духовной практики:   

1. Тщательно трудись над стяжанием смирения.   
2. Постоянно следи за сердечным вниманием и храни целомудрие.   
3. Различай всегда только свои недостатки и избавляйся от них.   
4. Избирай во всех действиях лишь то, что приносит благодать.   
5. Не оставляй без внимания даже самое незначительное.   
6. С людьми всегда и во всем будь добрым и самоотверженным.   
7. Никогда не трать попусту драгоценное время своей жизни.   

Таким образом, учитывая изложенное, следует всеми силами совершенствоваться в искусстве борьбы с помыслами. Если ограничиваться только лишь практикой стяжания непрестанной молитвы, не заботиться о приобретении смирения и не трудиться над очищением сердца, трудно достичь мастерства в тяжелейшей борьбе с помыслами и обрести спасение. Тот же, кто тщательно изучил и вобрал в себя эти наставления, не будет побежден ни одним помыслом.   

Прежде всего, если отдавать всю силу борьбе с помыслами, неуклонно следуя по пути смирения, твое сердце всегда будет очищаться и все помыслы покорятся, поскольку же все тело станет послушным в результате поста и поклонов, покорятся все телесные искушения, и далее, если сердце целиком сольется со смирением, в него войдет непрестанная молитва. Достигнув такого состояния, становишься непобедимым в борьбе с помыслами и все это, в конце концов, приведет к чистоте сердца, которую возлюбил Христос: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф.5:8).

И еще, в широком смысле, благодаря победе над помыслами становится возможным содержать в порядке свой ум и тело, оказывать помощь людям в исправлении их жизни и достижении спасения, укреплять единодушных в целомудрии и нравственной чистоте и поддерживать благочестие, на всех этих путях достигается неуязвимость перед злом, укрепляется дух и сердце, прославляется имя Божие. Даже если пишется о сражении с одним помыслом, следует воспринимать это как битву с десятками тысяч помыслов. В отношении этого искусства нужно особо подчеркнуть, что стоит в духовной жизни хотя бы немного отклониться в сторону, как правильное направление теряется полностью, при этом подвизающийся вступает на неверный путь самочиния и непослушания. Невозможно постичь путь борьбы с помыслами, лишь просмотрев здесь написанное. Не следует изложенное здесь воспринимать лишь как книгу для чтения, неверно будет заглянуть в нее и не задуматься, не начать ею заниматься, не стоит и просто подражать написанному, пуская практику на самотек без совета с духовным Отцом. Те положения, что написаны, нужно непрестанно применять к себе, достигать в них мастерства и умения под руководством опытного Старца.   

1. Всегда и везде во главу угла ставь постоянную исповедь своему духовнику и причащение Святых Христовых Таинств.   

2. Никогда не оставляй земных и поясных поклонов с крестным знамением и чтением Иисусовой молитвы. Количество поклонов должен определить духовник.   

3. Во всякое время сердечное внимание должно быть непрерывным, не позволяй ему уклоняться, держи его в сердце, которое должно оставаться спокойным, тщательно следи за тем, чтобы такое состояние не нарушалось ни на мгновение. В любых обстоятельствах старайся не терять сердечное внимание, пусть сердце нисколько не спешит, не переполняй его помыслами, пусть оно будет мягким и смиренным, но в действительности тогда оно и будет сильным, не открывай сердце никому, кроме духовного Отца. Будь всегда искренен и правдив, никогда не позволяй сердцу поддаваться гневу и плотским похотям. Внутренность сердца не должна замутняться помыслами, страстями и желаниями. И в это пространное место надлежит вводить и сохранять там непрестанную молитву Иисусову. Чрезвычайно важно неуклонно совершенствовать свое молитвенное делание и сердечное внимание — так твое сердце начнет очищаться. Хотя бывают обстоятельства, когда тебя одолевают тысячи разных дел и помыслов, тем не менее, следует всегда сохранять непрерывное сердечное внимание и молитву.   

4. Относительно слежения за поведением своего тела: не поднимай высоко голову, не наклоняй ее в сторону, глаза не должны бегать, не морщи лоб, зрение пусть не переходит с одного на другое, сохраняй спокойный, сосредоточенный и внимательный ко всему взгляд. Держи спину прямой, живот не распускай, пусть живот всегда стянут поясом. В повседневности тело нужно держать, как в духовном бою, а в духовном бою — как в повседневности. Сосредоточить взгляд означает держать глаза полностью открытыми, не щурясь, а внимание удерживать в сердце. Внешне мы следим за всем, что происходит вокруг нас, а внутренне следим за движением мыслей, подступающих к сердцу, чтобы отразить их молитвой. Важно также видеть все, что происходит вне и внутри сердца, не уклоняясь в ту или иную сторону. Нелегко пытаться усвоить сердечное внимание в спешке, такой навык приходит с годами. Хорошенько запомни все здесь написанное, привыкай к сосредоточению внимания в повседневной жизни, ни при каких обстоятельствах не позволяй уму оставить внимание или уклониться от него.   

5. В искусстве борьбы с помыслами тщательно избегай жестокости и упрямства. Жестокое и упрямое сердце — мертвое сердце. Смиренное и доброе — живое сердце. Ибо путь спасения — это смирение и самоотречение, а путь заблуждения — гордость и саможаление. Что бы ты ни делал, следи за тем, чтобы не оставлять сердечное внимание и молитву. Глубоко познав путь борьбы с помыслами, станешь пользоваться им свободно. Для правильного действия молитвы следует молиться смиренно и спокойно, без восторженности и напряжения. По Афонской традиции Иисусову молитву можно читать короче: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Запомни   и в целом одно правило: для овладения искусством борьбы с помыслами необходимо беспрестанно очищать сердце Иисусовой молитвой. Чтобы стремиться к Спасению, мы всегда должны осознавать свое греховное состояние. Глубоко вникай в свое сердце, и, обретя непрерывное сердечное внимание и беспрестанную молитву, сможешь побеждать помыслы и страсти в любых обстоятельствах.

6. Когда молитва начнет прививаться к твоему сердцу, не упускай из виду одно — очищения сердца возможно достичь только при полной победе над помыслами. В то время как помысл наступает на тебя, отбиваешь ли ты его, сопротивляешься ему или он пленяет тебя — во всем этом содержатся возможности его поразить. Если ты думаешь только о том, чтобы уклониться от него или убежать, то этого недостаточно, чтобы уничтожить его. Что бы ты ни предпринимал, думать следует только о способах уничтожения помысла Иисусовой молитвой, смирением и постом.   

7. Отражение злого помысла происходит единым духом — в полной собранности ума, сосредоточь внимание на сердце, соберись с духом — не устрашайся, не отступай от злого помысла ни на пядь, пока он не успел проникнуть в твое сердце и пленить его. Не поддаваясь натиску помысла и не уступая ему, немедленно отражай его Иисусовой молитвой, со смирением и упованием на помощь Божию. Единым духом — значит, мгновенно отражать нападение зла молитвой так, чтобы злой помысл не успел ни пленить твою волю, ни увернуться от молитвы, ни рассеять твое молитвенное усилие. Хорошенько изучи этот способ, всегда будь бдителен и готов поразить зло Иисусовой молитвой в мгновение ока, как только оно приблизится к тебе.   

8. Когда бы к тебе ни приближался помысл, не следует напрягать свое сердце, напротив, храня смирение и оставаясь спокойным, сосредоточь внимание в сердце и смело говори молитву: не бойся встретиться со злым помыслом лицом к лицу, как с врагом, призови со смирением имя Божие и четко и внятно произноси слова Иисусовой молитвы. Для этого необходимо умение. Отдай Богу все свое сердце, усердно трудись — и    Бог никогда не подведет тебя.

9. Злой помысл нападает, нападаешь и ты, но он парирует твои молитвы — будь упорен, когда противостоишь в молитве помыслу. Упорство означает то, что твою молитву трудно рассеять, а не то, что ты наступаешь с большой силой.   

10. Есть метод непрерывной молитвы в мысленной брани, когда сила у обеих сторон равная. Если намеренно применять этот метод, враг изменит свои действия. А когда враг принужден изменить свое нападение, возникает много возможностей достичь победы. Если в мысленном сражении у тебя будет твердое намерение заставить врага отступить, ты быстро победишь. Поэтому никогда не следует забывать об обучении и стяжании непрестанной молитвы.   

11. Если в мысленной брани ты зажат врагом со всех сторон и нет никакой возможности молиться от недостатка духовных сил и умения, тогда пиши молитву Иисусову в тетради. Храни эти записи, ибо они — твои помощники в брани с помыслом. В случае усталости тела и ума или когда молитва плохо идет, этот способ очень хорош. Пользуйся им лишь тогда, когда убедишься, что сил сражаться с помыслом уже не осталось.   

12. Бывают моменты, когда приходится сражаться против нескольких помыслов сразу. Собери все внимание в молитве и держи ее в сердце. Когда помыслы нападают, смотри, какой помысл нападает первым, какой потом, и определи быстро, какой помысл более сильный. Не мешкая, тут же обрати молитву против первого, держи внимание в сердце, чувствуй последовательность, в которой нападают помыслы — ждать здесь очень вредно. Храни непрестанную молитву и, по мере приближения помыслов, мужественно стой против них и целиком сосредоточься в молитве, парируй их действия, сам нападай молитвой на приблизившиеся помыслы, старайся их рассеять. Смотри на нападающие помыслы как на одно целое, связанное воедино, и, когда увидишь, что ряды их расстроены, смело наступай и уничтожай их молитвой, в то же время не упуская их из поля своего внимания. Когда помыслы смешались, нет никакой пользы в том, чтобы отступать. Так же не стоит ожидать, что будешь уничтожать помыслы по мере того, как они будут приближаться. Ощути заранее их действия сердцем, узнай, как их нарушить — тогда победишь. Когда только это возможно, старайся смешать помыслы и сгоняй их в одну кучу. Когда будешь в состоянии делать это, тебе станет легко обходиться как с одним, так и со множеством помыслов. Внимательно изучи это и старательно тренируйся. Понимая, как трудна и тяжела мысленная брань, понимаешь и то, насколько ценна и важна совершенная непрестанная Иисусова молитва — то, что открывает путь к истинному смирению и чистоте сердца в целом. Сущность и действие непрестанной молитвы передаются изустно. Прилежи к духовной жизни и советам своего Старца всем сердцем и узнаешь, как побеждать.   

13. Когда подвергаешься мысленной брани, а враг все наносит удары, собери свою волю и не уступай. Волевое отражение натиска дурных помыслов — это не то, что делается с большой силой, а только с полной собранностью и сосредоточенностью ума в молитве. В зависимости от того, какие приходят помыслы — блуда, раздражения ропота или осуждения, отражай их непрерывной нерассеянной молитвой, но следует помнить, что быстро реагировать молитвой на любой помысл важнее, чем просто его отбить. Особенно это касается очень коварных и подобных смертельному яду помыслов блуда, где промедление подобно смерти. Быстрая реакция на злой помысл дает преимущество во времени, и тот, у кого это преимущество, получает возможность в итоге полностью одолеть помысл.   

14. Тот, кто укрепился в практике, именуемой сердечное внимание, наверняка добьется победы над помыслами. Нужно сказать, что, не трудясь усердно над стяжанием смирения, трудно достичь сердечного внимания. Усиленно же над этим работая, приведи сердце к смирению и чистоте и будешь легко побеждать помыслы. Обучение исполнению Евангельских заповедей, буквально до крови, есть способ становления на истинный путь смирения. Отдавая всего себя очищению сердца Иисусовой молитвой, следует всецело предаться стяжанию смирения, а для этого требуется большое мужество и решимость. Изучая искусство борьбы с помыслами, ты на деле увидишь, как все тело станет легким и послушным от поста и поклонов, познаешь работу своего ума, все дела будешь совершать без затруднений. Благодаря очищению сердца, станешь побеждать любое количество помыслов, через смирение достигнешь понимания доброго и злого, научишься различать действия благодати и бесблагодатные энергии. Сражайся с врагом, вбирай в себя одно за другим преимущества искусства борьбы с помыслами, не давай отдыха сердцу, убери из него торопливость. Когда трудишься в послушаниях, помни о добродетели сердечного внимания и молитве, с каким бы помыслом ни приходилось сталкиваться, узнавай его сущность, — так постепенно научишься быстро распознавать приближающиеся помыслы. Внимательно задумайся над этим: обучаться искусству борьбы с помыслами — доблесть для монашеского духа: вчера и сегодня — побеждать себя, завтра — побеждать слабые помыслы, а потом — сильнейшие, причем следует постоянно следить за тем, чтобы    твое сердце ни на мгновение не сворачивало с духовного пути спасения. Сколько бы помыслов ты ни победил, если это развивает в тебе тщеславие или ты надмеваешься над другими монахами, то это не истинный путь. Если достоинства этого искусства вошли в твое сердце, ты должен стать способным побеждать множество помыслов сразу. Таким образом, обретя благодать и мудрость в искусстве борьбы с помыслами, воспримешь путь смирения для больших и малых дел. Старайся не спешить — чтобы этим овладеть, нужны многие годы тренировки и духовной закалки.

15. Прежде всего, многие люди излишне легко представляют себе суть искусства борьбы с помыслами: либо они тщатся победить помыслы одним движением четок и обрести победу, всего лишь несколько раз повторив молитву. Либо же думают, что победа решится за счет того, кто быстрее будет читать молитву, как если бы они болтали с приятелем, верят в то, что преимущества будут у того, кто больше прочитает молитв, они практикуют определенные позы, удерживают дыхание, сидят на скамеечках, видя превосходство в этих приемах.   

16. В схватке с помыслами огромной силы, где решается твоя судьба, четко знать дорогу к победе — вот путь искусства борьбы с помыслами. Побеждать десять помыслов или тысячу помыслов — какая разница здесь, на суровом пути борьбы с ними? Поэтому, взяв на вооружение сердечное внимание и непрестанную молитву, представляя себе тактику и умелость противников, их силу и слабость, можно обрести достоинства и мудрость мысленной борьбы с помыслами, достичь искусства побеждать их бесчисленное количество, обрести спасение и стать верным воином Христовым.   

17. Если ты считаешь, что во всем мире есть только Бог и ты, способный с Его помощью достичь победы в борьбе с помыслами, если подвизаешься днем и ночью, непрестанно совершенствуя свое внимание и молитву, то ты обретешь спасение в Боге и способность помогать людям в Духе Святом, станешь носителем Христовой благодати — а это и есть та сила Божия, посредством которой воин Христов постигает и исполняет Истину Евангелия.   

18. Обороняясь от помыслов, если есть возможность, не находись в толпе, пребывай чаще в церкви, если есть святые мощи — возле мощей. Гони врагов к святыням, к Евангелию, к кресту, не позволяй дурным помыслам укрепиться в тебе, ограждай себя крестным знамением. Во всех случаях нападения врага следует использовать преимущества места, где помыслам трудно действовать. Правильно выбранное место помогает победе.   

19. В молитвенной практике нет выбора — или мы управляем умом, или ум управляет нами. Победа в борьбе с помыслами достигается привлечением милости Божией и мудростью в искусстве борьбы с мысленным врагом. Когда ты решаешь действовать против приближающегося помысла первым, будь внимателен и совершай молитву быстро и не колеблясь. Оставь при себе некоторый запас духовных сил. Так же твой ум пусть будет предельно собран; в начале, в середине и в конце сражения с помыслом твое сердце должно превосходить врага верой и упованием на Господа Иисуса Христа и твердым желанием добиваться победы в любых обстоятельствах.   

20. Когда враг действует против тебя и кружит возле твоего сердца, делай вид, что не воспринимаешь этого всерьез, затем сымитируй слабость, и когда враг подступит вплотную, внезапно отступи от него, дав ему понять, что ты поддался его натиску и решил впустить его в свое сердце, увидев, что помысл ослаб, немедленно нападай внимательной непрестанной молитвой — то есть, начинай молиться в полной собранности духа и с полным вниманием к словам молитвы, произносимым в сердце — и победишь. Опять же, когда враг устремляется на тебя, а ты нападаешь на него с еще большей силой, то нарушаешь его натиск — и тем самым добиваешься победы над ним. Когда враг с силой и быстротой бросается на тебя — действуй уверенно и спокойно, с упованием на Господа: подпусти помысл близко, и сокрушай его молитвой непрерывно и решительно, неуловимым для злого помысла натиском и молитвенной собранностью, если же враг нападает медленно, без спешки, то молись намного быстрее обычного и, когда помысл приблизится — быстро наступай молитвой, следи за реакцией врага — и победишь. Эти способы были рекомендованы в древности некоторым мужественным подвижникам, но в них есть и опасность для неопытных. Трудно во всех подробностях писать о значении этих действий. Все записанное здесь следует воспринимать как общие замечания о приемах мастерства в искусстве борьбы с помыслами. Следует заметить, что преимущества разнятся в соответствии с обстоятельствами, тебе вовсе не следует обязательно всегда действовать первым, однако, в целом это желательно, тогда твое молитвенное действие и полная собранность сердечного внимания поставят мысленного врага в положение обороняющегося. В любом случае эти действия являются средством, с помощью которого обретается сердце, стремящееся только к победе над помыслом и к совершенной чистоте.   

21. В решающих поединках за свое спасение с сильными злыми помыслами особенно плохо, когда враг заставляет тебя подчиняться его злой воле, следовать его приказаниям. Всегда следует подчинять помысл своей воле, а не наоборот. Ты должен ясно себе представлять, что сделает в следующий момент нападающий на тебя помысл. Для монахов при поединке с помыслом важно знать все его замыслы, что бы тот ни предпринимал, видеть то, что он еще не сделал, когда враг собирается нанести удар, сдержать его молитвой еще до того, как он начнет наступать, не позволять ему продолжать наступление и пленить твое сердце — в этом смысл хранения его от подчинения злому помыслу. Не опасайся атаки мысленного врага — опасайся заметить это слишком поздно. Особенно важно в борьбе с помыслом — не давать ему возможности управлять тобой. Однако такое стремление постоянно сдерживать натиск помысла есть дух обороны. Прежде всего, ты должен сделать необходимое: собрать все свое внимание, держать непрестанную молитву и одновременно, в то время как помысл будет стараться проникнуть в твое сердце и подчинить твою волю, упреждать его действия, сдерживать его, чтобы все его усилия ни к чему не приводили — это и есть высшее достижение в практике борьбы с помыслами.   

22. Для того, чтобы правильно, по-Евангельски, прожить жизнь, следует иметь душевные силы и решимость. Знать силу приближающегося помысла, возможности собственных духовных сил — это то же, что для умелого капитана провести свой корабль по морскому пути. Только преодолев морское пространство, войдя в порт и став к причалу, можно вновь чувствовать себя спокойно. Учись выявлять слабости врага и получать превосходство, а это в значительной мере делает возможной быструю духовную победу.   

23. Всегда сосредоточивайся на том, как наверняка победить мысленного врага и сражайся, используя упреждающие действия. Всегда следует действовать не так, как враг предполагает, следует знать время подъема и спада у помысла и захватывать инициативу. Чем чище будет твое сердце, тем лучше ты будешь использовать благоприятные для тебя возможности сокрушить злой помысл.   

24. Часто враг в большом сражении с тобой за твое сердце наступает лишь после того, как выпустит свои стрелы — первые мелкие разрозненные помыслы, чтобы смутить тебя и отвлечь внимание. Мелкие помыслы увлекают нас либо в прошлое, либо в будущее, а злобные сильные помыслы гнева и блуда пытаются убить нас сразу. Дух атаки на зло состоит в том, чтобы провести ее в то время как враг обстреливает тебя мелкими помыслами. Быстрым молитвенным наступлением сделаешь его стрелы бессильными. Враг использует различные средства нападения, ты же не устрашайся, воспринимай это естественно, «наступая» на все то, что он предпринимает — в этом дух победы воина Христова.

25. Если ты будешь отвечать одной единственной молитвой на каждый помысл врага, получится просто обмен ударами, и дела не будут продвигаться. Ты должен ударить по врагу непрестанной молитвой в тот самый момент, когда он собирается совершить нападение, как бы наступая на его натиск и не позволяя ему напасть во второй раз. «Наступать» — совсем не означает суетиться и торопиться; наступают собранным духом и, разумеется, с тем, чтобы не позволить помыслу снова пойти в атаку. Одним словом, речь идет о том, чтобы в мысленном поединке с помыслом всегда быть первым в наступлении. Хотя и говорится, что с помыслом нужно кончать единым разом, это не означает, что следует поспешно на него бросаться, необходимо его мгновенно подавлять непрестанной Иисусовой молитвой и силой благодати Божией, которая приходит к тем, кто самоотверженно борется за чистоту сердца.   

26. В духовной брани также чрезвычайно важно подавлять врага до тех пор, пока не уловишь момента его ослабления. Если упустишь это мгновение потери его крепости, он может восстановить свои силы и с еще большей яростью атаковать тебя. В поединке с помыслом наступает миг, когда тот начинает истощать свою энергию и разрушаться. Если пропустишь это мгновение, враг может восстановить силы, обрести крепость, и с ним уже ничего не поделаешь. Подавлять помысл и атаковать его следует со всей силой духа и сразу. Действуй так, чтобы мысленный враг уже не поднялся. Следует хорошенько понять значение этого действия. Без него приходится долго возиться и можно снова запутаться. 

27. Если ты поставишь себя на место врага, то увидишь, что он втайне ощущает злобную беспомощность от того, что все в мире обращается против него, несмотря на его отчаянные усилия изобразить повелителя душ. В этом его слабость и в этом заключен глубокий смысл. Обычно думают, что враг чрезвычайно силен и придают большое значение защите, занимая положение постоянной обороны. Но если хорошо знаешь приемы борьбы с помыслами, представляешь, как победить противника и надеешься на помощь Божию, нет оснований для беспокойства. Если же будешь думать, что встретился с тем, кто очень силен и искусен в бранях, кому невозможно противостоять, то утратишь веру в помощь Божию и обязательно будешь побежден.   

28. Бывает так, что когда ты сражаешься с помыслом, ты понял, что силы равны. Тогда следует изменить те способы, которые ты применял, и побеждать иными средствами. Следует как можно скорее изменить то, что применялось ранее, и побеждать врага способами, которых он не ожидает: можно вслух, громко читать молитву, или делать земные и поясные поклоны с Иисусовой молитвой, если позволяет обстановка, читать вслух Евангелие, или молиться, ходя по тропинке, или писать молитву в тетради или же исповедаться, если это возможно. Немедленно изменяй свою тактику борьбы с помыслом, определи его силу и добивайся победы посредством изменения приемов, находя самый подходящий.   

29. Иногда может быть так, что ты не можешь понять намерений врага, который начинает тревожить твое сердце, находясь на некотором отдалении и нарушая мирное состояние твоей души. Покажи, что ты собираешься провести мощную молитвенную атаку, и сразу увидишь, насколько силен противник. Узнав же о его намерениях, сможешь победить с помощью различных соответствующих моменту средств. Когда помысл приближается (а увидеть приближение помысла до его сближения с сердцем — очень важно!) и ты не знаешь, что он задумал, сделай вид, что собираешься нанести ему удар молитвой — и он проявит свои намерения и свою сущность. Узнав их, применяй соответствующие приемы и непременно победишь. Но если промедлишь, потеряешь нужный момент и будешь побежден.   

30. Меняй приемы, вырывай у противника инициативу и победишь. Подавляй намерения врага соответствующими средствами, отстаивай со всей решимостью свое стремление к Божественной свободе ведущей к победе, и овладевай инициативой. Когда заметишь, что враг суетен, спешит в нападениях, старайся собрать воедино все свое бесстрастие и невозмутимость духа. Затем действуй молитвой быстро и сильно, не отвлекаясь на помыслы и не подчиняясь их воздействию, стойко утвердись в непрестанной молитве собранным воедино сердцем, и сможешь победить. Иногда в единоборстве с помыслом делай вид, что расслаблен и телом и духом, а затем, уловив ослабление помысла, быстро и сильно иди в наступление молитвой — и победишь. Учись мгновенно наступать на врага в тот момент, когда он не в состоянии ничего предугадать, нападай первым, чтобы твое решение было преобладающим над действиями помысла — это очень важно для того, чтобы его одолеть. Следует приближаться к помыслу сперва медленно, с внимательным рассмотрением его силы и слабости, а затем быстро атаковать молитвой; не давай никогда помыслу укрепиться и подчинить тебя его парализующему влиянию, усиливай расстройство помысла и ослабляй его своей собранностью в молитве — извлекай из этого преимущество и достигнешь победы. Все это следует глубоко прочувствовать сердцем.  

31. Есть и другая тактика в борьбе с помыслом: делай нечто, что враг не ожидает — в неизвестном всегда таится угроза. Постигай его намерения быстро, как молния и извлекай выгоду из этой угрозы — так обретешь победу. Быстрота постижения намерений злой силы во многом зависит от чистоты сердца. Если в схватке с помыслом ты никак не можешь на что-то решиться и твоя воля подавлена злой энергией помысла, прочувствуй чуждость и враждебность для души этого помысла, узнай в этом состоянии, как не поддаться врагу, как победить его — и побеждай с помощью молитвы.   

32. Когда ты противостоишь большой силе, которую трудно атаковать — хорошенько рассмотри помыслы и наступай молитвой на главный помысл. Уничтожив главный помысл, уничтожишь и дух главных сил врага. Однако и тогда, когда устранены сильнейшие помыслы, необходимо атаковать остальные помыслы и победить их.   

33. Очень важно не давать врагу быть хоть в чем-то уверенным в отношении нас. Расстраивай натиск помысла тем, как будто собираешься сделать то или это, двинуться туда или сюда, быть быстрым или медленным, выйдя из оцепенения, которым враг парализует твою волю, расстроив его натиск непрерывной нерассеянной молитвой, сразу поймешь, как его победить. Воспользовавшись расстройством и ослаблением натиска помысла, сможешь свободно победить — в этом и состоит дух поединка с помыслом.   

34. В сильных и затяжных бранях с помыслами, когда противостоят большие силы и противник силен, нужно уметь смешать его ряды, бросившись на одни помыслы, увидев там растерянность, немедленно атаковать молитвой другие помыслы. Повергаешь один помысл, заставляешь отступить другой, вновь атакуешь. Поняв силы врага и направление его удара — обычно, это разнообразные бесчисленные помыслы, разжигающие в душе восемь страстей: чревоугодия, сребролюбия, блуда, гнева, печали, уныния, тщеславия и гордости — нападая сильно, с твердым намерением не отступать ни на шаг, обретешь способность непременно побеждать.   

35. Лучше всего всегда видеть врага слабым, а себя сильным не своею силою, а в помощи благодати Божией, и покончить с ним одним разом. Так и в большой брани с помыслами — если видишь, что они малочисленны (а хоть бы их было и много) — как только враг придет в расстройство и ослабеет в натиске, немедленно собирай силы воедино и повергай его непрестанной молитвой. Если не повергнуть его окончательно, он может прийти в себя. Следует хорошенько запомнить, что, расстроив и ослабив помысл, следует не отпускать, а решительно повергать его. Так же, если сражаешься с помыслом один на один, если он слабее тебя и готов бежать, не давай ему перевести дух, но повергай сразу. Самое важное — не позволять врагу хоть немного оправиться.

36. Сражаясь с помыслом, очень вредно часто повторять один и тот же прием. Иногда приходится что-то повторять второй раз, но делать это же в третий раз нельзя. Применив какой-либо прием против помысла и не добившись успеха, не стоит пробовать еще раз. Например, некоторые, подвергшись сильной брани от врага, убегают от людей, чтобы там прийти в себя и помолиться. В первый и второй раз это может получиться, но, в конце концов, враг достанет и там. Попробуй применить к нападающему помыслу что-то другое, чтобы остановить и парализовать его, если и это не получится, пробуй опять что-то новое: не оставляй лишь нерассеянную непрестанную молитву и учись быть готовым к борьбе с мысленным злом в любых обстоятельствах и условиях. Таким образом, когда враг ожидает одно, давай ему другое — таково искусство мысленной брани.   

37. Когда сражаешься с помыслом и внешне при этом кажется, что побеждаешь, не верь ему в глубине своей души, если ты сердцем чувствуешь, что его дух еще не признает поражения. В этом случае следует немедленно изменить свой подход и преодолеть сопротивление помысла, необходимо сделать так, чтобы помысл сам признал свое поражение — и чтобы ты сердцем почувствовал это. Когда ясно, что помысл побежден окончательно, нет необходимости обращать на него дальнейшее внимание. В противном случае нужно продолжать наблюдать за ним. Если у помысла сохраняется сила, его нелегко победить.

38. Когда ты сражаешься с помыслом и обнаруживаешь, что запутался и не можешь решиться на какие-то действия и начинаешь ослабевать в стойкости, отбрось свой первоначальный план, настрой себя на то, что начнешь что-то новое — и, приняв такое решение, сможешь найти способ победить. Этот способ применяется тогда, когда ты обнаруживаешь себя в тупике, в этом случае немедленно меняй приемы, ищи другие способы и сможешь победить.  

39. Когда сражаешься с помыслом, случается, что ты обращаешь много внимания на мелкие детали схватки и оказываешься в тупике. В этом случае мгновенно отбрось чрезмерное сосредоточение на мелком и сразу же переключись на главное, изменение малого на большое — одно из преимуществ искусства борьбы с помыслами. Это следует помнить и держать в сердце. Нельзя забывать об этом приеме ни в брани со многими помыслами, ни в единоборстве с одним помыслом.   

40. Если рядом с тобой в уединении близкие тебе по духу люди, прибегай к совету с ними и даже к открытию вслух мучающего тебя помысла. Помысл начинает разрушаться, если его открыть опытному человеку, которому доверяешь. Для этого нужно умение владеть обстоятельствами. Такое владение приходит вместе с даром духовного рассуждения. Посредством овладения искусством борьбы с помыслами мгновенно становишься подобным несокрушимой скале, так что никакой помысл не может поразить тебя, ничто не сдвинет тебя с места. Передается изустно тому, кто усвоил основные уроки мысленной брани и чье сердце обрело непрестанную молитву.  

41. Вышеозначенное не что иное, как изложение вещей, о которых наши Отцы — православные пустынники и отшельники неустанно размышляли в уединении. Сейчас мы пробуем изложить их бесценный духовный опыт, переданный нам. Поэтому последовательность начального и последующего несколько смешана, но ведь нелегко говорить о нем подробно. Тем не менее, для того, кто взялся изучать данное искусство, все изложенное должно врезаться в сердце. С молодых лет наши Отцы вступали, горя духом, на путь борьбы с помыслами, смотрели и слушали, как живут и молятся другие монахи, и учились у них лучшему. Среди них наши Старцы видели святых людей, но большинство монахов не обладало истинным духом. Хотя, конечно, они и считали, что изучают эти вещи, дисциплинируют свой ум и усиленно постятся. Все это, на самом деле, без чистоты сердца, внимания и смирения, наносит ущерб борьбе с помыслами, который в дальнейшем нелегко устранить. Указанное стало причиной упадка истинного пути Богопознания и угасания искусства борьбы с помыслами. Истинное искусство мысленной брани с помыслами состоит в том, чтобы сразиться с помыслом и победить его, этот духовный закон будет всегда неизменным. Обретя мудрую силу Божественной благодати в борьбе с помыслами и немедленно применив ее, не будешь иметь никаких сомнений в отношении своей победы и спасения.   

Одни монахи много внимания уделяют большому количеству молитв, другие — в основном, полагаются на пост и поклоны. Есть такие, которые полагаются лишь на изучение книг или на длительное чтение богослужебных текстов и думают, что это и есть духовный путь. Другие изобретают большое количество дополнительных средств: скамеечки, положения тела, дыхание и прочее, учат, как правильно сидеть, дышать во время молитвы, и этим стараются постичь сущность духовного спасения. Все это не есть истинный путь искусства борьбы с помыслами, хотя сказанное не устраняет некоторые вспомогательные средства. Есть монахи, у которых взгляд суживается исключительно на технике молитвы: они изучают различные приемы молитвы, удержание внимания и практикуют полное молчание — неужели они надеются побеждать помыслы лишь такими средствами? И то, и другое определенно не есть истинный путь искусства борьбы с помыслами и Богопознания.

Есть монахи, чрезвычайно привязанные к большому количеству молитв. Их можно рассматривать, как наиболее традиционное направление. Они полагают, что возможно достичь победы над помыслами лишь простым повторением большого количества молитв, но, в то же самое время позволяют своему уму постоянно расхищаться помыслами, и так остаются без плода. Причина этого в том, что они не знают принципа победы над мысленным врагом любым возможным способом и считают достоинством простое повторение молитв. Соответственно, попытка выиграть мысленную брань с врагом не преимуществами искусства борьбы с помыслами, а простым повторением молитвы есть не что иное, как недостаточное постижение монахом самой сути очищения сердца, и должно рассматриваться как ненадежная практика. Если в схватке сойдешься с помыслом тесно, то простого повторения молитвы недостаточно — зачастую воля ослабевает настолько, что как бы парализуется злой энергией помысла и молитву говорить становится чрезвычайно трудно, а иногда — невозможно! Так что гораздо сподручнее сражаться с помыслами тому, кто имеет в сердце непрестанную самодвижную молитву, укрепляемую благодатью Божией! А она приходит в сердце лишь тогда, когда монах решится буквально до крови стоять в молитве против всякого помысла и сделает сугубую внимательную молитву самой своей жизнью во Христе. В этих суровых мысленных бранях за очищение своего сердца от пленения помыслами монах приходит к глубокому пониманию самой сути покаяния и смирения и стяжает спасительную благодать Божию, которая проявляется в сердце как непрестанная самодвижная молитва, ибо «закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти» (Рим.8:2).

Не следует иметь привязанность к какому-то молитвенному способу — он может подвести, а благодать Божия и сила Святого Духа не подведут никогда. Тогда даже слабый человек, имеющий поддержку и милость Божию, может противостоять и победить неисчислимое количество помыслов и даже уничтожить их все! Собираться победить с помощью одного лишь механического повторения молитвы не есть истинный путь. В миру считается, что если человек имеет хорошую память и знает наизусть множество длинных молитв — то ему нет нужды в короткой Иисусовой молитве. По этой причине используют все наиболее длинные молитвы, считая знание их достаточным, чтобы противостоять врагу, и так терпят полный крах при первых же нападениях изощренного в коварстве и злобе мысленного врага. Но и намерение достичь победы над помыслами механическим повторением короткой молитвы — подобно заклинанию, малополезно и неверно. К тому же выжидать оплошности врага значит во всем занимать оборонительную позицию, когда у врага появляется много возможностей для нападения и пленения нашего сердца. Если же пытаться механическим повторением краткой молитвы победить целую толпу помыслов, это не приведет к победе при большом количестве помыслов. Те, кто пользуется механическим повторением краткой молитвы не могут свободно менять тактику уничтожения помыслов; все они занимают оборонительную позицию, лишь уходя в защиту и отражая удары врага — это не то, что нужно на этом тяжелом и суровом пути очищения сердца.   

Истинный путь достижения победы над мысленным злом — это хранить себя под покровом благодати Божией, разгонять помыслы непрестанной молитвой, приводить их в смятение Божественной благодатью и сокрушать их силой Святого Духа. Главная цель искусства борьбы с помыслами — очистить сердце от помыслов, желаний и страстей и достичь Богопознания. Но для того, чтобы достойно завершить свой духовный путь, жизненно важно уметь сокрушать врага нашего спасения непрестанной молитвой и мгновенно его поражать. Люди этого мира в повседневной жизни пассивны и робки при нападении помыслов и не знают, как отбивать их, они мгновенно впадают в панику и считают неизбежным подчиняться любым помыслам. Они пробуют утвердить свою жизнь на таком зыбком основании — безоговорочном подчинении врагу, поэтому в брани он будет вести их за собою. Путь же борьбы с помыслами, будучи прямым и истинным, ведет к тому, чтобы посредством правильных духовных принципов преодолевать врага и низвергать его, и, в конце концов, полностью освободиться от его домогательств. Большое количество длинных молитв иногда используется в богослужениях, где они составляют саму основу церковной службы. Если их заучивают и читают те, кто удалился в уединение, то часто это делается лишь для того, чтобы произвести впечатление на людей и для удовлетворения собственного тщеславия. Святые молитвы делаются вещью для продажи; когда новичок видит и слышит много молитв, такое длительное молитвенное чтение глубоко его впечатляет. В искусстве борьбы с помыслами это отвергают. Низвержение зла и уничтожение его в самом себе — этот момент ничем не заменишь. И для тех монахов, которые знают особенности борьбы с помыслами, и для тех, кто их не знает, а также для живущих в миру — открывается не так уж и много способов повергнуть помысл Иисусовой молитвой или какой-либо иной молитвой. Собственно, раз на пути борьбы с помыслами основной считается Иисусова молитва, то способов ее применения не может быть много. Тем не менее, в зависимости от места и в соответствии с обстоятельствами, существует несколько приемов. Помимо этого, в дополнение, существуют способы победить помысл, используя молитву с дыханием, молитву с поклонами, молитву с длительным стоянием или сидением на скамеечке, но все это еще не есть истинный путь. При попытках сразить сильный и злобный помысл не помогут ни дыхание, ни поклоны, ни скамеечки. В искусстве борьбы с помыслами побеждают врага, подавляя его силу, полным самоотречением тела и духа, а также совершенным смирением, целомудрием и бесстрастием, укрепляемых благодатью Господа Иисуса Христа.   

Ошибочно придавать основное значение приемам. Смысл борьбы с помыслами в том, чтобы сделать все обстоятельства неблагоприятными для врага. Положение тела — стоять или сидеть есть нечто изменяющееся в соответствии с обстановкой, когда нападают помыслы, и это скорее предосторожности, которые предпринимаются для укрепления собственных позиций. Все это подразумевает непоколебимость и стойкость твоего духа вместе с совершенным неприятием всех помыслов, когда они нападают на тебя — таково непременное значение мысленного поединка с врагом. Овладеть умом и победить помыслы — значит, отречься от себя самого. В искусстве борьбы с помыслами — пути побед и поражений, главное — стремиться любой ценой захватить инициативу, а это совершается умом с помощью непрестанной молитвы. Принять определенное положение для молитвы — стоя или сидя, или прибегать к помощи дыхания, означает быть в состоянии ожидания приближения помысла и дать ему возможность захватить нашу волю врасплох.   

Путь побед и поражений в борьбе с помыслами подразумевает сбивание врага с наступления, проведение действий, о которых он и подумать не может. Приводить в смятение и низвергать его окончательно — другого выбора у нас нет. Так что если говорить о победе, то для нее вреден оборонительный дух, который связан с положением тела. Именно по этой причине нужно быть готовым сражаться с врагом в любых обстоятельствах и всеми доступными средствами. Когда инициатива у врага, а не у тебя, сражаться во много раз труднее. Принять определенное молитвенное положение или начать делать поклоны хорошо, но это не всегда возможно и означает то же самое, что быть мишенью, в которую все кому ни лень, мечут стрелы. Когда поражаешь помысл, твой ум должен быть живым, сообразительным, отринувшим всякую робость и малодушие, чтобы наносить врагу удар любыми молитвенными приемами, черпая силу и помощь в смирении и непрестанной молитве.   

Если станешь сосредоточиваться на чем-то второстепенном — размеренном дыхании, механическом повторении молитвы, правильном положении тела, то уведешь внимание в сторону и будешь разбит. Так, например, игрок в мяч, хотя и не следит за ним постоянно, может наносить по мячу всевозможные удары, ему нет нужды постоянно следить за мячом, потому что он к нему привык и может видеть и чувствовать его не глядя. Так и в искусстве борьбы с помыслами, если ты привык с ними сражаться, то сможешь видеть внутренним взором приближение и намерения врага уже издалека — это особенно важно! Сосредоточение внимания в искусстве борьбы с помыслами подразумевает собрание воедино внимания ума на своем сердце, которое приобретает способность видеть состояние и развитие помысла на любой стадии его атаки. Таким внимательным умственным взглядом видят дух помысла, видят сопутствующие второстепенные помыслы, ясно различают в целом всю ситуацию мысленного сражения, слабости и силу обеих сторон и мгновенно находят быстрый способ обрести победу. При сосредоточении внимания на незначительных деталях забывают обращать внимание на главное — на свое сердце, а именно туда и целит невидимый для рассеянного ума враг. Это уводит сознание в сторону и упускается верная победа.

Есть хороший способ Иисусовой молитвы во время ходьбы или прогулки, когда каждое слово молитвы произносится на каждый шаг соответственно. Это очень хороший прием для молитвенного навыка при ходьбе. Но существует много разных мест — болота, ручьи, узкие горные тропы, каменистые равнины, где нелегко говорить слова молитвы на каждый шаг, если приходится отражать нападение помысла. Мы следим за приближением противника и реагируем разными молитвенными приемами, которые соответствуют обстановке. Очень важен момент упреждения помысла, но если самонадеянно поспешить атаковать помысл, не зная его намерений, то можно открыться, ослабить себя и если он войдет в сердце, то победить такой помысл будет нелегко. Но, с другой стороны, если промедлишь, то можешь не уловить момент, когда он смешается, упустишь верную победу и не сможешь добиться ее быстро. Вовремя замечай расстройство и ослабления помысла, не давай ему прийти в себя — в этом залог победы.  

Скорость чтения молитвы не есть истинный путь борьбы с помыслами. Понятие скорости молитвы, то есть, быстрее или медленнее, появляется тогда, когда не соответствуешь изменению обстоятельств. Молитва настоящего подвижника не выглядит быстрой. Например, есть монахи, читающие в сутки огромное число молитв. Это не значит, что они спешат все время в своей молитве. Неумелый монах будет молиться все сутки, тем не менее, не прочитает столько молитв. Быстрота, спешка в молитве не идет впрок, поскольку не совпадает с изменением обстоятельств, разумеется, слишком медленное чтение молитвы также не приносит существенной пользы. То, как молится опытный монах, выглядит неспешным, но и своевременным. Спешка особенно нехороша в искусстве борьбы с помыслами. Позволь сердцу самому определить скорость молитвы. Действуй размеренно и никогда не опоздаешь. Опять же, если враг спешит, старайся сдерживаться и будь спокоен и внимателен, чтобы он не смог тобой управлять. Эти приемы и умения требуют тщательных упражнений.   

В искусстве борьбы с помыслами нет ничего отдельно внешнего или внутреннего — все это едино. В действительной схватке с помыслом никто не сражается «внешне» и не повергает врага «внутренне». Вначале изучай приемы, которые можешь быстро усвоить и применить, то, что сложно, постигай и усваивай постепенно, одно за другим, тогда становится видно, что ты умеешь правильно пользоваться молитвенным действием.   

В первую очередь, с помощью советов своего Старца, следует избавиться от ложных идей и представлений о духовном пути, стать и укрепиться на собственном пути борьбы с помыслами и Богопознания, стяжания чистоты сердца и ума и обретения Божественной благодати, в которой не было бы сомнений — таково правильное обучение искусству борьбы с помыслами. Жить по помыслам, действовать по желанию, поступать по страсти — путь гибели. Освободиться от помыслов, отвергнуть желания и победить страсти — путь спасения. Следует глубоко это осознать. Кроме этого нужно добавить, что подобные мысленные брани с помыслами попускаются Богом не всем подвижникам, и также не все могут жить в уединении и подвергаться такому ожесточенному нападению помыслов. Хотя можно было описать различные техники и детали этого сложного и жизненно важного искусства, мы не стали этого делать, а также и называть. Причина этого в том, что описание различных техник и приемов в борьбе с мысленным врагом разнится в зависимости от сознания каждого человека и такие средства определяются опытным Старцем, прошедшим этот суровый путь. Самое важное в этом искусстве из искусств — сохранять в сердце постоянное внимание и непрестанную молитву.   

В этом разделе изложено кратко понятие чистоты сердца. Чистота сердца — это отсутствие в сердце всего, что не Бог, отсутствие всего лишнего. Чистота сердца — это то, чего нельзя узнать с чужих слов тому, кто ее не достиг. Зная то, что есть, постигнешь то, чего нельзя узнать — это и есть обретение чистоты сердца, ибо    «чистые сердцем Бога узрят» (Мф.5:8.). Ученик, правильно воспринимающий искусство борьбы с помыслами, совершенствующий свое умение во всех разделах этого искусства, знающий, как хранить непрестанной молитвой свое сердце от помыслов, не допускающий искажений и отклонений в душе, не ленящийся никогда — ни днем, ни ночью в обретении добродетелей по Евангельским заповедям, оттачивающий сердечное зрение и духовную интуицию, никогда не гневающийся и не раздражающийся, отвергающий мирские привязанности и всем сердцем возлюбивший Христа, как истинного своего Спасителя — постигает по Его милости, что есть истинная чистота Сердца: «Невозможно стяжать Иисуса иначе, как трудом, смирением и непрестанной молитвой» (1.63. Древний патерик. Св. Тора Афон. 2009).

Неочищенное сердце постоянно впадает в плотские привязанности и ложные представления, влекомое лживыми помыслами. Ты же, став на суровый путь очищения сердца непрестанной молитвой, будучи верным заповедям Христовым — понимай все правильно, действуй лишь в благодати Божией, сделай чистоту сердца своим путеводителем ко Христу, а искусство борьбы с помыслами рассматривай как обретение полноты благодати во Христе. В чистоте сердца есть одно благо и нет никакого зла, есть мудрость, есть добродетели, есть путь хранения сердца от помыслов, желаний и страстей, чистое сердце — это сам Христос. Благодаря искусству борьбы с помыслами, рассеянный и блуждающий ум привлекается действием внимательной молитвы в сердце и соединяется с ним, а молитва становится непрестанной. Так происходит рождение нового человека, новой духовной личности, чье сердце, очищенное от помыслов, желаний и страстей, стало обителью Отца и Сына и Святого Духа. 

 

  ----картинка линии разделения----